Интервью Васильева Литпрому

tachenka28

http://compromat.ru/main/kommersant/vasilievint.htm
"Пидорские журналистские методы"
Оригинал этого материала http://litprom.ru/text.phtml?storycode=27737
© litprom.ru, 04.10.2008, Фото: "Коммерсант"
"По стакану с Багировым". Андрей Васильев, ИД "КоммерсантЪ"
Главный редактор газеты "Коммерсант" Андрей Васильев
Итак, небольшая авторская преамбула. Сегодня попробуем дать старт принципиально новой разновидности жанра интервью. Старое говно, когда собирались два мудака, срали друг другу в уши, и выёбывались, как павлины блядь в брачный период, давно уже никому не интересно. Лично мне всегда было любопытно, как люди из ящика ведут себя за кадром. То есть, за стаканом. Этот проект - некоммерческий, никого ни к чему не обязывает, это просто моё маленькое хобби, коль угодно. Я буду брать интервью у уважаемых мною людей, и вывешивать на ресурс. Первым из них дал свое согласие Андрей Васильев, легендарный главред ИД "КоммерсантЪ". Лично для меня этот человек - воплощение целой эпохи, личность колоссального маштаба, и мне очень польстило, что он не отказался поддержать моё столь безобидное начинание. Мы встретились в "Маяке", врезали по стакану, и пообщались.
Васильев: Поскольку я даю интервью уважаемому сайту Литпром ру, то хочу сделать заявление. Если это заявление не будет опубликовано, то тогда всё интервью не имеет никакого смысла.
Багиров: Да, пожалуйста.
Васильев: Стихи Орлуши - говно. И сам он - тоже говно. И вот такое вот говно тоже работало в издательском доме "КоммерсантЪ"!
Багиров: Блядь, завидую Орлуше аццки. Про меня бы такой монстр сказал. Впрочем, заявление принято. Слушай, вот мне некоторые журналисты неформально часто задают вопрос, который я тебе тоже давно хотел задать. Звучит он так: ты почему такой охуевший?
Васильев: А чё ты им на это отвечаешь?
Багиров: Да очень просто. Отвечаю, что я такой, потому что честный. А вот ты - почему ты такой охуевший?
Васильев: Нет, что значит охуевший? Поясни, блядь!
Багиров: Ща, погоди. Ну, вот я у тебя щас как беру интервью? Я ж не журналист, и у меня свои какие-то к тебе вопросы, личные.
Васильев: Ты конкретней давай, блядь, не юли. Ты позвони вот этим своим, блядь, которые тебе зарплату платят...
Багиров: Тихо-тихо-тихо! Обижаешь, начальник. Мне никто не платит зарплату. Я тут сам по себе.
Васильев: ... что они этим вопросом имели ввиду?
Багиров: Вася, повторяю, я тут сам по себе. Я главред Литпрома. В этом качестве и беру у тебя интервью. Мне похуй ваще. У меня начальников нет. У меня не Сурков там, не те, которые там, туда-сюда. Я вообще, может быть, первый в твоей жизни реально независимый и неангажированный интервьюер. Понимаешь? Щас поясню, что я имел ввиду. Итак: я еще пиздюком был совсем, когда впервые взял в руки газету "КоммерсантЪ". Я сейчас у тебя беру интервью, как у, блядь, памятника эпохи.
Васильев: Говно вопрос.
Багиров: Человек охуевший - это который всё время, за все мыслимые и немыслимые смены эпох, за которым наблюдают сотни тысяч миллионов, и всё такое...
Васильев: Ты не еби вола-то! Конкретику давай. Хули ты преамбулами своими здесь...
Багиров: Не перебивай. Я, блядь, не журналист нихуя. И вообще это мое первое в жизни интервью. Итак, человек, который пересидел дохуя народу - Березовского там, Ельцина, и всё такое - и ухитрился ни разу не сесть на жопу нигде. Хотя я больше чем уверен, что посадить тебя на жопу пытались неоднократно. Короче: политическая конъюнктура в твою эпоху менялась в стране дохуя раз. Но ты ни разу не сел на жопу. Как ты так смог?
Васильев: (смеется) Объясняю: перед пацанами было бы неудобно.
Багиров: Бляяя. Ну, ладно. А вот эти приколы все смешные, с туалетной бумагой, когда НАШИ вам акцию устроили...
Васильев: Мы послали их на хуй.
Багиров: Но это же...
Васильев: Кстати, это стоило недешево.
Багиров: Что, послать их на хуй?
Васильев: Нет, туалетная-то бумага - это ваще говно. Я имею ввиду их DDOS-атаки на наш сайт. Очень дорого стоило эти атаки отбить. Причем, мы это делали на деньги «Коммерсанта» — то есть в конечном итоге на частные деньги Алишера Бурхановича Усманова (владелец ИД КоммерсантЪ — прим. Багиров а они это делали вовсе не на деньги Владислава Юрьевича Суркова - которого мы все, сам понимаешь, уважаем, а за...
Багиров: Да, Владислав Юрьевич великий политик.
Васильев:...а на наши с тобой налоговые бабки. Вот в чем дело. Вот эти пидарасы, (утвердительно кивает головой на диктофон) я настаиваю - пидарасы!
Багиров: Мне похуй, у меня на сайте цензуры нет.
Васильев: Ну, или комсомольцы (смеется). Можешь написать комсомольцы, а в скобках - пидарасы.
Багиров: Как хочешь (смеется).
Васильев: Вот эти пидарасы ёбнули двадцать штук баксов, чтобы посадить сайт "Коммерсанта". Отбить её стоило дороже. Разница только в происхождении денег. Пидарасы. Да, кстати, и Орлуша тоже пидарас!
Багиров: (смеется) Предупреждаю, это всё будет опубликовано дословно. У меня не поднимется рука править такого мастодонта.
Васильев: Править, кстати, всегда нужно любого монстра! Тебе за это зарплату платят.
Багиров: (оскорбленно) Слышь, ну ты чё, в натуре? Я же сказал уже про зарплату тебе: я пишу книжки, и за это получаю бабло. А зарплата - это ты меня попутал с кем-то.
Васильев: (недоверчиво) Ну, хорошо. Поехали дальше.
Багиров: Едем дальше. Сурков какое отношение имеет к "Коммерсанту"?
Васильев: Только такое, что он проебал много денег налогоплательщиков на своих сраных комсомольцев, у которых нихуя не получилось загасить сайт "kommersant.ru".
Багиров: То есть, Сурков не курирует сайт Коммерсант ру, и вообще издательский дом "КоммерсантЪ"?
Васильев: Откуда я, блядь, знаю, чо он курирует, а чо нет?!
Багиров: (изумленно) Как, блядь?! А кто должен знать? Кто у нас шеф-редактор? Я, или ты?
Васильев: Но я же не шеф-редактор Суркова! Я вот считаю, что он пишет довольно посредственные стихи. Если бы он был моим подчиненным, я бы ему... помог. Ну, вообще помог бы. С пиаром там... Ну, я бы мог бы... Он хороший парень, правда! Неглупый. Прикольный даже по-своему. Во-первых, я отсоветовал бы ему связываться с наркоманами...
Багиров: С кем?!
Васильев: С наркоманами. Ну, "Агатой Кристи" этой. Потому, что это неприлично.
Багиров: Ну они же эти, как их, рокеры. Песни поют на стихи, которые он написал...
Васильев: Они наркоманы. Но (с сожалением) он не мой подчиненный.
Багиров: Я догадываюсь.
Васильев: И я ничего не могу с этим поделать. Я мог погасить его дешевую DDOS-атаку...
Багиров: То есть, это конкретно Сурков организовал эту атаку на ваш сайт?
Васильев: ...и это неприлично. Потому что он организовал её за твоё и моё бабло. А мне жалко бабла на всякую хуйню.
Багиров: А правда, что ты Березовскому денег должен?
Васильев: Нет, это он мне должен. Два с половиной миллиона долларов.
Багиров: Зарплаты?
Васильев: Ну, по-договоренности. Причем, я ему говорил, что Боря, давай заключим договор официальный. А он мне: "Да ладно тебе. Мы ж семья!".
Багиров: М-да, что-то мне это напоминает. У самого недавно произошло что-то похожее...
Васильев: Ну, семья так семья. Ну и хорошо.
Багиров: А правда ли, что за последние пятнадцать лет ты выебал всех без исключения симпатичных сотрудниц "Коммерсанта"?
Васильев: (громко ржет) Давай лучше скажем: "За предпоследние пятнадцать лет" (оба громко смеются). За предпоследние - да, правда, пожалуй. А если серьезно, то (критично оглядывает себя) посмотри, блядь, на меня, и сам скажи - правда ли это?
Багиров: А хули нет-то? Был бы я бабой, то дал бы тебе в ближайшей подворотне. Ты ж памятник.
Васильев: Бля, хорошо, что ты не баба (оба ржут).
Багиров: Хорошо, а Субботину за что выгнал? Ходят слухи, что за очень неприличное поведение.
Васильев: Нет, она вообще-то сама ушла — в РИА «Новости». Ну, неважно. Но я, скрывать не стану, был дико рад, что она ушла. А ее новая начальница мне потом говорит: "Ну что за говно такое я у тебя взяла?" А я-то хули сделаю? Со мной же не советовались.
Багиров: А Кашин, стало быть, у тебя не работает?
Васильев: Кашин сам бляданул.
Багиров: Ну, этому я не удивляюсь. А подробней?
Васильев: Реально бляданул.
Багиров: Ему больше заплатили, или что?
Васильев: Не, тут другое. Он просто связался с Сурковым. Работал в "Эксперте"...
Багиров: Кашин? На Суркова?!
Васильев: Я был тогда в Киеве, в ссылке. И Кашин тогда ушел. Я не знаю, почему он ушел. Но когда он ко мне решил вернуться, то я его не взял. Я ему сказал: "Кашин, ты связан с Сурковым. Иди на хуй отсюда." Он завопил: "Да я никогда! Чтоб я - с Сурковым?!" Я ему ответил: "Кашин, может быть, я тебе и верю. А общественность тебе больше не верит. А журналист очень зависит от общественного мнения. И если ты замазан с Сурковым, то ты не можешь работать в "Коммерсанте".
Багиров: Получается, Сурков такой большой идеологический противник "Коммерсанта"?
Васильев: Конечно! Потому, что "КоммерсантЪ" - не идеологическое издание. Да даже если бы он был замазан с Немцовым...
Багиров: Ну, Немцов это не политик, извини.
Васильев: А всё равно. Мне просто не нужны журналисты, замазанные с политиками. Причем, в этом смысле мне по фигу - Немцов, Сурков, Новодворская, Касьянов... Насрать. Журналист, замазанный на политике, мне на хрен не нужен. И мне даже не важно, как это на самом деле. Если есть мнение...
Багиров: То есть, если завтра общественное мнение покажет, что Кашин ебался в жопу, то ты...
Васильев: Нет, вот это как раз мне безразлично.
Багиров: Вот он, либерализм в чистом виде. К примеру, у меня на Литпроме никогда не было в редакции пидарасов. И не предвидится, иншалла.
Васильев: Нет, мне похуй. Пусть ебецца в жопу. Хотя (смеется Женя Милова (бывшая жена Кашина, сотрудница "Ъ" - прим.Багиров) будет против, наверное.
Багиров: Кстати, о Миловой. Очень известное в узких кругах имя. Я даже не знаю, как она выглядит, и не имею против неё абсолютно ничего, но все её подруги и друзья рассказывают мне, что журналиста "Коммерсанта" Милову все, кому не лень, включая сотрудников, ебут за сапоги. Это правда?
Васильев: (запальчиво) Никогда в жизни! Никогда в жизни Женю Милову ни сотрудники не ебали за сапоги, ни гораздо более... богатые люди не ебали её за сапоги! Это полная хуйня! Хотя... про этот слух я знаю.
Багиров: То есть, не за сапоги?
Васильев: (перебивает) Послушай! Этот слух - не политический!
Багиров: Да мы с тобой не о политике говорим...
Васильев: Мне похуй. Про любую женщину, которая работает в сфере, ну... женской журналистики, ходят всякие безумные слухи.
Багиров: Резюмируем. Женя Милова - порядочный журналист?
Васильев: Она - довольно хуёвый журналист. (оба громко ржут)
Багиров: Ну, хоть что-то конкретное. Спасибо тебе большое. Слушай, Вась, а тебя когда-нибудь пиздили?
Васильев: Да сто раз. Я в Таманской дивизии служил.
Багиров: О, про Таманскую дивизию есть глава в моей следующей книге. Но я имел ввиду именно то время, что ты рулишь "Коммерсантом". За это время тебя хоть раз по-человечески пиздили?
Васильев: Щас, дай подумать...
Багиров: Не пьяная драка чтоб...
Васильев: Нет, ну вот недавно меня пытался отпиздить человек, прямо здесь, в "Маяке"... Его просто вынесли отсюда на руках, и на счет "раз-два" выкинули ебалом в лужу.
Багиров: Ну, ясное дело, что пиздить тебя в "Маяке" - это неблагодарное, бесперспективное занятие. Я имею ввиду пиздюли, связанные с профессиональной деятельностью.
Васильев: Нет. После армии меня никто особо не пиздил.
Багиров: А кто в "Коммерсанте" реально главный - ты или Демьян Кудрявцев (гендиректор "Ъ" - прим. Багиров)?
Васильев: Э-мммм...
Багиров: Ну, я в том смысле, если к тебе, скажем, придет Кудрявцев, и скажет: "Слышь, Вась, а напиши-ка, что вот поэт Орлуша - хуесос, говно, и..."
Васильев: И муравей.
Багиров: И муравей. А ты вот не захочешь, скажем, этого писать. А Кудрявцев тебе: "Слы, хорёк, пиши бля, ёбана!"
Васильев: Значит, так. Никто не поверит, но - у Дёмы своя тема, у меня - своя. Я, когда дело касается денег, я иду к Дёме, и до последней копейки утверждаю с ним по баблу. Когда же дело касается текстов, даже по хуйне, Дёма мне звонит, и говорит...
Багиров: То есть, Дёма по финансам, а ты по контенту? Не пойми неправильно, просто слухов много всяких ходит...
Васильев: Когда мы разошлись с моим ахуительным другом, гендиректором Лёней Милославским, с которым мы десять лет делили каждую копейку... Короче, Лёня вдруг стал рулить моей темой - текстами. И возникла такая ситуация - либо он меня схарчит, либо я его. И я его, естественно, схарчил. Потому что Лёня - пионэр, а я - старый лысый еврей. Хотя мне дико обидно, потому что мы были очень большие друзья. Короче, когда Дёма был в Лондоне, он попытался всем рулить. Но на Дёминых глазах я схарчил Милославского. И Дёма сейчас, надо сказать, ведет себя ахуительно. Соответственно, я тоже должен вести себя ахуительно. Когда дело касается денежных вопросов, то я должен всё решать с Дёмой. А когда дело касается контента, то Дёма должен всё решать со мной. И, надо сказать, уже два года мы отлично себя чувствуем. Хотя, конечно, мы друг друга ненавидим (ржет).
Багиров: Ну, это в порядке вещей. А расскажи мне вот что, пожалуйста. Недавно был очень громкий скандал с этим, как его... Шварцманом. Кто это пробашлял? Кто за этим стоял вообще? Кто вбросил? Только не говори, что никто. Не верится нихуя.
Васильев: Тебе правда очень важно это знать?
Багиров: Мне интересно. Я ж повторяю - это не для какой-то заказухи интервью. Я просто беседую с одним из идолов своей крайне неспокойной молодости.
Васильев: Да мне похуй, я не об этом. Просто если тебе интересно, то я сейчас задвину довольно длинную телегу.
Багиров: Да я тебя об этом и прошу! Запишу всё, до последнего слова.
Васильев: В мае прошлого года был некий тендер на государственное бабло. Фьючерсы. Мы, разумеется, следили, писали - мы ж пресса. Не то, чтобы там прям космическое бабло какое-то. Но два-три миллиарда рублей. И вдруг этот тендер выигрывает какая-то хуйня. Выигрывает у серьезных компаний, между прочим. Даже у Газпромовской. Возникает вопрос - кто эти люди? И хули нам об этом писать? Мы ж нихуя не знаем, поэтому пишем такие довольно беспомощные заметки. И не понимаем - что же это там, блядь, такое? И тут едет один из наших в командировку...
Багиров: Журналист?
Васильев: Хуя. Аж целый замзав отдела. Ну, я конечно не против - пусть поедет, пусть разберется. Потому что в следующем году аукцион-то совсем на другие бабки - там уже ярдов тридцать.
Багиров: Ахуеть! Ярд зелени!
Васильев: Угу. И мы ж должны понять вообще, чё происходит. Поехал чувак, ну, набрал каких-то интервью. С кем-то сидит, в самолете треплется. Приезжает. Ночь, время половина первого... и тут начинается жесть. Я спрашиваю - он (Шварцман - прим. Багиров) чё, пьяный был? В Америке вроде три часа дня. С похмелья вроде быть поздно, а для нажраться пока рано. Нет, говорят, трезвый был. Я спрашиваю - не прерывал ли он интервью? Ну, может, он пошел в туалет, и ну, в две ноздри сразу... Отвечают: нет, блядь! Ну, я говорю - окей. Я готов опубликовать это интервью, если он распишется на каждой (!) странице!
Багиров: Да, читали. Он подписался.
Васильев: Подписался, блядь! Ты вот думаешь, что Кремль, или еще кто-то там зарядил... Все они знают, какая я трусливая еврейская морда! Если бы я думал, что кто-то там чего-то заряжает, то я бы жидким говном обосрался, и никогда бы этого не опубликовал! Так что история чистая.
Багиров: А сам-то как думаешь, зачем это было Шварцману? Ему что, просто повыёбываться хотелось?
Васильев: Да, он хотел повыёбываться. Больше того, я думаю, что он вот ну не у Игоря Сечина, но у каких-то промежуточных полковников даже и интересовался, типа можно ли мне того... А они махнули рукой, и сказали - ну, а хуй с тобой. Хуярь, а мы посмотрим. Чего мы скрываемся-то? Мы ведь такие ребята крутые. Более того, один Очень Влиятельный человек мне как раз и дал понять, что так оно и было.
Багиров: Заебись...
Васильев: Нет, не заебись. Это хуёво.
Багиров: Ну, ты ведь знаешь, что у нас всё в рамках действующего законодательства...
Васильев: Да мне насрать! Я о том, что если у меня в руках сенсационное интервью, то я просто должен его опубликовать. Ты просто просил рассказать, вот я и рассказал. Это чистая правда.
Багиров: А музыку ты слушаешь? Или тебе похуй до неё вообще?
Васильев: Я вот люблю только одну песенку. Благодаря которой я понимаю, что герой нашего времени Сергей Шнуров - это хуй, говно и муравей. Короче, песню эту написал дядя Федя Чистяков...
Багиров: Группа "Ноль", если не ошибаюсь.
Васильев: Точно. Песня такая: (тщательно, со вкусом декламирует) Натянул на фэндэр струны. Мэдиатор в руку взял. Ябануууул стакан портвэйна. И (спускается на шепот) - тихонько заиграл. Эх! Рок, говнорок! Фэндэр Стратокастэр! Я и песни петь могу!
Хором: И ебацца мастер!
Багиров: Ебануцца!
Васильев: (мгновенно цитирует Орлушу) Это же ебануцца, просто ебануцца, ну какой меня там ожидал пиздец!
Багиров: Ну... Чё там с музыкой-то?
Васильев: Короче, я считаю, что Шнур - реальный пидор. Он пидор! Он спиздил всю эстетику дяди Феди Чистякова! А вот пусть мне Шнур напишет что-нибудь типа "Иду, курю"? Да он обосрётся жидким калом!
Багиров: У Шнура эстетика другая. Он деньги зарабатывает.
Васильев: В том-то и дело! Но - если ты зарабатываешь бабки, то нахуя ты делаешь из себя панка?
Багиров: Ну, хуй знает. Нормально живет вроде пацан. Бухает, ебальники разбивает, ему тоже разбивают иногда. Музыка у него говно полное, да, но это ж не главное.
Васильев: Да нет там музыки! Ничё там нет! Но открою тебе аццкий секрет. Скоро мы со Шнуром снимаемся в кино (ржет). Он там играет бандита, а я главреда.
Багиров: (ржет) Нихуя себе! Шнур - бандита?
Васильев: (ржет) А хуле. Приходит он такой ко мне типа, и пальцы так веером - хуяк! А я типа обсираюсь так... И мне за это кино платят (называет сумму). А мне просто похуй, я просто люблю сниматься. (оба ржут) Кстати, я вот тут написал песню...
Багиров: Кто? Ты?! Песню?
Васильев: Да, блядь, я. Песню Юрия Шевчука.
Багиров: Не понял нихуя. Он её чё, петь будет?
Васильев: Нихуя он её петь не будет. Я её написал, я её и спою. Слушай сюда (поет на мотив Шевчука):
Что такое осень? Это бляди.
Киевские бляди под водою!
Их теперь не выебешь ни спереди, ни сзади,
Осенью ебешься сам с собою!
(оба громко ржут)
Васильев: За эту песню двойной стакан с тебя.
Багиров: Хоть тройной. Вась, а как ты относишься к Владимиру Рудольфычу Соловьеву? Спрашиваю потому, что штамп "считающий себя порядочным журналистом" с легкой руки "Коммерсанта" въелся в Рудольфыча настолько прочно, что не оттереть. Ассоциативный ряд теперь очень прямой.
Васильев: Хуёво я к нему отношусь, хули скрывать. Короче, тема такая. Приходит ко мне Бородина, которая у меня пишет про телевидение. Это настолько уважаемая и порядочная женщина, что когда крупнейшие теленачальники меняют номера мобильников, то сразу пишут ей об этом уведомительный смс. Добродеев, Эрнст, и прочие. Это женщина с безупречной репутацией. Она никому из них никогда не сосала хуй! Хули ты глаза вытаращил? Я тебе реально говорю! Она с ними всеми на вы!
Багиров: А я чего? Я вообще не знаю, кто это. У меня нет оснований тебе не верить. Хоть в существование честных журналистов я не особенно-то и верю.
Васильев: Итак. Она ко мне приходит, и говорит: "Ну, вот Соловьев в эфире обвинил меня в том, что я беру взятки на канале СТС". Ты понимаешь, Бородина — это человек, который... (очень эмоционально говорит) Ну, блядь, ну даже я сам ей взятку дать не могу! Я, её начальник! Не возьмет, хоть убейся! Ну, я ей и говорю: "Ну, давай подадим на Соловьева в суд". И дает она мне распечатки его эфира. Ну, там письмо, всё такое... Там сразу этот, как его зовут... директор "Серебряного Дождя".
Багиров: Дмитрий Владимирович Савицкий.
Васильев: Да! Мне сразу пишет письмо, что типа мэ-э-э, хуё-моё, веники... И тут оказывается, что мы не можем подать в суд на Соловьева. Потому что он, как последняя блядь, сделал так, что в суд на него нихуя не подать. Он же, сука, опытный! Он всю свою пургу гнал с вопросительной интонацией!
Багиров: То есть?
Васильев: Ну, типа: "Правда ли вы ездили сосать хуй туда-то?" И в числе прочих высеров был такой: "Арина, вы что, считаете себя порядочным журналистом?" Это он в эфире своём, а Арины-то в этом эфире не было! Ну, короче, в суд мы подать не можем. Просрём потому что. Он грамотно всё сделал. После этого я дал команду: "Если у нас встречается фамилия Соловьев, причем в любом контексте, то мы пишем "Владимир Соловьев, считающий себя порядочным журналистом"... и далее по тексту. (оба ржут)
Багиров: Пиздец. Это твоя инициатива?
Васильев: Это моя инициатива. Просто везде. При любом его упоминании. Ко мне приходят ребята, и уточняют: "А если в одной заметке его фамилия будет двенадцать раз? Так же не может быть!" А я им отвечаю: "Может, блядь!" "Владимир Соловьев, считающий себя порядочным журналистом"... Хуярьте, блядь!
Багиров: Жестко.
Васильев: Соловьев, надо сказать, сразу же обосрался просто поносом! Он мне сразу же начал звонить. Типа, чё за хуйня? А я ему: "Слышь, подожди, алё! Ты что, не считаешь себя порядочным журналистом? Какие претензии-то к нам? Брат! Ты чё?"
Багиров: (ржет) Пиздец, пиздец! Всё, я понял, тема закрыта.
Васильев: Не, погоди. Я резюмирую: говно к говну плывет.
Багиров: Понял, говно вопрос. А что скажешь про Ольгу Алленову? Она, между прочим, пишет довольно жесткие тексты про войну, про чеченцев, и прочее. Типа Политковской. Не боишься, что её также грохнут к ёбаной матери?
Васильев: Да, могут, и в любой момент. Но только мы с Ольгой Алленовой - привет, Оля, я люблю тебя! - нам похую этот Рамзан. Потому что когда Рамзан еще ходил под стол в памперсах, Оля уже лежала в вонючих окопах чеченских, и никто не мог её остановить. Она писала самые лучшие репортажи. Она всегда говорит: "Надо писать только то, что видишь!"
Багиров: А скажи мне принципиальную разницу между Алленовой и Политковской. Хотя бы навскидку. Чтоб не мудрить, хуедрить... Разницу между их деятельностью.
Васильев: Легко. Алленова - журналист. А Политковская - общественный деятель.
Багиров: Чё?
Васильев: Я не знаю, что такое общественный деятель. Мне нравится журналистика. Журналисты пишут то, что видят. Ольгу можно любить, можно не любить, но я точно знаю, что Рамзан обосрётся её убивать. Потому что она - как погода. Погода - есть, и её убить невозможно. А если журналист не врет, то даже Рамзан не сможет его убить. Потому что его не поймут даже чеченцы.
Багиров: Ты считаешь, что Политковскую завалил Рамзан?
Васильев: Я не знаю об этом, правда. Я вообще ничего не знаю о жизни политических деятелей.
Багиров: То есть, с твоей точки зрения журналиста - Политковская журналистом не являлась?
Васильев: Ясен хуй.
Багиров: Окей, тогда закроем эту тему. Слушай, а как ты относишься к деятельности этой старой ебанутой клоунессы, как её... Новодворская. Она у нас в блогосфере имеет весьма однозначную репутацию.
Васильев: Ну... Я про Новодворскую могу стока, скока угодно, но... Тетка столько просидела по тюрьмам, да. И если я, комсомолец, буду её осуждать, то я буду пидарасом.
Багиров: Хорошо. А-а-а...
Васильев: Хотя, эстетически она мне дико чужда.
Багиров: Блядь, она не только эстетически...
Васильев: Ну, неважно, да?
Багиров: Ну, вот и отлично. Спасибо за интервью, Вась. Давай еще ёбнем по стакану.
Васильев: Говно вопрос.
***
После драки
Оригинал этого материала, 07.10. 2008
Андрей Васильев
Как он сам писал в своих комментах: «Я не пользуюсь пидорскими журналистскими методами». Так вот, налицо пидорский метод.
Чувак подгреб ко мне в «Маяке» со стаканом и стал втирать про интернет-культуру: дескать, очень клево дать интервью по пьяни. Я застремался (как редактор): одно дело пьяный устный треп, другое — буковки. Он опять про интернет-культуру. В которой я, кстати, абсолютно не рублю.
Ну ладно, говорю, хрен с тобой — попробуем. Но без гарантий. Сначала посмотрим, что получится в виде буковок.
Причем, разговаривали по-честному — по пьяни. Так что я разговор запомнил слабо. А когда прочел текст, сначала кроме матюгов ничего не разобрал. Начал было редактировать, но плюнул. Сначала, говорю, ты, Багиров, убирай мат, а потом я буду разбираться. Было подозрение, что интервью получилось у него говенное. В смысле, не очень талантливое. Он там сам говорит, что интервьюирует вообще в первый раз. Мальчику еще работать и работать, прежде чем мою визу получить.
Он, видимо, это понял, и больше меня беспокоить не стал. А дальше — вы сами все читали.
Это я все к тому, чтобы предостеречь людей доброй воли. Бойтесь Багирова со стаканом. Который, между прочим, я и оплатил — у него денег не было.
***
Васю сильно нагнули
Оригинал этого материала
© bagirov, 07.10.2008
Эдуард Багиров
Сказать, что я в Васильеве разочарован - это ничего не сказать. Вчера я ему позвонил, и у нас состоялся следующий диалог:
Васильев: Ты чё, блядь, ахуел? Я тебе чё, давал визу на это интервью? Попробуй теперь только, сука, сунуться в "Маяк", и ваще ходи оглядывайся.
Признаться, я чуть стакан из рук не выронил. В моей жизни пока никто, НИКТО, блядь, не смел пытаться упрекнуть меня в таком низком, позорном пиздеже. Васильев, похоже, позабыл, что мы всё-таки живем в век достаточно прогрессивных технологий. И все передвижения писем в почтовых ящиках тачкуются с точностью до одной минуты.
Теперь немного истории. К Васильеву с вопросом об интервью я "подгреб" еще аж в начале августа. Словились случайно в "Маяке". Он согласие дал, и предложил позвонить в середине сентября (!). Что я благополучно и сделал. Потому что очень хотел взять интервью у уважаемого мною человека. Мы с ним нахуярились, и очень продуктивно пообщались. Настолько продуктивно, что после он вырезал из беседы чуть ли не половину. Итак, 29-го сентября в 17:06 мск я выслал ему 128Кб интервью в мыло, он это прочитал, мы созвонились, и он предложил вырезать немного мата, плюс несколько абзацев про уважаемых людей. Причем, просил не выкладывать до субботы, потому что в субботу встречался с одним из обосранных им людей лично, и не хотел конфликта. Мы по телефону обсудили все эти детали, он всё вырезал собственноручно, и спустя сутки, 20 сентября в 19:05 мск я получил от него исправленный вариант. Исправленный очень сильно - осталось всего 68Кб. У меня всё это лежит в мыле, предупреждаю сразу, все скрины уже сохранены, и лежат где надо, теперь уже на всякий случай. Исправлять и вырезать всё, что он посчитает нужным - это его абсолютное право, я пообещал ему возможность это сделать. И он этим правом воспользовался по полной программе. А мата я вырезал чуть ли не половину уже сам, но его все равно осталось много: просто не было смысла вырезать еще. Потому что это было бы уже совсем другое интервью. И в формат Литпрома оно уж точно бы не умещалось, несмотря на всё моё к Васе прошлое уважение.
Вчера за день мне позвонило несколько влиятельных людей. Им не понравилось, что Вася неприкрыто обосрал кучу народа, и мне были предъявлены претензии, что я это выложил. На что я сообщил, что звонить мне по этому поводу нет смысла, потому что я просто брал интервью; а снять его с Литпрома или из моего ЖЖ возможно только через мой труп. Да и прошли уже те времена, когда написанное пером можно было вырубить топором: теперь любой текст в пять минут по часам можно найти в кэше любого поисковика, откуда бы он ни был снесен. Влиятельные люди почесали в затылках, отстали от меня, и сильно нагнули Васю. Настолько сильно, что он отзвонился в состоянии, близком к истерике. Он не ожидал, видите ли, что меня вообще кто-то читает. Он думал, что вся Россия читает исключительно газету "КоммерсантЪ".
Г-н Васильев, в интервью мне Вы сами признались, что Вы хитрец и трус. Но я точно не мог ожидать, что сии черты Вашего характера я почувствую на собственной шкуре. За Вашу реплику "я оплатил стакан, у Багирова не было денег" - мне стыдно просто. Ни за что Вы не платили, не нужно врать, за моей деятельностью уже почти десять лет следят в Рунете сотни тысяч людей, многие из них знают меня лично, среди них огромное количество моих неподдельных врагов; но даже моим врагам Вы никогда не вотрете, что я лгун, подлец или халявщик. Вы - дурак, г-н Васильев. Потому что тот факт, что Вы вчера позволили себе хамский тон в разговоре со мной по телефону, я еще мог бы списать на то, что за Ваш неудержимый гон Вас просто без вазелина отъебали в жопу. Но блядь, я еще никому не прощал публичного обвинения меня во лжи. Это для меня красная тряпка. Понимаю, что для профессионального журналиста, коим Вы являетесь, категория "честность" представляется чем-то очень эфемерным, но это не моя проблема. Я легко могу выложить в публичный доступ все скрины из мыла, плюс аудиозапись этого интервью. Но не стану. Потому что не журналист. В смысле - пока не стану. Просто имейте ввиду, что это у меня есть. Вон оно лежит, я прям ща вижу на сервере. Вы знаете, что такое сервер?
Впрочем, в твоем комментарии Антону Носику проскочила одна ключевая фраза: "бойтесь Багирова со стаканом". Бойся, конечно, ёбаный ты козёл. Тебе есть, чего бояться. Ты самый настоящий журналист. За своё очко ты способен извернуться так, как еще никто, блядь, не изворачивался. Но со мной ты здорово промахнулся, несмотря на свои хитрость и трусость. Только не пытайся втереть людям, что в том, что ты говно, виноват Эдик Багиров. И не пытайся меня пугать, идиот, это уж совсем ни в какие ворота не лезет. Я тебя, лживое говно, при встрече пополам разорву в том же "Маяке", или просто тупо приду к тебе в кабинет, и отъебашу прямо там. Ты просто пиздец как вывел меня из себя. Я пока подумаю, что с тобой теперь делать, потому что сейчас очень зол, и не особенно адекватен, а тебе рекомендую извиниться.
Вась, пока просто рекомендую извиниться.

Irina_Afanaseva

Багиров молоток

mong

какие все грозные! :D
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: