Политика “культурных чиновников” беспамятна и безнравственна

forester_200

мая 2008
Татьяна Морозова
Месячник, начавшийся 18 апреля (Международный день охраны памятников и исторических мест) и заканчивающийся 18 мая (Международный день музеев — время особого внимания к историко-культурному наследию. Одна из самых острых, больных тем — приватизация в этой сфере. С нее и началась наша беседа с председателем Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Галиной Ивановной Маланичевой.
— ФОРМАЛЬНО, согласно новому закону, приватизация памятников истории и культуры возможна уже с этого года. Но в реальности она не подготовлена с правовой точки зрения, потому что нормативной базы к закону об объектах культурного наследия до сих пор нет, не принято ни одного нормативно-правового документа. А без соответствующей оценки памятников, историко-культурной экспертизы приватизация будет иметь негативные последствия. Государство, с одной стороны, стремится снять с себя ответственность за содержание и сохранность наследия, но при этом не спешит принимать закон, который обязывал бы потенциальных собственников отвечать за сохранность приобретаемых объектов. Очевидно, кто-то заинтересован в этом: стать полновластным хозяином без каких-либо обязательств перед обществом.
— Но ведь есть конкретные ведомства, конкретные люди, которые вроде бы должны стоять на страже интересов государства, общества и нести ответственность за принятие законов, не противоречащих этим интересам. Кто-то же персонально отвечает за недобросовестную работу?
— Вообще-то ответственность за разработку, подготовку нормативно-правовой базы лежит на Министерстве культуры. Но его чиновники ссылаются на то, что сначала им мешала административная реформа, которая распределяла функции по охране наследия между тремя ведомствами, потом — на дополнительные законы, которые были приняты по пересмотру полномочий. Теперь, очевидно, будут ссылаться на кадровые перестановки в министерстве: дескать, новый министр культуры должен войти в курс проблемы и т.п.
Хоть немного сдвинуть дело с мёртвой точки могла бы Госдума, если бы приняла предложенные Комитетом по культуре поправки в действующий Федеральный закон об объектах культурного наследия. Одна из них крайне необходима: обязательное проведение общественной экспертизы. Эта поправка серьёзно улучшила бы сохранение памятников, особенно в период приватизации. Но, к сожалению, некоторые региональные чиновники выступают против этой поправки.
— Тем временем памятники истории, культуры, архитектуры продолжают разрушаться, особенно в отдалённых уголках России. На их поддержание, реставрацию просто нет денег. При этом государство порождает новую проблему: передавая храмы, монастыри в собственность церкви, оно вынуждает находящиеся во многих из них музеи выселяться без предоставления подходящих помещений. Как вы это прокомментируете?
— Отчасти передача культовых сооружений Русской православной церкви — процесс исторически оправданный. Но если бы он развивался гармонично и справедливо! Нередко возникающую проблему непонимания между служителями культа и работниками культуры, прежде всего — музейщиками, замалчивать нельзя. Сотрудники музеев долгое время сохраняли, спасали объекты культового наследия. Им надо низко поклониться за огромную работу. Не исключаю, что конфликты в этой сфере раздуваются искусственно. Кто-то очень заинтересован, чтобы культура и церковь оказались по разные стороны баррикад.
— А сколько уникальных памятников, особенно деревянного зодчества, разрушается в отдалённых уголках России, в русских деревнях! До них руки и финансы не доходят. Отдельная тема — так называемая точечная застройка, уплотнение крупных городов. Негативных примеров не сосчитать.
— Действительно, на наших глазах меняется исторический облик Москвы, Санкт-Петербурга. На смену научной реставрации приходят новоделы. Удивительно, но законы позволяют вносить в охранный список только элементы здания. Вот коммерсанты и сносят старые здания, оставляя лишь фасад. Столица превращается в город-декорацию. А беда древних русских городов, таких, как, например, Кострома, в том, что исторический центр в них — сплошь аварийное жильё.
До сих пор на государственном уровне не утверждён список исторических городов. А их насчитывается в России около шестисот. Нет и статуса “исторический город”, что позволило бы определить особый порядок их застройки.
— Чиновники же почему-то считают, что сделать жизнь комфортнее можно, лишь бездумно снося всё старое, строя по новым технологиям на месте деревянных домов с кружевными наличниками безвкусные сооружения из стекла и бетона. Выглядит это нелепо, особенно в малых городах, таких, как, например, Суздаль.
— Наши зодчие говорили в старину: “Строить и делать надо, как мера и красота скажут”. Хотелось бы, чтобы наши архитекторы следовали этому завету, учитывали национальные особенности, традиции нашей архитектуры.
— Ратуя за восстановление церквей, буржуазные СМИ дружно игнорируют или, напротив, разжигают страсти по уничтожению памятников советского периода и даже всячески приветствуют этот разрушительный процесс. На наших глазах перестраивается щусевская гостиница “Москва”, разрушен “Военторг”, изуродованы Манежная и Лубянская площади. А сколько музеев, хранивших уникальные документы, связанные с революционным движением, с жизнью советских и партийных деятелей, безвозвратно уничтожено, разграблено, распродано. Вынашиваются страшные планы по преобразованию Красной площади. История повторяется в худшем её варианте и ничему не учит. Как предотвратить новое варварство?
— К сожалению, тон задаёт Москва. Сформированное в столице отношение к памятникам советского периода адаптируется на другие регионы. Допускаю, что меня назовут ренегатом, консерватором, навесят и другие ярлыки, но я с глубочайшим сожалением отношусь к тому, что в каком-то безумном порыве псевдодемократического восторга был снесён великолепный памятник Дзержинскому на Лубянской площади. Теперь трудно придумать адекватную замену этой работе нашего выдающегося скульптора Вучетича. Недопустимо проявлять варварское отношение не только к памятникам, но и к отечественной истории. Недопустимо смешивать политику и архитектуру.
— Именно такое смешение может предопределить и судьбу Красной площади.
— Периодически возвращаясь к теме перезахоронений на Красной площади, представители власти вновь пытаются тем самым внедриться в историю с современных позиций, переиначить ход времени на момент сегодняшний. Но история — наука особая, “на момент” не бывает. Она осмысливается на временн`ом отрезке более значительном, нежели жизнь одного-двух поколений.
У меня лично подход к изменению облика Красной площади прагматичный: этот ансамбль внесён в список памятников истории и культуры ЮНЕСКО вместе с существующим там некрополем и Мавзолеем. Все попытки уничтожить сложившийся ансамбль приведут к нарушению Федерального закона об охране объектов исторического и культурного наследия.
— Действительно, посягательство на сложившийся облик Красной площади, истребление памятников, музеев, связанных с советской цивилизацией, имеют политическую подоплёку. Но на многие другие объекты культурного наследия посягательство идёт исключительно по экономическим соображениям: неким нечистым на руку чиновникам и дельцам приглянулись земля, здание, имущество таких объектов. В угоду своим алчным аппетитам, в ожидании лёгкой добычи они готовы на всё, вплоть до изменения законодательства. Примеры тому — Центр-музей имени Н.К. Рериха в Малом Знаменском переулке, Дом скульптора, Дом актёра, Дом-коммуна Наркомфина, некоторые павильоны на ВДНХ. Часто действуют по хорошо отлаженной схеме — рейдерским захватом. Тень его пронеслась и над ВООПИиК. Расскажите, что случилось.
— Два года назад ВООПИиК отметило своё 40-летие. Мы провели праздничный пленум и съезд, на котором были подведены итоги, заслушан отчёт о финансово-хозяйственной деятельности. Была дана положительная оценка обществу.
Наша организация уникальная. По значимости ВООПИиК можно приравнять к некоторым творческим союзам России. С одной стороны, это рудимент советского общества, потому что он был создан постановлением правительства РСФСР. С другой стороны, за свою историю никогда не получал финансовой поддержки от государства. Но при этом мы всегда были в поле его внимания. Достаточно сказать, что первым председателем ВООПИиК был заместитель Председателя Совета Министров РСФР Вячеслав Иванович Кочемасов. Среди его членов были Леонид Леонов, Павел Корин, Игорь Петрянов-Соколов, Георгий Свиридов, Борис Пиотровский и другие известные деятели культуры и науки. У нас была прекрасная производственная база. Почти в каждой области, автономной республике работали наши предприятия народных промыслов. Существовало общество в основном за счёт членских взносов. В 70—80-х годах прошлого века ВООПИиК было одной из самых массовых общественных организаций и объединяло в своих рядах более десяти миллионов человек. Благодаря усилиям общества было защищено от сносов и отреставрировано более трёх тысяч памятников, выделено на реставрацию, консервацию и ремонт более 60 миллионов рублей. Мы финансировали восстановление культовых объектов Русской православной церкви, выделили деньги на памятники военной истории. Среди них — музей-заповедник “Куликово поле”, военно-исторические музеи “Прохоровское поле” и Сталинградской битвы на Мамаевом кургане и многие другие.
— Славная история. Как живёт ВООПИиК сегодня?
— Теперь ситуация крайне сложная. Лишившись в начале 90-х годов своей производственной базы, мы потеряли и источники доходов. На обесцененные членские взносы существовать стало невозможно. Но, тем не менее, выжили. Наша опора — истинные патриоты, которые в буквальном смысле слова на одном лишь энтузиазме продолжали работать в регионах. Многие из них работали и работают на мизерных окладах, а то и просто на энтузиазме, на общественных началах, повинуясь чувству долга, болея за сохранность культурного наследия.
Но нашлись люди, которым не по душе пришлись деятельность ВООПИиК, принципиальность и последовательность его членов в отстаивании интересов отечественной культуры. Судя по всему, кому-то захотелось завладеть и помещением, в котором мы находимся, установить свои порядки и правила. В нынешних условиях делается это по отработанной схеме: через заказные статьи можно создать негативное мнение, настроить или подкупить кучку людей, раздувающих это мнение, скомпрометировать и заменить руководство на своих людей, наслать финансовую проверку и т.п. Все эти приёмы мы испытали на себе сполна, вплоть до личных угроз и даже обвинений в продаже нашего здания (!). Но, к счастью, предателей практически не оказалось. Подавляющее большинство членов Центрального совета, президиума, наших региональных отделений не струсили, не пошли на поводу у чёрных рейдеров. В Ставропольском, Краснодарском, Московском городском и областном, Ленинградском областном, Удмуртском и других отделениях знают, как не сладок наш хлеб.
Разборкой обвинений в наш адрес занимались в прокуратуре, Минюсте. Несколько месяцев в ВООПИиК работали сотрудники УБЭП. Они провели глубокий аудит, но при всей пристрастности проверки никаких нарушений не обнаружили. Да их и не могло быть.
Теперь нам надо решать, как работать дальше: ведь наше финансовое положение остается очень сложным. На одном энтузиазме долго не продержишься.
— Экономическая стратегия правительства направлена на то, чтобы каждый изыскивал средства самостоятельно. Прибыль любой ценой приумножает состояния. Таковы условия так называемых рыночных отношений.
— Для ВООПИиК такой путь неприемлем, потому что рыночный путь предполагает зависимость от спонсоров, которые, давая деньги, ставят свои условия, часто противоречащие интересам сохранения культурного наследия. На данный момент есть два условия для нашей полноценной эффективной работы — чёткая государственная поддержка (что маловероятно) или предоставление ВООПИиК права проведения общественной экспертизы. Все возможности у нас для этого есть: и прекрасные специалисты, и серьезная научная база. Чиновники, отвечающие за вопросы культуры в нашем государстве, должны относиться к проблемам ее сохранности, защиты и развития с позиций государственников, а не временщиков.
— Хочется верить, что потенциал Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры будет востребован в полной мере!
Взято отсюда

forester_200

...на многие другие объекты культурного наследия посягательство идёт исключительно по экономическим соображениям: неким нечистым на руку чиновникам и дельцам приглянулись земля, здание, имущество таких объектов. В угоду своим алчным аппетитам, в ожидании лёгкой добычи они готовы на всё, вплоть до изменения законодательства.
Много раз слышал такие объяснения странных посягательств. И до сих пор не принимаю подобных истолкований событий - не верю, мне они кажутся какими-то надуманными, искуственными.
25 лет живу и никак до меня не доходит - как можно в угоду своим меркантильным интересам притеснять музеи и любые другие культурные учреждения?
Это же не люди уже - животные, дикари, любой ценой жаждущие наживы ради наживы.
Мерзость.

zulya67

согласен
а насчет как можно? - скоро, скоро, за исчерпанием лакомых кусков в пределах ЦАО будут зариться и на памятники и на музеи, и может вообще на Храмы

Santiny

да ты дальше бери
всем пох на людей, все только ради денег
в Москве скоро люди в пробках будут жить, а не в квартирах
цена на бытовые услуги растет, все убыточные предприятия ( в т.ч. музеи, памятники, театры) выводят из-под контроля государства
РАО ЕЭС, РЖД, аэропорты.. все пилят, и убыточные обломки стратегических компаний перекладывают на плечи населения, а прибыльные - себе в карман..
по новому жилищному кодексу жильцы должны проводить капремонт, обслуживать газ, воду, .. за свой счет. Это конечно, мб и правильно, но верните тогда деньги, которые изымались на эти цели из коммунальных платеей на протяжении десятилетий...
цена на газ к 2010 году вырастет в разы
____
а по телевизору все шоколадно - строим рынок епт.. только без прав собственности, соблюдения законов и нормальной конкуренции....
А ведь еще и армию сокращаем, пока Европа, Китай и Япония наращивают...
страшно епт..

Lenn

это конечно, все скверы и мини-парки уже точечно застроили...
скоро прийдет пора и другим потеснится.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: