шендерович про кремнивую долину

LORD

в начале сравнил калифорнию и массачусеттс.
потом упомянул про вертикаль власти (см. про петропавловск-камчатский).
далее путин, грызлов.
особо мужик понравился, который дозвонился и поблагодарил шендеровича за храбрость.
блин, не зря его новодворская уважает!
http://echo.msk.ru/programs/personalno/664666-echo/
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Добрый вечер.
О. ЖУРАВЛЁВА: Телефон для связи при помощи текста - +7-985-970-45-45 begin_of_the_skype_highlighting              +7-985-970-45-45      end_of_the_skype_highlighting begin_of_the_skype_highlighting +7-985-970-45-45 end_of_the_skype_highlighting, а при помощи голоса свяжемся чуть позже по номеру 363-36-59, код Москвы 495, чуть-чуть попозже .Видео-трансляция на сайте для тех, кто хочет видеть Виктора Шендеровича даже на Новостях. Новостей у нас огромное количество. Есть, например, как всегда, интересно посмотреть, чем занимается президент. Президент сегодня занимается наукой и нашим будущим. И наконец-то уже решено, где будет Кремниевая долина. Свершилось!
Российская Кремневая долина будет простроена в Сколково, всё уже ясно, Сурков уже объяснил, как там будет всё выращиваться, как оттуда всё пойдёт по всей стране. Сурков, возглавляющий рабочую группу в середине февраля в интервью «Ведомостям» сказал, что в российскую Кремневую долину будут пересаживать инновации, которые сперва вырастят в кластерах отечественные корпорации.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: А по-русски?
О. ЖУРАВЛЁВА: И всё это в Сколково будет куститься потом. Ну, не знаю, может у Вас есть своя версия? Там уже бизнес-школа была заложена некоторое время назад. Вообще, Сколково будет скоро центром мира, я так понимаю.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нью-Васюки.
О. ЖУРАВЛЁВА: Ну, типа да.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Тут есть несколько задач. Есть задача освоения финансирования, она будет успешно решена, тут я спокоен. Будет финансирование, и его освоят. Тут можно быть спокойным.
О. ЖУРАВЛЁВА: Ну а вдруг?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: По поводу?
О. ЖУРАВЛЁВА: Ну а вдруг придут молодые, под этим флагом президентским действительно что-то заработает, начнётся жизнь.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Давай попробуем не отшучиваться. Молодые и способные есть, наверное - не все в Силиконовой долине, хотя очень многие, и в других местах... Молодые, способные есть - без иронии. Дальше этот молодой способный… сравним его жизнь в Силиконовой долине и в Кремниевой, в Сколково. В Силиконовой, как известно, на коленке в гараже два человека что-то делают, такую фиговинку, Интернет, она завоёвывает рынок, и они становятся миллиардерами. Инновация идёт, то, что они изобрели, продвигает мир дальше, а их делает миллиардерами. Довольно подробно об этом писал Гарри Каспаров, в «The New Times» разбирал со знанием дела эту историю. Потому что Силиконовая долина, даже в свободной Америке возникла в самом свободном штате, даже не в Бостоне…
О. ЖУРАВЛЁВА: как должны такие вещи происходить? Должно быть самозарождение жизни?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Там было самозарождение жизни, потому что самая большая свобода, самый льготный инвестиционный климат. Даже по американским меркам самое низкое участие государства, самая маленькая централизация, просто приходи, делай, вот твои мозги, вот твои инновации…
О. ЖУРАВЛЁВА: Уже в нынешние годы, что со своей стороны должна делать власть в идеале?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Власть со своей стороны должна к чёртовой матери уйти и дать людям возможность... Вот в 90-х годах приснопамятных, когда выяснилось, что власть не может накормить народ - речь не об инновациях тогда шла, а об «накормить»... Власть сделала самое лучшее, что она могла сделать – она устранилась. Она сказала: «Мы вас не будем наказывать за то, что вы будете зарабатывать деньги».
О. ЖУРАВЛЁВА: А у нас тоже никто не наказывает за зарабатывание денег.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Тогда власть устранилась. И выяснилось, что есть товары, есть еда, дикий рынок, челночники... Помните, с чего начиналось, да? Государство - самое мудрое, что оно сделало – оно ушло к чёртовой матери. И люди сами себя, как-то более-менее… самоорганизовались на начальном этапе. С инновациями сложнее история, я думаю. Но даже в Америке, в свободной Америке, этот феномен возник в самом свободном месте - там, где государство совсем не мешало. И отдача была, я ж не сравниваю со Сколково, я сравниваю с Массачусетсом - не я, а аналитики. В десятки раз выше отдача в Силиконовой долине, чем в Массачусетсе, где вбуханы были деньги в университет, где это было сделано централизовано. Но это - Бостон. Это точка отсчёта бостонская. Теперь наши точки отсчёта. У меня простой вопрос. Что, крышевать не будут? Не будет туда заходить ОМОН, власть?
О. ЖУРАВЛЁВА: А вот вдруг не будет!
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Сурков не велит? Он скажет: «Крышуйте в соседнем посёлке, а тут не крышуйте»? Как это может быть, что посреди бандитского, извините, государства, где крышевание – это норма, т.е. даже мы не ощущаем это как преступность, это такой воздух, мы этим дышим, да? Мы же не можем перестать дышать. Я выхожу утром - мы дышим тем воздухом, который есть. Нас нельзя обвинять, что у нас в лёгких не то, что на Таити, другой воздух. Мы дышим воздухом коррупции. Уже придышались. Как можно сделать так, чтобы туда никто не зашёл? Чтобы там не было крышевания, чтобы никто не попытался своровать, присосаться и отпилить… везде пилят - почему там не пилят? Туда пойдут очень большие деньги. И что, кто-то не отпилит? Кто-то из тех, кого мы знаем, кто имеет доступ к бюджетам. Почему они вооружение пилят…
О. ЖУРАВЛЁВА: Вы ни во что не верите! Вы страшный пессимист.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, наоборот, я верю в здравый смысл. Я не верю в возможность существования города Солнца, посреди босховского ада.
О. ЖУРАВЛЁВА: А города Сочи среди ада?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Города Сочи – тоже самое. Я верю в здравый смысл. Я понимаю, что если дан один тоннель к месту проведения игр и есть миллион гостей, то… У меня есть здравый смысл (мне кажется, что есть). По-крайней мере, я пытаюсь опираться на него. Я думаю, что это закончится тем же, что и всё остальное. Ещё раз говорю – две разные задачи. Те, кто это делают - их задача будет выполнена, так же, как Сочи. Задача распила «будет делаться и делается уже», как сказано у Маяковского, «работа адовая». А что касается Силиконовой долины… я писал про это, что может долина будет кремневая, а запах аммиачный, потому что запах - общий. Невозможно! Банальная вещь, слабость системы определяется слабостью слабейшего звена. Невозможно посреди этого построить что-то принципиально другое.
О. ЖУРАВЛЁВА: С чего тогда нужно начинать? Нам говорят и про реформу МВД, и перестановки во ФСИНе, за что хвататься? Президент один, а проблем много.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Одна из которых – он сам.
О. ЖУРАВЛЁВА: Так, понятно…
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я хочу сказать, не отшучиваясь. Начинать надо со здравого смысла. Здравый смысл и опыт исторический показывают, что там, где наступает настоящая политическая конкуренция, там через какое-то время разные проблемы - разные, такие-сякие, десятые, - решаются лучше, эффективнее. Это проверено!
О. ЖУРАВЛЁВА: А выборы последние, какие-то намёки на политическую конкуренцию Вам лично сделали?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, но это с чем сравнивать. Если с выборами в Москве, то немножко отрыгнуло. Уже был перебор совсем, и власть немножко попросила утихомириться своих, сказала: «Не давите уж так».
О. ЖУРАВЛЁВА: нет, просто откровенно Медведев сказал, что нельзя иметь однопартийный парламент.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, вынули чёрный платок, махнули, избрали в Москве, вынули платочек беленький, избрали другое. То, что Вы называете выборами, всё равно не выборы в европейском смысле слова.
О. ЖУРАВЛЁВА: Я не понимаю. Иркутяне считают, что они приняли решение и выбрали такого мэра, которого им надо.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Они выбирали из того, что было можно. В стране есть определённая система допуска на эти выборы. Нет свободной прессы, нет независимого суда, невозможно выдвинуться всякому, кто хочет. Это выбор между разными частями номенклатуры. Человек не из номенклатуры не может попасть в список.
О. ЖУРАВЛЁВА: А власть сейчас придумает такой хитрый ход и по-тихому скажет своим подчинённым и нижестоящим: «А пусть, кто хочет». И настанет демократия сама собою.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Демократия, как Вы прекрасно знаете в те минуты, когда не придуриваетесь, демократия – это не цель, а инструмент. Она не может - настать. Это инструмент, который работает.
О. ЖУРАВЛЁВА: А как же самозарождение жизни?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Работает или не работает. Демократия как инструмент работает таким образом, что когда существует политическая конкуренция, действительное разделение властей, то тогда через какое-то время начинает этот механизм работать. Никакой Норвегии не будет на следующий день после того, как власть оставит нас в покое и даст возможность самоорганизовываться. Норвегии не будет, но может быть не будет Ташкента - может быть мы пойдём в сторону от Ташкента.
О. ЖУРАВЛЁВА: Но анархия всё равно возникнет так или иначе.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Анархия возникает там, где нет других систем управления. Анархия не возникает в Норвегии. Норвегия обойдётся без анархии, потому что там система прозрачная и удобная для граждан страны. И власть конечно не выражает прямо интересов всего общества, но очень сильно связана с этими интересами многими нитями. Там, где есть прозрачная система выборов, политическая конкуренция, свобода слова, независимый суд, там возникают норвежские отношения власти с обществом - когда общество контролирует власть множеством разных контролей, от общественных организаций до открытых смет.
О. ЖУРАВЛЁВА: Вот об этом пишет наш слушатель.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Но - там не будет анархии, а вот если завинчивать рычаги, то в тот момент, когда завинчивают клапаны, когда котёл лопнет, - тогда наступает анархия.
О. ЖУРАВЛЁВА: Судя по тому, что пишут наши слушатели, что мы сами наблюдаем уже не первую неделю, как раз о развинчивании идёт речь. «Последние новости радуют, - пишет наш слушатель. В случае с ДТП на Ленинском и живым щитом на МКАДе сработала обратная связь. Власть пошла на уступки возмущённой общественности». Общественность возмутилось по поводу установления процента при оплате ЖКХ. Общественность ещё на улицы выходила в некоторых городах. И власть реагировала. Так что-то меняется?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Безусловно, очевидно меняется. Только как всегда, рискну сказать, изменения отстают от напора. Издалека виднее – вот история горбачёвская. Он пытался реформировать систему, но явно давление в системе опережало шаги. Почему Советский Союз и распался. Весь путь, который они могли пройти в реформировании этой системы, они прошли. А напор был больше, горлышко было уже, чем это требовалось для напора, поэтому разнесло систему. Сейчас на двенадцатом годе этого завинчивания - начали отвинчивать. Давление уже очень большое. Но сейчас происходят такие спорадические…
О. ЖУРАВЛЁВА: Спуск пара?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Отчасти спуск пара. Я даже верю в искренность тех, кто пытается что-то изменить такими путями. Я только сомневаюсь в эффективности этого, потому что - отстают. Потому что надо возвращать, менять систему. Не реформировать, не модернизировать - потому что создана система… она не то чтобы недостаточно хороша - она для другого создана! Она создана для завинчивания. Мы строили вертикаль.
О. ЖУРАВЛЁВА: А нам нужна горизонталь.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: А Россия, - как сказал Горин, - страна горизонтальная. Она по факту горизонтальная. Нужно возвращаться к опробованным от Норвегии до Чили системам управления, демократическим системам. Администрация сколько может в рамках собственно администрации, где за скобки выносится то, что они у власти. Это выносится за скобки. Мы у власти, а дальше мы что-то реформируем. Но так не бывает. То есть, так бывает, но плохо заканчивается.
О. ЖУРАВЛЁВА: Для этого Путин должен уйти в отставку?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Для этого, для этого. Он должен не сам уйти, он должен унести с собой свою систему управления.
О. ЖУРАВЛЁВА: Медведев же из этой системы выпущен.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: В этом и проблема, что он выпущен. Мы не знаем, кем он выпущен, мы не знаем, можем только догадываться о степени свободы выпущенного. Ведь - какого размер этот загончик, в который его пустили погулять?
О. ЖУРАВЛЁВА: Я думаю, что об этом Вас слушатели спросят сами, потому что ни один вопрос на сайте касался этой акции «Путин в отставку». Наш номер в студии 363-36-59, код Москвы 495, звоните, задавайте свой вопрос Виктору Шендеровичу. Только постарайтесь его сформулировать так, что когда вы попадёте в прямой эфир, вы бы его сразу высказали, не раскачиваясь. Алло! Здравствуйте! Слушаем Вас!
СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день. Владимир Владимирович.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Замечательно!
СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Мой вопрос. Вы знаете, в принципе, я не первый день в тяжёлой жизненной ситуации.
О. ЖУРАВЛЁВА: А вопрос в чём?
СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): А может ли «Эхо Москвы» помочь мне выйти на СМИ, которые опубликовали бы мою тяжёлую жизненную ситуацию? Потому что она является похожей на ситуацию…
О. ЖУРАВЛЁВА: Всё понятно. Спасибо большое. К сожалению в этой программе мы не будем публиковать жизненную ситуацию. Пишите на сайт, куда угодно, масса есть вариантов. Сколько людей свою тяжёлую жизненную ситуацию ,как Алексей Дымовский, изложили на всю страну!
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это ровно как будто я подговорил этого Владимира Владимировича.
О. ЖУРАВЛЁВА: Который находится в тяжёлой ситуации.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я получаю иногда письма - копия в прокуратуру, президенту. Не работает! Мальчик-то, известная история, которого фейерверком пожгло в Петрпопавловске-Камчатском… год не могли ничего сделать, потом написал Медведеву.
О. ЖУРАВЛЁВА: А девочка на ёлку хотела, да.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Из Кремля в Петропавловск-Камчатский дали команду разобраться. Само должно происходить! Это называется разделением властей. В Петропавловске-Камчатском должна быть своя власть, которая вынуждена реагировать, даже если не хочет. Это должно обходиться без Медведева. И Владимиру Владимировичу этому должно быть куда обратиться и написать. Для его жизненной ситуации есть прокуратура, есть независимый суд, есть СМИ, в том числе независимые. Есть выборы - если его жизненная ситуация связана с властью, то они могут эту власть переизбрать. Эти механизмы есть. В Норвегии.
О. ЖУРАВЛЁВА: Хорошо, когда они есть.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: А тут он прорывается и кричит: «SOS, на помощь все!» Тебе, мне, в ООН копию.
О. ЖУРАВЛЁВА: Ещё один крик. Я надеюсь ,что не о помощи, а с вопросом. Алло! Мы слушаем Вас!
СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день. Александр Михайлович, Ярославль. У меня вопрос к Виктору Анатольевичу. Всё время Вас слушаю с большим интересом, Вы один из тех выступающих, который не боится ничего.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Вопрос давайте…
СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Страшновато немножко за Вас. И вообще, как обстановка с Вашими выступлениями по всей России, в Грузии. Вы не очень боитесь сегодня?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, я не очень боюсь. По поводу моих выступлений… Можно мы прервём вопрос, я может быть успею рассказать эту историю. Это надо рассказать. Был концерт в Петербурге некоторое время назад. Концерт в помощь политзаключённым. Мы собрали довольно значительную службу. Этот концерт был в зале «У Финляндского вокзала». Вчера мне написали... Концерт пытались сорвать. Врало начальство про какую-то протечку, никакой протечки не оказалось, концерт мы провели замечательно, с успехом, собрали деньги, перевели... Теперь художественного руководителя концертного зала «У Финляндского вокзала» Анну Львовну Плоцкую, которая взяла на себя ответственность за проведение концерта и де-факто отказалась поддерживать враньё о протечке, - её увольняют. Заставляют написать заявление об уходе. О чём мои друзья питерские попросили меня сказать в эфире. И я вот говорю. И хочу обратить внимание в первую очередь петербуржцев. Это такая мелочь на фоне всего, что делает администрация...
О. ЖУРАВЛЁВА: А почему так происходит, объясните мне, пожалуйста. Если нехороший Шендерович порочит и всячески клянёт…
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нехороший Шендерович просто собрал вместе с другими замечательными артистами людей, которые собрали деньги для других людей. При всей нехорошести.
О. ЖУРАВЛЁВА: Почему самому нехорошему Шендеровичу никаких претензий не предъявляют, а обижают милую женщину?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ко мне - тяжеловато, я отвечать умею. А её можно просто уволить. А я вот прилез к микрофону и скандалю. А её можно просто по-тихому уволить, потребовать написать заявление…
О. ЖУРАВЛЁВА: По поводу Петербурга замечательный вопрос. Создатель сайта http://zalivaet.spb.ru пишет письмо длинное и рассказывает о том, что на Васильевском острове была затоплена квартира Путина и что как и многие другие квартиры пострадала из-за огромных снегопадов и из-за неубранного снега. Так в ту же ночь здание было оцеплено, 10 альпинистов очищали крышу, был согнан весь парк уборочной техники, за процессом следили главы района. Тем не менее, просты граждане, вроде меня ,которых затопило, уже несколько месяцев добиваются сброса снега и составления акта о протечке. То есть, у нас все равны, но Путин всё-таки ровнее? – спрашивает студент.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Можно я, как тот сенатор римский с Карфагеном…
О. ЖУРАВЛЁВА: А может это клевета?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Вряд ли. Почему-то верится. Как Станиславский – верю. Здесь важно представить себе…
О. ЖУРАВЛЁВА: Это же не сам Путин злобный…
В. ШЕНДЕРОВИЧ: А это не наше собачье дело. Наше собачье дело – отреагировать на выборах на ближайших. Как отреагировали бы во Франции, если бы там затапливало бы крыши, и протечки, и снег валил бы валом - в Питере просто блокадное ощущение, только санок с трупами не хватает.
О. ЖУРАВЛЁВА: Зато Питер признан самым сексуальным городом мира.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это, видимо, потому, что всех там за..… Ну, неважно. По поводу протечек и того, что ремонтируют, убирают снег альпинисты только с квартиры главы правящей партии. Представьте себе ,что это происходит во Франции, в Англии - что не убирают ничего ни у кого, люди в очереди стоят, а именно протекшую квартиру главы правящей партии убирают альпинисты на глазах у всех, МЧС приезжает, всё расчищают вокруг. Немедленный скандал! И эта партия - колом рейтинг идёт вниз, и её нет на ближайших выборах.
О. ЖУРАВЛЁВА: А что Вам, жалко, что ли? Ну хоть одну квартиру расчистили.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, это важная история. А Путин при чём? Он не причём. Это не наше дело. Важно, что там, где это происходит, там есть такая обратная связь, это покажут по главному телевидению города, это станет достоянием общественности. И ещё в суд подадут, ещё подразорят немножко. Там по-другому всё происходит. А виноват Путин, не виноват… Он виноват в том, что создал эту систему, укрепил эту систему - она до него лет за 500, но он её укрепил очень сильно. Вот такую систему.
О. ЖУРАВЛЁВА: Ответы на все ваши реплики мы послушаем в следующей части «Особого мнения», а сейчас Виктор Шендерович и Ольга Журавлёва ненадолго вас покидают. Никуда не уходите, мы скоро вернёмся.
НОВОСТИ
О. ЖУРАВЛЁВА: Мы снова с вами, программа «Особое мнение». Наш гость сегодня Виктор Шендерович. Телефон для связи тот же - +7-985-970-45-45 begin_of_the_skype_highlighting +7-985-970-45-45 end_of_the_skype_highlighting. Видеотрансляция на сайте переполнена, поэтому возможно у кого-то она не работает. Масса смс-ок, просто нечеловеческое количество. Несколько штук…
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Давай, я подряд. Я записывал. «Поезжай в Израиль». Там уже всё нормально, не поеду.
О. ЖУРАВЛЁВА: А! Шендерович спешит на помощь.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Чип и Дейл… Нет, я тут родился, тут и сгодился. В Израиле всё нормально - в том смысле, что уголовный процесс против главы государства возможен. И ничего не бывает с теми, кто этот уголовный процесс производит, и с теми, кто против него - ничего не случается. И политические оппоненты премьер-министра Израиля не сидят в тюрьме. И его политических оппонентов не убивают. Так что с Израилем всё нормально. «Кто должен стать президентом?» Тот, кого мы выберем путём тайного, равного, честного голосования.
О. ЖУРАВЛЁВА: А народ говорит, что не из кого выбирать. Куда не посмотришь – всё одно и то же.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Фигушки. Не одно и то же. Давайте как у Жванецкого – «общим видом овладели, давайте не пропускать подробности». Нас 132 млн., из них порядка ста с небольшим имеют право избирать и быть избранными. Я не верю ,что из 100 млн. нет 500 человек (я имею в виду власть, Думу…) Ну тысяча из 100 млн., которые удовлетворяют двум условиям – они умные и честные. Я думаю, что есть, я знаю некоторых.
О. ЖУРАВЛЁВА: А может они не хотят.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Они хотели. Они пошли на Первый съезд народных депутатов. Там было некоторое количество приличных людей - довольно значительное. Потом всё как-то заменилось… тяжёлым дарвинистским путём пришло к нынешнему состоянию. Есть люди - не надо валять дурака! Есть умные и честные.
О. ЖУРАВЛЁВА: А как писатель, как инженер человеческих душ, подумайте ,если человек стремится к власти…
В. ШЕНДЕРОВИЧ: В том-то и дело, что власть для разного бывает. Нынешнее поколение пришедших к власти… Для них власть – это доступ к России как к недвижимости. Они понимают Россию как недвижимость. Россия – такая большая недвижимость с нефтью, газом и прочими цацками. Были люди, для которых Россия – это что-то другое, помимо недвижимости. Есть люди, которые хотят придти к власти потому, что им кажется, что у них есть какие-то идеи по поводу того, как сделать здесь жизнь лучше. А дальше мы можем диспутировать - может они сумасшедшие, и их идеи порочны… Для этого есть свободная пресса, механизм выборов.
О. ЖУРАВЛЁВА: То есть, не страшно, человек придёт на 4 года, а потом окажется, что не тот.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не страшно! Он везде оказывается «не тот». Главное, чтобы на четыре, заметьте.
О. ЖУРАВЛЁВА: Какой зануда! Крючкотвор.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Главное, чтобы он вынужден был бы уйти - и никаких преемников не было. И маятник качался бы, как качается во всём мире. От правых к левым. Валенса, Качинский, а между ними Квасневский. Качается справа налево. Любую страну возьми – правые-левые, постоянно, потому что - естественным путём... Человек, приходящий к власти, начинает совершать ошибки, оппозиция его критикует, ошибки накапливаются, потенциал оппозиции растёт, оппозиция становится властью, начинает совершать ошибки, власть уходит в оппозицию…
О. ЖУРАВЛЁВА: А где же стабильность и покой?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это и есть стабильность. Покой нам только снится. А стабильность заключается в том, что колесо едет, как велосипед, меняет точку опоры.
О. ЖУРАВЛЁВА: Вы увлеклись. Давайте следующее.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: «Какая вертикаль, когда в ДТП вынужден разбираться президент!» Вот такая вертикаль, убогая. Потому что в Норвегии ни в каком ДТП с участием никакого главы местной нефтяной компании… (там тоже есть нефть, кстати). Но если глава тамошней нефтяной компании или высокий чин с кем-то столкнётся, нет необходимости ни парламенту этим заниматься, никому. Потому что приехавший на место полицейский составит точное описание произошедшего, и человек будет наказан так, как должен быть наказан по закону. И об этом никакой президент и премьер-министр не будет заниматься. А там, где всё заточено под власть, под одного человека или одну партию, вот там да. Там либо завинчиваются гайки до полного срыва – либо, когда уже срыв происходит, вынуждены вручную… И вот уже должен президент требовать соблюдения закона. Потому что само не работает - демонтирована система. Про концерт в Москве спрашивают, будет ли у меня концерт в Москве.
О. ЖУРАВЛЁВА: Спрашивают, надо ли ехать в Киев.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Можно и в Киев, там скоро будет концерт, в Москве чуть попозже, я надеюсь, но вообще вала предложения из Москвы нет. В ближайшее время можно в Киев поехать, в Израиль. Здесь как-то в очереди не стоят…
О. ЖУРАВЛЁВА: А Вы зря сказали про питерскую директрису зала, в Москве люди сидят, слушают: «Да на фиг, зачем нам Шендерович!»
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, мои приезды в города России сопровождаются техногенной катастрофой, я уже говорил об этом. Ну, у меня в Астрахани свет вырубался, в Апатитах трубу прорывало - это случается, когда я приезжаю.
О. ЖУРАВЛЁВА: Хорошо, что предупредили.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, пока здесь ничего не течёт. Вот ещё важная смс-ка – «Ты достал!» - пишут.
О. ЖУРАВЛЁВА: да, это часто пишут.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Для этого есть в радио несколько ручек, можно убавить громкость, а можно уйти на другую волну. На другой волне меня нет. Я ж не Путин, я изо всех дырок не лезу. Я на одной маленькой дырочке, на «Эхо Москвы». Не нравится - не слушайте.
О. ЖУРАВЛЁВА: Алексей спрашивает: «Менты за два дня до совершения преступления увольняются. Зачем?» ну, такое вот размышление. Скажите ещё такую вещь. Про Грызлова несколько было вопросов. А у Вас у самого есть вопросы к Грызлову? Про то, что он собирался вроде бы…
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Я уже много лет делюсь ответами про Грызлова.
О. ЖУРАВЛЁВА: Давайте ответами. «Какого цвета у Вас мигалка?» «Правда ли, что Вас называют андроидом?»
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Правильно. Все эти вопросы к Грызлову – это к нашему разговору о силе давления. Они за десять лет этого хамства накопили такое давление в трубе, что когда они пытаются изобразить (идя навстречу пожеланиям трудящихся и веяниям времени) - пытаются изобразить демократизм, то из трубы уже льёт вот это. Уже - обратите внимание - никаких вопросов нет. Люди просто плюют, потому что это плевки. И почему он не придёт отвечать? Потому что там не на что отвечать. Там нет содержательных вопросов. Потому что содержательных вопросов к Грызлову быть не может. К этому человеку не может быть содержательных вопросов. В него можно только плюнуть - что и делают вот таким путём, путём в форме вопроса. Это я опять, как тот про Карфаген. Когда нет нормальной обратной связи, когда власть не выбирают, а она вот так 11 лет копится и докапливается до такого вот Грызлова, то потом, когда эту обратную связь открывают, то в ответ уже плевок летит, уже нет вопросов к этой власти. Не у меня. Посмотрите, что пишут Грызлову.
О. ЖУРАВЛЁВА: Грызлову пишут интересно. Нам пишут, что у нас пропал звук на видео-трансляции. Не могу сейчас для этого ничего сделать. Кстати, пишут, что несчастный Шендерович из передачи в передачу вынужден повторять одно и то же.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Вы знаете, до меня был Аристотель.
О. ЖУРАВЛЁВА: Между вами никого не было?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Был такой Аристотель, который говорил: «Известное известно немногим». И к сожалению, мы дожили... Я вообще, очень бы удивился, если бы мне в году 1995 сказали, что в 2010 надо будет настойчиво, из раза в раз, объяснять необходимость разделения властей, что демократические механизмы лучше авторитарных… что это придётся объяснять через 15 лет. Что свобода лучше, чем несвобода. Мне казалось, что мы эту тему проехали в конце 80-х, на прошлом витке. Объелись этой вертикалью, мне так казалось по наивности. Хотя я был большой мальчик, мне на четвёртый десяток шло. Надо повторять - что ж поделать, буду повторять. Ничего страшного, за мной не заржавеет. Я ещё 115 раз буду это повторять. Нормально!
О. ЖУРАВЛЁВА: Виктор! Давайте переименуем несогласных в альтернативных. Так будет более точно и красиво – пишет Алкид из Пензы. Кстати, спрашивали, пойдёте ли Вы на Триумфальную площадь 31-го числа?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Если буду в Москве, то я пойду, разумеется. Это надо делать.
О. ЖУРАВЛЁВА: Всё время спрашивают, где, почему, почему оппозиция такая жидкая? Почему не могут договориться, почему собачатся между собой? Вам не претят те, кто туда выходят?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Очень противные есть люди. И что теперь? Эти люди выходят - так же, как те, кто подписали… среди подписавших требование об уходе Путина, есть вполне противные люди для меня - и идеологически уж совсем чуждые. Тем не менее - не я подписался под их требованиями, не я подписался под программой Гейдара Джемаля и г-на Мухина. А они подписались под моей программой! Программой Буковского, Каспарова. Честных выборов, свободной прессы, независимого суда, либеральных правил игры. Они подписались под этими правилами. Отлично! Они подписались под нашими правилами.
О. ЖУРАВЛЁВА: А это так важно, кто под чем? Кто первый начал важно?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не важно, кто первый начал, а важно, под чем подписываемся. Мы подписываемся под требованием возвращения честных правил игры. Если г-н Гейдар Джемаль, если коммунисты, как сейчас мы дожили, требуют свободы прессы, это прекрасно!
О. ЖУРАВЛЁВА: Дальше будет только хорошо, да?
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не будет хорошо. Но они начинали, как известно, с закрытия газет. А теперь они хотят свободы прессы. Отлично.
О. ЖУРАВЛЁВА: На этом мы заканчиваем программу. На вопрос Сергея из Омска: «Оля, почему Вы такая дура?» отвечаю – потому! В программе «Особое мнение» была Ольга Журавлёва и очень умный Виктор Шендерович. Всего доброго.
В. ШЕНДЕРОВИЧ: Не дай бог. Спасибо.

LORD

леклерк даже не думай отвечать!

feradula

что-то те вопросы, которые им задают, не сильно лучше вопросов к Грызлову :)

cwer2008

Ну не скажи, сильно творческих вопросов не поступало. А вопросы, кстати, всегда должны быть критическим, иначе получается "я с Вами согласен, Вы молодец", то есть бессмыслены.

feradula

ну нет. Критичность мало связана с осмысленностью вопросов. Смысла в вопросах "Я с Вами согласен, Вы молодец", и "Шендерович, ты задолбал" одинаково нет.
Отвечая на подобные заявления, он типа делает вид, что не боится неприятных вопросов, но на самом деле совершенно же неважно, что он может ответить на пустые выпады, только время тратит. А вот критичных осмысленных вопросов то ли не было, то ли он все такие пропускал.

mtk79

Задайте в след. раз свой, осмысленный, в прямом эфире (в ЧТ, если не ошибаюсь). Только опубликуйте и здесь тоже, чтобы осмысленность, равно как и неприятность, была интерсубъективной

feradula

ну я понимаю, что Вы хотите сказать, что типа разным людям могут быть интересны разные вопросы, но я же не об этом. Кроме пары-тройки вопросов все остальные либо риторические, либо не вопросы, а наезды без повода (поезжай в Израиль, почему ты дура и т.д.).
А Вы с этим не согласны?
Я бы ничего не сказала, если бы он не утверждал, что содержательных вопросов к Грызлову быть не может. Но я искренне не понимаю, почему он отвечает на вопросы типа "Ты достал" при том, что, по их же словам, очень много смсок. А если все смски содержат вопросы такого типа, так их и у Грызлова было полно.

Enery

шендерович про кремнивую долину
Что-то там про кремнивую долину мало сказано.
Лучше бы зацитировал интересное чем всю простыню сюда постить.

sanitar

Долина имени Лихачева
Решение построить отечественную Кремниевую Долину чуть западнее МКАД в Сколкове близ элитной бизнес-школы и не менее элитных рублевских селений тут же вызвало встречное предложение мэра Москвы Ю. М. Лужкова. "Пока в Сколкове будет идти строительство, можно разместить все эти научные структуры на площадях бывшего завода ЗИЛ, где планируется создать технопар. Можно их там будет оставить и насовсем", — присовокупил Ю. М. Лужков.
Иные сочли это предложение издевательским, видя в нем дембельский аккорд Ю. М. Лужкова, который ничего не боится и может позволить себе дерзко отзываться о верховных указаниях и начинаниях. В действительности, разумеется, никакой дерзости тут не было. Мэр всего лишь высказался в модном ныне инновационном стие — "Без нанопродукции не покажешься в свете". Мотивы поиска пищи — участок большой, земля дорогая, стройкомплексу будет пожива — тоже, наверное, присутствовали, но где же они отсутствуют.
Необоснованные подозрения насчет дерзости возникли потому что Ю. М. Лужков, имея в виду совершенно другое, невольно довел ситуацию со Сколковом до логического конца, обратив внимание на географический аспект решения. Заключается он в том, что разница между Сколковом (30 км от Кремля) и ЗИЛом (10 км от Кремля) была бы существенной, когда бы дело происходило в Великом Герцогстве Люксембургском. Там это дистанции совершенно различного размера. Для России, простирающейся с севера на юг га на 4000 км и с запада на восток на 10000 км, это совершенно одно и то же. Это опыт смелой модернизации через традиционную географическую сверх-сверх-централизацию. "Сверх-сверх" потому что перед нами не просто "Ничего в обход Москвы", а еще более сильное "Ничего, кроме как непосредственно в Москве". Только в пределах прямой видимости из Кремля, когда можно в бинокль наблюдать. Но тогда прав Ю. М. Лужков: руины Симонова монастыря и ЗИЛа еще ближе, наблюдать в бинокль еще удобнее, в прочих же отношениях разницы нет.
И в смысле пригодности Москвы и ее ближайших окрестностей для нормальной человеческой жизни. Привлекать таланты со всего мира сподручней было бы в место, не так стонущее от сумасшедшей дороговизны и сумасшедшего перенаселения со всеми его прелестями. Простейший вопрос: как гости будут размещаться и как они будут пропитываться? по рублевским ценам? Не всякому американцу по карману, ниже французу или китайцу.
Далее — в смысле нагрузки на Нерезиновую Состояние агломерации нынче таково, что ее необходимо безотлагательно разгружать, вынося в другие российские земли все, что можно, иначе столица захлебнется от многократной перегрузки жизненного пространства. Вместо этого навешивать на нее новый город — в перспективе успешно растущий и множащийся — можно лишь в предположении, что Москва сделана из инновационной нанорезины, которую можно растягивать до бесконечности. Но таких нанотехнологий нет. Что же до сколковского чудо-города, ему даже пространственно некуда расти — не соседние же дворцы раскулачивать под лаборатории. Трудно представить себе, чтобы место, допустим, для нового аэропорта выбиралось бы без оглядки на возможности расширения. Для инновационного же города, как видим, такое вполне возможно.
Но даже если допустить, что столичная агломерация — нанорезиновая, решения выглядит странным в смысле как промышленной политики, так и просто политики. Тема разрыва между Москвой и остальной страной и так достаточно болезненная, чтобы усугублять ее выдачей сверхприоритетных ассигнований на обустройство научного центра возле МКАД — с неизбежными (казна тоже не резиновая) последствиями для финансирования науки в других краях России. Демонстративное "Имущему дастся, у неимущего отнимется" — не лучший способ крепить единство России. Но даже и в смысле промполитики в СССР куда сильнее заботились о равномерности научно-промышленного пейзажа страны. Положим, у Сталина это вынуждалось военными и секретными соображениями, но уж Хрущев со своими академгородками явно исходил из принципиально децентрализаторской мысли о том, что Москва не может быть альфой и омегой всего, разбухая до бесконечности, и о том, что страна вообще-то большая и надо хоть как-то сглаживать контрасты и распределять функции. Что до руководства процессом — как можно без пригляда из Кремля? — то при наличии даже таких несовершенных IT-технологий, как вертушка и ВЧ, как-то же удавалось.
Но и отвлекаясь от мрачного тоталитаризма, зададимся вопросом, где генерал де Голль занимался промышленным дирижизмом. В Париже и его предместьях? — ничуть нет. Научные и высокотехнологичные центры создавались в тогдашней глухомани — Тулузе, Гренобле etc. В результате каковой децентрализации, заметим попутно, Париж эволюционировал в город, пригодный для жизни — при том, что сверхцентрализаторское наследие было во Франции не слаще нашего.
Начинание насчет долины привлекало немало внимания. Неприятели горячо ждали случая воскликнуть: "Я же всегда говорил!", симпатизанты желали хоть какого-то разумного действия. Вчуже может показаться, что решения выбиралось таким образом, чтобы максимально удовольствовать тех, кто всегда говорил.
Максим Соколов
http://m-yu-sokolov.livejournal.com/1229922.html

LORD

западнее МКАД в Сколкове близ элитной бизнес-школы и не менее элитных рублевских селений
:shocked: :ooo:

stm7929259

Координатором российской части инновационного центра в Сколково, уже названном отечественной "Силиконовой долиной", назначен исполнительный директор ТНК-ВР Виктор Вексельберг, сообщил президент России Дмитрий Медведев на совещании по модернизации экономики в Ханты-Мансийске.

mmm3mmm

Координатором российской части инновационного центра в Сколково, уже названном отечественной "Силиконовой долиной", назначен исполнительный директор ТНК-ВР Виктор Вексельберг, сообщил президент России Дмитрий Медведев на совещании по модернизации экономики в Ханты-Мансийске.
В Сочи надо было строить. В СОЧИ!
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: