вдогонку: два текста про Дэна Брауна

79lu

резюме: Дэн Браун - попсовик и мудак, но проблемы, возникшие из-за книжки весьма актуальны
Христианство v2.0
Алексей Еременко
Умберто Эко отказался провести дискуссию с Дэном Брауном. С таким предложением обратился к ним обоим мэр итальянского города Винчи (что логично однако Эко отрезал: "Я приеду в Винчи в другой раз, когда там будет находиться какой-нибудь настоящий писатель". Самого Брауна он обозначил как "интригана, распространяющего ложные новости".
Раздражение Эко вполне понятно: книга Брауна, в общем, уничтожает все, за что он боролся, написав тот же "Маятник Фуко". Браун, правда, явно не стремился ни к чему подобному - он просто хотел сделать роман в духе "Маятника", только попроще и "побестселлерее". Судя по всему, он нормальный человек, и поэтому, наверно, стыдится за джинна, которого он выпустил из бутылки - однако ситуации это принципиально уже не меняет.
Книга Брауна сама по себе - вполне беззлобное эпигонство, эдакий Эко для домохозяек, менеджеров и молодежи на пороге высшего образования. Он нарезает сочные ломти исторической и искусствоведческой информации, хотя при этом часть ее просто беспомощна, как версия о женщине-апостоле в "Тайной вечере", другая добротна, но пожухла по краям еще во времена "Маятника", ставшего с тех пор эталонным источником материала для попыток выкопать в Средневековье какой-нибудь заговор. Все это закрепляется интригой - зловещие нео-иезуиты дергают весь мир за ниточки, плюс параллельно идет расследование по чисто английским канонам жанра ("убийца - дворецкий!"). Идейная составляющая - уж какая есть - выдержана в духе искренней конъюнктуры (история Запада - большой заговор против женщин) и с грандиозным размахом Умберто, в общем, и рядом не валялась. Читать такое, по идее, можно только с виноватой улыбкой - либо в транспорте, либо на пляже, потому что в чемодане ничего больше не нашлось.
Против фактов, однако, не попрешь, а фактов по всему свету уже 60 миллионов, и тираж продолжает разлетаться со свистом - ни у одного "интеллектуального детектива" подобного успеха не было и близко. Больше всего это похоже на массовый психоз, который регулярно постигает современный мир, побуждая выхватывать из потока информации одну вещь и зацикливаться на ней - что-то вроде Тамагочи или "Макарены". Однако и за пределы типового психоза ситуация уже выходит - и по масштабу, и главным образом, по безобидности, которая здесь отсутствует. Нельзя сказать, что Браун вслепую затронул какие-то потаенные струны сердца современного человека - он попал по оголенному нерву, очаровав миллионы и взбесив столько же. Сама книга при этом фактически переродилась, и ее нынешний образ в массовом сознании уже весьма далек от того, что Браун, надо полагать, представлял в уме, отправляя рукопись издателю. Зато одновременно "Код да Винчи" стал редкостным по удачности экспериментом, демонстрирующим те фобии, которые сейчас в этом самом массовом сознании накопились.
О теологическом кризисе современного мировоззрения говорят еще с 70-х. Полный атеизм в итоге победу одержать так и не смог: слишком уж страшно существовать в мире, в котором нет ничего, кроме шарика с водой и потомков обезьян на нем. Потребность в иррациональном оказалась слишком сильна - однако возвращаться к старым методам удовлетворения этих потребностей для многих оказалось невозможно: традиционные религии, в первую очередь различные формы христианства (речь в основном о Западе доверия больше не вызывали. Прежде всего, поскольку один раз они уже были отвергнуты - чисто психологически оказаться "блудным сыном" непросто, да и недоверие успело укорениться глубоко, ведь раз отвергли - значит, было за что. Однако не меньшую роль сыграл и фактор соответствия современности - с этим у христианства, точнее, как раз у католичества, было совсем плохо. Эта структура с ее иерархией, системой ритуалов, да и просто самой двухтысячелетней историей по-прежнему ассоциируется со средними веками, и современному человеку с его динамичным ритмом жизни принять столь жесткую и статичную схему очень непросто.
Именно отсюда растут ноги у популярности не только простых и гибких протестантизмов, но и эпохи нью-эйджа с ее кристаллами, травами, нео-язычеством и прочими заморочками. Сюда же, кстати, попадает то православие-лайт, которого в основном придерживаются сейчас в России - три дня поста после Масленицы, освящение кулича, Рождество (можно два) и неизменный крестик на шее. В принципе, религия как массовый институт всегда делала поправку на конъюнктуру - ожидания паствы приходится учитывать в любую эпоху, - однако когда участие в этом институте перестало быть обязательным, процесс зашел совсем уж далеко. При этом платой за религиозную свободу стала постоянная неуверенность в правильности собственного выбора - которая только укрепляется на контрасте с традиционным христианством: там-то по поводу истины сомнений никаких нет.
В такой ситуации "Код да Винчи" невероятно точно срезонировал с общественными ожиданиями, проапгрейдив христианство - как веру и как институт - в соответствии с правилами и (западным) мировоззрением XXI века. Фактически, как любой религиозный лидер, Браун предложил читателю эзотерическое знание, причем чтобы получить его, не требуется даже интеллектуального усилия - из-за интриги информация усваивается сама собой. В общем, все это иронично в высшей степени - Браун-то делал литературную мистификацию - но миллионы людей в нее поверили, и книга пошла по умам. Простые ответы всегда привлекательны, а проще "Кода да Винчи" уже только весовая категория Дарьи Донцовой: мракобесы две тысячи лет плетут глобальный заговор, но на самом деле еще Иисус заповедовал быть политкорректными, и тогда все будет хорошо.
Слишком уж иронизировать над идеями "Кода" было бы несправедливо: сами по себе они вполне достойны, проблема только в том, что этого не было в Библии. Доля правды в книге даже больше, чем принято считать - ряд недостатков христианства (и католичества) Браун подметил на редкость верно, хоть и изобразил в упрощенно-карикатурном виде. Именно это и подстегивает гнев брауноборцев: справедливые обвинения в их адрес сочетаются с явными преувеличениями, а такой микс на защиту собственного мнения сподвигает особенно эффективно. Вот только получившаяся борьба с ревизионизмом выглядит все равно печально: миллионы тех, кто не принял христианство, убеждают прежде всего самих себя, что поступили правильно - а миллионы адептов Книги (сейчас к ним присоединились уже и мусульмане) по контрасту так же рьяно убеждают себя, что у них нет потребности ни в сомнении, ни в переменах.
Долгоиграющей книгой "Код да Винчи" станет едва ли, туфтовая экранизация этому только поспособствует. Волна популярности пройдет все положенные стадии и спокойно схлынет, оставив Брауна заслуженным бестселлеристом, но уже не сотрясателем основ. Однако разбираться с основами все равно придется, тем более что его книга никаких серьезных ответов все-таки не дала. В сущности, польза "Кода да Винчи" прежде всего в том, что он лишний раз показал, простой до тупости вопрос, по-прежнему стоящий перед современным обществом: во что же верить-то? Ответ, как и две тысячи лет назад, туманен.

rivenandko

ну так и запость их в темы про этот сраный код да винчи, зачем заново всю эту мутотень поднимать?

79lu

резюме: дэн Браун - мудак, то что творится в мире - говно
Игра в мелкий бисер
Всеволод Бродский
Нынешний кинематограф пытается черпать новую эстетику и мифологию из самых разных источников, постепенно превращаясь в сопутствующий товар для литературы

Фильм «Код да Винчи» вышел в середине мая в мировой прокат, открыл Каннский фестиваль, был беспощадно освистан критиками и на данный момент уже вдвое окупил свой 140−миллионный бюджет. По всему миру зрители с мрачной обреченностью отправляются в кинотеатры, чтобы два с половиной часа наблюдать, как хорошие актеры Том Хэнкс, Одри Тату и Жан Рено отрабатывают номер, тщетно пытаясь вложить в нелепые диалоги хоть какие-нибудь эмоции, и как не самый худший режиссер Рон Хауард (по крайней мере, его «Игры разума» были вполне изобретательны) пытается придать беспомощному сюжету хотя бы видимость цельности.
Культурное «Лего»
Появление фильма было неотвратимо, как самоубийство леммингов, и кому какое дело, что более всего экранизация супербестселлера Дэна Брауна напоминает давнюю комедию Эльдара Рязанова «Невероятные приключения итальянцев в России». Там веселые авантюристы ищут бабушкин клад «под львом», подкапываясь под все соответствующие статуи в Ленинграде, — чтобы в результате обнаружить заветный сундучок в зоопарке, под клеткой с реальным зверем. Здесь не столь веселые искатели Святого Грааля — основательно потрепанный жизнью американский профессор, притворяющийся Индианой Джонсом, и средних лет кокетливая барышня, притворяющаяся Одри Тату, — ищут свой клад «под розой», бегая по различным архитектурным достопримечательностям, — чтобы в результате обнаружить его тоже в весьма неожиданном месте, прямо-таки в Лувре. Мешают им в этом интересном занятии свирепый полицейский, альбинос-убийца в монашеской рясе, жирный кардинал и прочие мультипликационные персонажи; практически дословно воспроизведенная книжка Дэна Брауна при переносе в визуальный формат окончательно превратилась в автопародию.
Собственно, секрет невиданной популярности Дэна Брауна в немалой степени кроется именно в последовательной, шокирующей серьезности, с которой он относится к своим фантазиям; стоило бы ему слегка расслабиться — и он стал бы смешон. Дэн Браун — это, по сути, окончательно поверивший в свое существование, забывший о своей пародийной сущности Козьма Прутков, пытающийся запихнуть в свою Пробирную палатку всю мировую культуру. Если разобраться, Святой Грааль, который с таким остервенением разыскивают персонажи его романа, — просто-напросто хорошо известная, но сравнительно редко упоминаемая в приличном обществе часть женского организма, в представлении Брауна являющаяся аналогом Вечной Женственности. Однако эту смешную чушь автор «Кода да Винчи» ловко оформляет, создавая из своего романа некое виртуальное «Лего» на тему мировой культуры — с пластмассовыми фигурками титанов Возрождения, тамплиеров, христианских идеологов и так далее. Этот самоигральный конструктор мировой культуры, дополненный перевранными цитатами из популярных книжек по истории искусств и описаниями разнообразных европейских достопримечательностей, прекрасно годится для массового употребления, создавая у потребляющей его публики иллюзию прикосновения к основополагающим тайнам цивилизации.
Литературный мерчендайзинг
Что касается секрета уже очевидной популярности фильма, то ее вряд ли можно счесть явлением самостоятельным. Видимо, оттого создатели фильма и халтурят столь явственным образом, что понимают: зрители посмотрят их творение в любом случае. Фильм, ставящий очередные кассовые рекорды, являет собой приложение к бестселлеру; самое интересное, что это целиком совпадает с нынешней ситуацией в кинематографе.
Разумеется, экранизации бестселлеров существовали всегда, однако крайне редко они становились прокатными хитами исключительно за счет своего литературного первоисточника (исключение — разве что «Унесенные ветром»). Успешные экранизации, как правило, существуют отдельно от породивших их книг, приобретая самостоятельное значение. Кто помнит «Чучело белки» Роберта Блоха, из которого получилось хичкоковское «Психо»? Мало кто читает и Дафну Дюморье — между тем добрый десяток ее книг тот же Хичкок переделал в классические триллеры. Сейчас же мы видим совершенно противоположную ситуацию. Уже не первый год основную кассу собирают именно фильмы с мощной литературной подкладкой: «Властелин колец», «Гарри Поттер», теперь вот «Код да Винчи». Весьма символичен был прошлогодний бокс-офис: очень сильный «Кинг-Конг» Питера Джексона — попытка возобновить основополагающий голливудский миф — едва окупился; хиреющий прокат — как американский, так и европейский — спас лишь очередной «Гарри Поттер», приуроченный к выходу нового тома роулинговской эпопеи.

Ситуация кажется парадоксальной: кино, по-прежнему самое массовое из искусств, вынуждено просить поддержки у литературы. Дело, однако, вряд ли в том, что нынче стали больше читать; скорее в том, что кинематограф (как американский, так и европейский) все заметней теряет способность производить новые сущности. Когда-то он умел рождать самостоятельные мифы — хотя бы того же Кинг-Конга; теперь должен опираться на популярность Гарри Поттеров и историй про поиски женского грааля. Раньше в кино появлялись целые жанры, доселе не существующие: вестерн, например, возникший в начале XX века из классического «Ограбления поезда» Эдвина Портера и лишь впоследствии проникший в литературу. Стивен Кинг, изучающий ужастики в своей теоретической книге «Пляска смерти», не случайно в первую очередь говорит именно о кино (хотя, казалось бы, кому как не ему рассуждать о книжках) — именно здесь жанр хоррора превратился в нечто отдельное и цельное.
Нынешний кинематограф на подобную производительность, судя по всему, не способен: не случайно он, стремительно теряя почву под ногами, пытается черпать новую эстетику и мифологию из самых разных источников: в 90−е — из комиксов, теперь же, когда гротескные сверхгерои всем надоели, — из литературы. После выхода в 1977 году первых «Звездных войн» появилась целая гора книжек о приключениях Люка Скайуокера и всей его компании — это, естественно, были элементы мерчендайзинга, отдельного смысла не имевшие. Нынче положение дел прямо противоположное — сопутствующим товаром оказывается фильм. И причина подобной ситуации — та же, что привела к появлению романа Дэна Брауна: неспособность творить новые смыслы, подмена их псевдокультурными играми в бисер, который год от года становится все более мелким.

vovan07

Как же за№бали
Искренне рекомендую аффтарам самим напесадь что-нибудь, а не только обсирать других

79lu

Бродский регулярно пишет статьи, практически еженедельно. Хорошо пишет, кажется лучше Брауна.

vovan07

Кажется Браун пишет книги, а не статьи

79lu

хорошие статьи лучше говёных книг
публицисты пишут книги
а пейсатели - статьи

vovan07

хорошие статьи лучше говёных книг
Говеные книги миллиоными тиражами не печатают. Сравнивать статью с книгой - все равно, что жопу с пальцем.

lav0507

по твоему тираж=хорошая книга?

vovan07

Хорошая книга - та, которая нравится читателям.

rivenandko

Говеные книги миллиоными тиражами не печатают.
наоборот слово бестселлер говорит само за себя. пишут, чтобы пипл хавал.
какие хорошие книги с тиражом миллион или больше ты знаешь?

vovan07

пишут, чтобы пипл хавал.
Напиши, чтобы пипл схавал. Ведь это несложно должно быть, правда? Да и платят неплохо

rivenandko

у некоторых язык подвешен, у некоторых рука хорошо пишет. ты сомневаешься, что говнописателей не может быть много? =)

vovan07

ты сомневаешься, что говнописателей не может быть много?
Я сомневаюсь, что
А. Их напечатают
Б. Большим тиражом.
Если соблюдаются условия А и Б, слово "говнописатель" неуместно

rivenandko

ты сначала ответь на это:
какие хорошие книги с тиражом миллион или больше ты знаешь?

vovan07

какие хорошие книги с тиражом миллион или больше ты знаешь
Ответ вызовет длительное обсуждение этих книг

rivenandko

согласен. поэтому давай рассуждать так:
К. различают по их читательскому и целевому назначению, а также по тематике. По читательскому назначению могут быть выделены К. для массового читателя, для специалистов и для детей. Исходя из целевого назначения К., говорят об официальных, научных, научно-популярных, учебных, литературно-художественных, справочных, рекламных и других изданиях. Широко распространённым видом научной К. является монография. Среди учебных К. можно выделить учебники, учебные пособия, учебно-методические пособия и др. Характерными видами справочных изданий являются словари, энциклопедии, справочники по специальным вопросам, инструкции, памятки, проспекты, каталоги, календари, путеводители. Тематически К. классифицируются в соответствии с библиотечно-библиографическими классификациями (см. Классификации библиотечно-библиографические).
Яндекс. БСЭ

миллионным тиражом напечатают лишь литературно-художественное произведение, ну может быть еще какие-нибудь религиозные фанатики вроде Свидетелей или кришнаитов постараются свою литературку напечатать (массово ее читать все равно не будут).
исходя из твоего определения:
Хорошая книга - та, которая нравится читателям.

скажу, что из литературно-художественных книг миллионным тиражом печатают в основном х*ню. так как книги раскручивают, они нравятся лишь за счет того, что "вау! все читают и мне надо почитать... а ниче так гламурненько".
согласен?

KLAYD

Эту книгу и читают потому что такие как ты ее вот так рекламируют. Не допер еще что ли?

vovan07

Согласен

Krendils

какие хорошие книги с тиражом миллион или больше ты знаешь?
Отто_Каца звать? Или сам догадаешься?

natunchik

Говеные книги миллиоными тиражами не печатают.
А ты сам читал книжку "Код да Винчи" или так, любомудрствуешь?

vovan07

А ты сам читал книжку "Код да Винчи" или так, любомудрствуешь?
Мне не понравилась

natunchik

Мне не понравилась
Мне тоже.
Я, конечно, понимаю, что делать из этого вывод "говно" несколько самонадеянно, но вообще с учётом того, что механизм возникновения её популярности абсолютно очевиден и к достоинствам книжки не имеет никакого отношения, очень похоже на то, что всё-таки говно.

79lu

Попытаюсь прояснить свою позицию:
1. Появилась книга Дэна Брауна (это мне не интересно)
2. Появился фильм по книге Дэна Брауна (это мне тоже не интересно, но я ходил - посмеялся)
3. Началась истерия по поводу книги и фильма (это мне совсем неинтересно, но это на меня повлияло, так как жена хотела узнать, что за фильм из-за которого такая истерия, и потащила меня)
4. Начались отклики людей поумнее - на всё сразу - книгу, фильм и истерию. Это мне уже интересно.
5. Я запостил два из них отчасти в тщетной надежде, что с кем-то удастся поговорить о книге, фильме и истерии, как общественном явлении (это мне тоже интересно). А отчасти, чтобы поделиться такими цитатками:
Появление фильма было неотвратимо, как самоубийство леммингов, и кому какое дело, что более всего экранизация супербестселлера Дэна Брауна напоминает давнюю комедию Эльдара Рязанова «Невероятные приключения итальянцев в России». Там веселые авантюристы ищут бабушкин клад «под львом», подкапываясь под все соответствующие статуи в Ленинграде, — чтобы в результате обнаружить заветный сундучок в зоопарке, под клеткой с реальным зверем. Здесь не столь веселые искатели Святого Грааля — основательно потрепанный жизнью американский профессор, притворяющийся Индианой Джонсом, и средних лет кокетливая барышня, притворяющаяся Одри Тату, — ищут свой клад «под розой», бегая по различным архитектурным достопримечательностям, — чтобы в результате обнаружить его тоже в весьма неожиданном месте, прямо-таки в Лувре. Мешают им в этом интересном занятии свирепый полицейский, альбинос-убийца в монашеской рясе, жирный кардинал и прочие мультипликационные персонажи;
Если разобраться, Святой Грааль, который с таким остервенением разыскивают персонажи его романа, — просто-напросто хорошо известная, но сравнительно редко упоминаемая в приличном обществе часть женского организма, в представлении Брауна являющаяся аналогом Вечной Женственности.
прим. Это я не к тому, что у меня есть претензии к Брауну, книге или фильму и ищу каких-нибудь ругательных коментов. Просто Бродский поприкалывался, а мне понравилось. А в форуме как всегда всё восприняли очень серьёзно. Как ту статью безумного Грузина про КГБ-эшников в развевающихся чёрных плащах с калашниковыми наперевес.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: