Закон «О техническом регулировании» развала российской экономики

kondreu

 

stm5757752

Но принятие техрегламентов на эталоны не допускается статьей 6 самого ФЗ, так как они не будут соответствовать указанным в ней целям. Цели эти, напомню, направлены только на защиту жизни и здоровья людей, имущества всех форм собственности, а также на охрану окружающей среды и «предупреждение действий, вводящих в заблуждение приобретателей».
Эталоны изготавливаются по индивидуальным заказам с максимально достижимой в мире точностью. Поэтому ни об их безопасности, – чем может угрожать, допустим, эталон массы? - ни об обмане приобретателя этого штучного уникального изделия – государственный заказчик просто не оплатит работу при невыполнении его задания, – говорить не приходится.
Вместе с тем, техрегламенты на эталоны при выполнении условий статьи 7 ФЗ противоречили бы самим принципам единства измерений. Согласно этой статье, «технические регламенты с учётом степени риска причинения вреда устанавливают минимально необходимые требования, обеспечивающие единство измерений».
Единство обеспечивается применением узаконенных единиц физических величин, в отношении которых, как объектов виртуальных, принятых по международному соглашению, и отображаемых условно физически, например килограммовой гирей, бессмысленно говорить о минимуме или максимуме каких-либо требований безопасности. Ведь эти единицы просто символические обозначения. Кроме того, для них, как объектов условных, подобных буквам алфавита, отображаемых, в частности, различными звуками, и не представляющих какой-либо опасности, согласно статье 6 ФЗ, в принципе невозможно прописать техрегламент, да и вообще это абсурдно.
Единство обеспечивается также точностью воспроизведения эталонами размеров этих единиц и их передачи рабочим средствам измерений, причем она должна быть максимальной, достигнутой на сегодня наукой и техникой. Поэтому условия статей 6 и 7 в применении к единству измерений противоречат и международным соглашениям России в области их метрологического обеспечения. К тому же, в ФЗ сам смысл понятия «технический регламент» никоим образом не соответствует понятию «стандарт» на тот же эталон и их нельзя будет гармонизировать в принципе.
Сказанное распространяется на все стандарты и технические средства в области метрологического обеспечения единства измерений. Вплоть до стандартных образцов веществ и материалов, а также рабочих средств измерений, требование минимума точности для которых – просто абсурд, так как она зависит от требований к погрешности измерений конкретных параметров различных процессов и объектов. Иначе говоря, измерять надо так точно, как это необходимо в конкретных случаях, причем в каждом из них допустимая погрешность имеет вполне определенный экономический смысл.
К примеру, в 1968 г. фермеры США из-за высокой погрешности, допущенной при измерении влажности зерна, потеряли 340 млн. долларов. Или вот сравнительно высокая погрешность измерения расхода газа, которая при громадных объёмах поставок ведёт к громадной недоплате при его продажах.
Поэтому спрашивается, что означает приведённая выше норма статьи 7, если покупателя из-за «плохих» гирь обвесят, допустим, на 20 г? Это «минимально необходимые требования»? Или вред будет нанесён при большем обвесе? В недействующих ныне стандартах и иной нормативной документации допустимые погрешности измерений оговаривались, и они зависели не только от достигнутых технических и технологических возможностей производства рабочих измерительных приборов и устройств, но, как отмечалось, главным образом от требований самих измеряемых процессов и объектов, в том числе экономических.
Если отказ от обязательности стандартов и замена их техрегламентами для обеспечения безопасности продукции ещё как-то можно лукаво объяснить рыночными мотивами, то отказ от стандартов, регламентирующих единство измерений, и замена их вопреки самому же ФЗ на техрегламенты с весьма невразумительным по ФЗ содержимым требований объяснить совершенно невозможно. Эта невразумительность чревата для страны и серьезными экономическими последствиями. К слову, ежегодный экономический эффект от использования эталонной базы составлял в Советском Союзе в ценах конца 1980-х 100 млн. рублей.
Создается впечатление, что авторы ФЗ и законодатель были весьма далеки также от понимания сути и проблем метрологии. Ведь отказ от стандартов, поддерживавших в стране единство измерений, что является во всем мире важным, сугубо государственным делом, ведёт к печальным и трагическим последствиям. Обвес покупателей на рынке или опоздание поезда можно будет пережить. А вот из-за потери, к примеру, единства измерения времени начнут ошибаться радионавигационные системы, из-за чего станут падать самолёты и спутники, ракеты лететь не по назначению и возникнут прочие напасти.
Кроме того, ввиду необязательности теперь применения в России Международной системы единиц к нам начнут ввозить из США или Великобритании, где используют другие единицы, технику с резьбовыми соединениями в дюймах, а не в миллиметрах, расходомеры для измерения объема в галлонах, а не в кубических метрах, и т. д. Такую продукцию, чтобы устранить «туземных» конкурентов, будут продавать дешевле отечественных аналогов. Подобное уже произошло, в частности, с телевизорами в 1990-х, когда широко распахнули таможенную границу России, вступив тем самым неформально в ВТО.
Но могут случаться и трагедии. В начале 1960-х годов американский авиалайнер в одной из европейских стран недозаправили керосином: пилоты заявили требуемое его количество в галлонах, которыми в качестве единицы измерения объёма пользуются в Соединенных Штатах, а расходомер автозаправщика отпускал топливо в литрах. Вот и отпустили заявленное количество… в литрах. Но галлон равен 4,54 л, поэтому в баки не долили почти половину затребованного горючего. После чего, так как техники почему-то не сверили показания приборов, самолет на полпути домой рухнул в океан.
Между тем, некоторые технореформаторы из Минпромэнерго и его окружения договорились до полного абсурда - приватизации государственных эталонов. Но это смешно. Ведь надо говорить не об эталонах, а о приватизации всей системы метрологического обеспечения измерений. После чего можно будет внедрить рыночные отношения и в этой сфере. Если, к примеру, эталон массы приватизирует владелец какого-нибудь базара, он сможет превратить массу гирь в спекулятивный рыночный товар. Допустим, написано на гире 1 кг, но её действительная масса будет зависеть от продажной цены гири.
Пусть масса подорожает вдвое. Тогда, отвесив, к примеру, полкилограмма колбасы, продавец потребует оплаты за килограмм, который укажет стрелка весов, подкрученных под «подорожавшую» массу гирь. Ну а эталоны электрических единиц приватизирует, конечно же, РАО «ЕЭС», после чего сможет без всякого госрегулирования тарифов собирать желаемые суммы денег за электроэнергию, и т. д. Таким образом, и метрология станет рыночной, и единство измерений сохранится. Шутка!
О несостоятельности ФЗ говорит и отсутствие по сей день, как отмечалось, научно обоснованной методологии разработки техрегламентов. Её просто невозможно создать, как отмечалось, по причинам невразумительности закона и его притязаний на главенство во многих правовых сферах экономики и техники. Подобно конституции государства. Отсутствие такой методологии не позволяет обоснованно разрабатывать сами техрегламенты. Причём при наличии общих и специальных техрегламентов в ФЗ отсутствует даже обязательная очерёдность их создания – от общих к специальным. Сейчас их пишут как кому заблагорассудится. Всё это породило самоуправство и хаос, что неизбежно нанесёт дополнительный ущерб стране.
Надо заметить, что благодаря, в том числе, и отечественной системе стандартизации, которую выстраивали свыше 60 лет, удалось создать советскую экономику, позволяющую по сию пору выживать России. Её основу составляла внутри- и межотраслевая кооперация. Эта кооперация уже претерпела две фазы распада: с исчезновением СССР (тогда половина российской продукции выпускалась по кооперации с предприятиями других союзных республик) и во время приватизации. ФЗ открыл отсчёт третьей фазы, последней, так как одновременно окончательно разрушится не только внутренний российский рынок, но и система экономических связей России со странами СНГ, которые выбрали прогрессивный европейский путь реформирования с сохранением своих прежних стандартов, норм и правил в новых системах технического регулирования.
Уже первые проекты технических регламентов говорят, что планка для доступа продукции на наш рынок снижается максимально. А это весьма опасно. К примеру, исполнение требований по помехоустойчивости электро- и радиотехнических устройств становится добровольным, а в Европе они обязательны. Но при этом занижается планка обязательных требований и для производителей аналогичной отечественной продукции, так как её помехоустойчивость и помехозащищённость оказываются необязательными.
Поэтому для экспорта продукции в ЕС потребуется ее доработка. То же наблюдается и в отношении других видов безопасности. Таким образом, ФЗ, как отмечалось, фактически провоцирует и дальнейшее снижение конкурентоспособности российских товаров.
О профнепригодности закона «О техническом регулировании» свидетельствуют и отсутствие в нём, как отмечалось, условий и требований обеспечения национальной безопасности. Наоборот, само исполнение ФЗ угрожает ей. Хотя даже документы ВТО, куда мы так стремимся, говорят о законности и целесообразности принятия соответствующих стандартов.
Понятие национальной безопасности охватывает многие факторы, влияющие на существование и устойчивое развитие государства: природные ресурсы и их разумное использование, экономика, коммуникации, демография, оборона… В ЕС, где экономия энергоресурсов носит законодательный характер, имеется директива даже для окон, содержащая требования, обеспечивающие сохранение в помещениях тепла, учитывая невосполнимость углеводородного сырья.
В той же Западной Европе давным-давно регламентировано обязательное применение в системах централизованного теплоснабжения труб в полиэтиленовой трубной оболочке и с полиуретановой пеной в межтрубном пространстве для теплоизоляции. Потери в них тепла не превышают 2-3% от передаваемого количества гигакалорий. А у нас в теплотрассах, утеплённых по-древнему стекловатой, теряется от 20 до 30% тепловой энергии. Более того, у нас подобное, в национальных интересах, правовое регулирование деятельности хозяйствующих субъектов не допускает сам ФЗ, хотя мы не можем бесконечно долго тратить не восполняемые энергоресурсы на тот же обогрев атмосферы. Так что ФЗ только удаляет нас от западного рынка.
В то же время ФЗ запрещает вносить изменения в существующую нормативно-техническую документацию до принятия соответствующих техрегламентов. Возникли даже парадоксы. За нормативное обеспечение сертификации железнодорожного транспорта до сих пор ответственно несуществующее МПС. Нет и Госстандарта. Однако названия прежних госорганов в документах исправить невозможно, что чревато опасными правовыми коллизиями. Кроме того, сегодня многие министерства не могут утвердить в Минюсте свои новые нормативно-правовые документы: Минюст мотивирует их связанность с ФЗ и требует соответствующих заключений Минпромэнерго. А их не могут дать до появления техрегламентов.
В частности, Госстрою было отказано в регистрации 16 базовых СНиПов – строительных норм и правил, принятых в 2001-2003 годах ещё до вступления в силу ФЗ и содержащих требования по безопасности к зданиям и сооружениям. Госстрой их не отменил, но проигрывает суды, требуя их исполнения. Поэтому в строительстве в прошлом году произошло несколько десятков аварий. К тому же исполнение СНиПов нельзя теперь потребовать и при эксплуатации зданий.
По мнению строительного сообщества, причиной целого ряда аварий и разрушений, произошедших в последние годы (обрушения конструкций перекрытий в московском аквапарке «Трансвааль-парк» и плавательном бассейне в г. Чусовом, катастрофа на Бауманском рынке и др. стал системный кризис государственного контроля и надзора за строительством и эксплуатацией жилых домов, зданий и сооружений, и, в первую очередь, разрушение сложившейся системы технического нормирования для проектирования и строительства.
При всём этом запрещено в «старых» стандартах корректировать сами требования к безопасности продукции и сооружений, которые остаются обязательными для применения. Сделать это можно будет опять только в техрегламентах, но за 3,5 года со дня появления ФЗ из них принят всего один. Поэтому нормы безопасности все эти годы заморожены, что тоже негативно сказывается на конкурентоспособности отечественной продукции, но при этом открыты ворота для импорта опасной продукции.
Уже несколько раз предпринимались попытки внести поправки в закон, устраняющие его негативное воздействие на экономику, и включить нормы, защищающие национальную безопасность, но эти попытки блокируются определёнными лицами. Кроме того, правительство несколько раз поручало Минпромэнерго, отвечающему за техрегулирование, подготовить проект поправок в ФЗ, которые позволили бы корректировать устаревшие нормы стандартов в части безопасности и гармонизировать их с зарубежными. Но и эти важные поручения тоже не исполняются.
Дело в том, что по существующей процедуре поправки рассматриваются в ряде рабочих групп и комиссий, а там везде заседают люди, участвовавшие в разработке и проталкивании ФЗ. Я не берусь утверждать, что они вместе с министром специально блокируют поручения правительства и внесение каких-либо изменений в ФЗ. Но факт остаётся фактом.
Помимо замораживания устаревших норм безопасности оказались нелигитимными все правила сертификации продукции, так как они тоже в соответствии с ФЗ необязательны для применения. Это правовой провал. Хотя и по этому поводу правительство давало соответствующее поручение о внесении поправок в ФЗ. Однако Минпромэнерго «отменило» это правительственное решение. Воистину, хвост управляет лисой.
В то же время правительство законодательно (внесены изменения в закон «О защите прав потребителей») до появления соответствующих техрегламентов лишили права утверждать перечень опасной продукции, подлежащей обязательной сертификации. Такого права теперь вообще ни у кого нет. Хотя на рынке всё время появляется недоброкачественная продукция. Так что российский рынок сегодня не защищён от проникновения на него террористов для проведения диверсий.
Выводы и предложения
Как показано выше, несостоятельность и опасность закона «О техническом регулировании» обусловлены множеством принципиально значимых обстоятельств:
- прямой угрозой закона для национальной безопасности страны;
- его ничем не обоснованной и опасной экспансией во многие сферы экономики, регулируемые другими правовыми и нормативными актами, что уже вносит хаос в эти сферы;
- подменой и неверным толкованием многих устоявшихся норм и понятий, чем, в частности, допускается возможность строительства опасных объектов и производства опасной продукции и их эксплуатации;
- надуманностью технических регламентов и их статуса федеральных законов;
- запретом корректировки норм безопасности продукции до принятия соответствующих технических регламентов, что ведёт к снижению конкурентоспособности отечественной продукции и её отставанию от зарубежной, росту импорта опасных товаров и диверсиям на внутреннем рынке;
- включением в нормы закона объектов, не отвечающих его же целям. Это обеспечение ядерной и радиационной безопасности, санитарные и ветеринарные мероприятия, социальные стандарты, стандарты по охране труда, строительные объекты, оборонная продукция и единство измерений. В случае единства измерений ликвидируется вся отечественная система метрологического обеспечения, начиная с эталонов, что угрожает безопасности, в том числе, транспортных систем, а также обороноспособности страны;
- отсутствием методологической базы для реализации закона, а создать её объективно невозможно, что ведёт к самоуправству при разработке техрегламентов;
- ничем не обоснованной добровольностью использования стандартов в части, не касающейся норм безопасности, что недопустимо при кризисном состоянии экономики;
- ликвидацией отраслевой и межотраслевой нормативно-технической документации, что ведёт к развалу кооперационного производства сложной техники и технических комплексов, а также продукции двойного назначения, в частности, авиации;
- существенным и преждевременным снижением государственного контроля за качеством и безопасностью продукции, при том, что в законодательстве (административное и уголовное право) отсутствуют какие-либо меры наказания за выпуск и продажу опасной продукции, не соответствующей техрегламентам;
- допустимостью разработок техрегламентов любыми лицами без учёта их профессионализма в соответствующих областях знаний и возможными вследствие этого конфликтами интересов. Это чревато производством низкокачественной продукции и недобросовестной конкуренцией;
- несоответствием, вопреки нормам самого ФЗ, многих его ключевых положений Соглашению по техническим барьерам в торговле ВТО, а также международным договорам, соглашениям и конвенциям, к которым присоединилась или которые подписала Россия, в сферах регулирования различных видов деятельности, в частности, авиаперевозок, атомной энергетики и др.;
- отсутствием доказательств экономической целесообразности ФЗ для страны.
Поэтому представляется необходимым, пока ещё не совсем поздно, срочно прекратить действие закона «О техническом регулировании» и восстановить закон «О стандартизации», скорректировав его при необходимости, чтобы он не пересекался с правовыми актами, регулирующими политику стандартизации в других сферах.
Вместе с тем, целесообразно принять рамочные законы, в которых будут изложены общие качественные требования к безопасности продукции и сооружений. Они должны служить законодательной основой для обязательного применения соответствующих стандартов. Законы могут быть двух видов: для каждого вида безопасности и содержащие общие требования по различным видам безопасности для групп однородных товаров и сооружений.
Конкретные требования и средства их выполнения изложены в уже существующих стандартах, ныне отвергнутых, но которые можно будет оперативно скорректировать с учётом прогресса науки, технологий и техники. При этом некоторые стандарты можно позаимствовать в ЕС. В новых законах должны указываться стандарты и иные нормативные документы, обязательные для применения, которые впоследствии при необходимости можно будет оперативно корректировать с учетом прогрессивных достижений.
И последнее: разбирать завалы и собирать камни должны не те «кто вверг нас в эту пучину с такой степенью некомпетентности», и не те, кто сегодня делает вид, что с исполнением губительного для страны закона якобы всё в порядке. В противном случае, подобно недавнему, происшедшему по глупости и некомпетентности нескольких чиновников развалу рынка отечественной алкогольной и парфюмерной продукции, обрушится окончательно вся российская экономика.

kondreu

Благодарю.

stm5757752

Трагично...
Как можно России разрабатывать что-либо на гранты страны, которая 50 лет назад разработала 3(!) плана атомной бомбардировки СССР?!...........
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: