Дерипаска и стратегия развития России

nadezhda

Коммунизм руками ГРУ
Дерипаска и стратегия развития России
Национальная идея России
И.Л.: Я поняла, Дерипаска реализовал гениальную джи-ар акцию. А какова его роль в России сейчас? Серый кардинал?
Н.А.: Ну почему же серый? Он открыто устраивает частые встречи с Путиным под телекамеры, ему единственному из так называемых «олигархов» дается право напрямую публично выпороть губернатора на совещании в Сочи. Например, за то, что тот не освободил взлетную полосу строящегося международного аэропорта в Геленджике от ветхого домика какого-то деда. Заметьте, Путин не на Дерипаску наваливается за то, что деду не заплатили компенсацию за дом, а на губернатора Ткачева за нерадивость и болтливость – ты губернатор, пришли ОМОН, пришли судебных приставов, освободи единственного производителя реального державного креатива от мелких забот с дедом, зачем болтать про то, что хочешь сжечь дом? Сожги без болтовни, в конце концов. Не все же Дерипаске решать самому все проблемы власти, как в Ачинске, госчиновники и сами должны что-то уметь. И это логично. Постепенно всех неумех нужно выбросить из госаппарата. Если распыляться на такие мелочи, как этот дед – Олег Владимирович не успеет подготовить абхазские площади под олимпийские проекты, а это задача куда более важная для прибыльности проекта «Олимпиады 2014». Известно же, что Саакашвили запросил слишком большую цену, и от сотрудничества с ним решили отказаться, теперь он подлежит устранению из политики.
И.Л.: А что это за державный креатив?
Н.А.: Не секрет, что Путин использует в государственном управлении экономические идеи двух человек. В социальной политике это идеи Германа Грефа, а в секторе экономики и крупного бизнеса это идеи Олега Владимировича Дерипаски. Например, так называемый «план Путина» - это исключительно идея Дерипаски. Он ее высказывал еще в 2004 году в газетных статьях о построении государства равных возможностей. Идея Олега Владимировича хорошо привязывается и к социальной политике, но Путин в то время был вынужден лавировать со своими силовиками. Поэтому в комплексе всю стратегию сразу взять на вооружение публично Путин не смог. Он сделал обычный для опытного гэбэшника ход – выставил напоказ ложные «либерально - социализированные» идеи Грефа, а реально тихо внедрялись в жизнь идеи Дерипаски. Теперь надобность в Грефе отпала, ему дали нормальные отступные, как дали и Кириенко за аналогичную работу по дефолту в свое время.
И.Л.: Можете объяснить, в чем разница истинной цели и маскировки?
Н.А.: Пожалуйста. России не нужна модель западной демократии с конкуренцией внутри себя самой, это приведет к политическому плюрализму и в итоге к распаду. Россия с вековыми традициями централизации должна идти последовательно от крепостного права к рациональной централизованной власти над личностью. Поэтому конкуренция, развитие внутреннего рынка и подъем ВВП через приоритетное производство товаров и услуг внутри страны недопустимы. Требуется сохранение конкурентоспособности на внешних рынках, именно это дает перспективу на эффективный рост ВВП. Для этого требуется максимальная концентрация ресурсов, централизация управления ими и, как следствие, жесткая социальная иерархия внутри российского общества. Все это приводит к минимизации себестоимости продукции и к активной игре на внешнем рынке.
Иерархия в обществе обеспечивается обществом равных возможностей. В этом обществе рождаются равными все, но растет вверх по социальной лестнице только тот, кто способен и морально готов организовывать, жестко ранжировать нижестоящих. Никаких обратных связей в структуре госуправления, кроме внутреннего взаимного контроля силовиков, не допускается, это ненужный элемент, ослабляющий власть и излишне расходующий ресурс общества. Никаких свободно несущих экономический маразм и популизм СМИ. Никаких партий, кроме санкционированных, никакой оппозиции, кроме мажорно-опереточной. С целью концентрации ресурсов нельзя давать излишний финансовый ресурс на трудовой рынок, в это неуправляемое рыночное броуновское движение – людям просто не нужны деньги, что они с ними будут делать, инфляцию поднимать, взносы в радикальные политические партии делать? Поэтому же нет необходимости искусственно поднимать малый и средний бизнес – это совершенно излишнее развитие внутреннего рынка и «плюралистический», плохо управляемый внутренний валовой продукт, который приведет к «оранжевому» результату. С этой целью права «кормления» контролеров и силовиков от малого и среднего бизнеса, все эти государственные «крышевания», должны быть максимально сохранены, не нужно давать мелким сорнякам от бизнеса разрастись.
Проще говоря, хочешь достойно жить – поступай на работу в мегакорпорацию, делай карьеру, и не думай о собственном бизнесе. Или иди в надзирающие или карающие органы. Счастье, если попадешь в структуры Олега Владимировича и проявишь себя положительно или как жесткий рейдер по всякой сорной мелочи, требующей экономической зачистки и централизации, или как жесткий менеджер над массами. Можно быть судьей, прокурором или следователем, но в той же системе – быстрая карьера вплоть до Москвы обеспечена, элитные зарубежные товары и все прочие удовольствия доступны, никакой надобности в излишнем местном производстве нет, кроме, пожалуй, скоропортящихся товаров.
Лимит тех, кто может и кому разрешено держать свой бизнес, давно исчерпан. Уже давно есть списки тех, кто пойдет «на вылет» из дозволенных к бизнесу, типа Гуцериева. Хочешь, чтобы тебя все и всегда имели – делай собственный микроскопический бизнес, можешь сидеть в своем ларьке до конца жизни. Если проявишь амбиции и попытаешься расшириться - сначала тебя «откормят», потом с тебя возьмут все, что можно, а потом уничтожат, если бизнес интересный – заберут его для себя. Для этого хорошо подошел термин старого сленга – «откормить свинью», «зарезать свинью». Теперь так говорят государственные контролирующие, отнюдь не уголовные авторитеты.
Задачи по устройству новой политики и экономики, сейчас уже успешно выполненные, в свое время нужно было хорошо маскировать, чтобы снизить сопротивление масс и интриги остатков домашних левых или прозападных правых либералов. Что и было сделано.
И.Л.: Люди будут бежать от слишком жесткой централизации за границу.
Н.А.: Ну и на здоровье, пусть бегут. Это все недорезанные «свиньи» бегут, не попавшие в Краснокаменск. Статистика по народонаселению находится в руках государства, сейчас пора показывать рост населения России. Это уже и готовится. Для масс вкинута отличная пропагандистская идея с громким и удачным названием «национальный проект» – мамашам платят за вторые роды, вот и пошел прирост. Все грамотно сделано. Остальным, кому по душе западная демократия – скатертью дорога. Кроме, естественно, некоторых ученых с «ноу-хау», которое они необоснованно считают своей частной заслугой. Таким амбициозным смутьянам при малейшей попытке сбежать или продать что-то за границу одна дорога – в подвалы Лубянки.
Кроме того, все не убегут. Неважно, сколько в действительности людей в стране. Главное – оставить достаточное трудоспособное население у печей и станков с алюминием, никелем, у буровых с нефтью и газом. Сейчас хорошо работает пропаганда на телевидении, в стиле «Кубанских казаков» при Сталине. Народу нужно потихоньку внушать, что вот где-то там далеко есть счастье и процветание, а именно в их городе, в их регионе этого нет из-за нерадивого мэра, губернатора. И мэр, и губернатор по этой причине будут зависимы от центра, мановение пальца в центре – и этот мэр или губернатор в СИЗО. Как и любой другой чиновник. Периодически нужно проводить чистки самых неблагонадежных, показывать это по телевидению. Элита, конечно, понимает, что все в равной мере берут взятки и откаты, но вот мэр Томска или Владивостока Путину (Дерипаске) не угодил, например. И попал. А массам все равно, они просто ждут очереди, когда же и их начальника посадят. Все в порядке.
Потом, убежать за бугор голым и без штанов – это не проблема, это сейчас не запрещено. Оставляй все значительные активы в стране, это все российское общество и политическая элита дали тебе возможность их заработать, вот и верни положенное. И уезжай. Работай гастарбайтером, выживай на свои копейки со сбора помидоров в Испании или в Италии, на политику у тебя времени точно не будет, не сможешь мешать Великой России идти своим уникальным путем. Думаете, зря Олег Владимирович подсказал Путину кандидатуру Зубкова на пост премьера, на дальнейшую его перспективу временного президента? Все, Россия не намерена больше выпускать свое из рук. Никто из жирных «свинюшек» скоро уезжать с набитой мошной покупать домишки в Испании не сможет. И российские активы сбрасывать западным подставным фирмам не дадут. Пока что, например, еще не все в порядке в лесной и целлюлозно-бумажной отрасли, Олег Владимирович по своей инициативе брал на себя оперативные решения, делал технологические рейдерские акции по захвату ЦБК и лесных хозяйств по всей России. Для него это стало слишком дорого в части общественной репутации. Положено это все делать премьеру – и Зубков лучший кандидат для таких функций.
http://analysisclub.ru/index.php?page=putin1&art=2629%26...

tlt_2008

И при че здесь коммунизм?
Я бы предложил сменить название на что-то более интригующее

nadezhda

на самом деле это своего ррода коммунизм. Только без его гуманизма.

yurimedvedev

при чем здесь ГРУ?
Сумасшедшего же логика не интересует, по принципу бузины в огороде любой тезис подтверждает все остальные, зато имеется идея фикс, и все, что попадает под руку, идет в дело для ее проталкивания. Сумасшедшие узнаются по удивительной свободе от доказательств и по внезапным озарениям.

nadezhda

Большинство олигархов, в т.ч. Дерипаска, - их люди.
Подбирали и воспитывали по себе.

yurimedvedev

а где ваши аргументы?

yurimedvedev

Вот не надо посылать на сайт. Там много чего понаписано. Нельзя ли выделить ключевые аргументы и изложить их тут?

nadezhda

сайт для того и создан, чтобы суммировать мои агрументы

yurimedvedev

Типичная отговорка.
А ты приведи самый тяжеловесный аргумент. Один. Сложно?

nadezhda

нужен синтез многих аргументов

yurimedvedev

Нарисуй схему из десяти, скажем, аргументов. Кратенько перечисли их названия, действующих лиц и роли.

491593

ну, самый ключевой аргумент руслана это знаменитое "пнхЪ"(c) :)

491593

руслан, как с деньгами

nadezhda

Нарисуй схему из десяти, скажем, аргументов.
Механистично.
Важна не только схема (логическая но и убедительность этих аргументов, которая является следтвием либо непосредственного опыта (жизненного и аналитической работы либо всего контекста, всей суммы материалов, на которые она опирается.
Т.е. логическая схема не эффективна вне смыслового поля.
Так что опять: http://strategema.t35.com/conspirocracy/index.htm
ПыСы. Кто-то тут спрашивал про деньги. Трепать языком попусту не надо. Раз висит мой счет ( http://strategema.t35.com/about.htm ) значит деньги нужны.

tlt_2008

Раз висит мой счет... значит деньги нужны.
Кстати, не хочу показаться навязчивым, как с налогами дела обстоят?
С приходящих денежков они уплачены? а то как-то некрасиво получается...

nadezhda

а тебя это в какое место имеет?

yurimedvedev

Ты мне скажи, как этот креатив помогает тебе вскрыть двойную игру ГРУ.
----
http://strategema.t35.com/conspirocracy/gru/guta.htm
Словом «гута» колдуны вуду называют куклы тех своих личных врагов, которых собираются в будущем уничтожать. Дефолт - Гута - ГРУ - Курск .... на одной линии
Военные астрологи и компьютерные маги
Еще одним видным соратником Георгия Георгиевича Рогозина по предвыборному штабу Бориса Ельцина был Павел Свиридов – довольно уникальная и слишком загадочная личность времен возрождения России. Этого человека бывший чекист Рогозин заметил благодаря неординарным способностям первого в области технологий компьютерных предсказаний.
Рогозин был буквально ошеломлен, когда узнал, что Свиридову практически ничего не стоит предсказать будущие скачки индекса Доу-Джонса с точностью от 75 до 80%. А ведь в среде брокеров непременной удачей считается даже шестидесятипроцентная вероятность такого рода прогнозов.
Павел Свиридов подвязывался работать не только на государственные, но и на коммерческие структуры. Так, благодаря его стараниям в свое время неплохо заработал на дефолте известный в конце девяностых годов XX века «Гута-банк». Кстати, словом «гута» колдуны вуду называют куклы тех своих личных врагов, которых собираются в будущем уничтожать. В списке оккультных достижений гения компьютерной магии также значатся: обнаружение шпиона в одной из ведущих отечественных нефтяных компаний и выведение в лидерство питерского футбольного клуба «Зенит».
В поле зрения силовиков Павел Свиридов попал благодаря знакомству с одним из сотрудников ФСБ – чекистам требовалась помощь в обнаружении террористов. И весной 2000 года Свиридову уже был выделен отдельный кабинет в Белом Доме. Ближе к лету чекисты и представители кабинета министров узнали о грядущем правительственном кризисе.
Совершенно точно известно, что Свиридов передал кому следует сведения о возможном террористическом акте в Московской подземке и о крупной аварии «на каком-то атомном объекте». Вскоре предсказания сбылись со стопроцентной вероятностью – взрыв в подземном переходе на Пушкинской площади в Москве и гибель атомной подводной лодки «Курск».
Гросс П. Магия на службе у государства»: Феникс; Ростов на Дону; 2006

tlt_2008

а тебя это в какое место имеет?
Да нет, просто переживаю, как бы участь Аль Капоне не постигла
Руслан, заплати налоги и спи спокойно

nadezhda

ты, сынок, не переживай, ты в формировании моих доходов не участвуешь, ты здесь пованиваешь и это твой потолок.
Кроме того могу сказать тебе, что вопрос об уплате налогов с еще большей степенью относится ко многим из вас, получающим за это вторую стипендию в конверте. А значит "грязными".
И сдается мне, что любой, кто решил бы навести порядок в помойке, именуемой политсрунетом, взялся бы именно за этот конец.
Так что судьба Алькапоне светит скорее вам, наймитам пера.

tlt_2008

за это вторую стипендию в конверте.
Не, у меня из зарплаты вычитают знаешь, какие у нас в отделе (да и во всем управлении) маленькие зарплаты? а ведь так жить хочется

nadezhda

Я понимаю, что твоя сволотная контора решила сделать такой вот ход с налоговым шантажем, так скажи своим паханам, что для этого они переслали мне недостаточно денег.
Пожопились свое время, а теперь удавки то и нет.
Скажи им, что они жлобье в еще большей степени, чем шпана.
Ну а ты, бздяйка, еще поживешь, да ххх пожуешь.

yurimedvedev

Ну а ты, бздяйка, еще поживешь, да ххх пожуешь.
Фу, руслан, фу! Место!

tlt_2008

для этого они переслали мне недостаточно денег.
Руслан, так скажите же, сколько Вам надо, и завтра Вам передадут все требуюмую сумму..
В обмен всего лишь надо будет немного поработать на нас, работа творческая, с людьми

nadezhda

тебя это тоже касается, вообще всю аквариумскую парашу когда-нибудь (и очень скоро) зачистят напалмом, помяни мое слово.

nadezhda

от вас слишком воняет сортиром, блевотиной, вафлей и кровью.
Пошли вон!

tlt_2008

от вас слишком воняет
Деньги Вам передадут чистенькие, надушенные Шанелью, или любым другим ароматом на выбор. кстати, в какой валюте предпочитаете?
Подумайте хорошенько, одно Ваше слово и все проблемы будут решены.

yurimedvedev

тебя это тоже касается, вообще всю аквариумскую парашу когда-нибудь (и очень скоро) зачистят напалмом, помяни мое слово.
кто же сможет это сделать, если наша организация всемогуща, и нет даже намеков на силу, которая может с нами совладать?

nadezhda

сила вашей организации в тайне, под покровом которой она оперировала.
Эта тайна раскрыта. Теперь ваш путь под гору, это необратимо.
Есть и более фундаментальные причины, но о них я распространяться смысла не вижу, скажу только, что та Сила, что хранит Россию уничтожит вас, упырей.

nadezhda

это типичная иллюзия сознания закоренелого мерзавца - мысль, что его вонь можно перебить шанелью.
Другого ответа вам не будет.

yurimedvedev

сила вашей организации в тайне, под покровом которой она оперировала.
Эта тайна раскрыта. Теперь ваш путь под гору, это необратимо.
Знаешь ли... с тех пор как наша тайна была раскрыта в книгах мадам Блаватской (Тайная Доктрина, Изида без покрывал и др. а также Мулдашева (О Шамбале с тех пор, как опубликованы архивы немецкой тайной мистической организации Анненербе, прошло очень много лет.
Прошло много лет. А упадка сил все так же не видно. Мы сильны как и триста, как и тысячу лет назад.

nadezhda

ну-ну

yurimedvedev

ответить нечего? спекся разоблачитель тайн и срыватель покрывал!

nadezhda

Только что прослушал по радио этот рассказ.
Выблядки Синагоги, вот эта Сила вас и уничтожит:
Андрей Платонович ПЛАТОНОВ
БРОНЯ
Фантастический рассказ

Саввин был пожилым моряком, он служил инженер-электриком на одном
нашем черноморском крейсере. Будучи ранен в морском сражении в ногу, он
теперь залечивал рану в тихом далеком тылу.
Он был моряк старый, храбрый и добрый; небольшого роста, он раздался,
однако, в ширину - в прочные кости и мускулы, не потратив силы в напрасный
рост вверх. Слегка багровое лицо его, точно раз навсегда заржавленное,
постоянно имело угрюмое выражение, сохраняя невидимыми за мрачным лицом
доброту его сердца и кроткий нрав. Говорил он хриплым внутренним голосом,
будто слова у него рождались не во рту, а в глубине живота, но говорил он
редко, любя больше слов безмолвие, наблюдение и размышление. Это был
обыкновенный моряк, потому что таких людей много среди русских моряков, и
я в начале нашего знакомства был равнодушен к нему: <Еще один добряк и
пьяница>, - подумал я про него.
Но я ошибся. Морской инженер Семен Васильевич Саввин лишь изредка
выпивал, но постоянно пить вино не любил. Он не любил и моря: <В море
грустно, там тоска, - говорил он, - море само по себе не красивое, оно
простое и серьезное: это водоем, где водится рыба для нашего пропитания, а
поверху его можно возить грузы, потому что это обходится дешево, а счастья
на море нет, на сухой земле лучше - тут хлеб, тут цветы, тут люди
живут>...
- А почему тогда вы всю жизнь моряк, Семен Васильевич? - спросил я у
него.
Саввин помолчал. Мы сидели в траве, на склоне отлогой балки,
нисходящей устьем к реке Белой. Пред нами, на той стороне балки, вжились в
землю мирные деревянные жилища, и от них зачинались кроткие картофельные
огороды, спускающиеся вниз по падению земли. Вдалеке по небу плыли облака
над синими холмами Урала, столь ослепительно чистые от освещающего их
солнца, что они казались святыми видениями. А под теми облаками лежала
открытая, беззащитная земля, в труде и терпении непрерывно рождающая
благоухающие нивы для жизни людей.
- Я с детства люблю нашу русскую землю, - сказал Саввин, он умолк и
вдруг тихо заплакал, потом захрипел от смущения, прокашлялся, пробормотал
сам себе осуждение и произнес: - Наша земля всегда мне виделась такой
доброй и прекрасной, что ее обязательно когда-нибудь должны погубить
враги. Не может быть, чтобы ее никто не полюбил и не захотел захватить.
Еще в детстве я глядел на маленький дом, где я жил с родителями, слушал,
как жалобно поскрипывали ставни на окнах, а за домом было великое поле
хлебов, и от боли, от страха, может быть - от предчувствия, у меня тогда
горевало мое маленькое сердце. Все это было давно, но чувство мое не
прошло, мой страх за Россию остался... Потом я вырос, как все растет, меня
призвали в армию, а из армии я уже не ушел. Только потом, постепенно, из
рядового солдата я стал военным морским инженером; я понял, что умелый,
образованный солдат сильнее неумелого. Потом я полюбил корабли. Эти
быстрые стальные крепости, казалось мне, должны хорошо оборонять нашу
мягкую русскую землю, и она останется навеки нетронутой и цельной...
- Одних кораблей мало, - сказал я моряку. - Нужны еще танки, авиация,
артиллерия...
- Мало, - согласился Саввин. - Но все произошло от кораблей: танк -
это сухопутное судно, а самолет - воздушная лодка. Я понимаю, что корабль
не все, но я теперь понимаю, что нужно - нам нужна броня, такая броня,
какой не имеют наши враги. В эту броню мы оденем корабли и танки, мы
обрядим в нее все военные машины. Этот металл должен быть почти идеальным
по стойкости, по прочности, почти вечным, благодаря своему особому и
естественному строению... Броня - ведь это мускулы и кости войны!
Саввин воодушевился, что с ним бывало очень редко, вероятно потому,
что свое воодушевление он тратил в тайну своего размышления и работы, и на
виду оно не проявлялось.
Я пошел проводить Саввина в госпиталь. Он шел медленно, опираясь на
трость. Возле одного деревянного домика, ветхого, глубоко ушедшего в
почву, но милого, похожего обликом на дремлющего старика, Саввин
остановился. Он долго смотрел на этот домик, думая и вспоминая.
- Сердце у меня слабеет, - произнес он затем, - но жизнь от этой
слабости я чувствую как-то лучше...
- Ничего, мы одолеем врага, и на душе опять будет легко, - сказал я
спутнику в утешение.
- Одолеем! - странно и злобно воскликнул Саввин. - Надо еще уметь,
чтоб одолеть, надо сделать победу из работы и боя!
И он добавил своим обычным, хриплым и кротким, голосом:
- Небольшую долю нашей победы я сделал.
Я удивился и не поверил.
- Где же она, ваша победа?
Саввин ответил:
- Она спит в одной избушке в Курской области, там я схоронил в бумаге
десять лет работы.
- Что же это такое?
- Да как вам сказать? Это новая физиология металла, - сказал Саввин.
- Но чтобы вам понятно было - это способ производства броневого
сверхпрочного металла, чтоб нас никто не одолел, а мы бы сокрушили врага.
- А в Курской области теперь немцы!
- Пускай, - произнес Саввин. - Немцы там, но земля как была, так и
будет русской... Подживет нога, пойду туда, возьму все свои расчеты, все
опытные данные и приду обратно. Надо строить новый металл: твердый и
вязкий, упругий и жесткий, чуткий и вечный, возрождающий сам себя против
усилия его разрушить... Вы со мной не пойдете туда? Я уже не все помню,
что я там наработал: это как книга, из которой нельзя убрать ни одного
слова и добавить нельзя
- Я пойду, - сказал я Саввину.
- Спасибо, - ответил Саввин. - В той избе живет мой дядя, мы там
погостим.
- А немцы не спалили избу? Где мы там гостить тогда будем?
- Дядя спрятал мои бумаги в подполье, под основание печки, - сказал
Саввин. - Он мужик длинный, он думает далеко вперед. Там не только бумаги,
там есть небольшой прибор, который перерождает обыкновенную сталь в
сверхпрочную, в броневую, но пока только в маленьких изделиях...
Лето 1942 года проходило в грозах, в дождях и в жаре. Крестьяне и
рабочие, уезжая на войну, смотрели из вагонов в поля, на обильные хлеба,
на девственные пастбища, и душа их болела: неужели отдавать вору и убийце
все это счастье и добро жизни, ради чего мы родились на свет? Нет, мы
упредим неприятеля; он пошел со смертью в наши мягкие земли, но он
окостенеет тут от нашей руки и сопреет беспамятно в прах: земля наша
хороша и для хлеба и для могилы. И было в бойцах сейчас только твердое,
ненавидящее сердце, готовое к бою за разлуку с семьей, за землю с урожаем,
остающуюся здесь в сиротстве без сильных рабочих рук; но и сердце есть
оружие, и его бывает достаточно для победы, когда его одухотворяет
благодарная любовь к родной кормящей земле и когда его движет ненависть.
Мы с моряком Саввиным оставили свое временное местожительство и
тронулись на запад. Он имел месячный отдых с отпуском на родину, а я
командировку. Мы доехали до Ряжска, оттуда направились в Тулу, а из Тулы
вышли к границам Курской области.
- А как же мы пройдем через фронт: на бога? - спросил я у Саввина,
когда мы шли с ним по одинокой полевой дороге, обросшей дебрями великих
урожайных хлебов.
Саввина, однако, не озадачивала наша дорога к неприятелю.
- Почему - на бога? - сказал он. - По России же идем, и тут и там
Россия, и мы русские, - так сквозь и пройдем. Чего нам у себя дома
пугаться: где схитрим, где спрячемся, а где осилим, там и с врагом
побьемся, а там и наша деревня близко будет.
К вечеру мы дошли до постов боевого охранения нашей части. Саввин
пошел в штаб части, чтобы объяснить значение своего путешествия, - у него
были на то бумаги от своего командования. Я долго ожидал его, потом он
вышел из штаба растроганный. Командир части предложил ему возложить всю
задачу на своих самых опытных разведчиков, а Саввина и его спутника, то
есть меня, он просил обождать на месте до возвращения разведчиков. Саввин,
конечно, отказался: для успеха дела разумнее было идти ему самому.
В ночь мы пошли вперед, в тьму, где был наш враг. Нас проводили двое
красноармейцев, затем мы остались одни и пошли, как нам указали бойцы.
Всю ночь мы осторожно шли в тишине. Мы не слышали ни звука, ни
выстрела. На рассвете мы увидели вдали избы деревни и ушли спать в густую,
дремучую рожь, радуясь хлебу, укрывающему нас на покой.
Вечером мы обошли попутную деревню и направились далее. Среди ночи мы
встретили на дороге неизвестного темного человека. Он шел один, а мы,
притаившись в хлебах, следили за ним, пока он не ушел во тьму. Судя по
походке, это был крестьянин; он шел в сторону Москвы, может быть, желая
встретить Красную Армию, чтобы остаться в ней бойцом, может быть, чтобы
спастись от смерти под властью своего народа. Я поглядел вослед
исчезнувшему и заскучал по той стороне, куда побрел одинокий крестьянин.
Мы шли еще две ночи. Мы питались сухарями, которые взял Саввин,
огородным луком и капустными листьями. Саввин ел огородных овощей как
можно больше, и я ему тоже помогал в этой работе над едой; мы полагали,
что будет лучше, если немцу достанется меньше овощей, так что наше
обжорство имело благородную причину.
- Из любви к родине - рубай! - приказывал мне Саввин.
Огороды были не возделаны, по ним пошла поросль бурьяна, и тот овощ,
что произрастал, родился самосевом, либо рос еще с прошлого года, став уже
жестким перестарком. Видно, что крестьянская душа стала здесь равнодушна к
земле или вовсе уже не было хозяина в живых.
На очередной ночлег мы расположились в кустарнике, невдалеке от
проезжей дороги, которая когда-то была людной. Днем я проснулся от света
полуденного солнца и посмотрел в пустое русское поле, все такое же
обыкновенное и родное, но ставшее здесь для нас чужбиной. Саввин храпел
возле меня, и бабочка, захотевшая сесть на его лицо, в ужасе отлетела
прочь.
Издалека по дороге шли неизвестные люди. Они шли медленно, и я долго
ожидал, чтобы они появились ближе. Они шли с московской стороны, и, видно,
им далеко было еще идти и они не спешили.
Впереди шел немецкий солдат с автоматом; серая пыль, прах нашей
земли, покрыла одежду чужестранца. За ним брели молодые крестьянки, одна
из них была девочка лет пятнадцати; всего я их сосчитал четырнадцать
человек; позади их шагал, торопя пленниц вперед, другой немецкий солдат.
Но пленницы не хотели торопиться. Они часто оглядывались назад, в сияющие
солнцем родные места, нагибались, чтобы поправить обувку, перевьючивали
друг на друге котомки с хлебом, а одна девушка отошла с дороги в сторону и
сорвала цветок или былинку, но на нее строго залопотал задний немец.
Они шли с котомками за спиной, с палками в руках, покрыв головы
темными платками, они шли в дальнее безвозвратное странствие. Молодые и
юные, еще кроткие сердцем, они брели согнувшись, как в старчестве, потому
что их уводили на вечную разлуку и они стали тихие от горя, как умершие. В
детстве я видел, что так шли на богомолье из Сибири в Киев ветхие,
умолкшие старухи.
Я разбудил Саввина.
- Погляди, - сказал я ему.
Он посмотрел на шествие.
- Их в рабство гонят, - произнес он. - Их ведут в глушь Германии...
Мы притаились и наблюдали. Одна большая женщина опустилась вдруг на
колени и поникла к земле. К ней подошел солдат и, схватив ее сквозь платок
за волосы, приподнял, чтоб она шла, но женщина поникла обратно. Тоска ее и
любовь к привычной земле, откуда ее уводили, была, видимо, в ней сильнее
страха смерти. Она припала лицом к земному праху и заголосила грудным и
нежным голосом, вскормленным на больших открытых пространствах ее родины.
Мы вслушались в ее голос, в нем не было слов, но было долгое, вечное горе,
от которого обмирало ее сердце, и голос ее звучал столь чисто и
одухотворенно, что в нем не слышалось никакого телесного усилия, словно
это звучала одна ее поющая душа. Мы забылись и заслушались эту песню
пленницы, гонимой на смертную работу.
Немецкий солдат еще раз попробовал коснуться обмершей женщины, чтобы
заставить ее подняться и идти, но пленница вдруг перестала голосить и сама
поднялась навстречу ему. Она сначала поправила котомку за плечами, а потом
отвела от себя руку солдата и пошла в обратную сторону, домой, ко двору.
Теперь мы снова увидели, что она была крупного роста, солдат же против нее
был невелик и слаб.
Пленница уже отошла от своих подруг, но они глядели ей вслед. Она
уходила спокойно, точно чувствовала свое право свободы. Тогда фашист
прижал к себе ложе автомата и выстрелил в женщину несколько раз. Пленница
была еще близко от своего врага, и он в нее попал, но она, не оглянувшись,
продолжала идти домой. Немец выстрелил еще, однако женщина не пала мертвой
и шла обыкновенно, как прежде. Озадаченный солдат побежал за ней несколько
шагов, остановился и стал для удобства стрельбы на одно колено. Но он уже
не управился добить свою пленницу. Возле меня раздалось два выстрела, и
немец покорно склонился к земле на дороге, смирившись навеки. Другой
немец, что был впереди, вскинул автомат в боевое положение, однако новые
три пули Саввина поразили его раньше, чем он обнаружил цель. Этот солдат
пал к земле со всего роста, и дорожная истертая пыль поднялась в безветрии
над его трупом. Но большая пленница, что пошла домой по воле своего
сердца, теперь тоже лежала в траве возле дороги.
Саввин все еще держал свой револьвер, положив его дуло меж двух
ветвей, росших рогаткой; он хотел еще убить какого-нибудь врага, но больше
их пока не было. Пленные женщины сразу исчезли с дороги; они стремились
через поле в дальний лес, по ту сторону дороги, спеша утолить свою тоску
по дому и свободе.
Мы ушли кустарником своим направлением и вскоре легли спать в кущах
бурьяна на дне оврага.
Мы проснулись под вечер, но еще засветло. По оврагу плыл едкий дым от
горящего ветхого жилья.
- Что это там? - сказал я Саввину. - Должно быть, деревня горит...
- А что там! - грустно произнес Саввин. - Там обыкновенно что: враги
народ наш казнят. Пойдем туда! Обожди...
Он нашел у себя в кармане листик бумаги и написал на нем карандашом
название деревни, куда мы шли, и имя своего дяди; он хотел, чтоб я и один
мог найти ту избушку, где хранится тайна вечной, несокрушимой брони; он
понимал, что может скончаться от руки врага, и завещал мне спасти свое
драгоценное достояние, которое, он верил, может оградить наш народ от
смерти и помочь его победе.
Мы вышли на бровку оврага. Невдалеке от нас, вверх по земле, тихо
догорали деревенские избы; пламя пожара уже угасало, и последние искры
восходили к небу. Навстречу нам шла женщина с тяжелой ношей на руках,
запеленатой в одеяло. Мы остановили ее.
- Ты куда? - спросил у нее Саввин.
- Теперь хоронить хожу, потом сама помирать сюда приду, - сказала
женщина и приветливо улыбнулась нам; на вид эта женщина была уже старухой,
а может быть, она состарилась до времени.
- Кто там, в этой деревне? - указал Саввин на пожар.
Женщина не ответила. Она села со своей ношей на землю и отвернула
край одеяла.
Из-под одеяла забелело, почти засветилось лицо ребенка, украшенное
вокруг локонами младенчества. Мы склонились к этому столь странному,
сияющему лицу ребенка и увидели, что глаза его тоже смотрят на нас, но
взор его равнодушен; он был мертв, и лицо его светилось от нежности
обескровленной кожи. Женщина повела на нас рукой, чтобы мы отошли. Мы
послушались ее.
Женщина покачала ребенка.
- Сейчас, сейчас, - сказала она ему, - сейчас я тебя в овражке
схороню и лопушками укрою, потом братцев и сестриц тебе принесу, потом
сама приду, сама с вами лягу и сказку вам расскажу, новую сказку:
Жили-были люди,
Померли все люди.
Нарожались черви,
Стали черви люди.
Черви все подохли,
И осталась глина.
А на глине корка,
А на корке травка,
В травке той росистой
Сердце наше дышит,
Сердце наше плачет
Об умерших детях.
Все прошло-пропало.
Одно сердце стало
Жить на свете вечно,
Умереть не может,
Потому что плачет,
Плачет-ожидает,
Мертвых вспоминает.
Мертвые вернутся,
Спящие проснутся,
И тогда что было -
Сердце позабудет
И любить вас будет
В неразлучной жизни...
Потом женщина покрыла лицо ребенка уголком одеяла и пошла с ним в
глубину оврага, улыбнувшись в нашу сторону, но улыбка ее была столь
жалкой, что означала лишь терпеливую печаль ее жизни. Мы подождали ее. Она
вернулась с пустым одеялом и пошла обратно на деревню. Мы тронулись за
ней; она, оглянувшись на нас, вдруг запела веселую женскую песню.
- Ты что? - спросил ее Саввин.
- А я хмельная, - весело сказала женщина.
- А кто же тебя водкой здесь поит, немцы, что ль? - удивился Саввин.
- Они, а кто же! - ответила женщина. - Я детей из яслей хоронить
таскаю, их там печным чадом поморили...
- Кто их поморил? - спокойно спросил Саввин.
- Они, - сказала женщина, - а мужиков и баб всех прочь угнали,
оставили самую малость, да и тех побьют - деревня-то каждую ночь горит,
они ее сами жгут, а на нас серчают и казнь нам дают.
Саввин взял женщину за руку.
- Где сейчас немцы? Только не ври! Много выпила-то?
- Чуть-чуть, - произнесла крестьянка. - Обещали еще потом угостить, и
закуску, сказывали, дадут. Они теперь в школе, вон на том краю. Там
помещение каменное, там и ясли были с детьми, а теперь детей поморили и от
них дух пошел, а немцам наш дух не нравится, вот я и ношу ребят на
покой... Сама плачу над ними, сама отпеваю их, - кто ж будет горевать-то
по ним? - одна я женщина и осталась на деревне, всем я теперь мать, да еще
две старухи помирают лежат, а четырех мужиков остаточных они при себе на
черной работе держат, коли не побили уже: вчерашний-то день наших шестеро
было в живых, двоих они убили...
Крестьянка ушла от нас, стало сумрачно и темно, пожар давно потух. Мы
легли в траву на околице этой сожженной, разоренной, нелюдимой деревни,
куда ушла крестьянка, веселая от хмеля и печальная от судьбы. Вскоре она
снова появилась и прошла мимо нас к оврагу с маленьким покойником,
завернутым в одеяло. Потом она пошла обратно. Мы глядели на ее темное
тело, бредущее ночью по траве, и ожидали, когда она опять пойдет мимо нас.
Она опять пришла с очередной ношей в одеяле и скрылась во мраке оврага.
Затем возвратилась и снова прошла на деревню, к мертвым детям. Мы следили
за ее работой и молча терпели наше горе. Но сколько его можно терпеть, - и
не за то ли, что мы терпим наше горе и прощаем мучителям, мы погибаем? Не
означает ли такое терпение только нашу любовь к собственному существу,
только наше желание жить какими угодно средствами, забывая погибших и
любимых, прощая убийц, сдерживая свою душу против врагов, лишь бы нам
можно было дышать хоть вполсердца и есть пищу, какую дадут, лишь бы нам
позволили жить хотя бы в вечной муке? И я подумал: как бы мне хотелось
увидеть человека, послушного лишь мгновенному решению своего разума и
сердца и не подчиненного томительной привязанности к жизни! И жизнь - где
она одухотвореннее и сладостнее, как не в таком мгновенном движении сердца
и в осуществлении его решения?..
Крестьянка в очередной раз прошла со своей ношей в овраг и вот уже
снова возвращалась обратно. Саввин поднялся, положил руку за пояс, где у
него хранился короткий и мощный палаш-клинок, и направился вослед женщине.
- Обожди меня тут, - сказал он мне тихо. - Я скоро буду.
- А броня? - спросил я. - Тебя убить могут, надо сначала дойти до
твоей деревни, я один заблужусь.
- Найдешь, - часто дыша, ответил Саввин. - И меня убить не могут,
потому что я сам убью их!..
Я остался один. Всюду была темная ночь, в деревне была тишина. Я
ожидал Саввина, радуясь, что у него оказалось то человеческое, внезапное
сердце, которое я так любил всегда и ожидал везде.
В деревне раздался выстрел, но глухой и робкий. Я больше не мог
оставаться неподвижным, потому что я тоже был человеком, и побежал во
тьму, куда ушел Саввин. Долгое время я искал школу, это каменное
помещение, где лежали наши мертвые дети, а ныне были немцы. Я блуждал в
огородах, в каком-то инвентаре и среди избяных печей, оставшихся после
пожара; затем я выбежал на пустошь. Там одинокий человек шел куда-то, и я
сразу напал на него, но, почувствовав беззащитную мякоть тела, я оставил
это существо. Оно оказалось плачущей женщиной, и по голосу я узнал
крестьянку, которая таскала мертвых детей в овраг.
Она повела меня, и я пошел.
- Не бойся, их теперь нету, - сказала она.
- Чего ты плачешь? - спросил я у женщины.
- Он их всех побил... он их клинком заколол, сперва одного, на часах,
потом прочих, кои уж на отдых легли в помещении, - говорила женщина. - Он
их сразу, он им и вспомнить про себя не дал, семь душ - все лежат...
- А чего ты плачешь?
- А он и сам тоже лежит помирает... Один-то враг не враз помер и в
него поспел стрельнуть - и попал ему в грудь насквозь... Я побежала
кликнуть бабку-повитуху, а она тоже померла без присмотра.
У входа в школу лежал навзничь мертвый часовой. Крестьянка взяла его
за ноги и поволокла, чтобы тут его не было. Внутри помещения горел фонарь
<летучая мышь> и смутно освещал чужих покойников; двое из них лежали на
детских кроватках, которые немцы приспособили для сна, поставив для
удлинения их табуретки; прочие кровати были пусты, и четверо мертвецов
валялись на полу - они, должно быть, пытались одолеть Саввина; один немец
лежал в черной шинели, а остальные были в белье, разобравшись на ночь
по-домашнему.
Саввин лежал в углу, в отдалении, отдельно от поверженных им врагов.
Я склонился к его лицу и подложил ему под голову детскую подушку.
- Тебе плохо? - спросил я у него.
- Почему плохо? - нормально, - трудно дыша, сказал Саввин. - Я умираю
полезно.
- Тебе больно?
- Нет. Больно живым, а я кончаюсь, - прошептал Саввин.
- Как же ты их всех один осилил? - спрашивал я, расстегивая ему
пуговицу на воротнике рубашки.
Саввину стало тяжко, но он произнес мне в ответ:
- Не в силе дело, - в решимости и в любви, твердой, как зло...
Он начал забываться; потом прошептал свое имя, может быть вспомнив,
как его когда-то называла мать, и, утратив память о жизни, закрыл глаза
насмерть.
Я поцеловал его, я попрощался с ним навеки и пошел выполнять его
завещание о несокрушимой броне. Но самое прочное вещество, оберегающее
Россию от смерти, сохраняющее русский народ бессмертным, осталось в
умершем сердце этого человека.

tlt_2008

Только что прослушал по радио этот рассказ.
Руслан, да ты оказывается хороший стенаграфист
Так качественно записать услышанный рассказ - это ндо большой талант иметь

yurimedvedev

Выблядки Синагоги
ты не толерантен :/
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: