Революционная волна докатилась до Китая и США

zulya67

Вот это волны разошлись в разные стороны от Туниса и Египта!
В Китае задержаны более 100 правозащитников после того, как в интернете появилось сообщение с призывом провести демонстрации в 13 городах страны, в том числе в Пекине и Шанхае.
Предполагается, что сообщение, призывающее к "жасминовой революции" по аналогии с волной протестов на Ближнем Востоке, было распространено диссидентским веб-сайтом Boxun.com, находящимся в США, который, тем не менее, публикует материалы на китайском языке.
Сообщается, что людей призывали выйти на улицы под лозунгом "Мы хотим есть, мы хотим рабочие места, мы хотим жилье, мы хотим справедливости".
Цензоры китайского правительства заблокировали слово "жасминовый" в интернет-поисковиках.
Однако как сообщает корреспондент Би-би-си из Шанхая, несколько человек все же вышли на демонстрацию, которая вскоре была разогнана полицией.
В настоящий момент в крупных городах Китая усилены наряды полиции. Сообщается, что в Пекине владельцы сотовых телефонов не могут отправлять смс-сообщения, как сообщают местные телеоператоры, "по техническим причинам". Кроме того в КНР сейчас не работает ряд интернет-сайтов.
20 февраля 2011 г.

В Мэдисоне, столице американского штата Висконсин, проходят массовые акции протеста с участием 70 тыс. человек. Люди выступают против предложений к законопроекту о бюджете на новый финансовый год, выдвинутых губернатором штата Скоттом Уолкером.
Поправки включают в себя сокращения прав профсоюзов на ведение переговоров с работодателями о коллективном соглашении, а также существенное снижение зарплат и социальных льгот госслужащих, передает Press TV со ссылкой на СМИ США.
Власти штата Висконсин попытались организовать акции в поддержку предложений С.Уолкера. Их поддержали различные консервативная партии, такие как "Чайная партия". Однако отмечается, что число сторонников губернатора "гораздо меньше" чем его противников.
Между тем власти утверждают, что других возможностей сократить бюджет не существует. Висконсин "на мели", поэтому С.Уолкер предлагает его поправки принять, чтобы сократить бюджетный недостаток в 137 млн долл. к 30 июня.
20 февраля 2011 г.

РБК

zulya67

 
http://rus.newsru.ua/finance/20feb2011/domino.html
Жители США берут пример с коллег с Ближнего Востока. Около 70 тысяч жителей американского штата Висконсин уже неделю бастуют против местных властей.
"Египтяне были прекрасным примером для нас. То, что происходит здесь, так же важно, как и протесты в Египте и других странах Ближнего Востока", – сказал 69-летний учитель Джим Шнайдер, сообщает " Би-Би-Си".
В воскресенье в штате прошли новые акции протеста против сокращения ассигнований, на которое пошел губернатор-республиканец Скотт Уокер.
Акции протеста продолжаются уже пятый день.
Несколько протестующих несут в руках плакаты с фотографией Уокера, под которой написано " Хосни Мубарак?".
Республиканцы утверждают, что бюджеты штатов должны быть сокращены из-за отсутствия денег. Демократы настаивают на том, что бюджетники не должны страдать из-за того, что республиканцы предоставляют налоговые льготы богатейшим американцам.
Тем временем, масоовые протесты, которые начались в Тунисе и Египте, подхватили в Ливии, Кувейте, и Бахрейне.

romankosh

"Пролетариат должен провести до конца демократический переворот, присоединяя к себе массу крестьянства, чтобы раздавить силой сопротивление самодержавия и парализовать неустойчивость буржуазии. Пролетариат должен совершить социалистический переворот, присоединяя к себе массу полупролетарских элементов населения, чтобы сломить силой сопротивление буржуазии и парализовать неустойчивость крестьянства и мелкой буржуазии. Таковы задачи пролетариата..."
уря, товарищи!

nedanna

небольшая простыня с иллюстрациями из американской глубинки,
что-то это мне все напоминает..
http://log2stas.livejournal.com/633600.html
Victor Davis Hansen on the Demise of California
Закат Калифорнии.
Статья Виктор Хансена, члена Института Хувера в Стенфордском университете.
The last three weeks I have traveled about, taking the pulse of the more forgotten areas of central California . I wanted to witness, even if superficially, what is happening to a state that has the highest sales and income taxes, the most lavish entitlements, the near-worst public schools (based on federal test scores and the largest number of illegal aliens in the nation, along with an overregulated private sector, a stagnant and shrinking manufacturing base, and an elite environmental ethos that restricts commerce and productivity without curbing consumption.
Три последних недели я путешесвствовал по центральной Калифорнии, по её забытым местечкам, что-бы почуствовать настоящий пульс этих мест. Я хотел увидеть, что реально случилось со штатом, который имеет самый высокие налог с продаж и доходов, самые щедрые подачки бедным, и самые худшие в США школы (по уровню федеральных данных самое большое количество нелегальных иммигрантов, вместе с зарегулированным частным сектором, стагнирующей промышленностью, и элитой из природозащитников которые запрещают торговлю и производство при этом не снижая потребление.
During this unscientific experiment, three times a week I rode a bike on a 20-mile trip over various rural roads in southwestern Fresno County. I also drove my car over to the coast to work, on various routes through towns like San Joaquin, Mendota, and Firebaugh. And near my home I have been driving, shopping, and touring by intent the rather segregated and impoverished areas of Caruthers, Fowler, Laton, Orange Cove, Parlier, and Selma. My own farmhouse is now in an area of abject poverty and almost no ethnic diversity; the closest elementary school (my alma mater, two miles away) is 94 percent Hispanic and 1 percent white, and well below federal testing norms in math and English.
В этот ненаучный эксперимент, три раза в неделю я ехал на велосипеде по 20-мильную поездку по различным сельских дорог на юго-западе округа Фресно. Я также водил мою машину к берегу на работу, по различным маршрутам через города, как Сан-Хоакин, Мендота, и Firebaugh. А возле моего дома, я был за рулем, посещал магазины, и в основном старался посетить бедные области Карутерс, Фаулер, Латон, оранжевый Ков, Парльер, и Сельма. Мой собственная ферма находится в настоящее время в районе с крайнем уровне нищеты и почти не имеет этнического разнообразия; ближайшая начальная школа (моя альма-матер, в двух милях от отеля) составляет 94 процентов испаноязычных и 1 процент белых, и значительно ниже федеральных норм тестирования по математике и английскому языку.
Here are some general observations about what I saw (other than that the rural roads of California are fast turning into rubble, poorly maintained and reverting to what I remember seeing long ago in the rural South). First, remember that these areas are the ground zero, so to speak, of 20 years of illegal immigration. There has been a general depression in farming - to such an extent that the 20- to-100-acre tree and vine farmer, the erstwhile backbone of the old rural California, for all practical purposes has ceased to exist.
Вот несколько общих замечаний о том, что я видел (кроме того что сельские дороги Калифорнии быстро превращаются в щебень, находятся в плохом состоянии и превращаются в то, что я помню было уже давно в сельских районах Южной Калифорнии). Во-первых, надо напомнить, что эти области представляют эпицентр, так сказать, от 20 лет нелегальной иммиграции. Там была общая депрессия в сельском хозяйстве - до такой степени, что исчезли полностью фермерские хозяйства 20-100-акров деревьев и винограда , бывшие основой старой сельской Калифорнии
On the western side of the Central Valley, the effects of arbitrary cutoffs in federal irrigation water have idled tens of thousands of acres of prime agricultural land, leaving thousands unemployed. Manufacturing plants in the towns in these areas - which used to make harvesters, hydraulic lifts, trailers, food-processing equipment - have largely shut down; their production has been shipped off overseas or south of the border. Agriculture itself - from almonds to raisins - has increasingly become corporatized and mechanized, cutting by half the number of farm workers needed. So unemployment runs somewhere between 15 and 20 percent.
На западной стороне Центральной долине, из-за эффекта от произвольных отключений федеральных вод для орошения простаивали десятки тысяч акров сельскохозяйственных земель, в результате чего появились тысячи безработных. Производственные предприятия в городах в этих областях - которые используются для комбайнов, гидравлические подъемников, прицепов, пищевого оборудования - в основном закрыты, их производства был отправлен за границу или к югу от границы. Само сельское хозяйство - из миндаля с изюмом - все чаще становится акционированы и механизированных, что резко вдвое снизило необходимость в сельскохозяйственных рабочих. Так безработица сейчас где-то между 15 и 20 процентов.
Many of the rural trailer-house compounds I saw appear to the naked eye no different from what I have seen in the Third World. There is a Caribbean look to the junked cars, electric wires crisscrossing between various outbuildings, plastic tarps substituting for replacement shingles, lean-tos cobbled together as auxiliary housing, pit bulls unleashed, and geese, goats, and chickens roaming around the yards. The public hears about all sorts of tough California regulations that stymie business-rigid zoning laws, strict building codes, constant inspections - but apparently none of that applies out here.
Многие из сельских трейлер посёлков типа прицеп-дом, который я видел, по всей видимости не отличается от того, что я видел в странах третьего мира. Присутствует атмосфера карибского бассейна разбитые автомобили, электрические провода перемотаны как-папало между различными хозяйственными постройками, пластиковые брезенты вместочерепицы, навесы слепленные в качестве вспомогательного жилья, собаки пит-бул бегающие без поводка, гуси, козы, куры бродят меж домов. Общественность часто слышит о всяких жестких правил Калифорнии, которые тормозят бизнес вроде жестких законов зонирования, правила строительных норм, постоянных инспекций - но, видимо, все это не относится к этим райнонам.
It is almost as if the more California regulates, the more it does not regulate. Its public employees prefer to go after misdemeanors in the upscale areas to justify our expensive oversight industry, while ignoring the felonies in the downtrodden areas, which are becoming feral and beyond the ability of any inspector to do anything but feel irrelevant. But in the regulators' defense, where would one get the money to redo an ad hoc trailer park with a spider web of illegal bare wires?
Это звучит примерно так, что чем больше Калифорнии регулирует, тем больше она не регулирует. Государственные служащие предпочитают следить за проступками в фешенебельных районов для оправдания нашей дорой отрасли надзора, игнорируя преступлений в забитых областях, которые становятся дикими и выходят за пределы возможностей любого инспектора что-либо сделать, кроме как чувствовать свою бесполезность. В защиту регуляторов стоит сказать, где кто либо найдёт деньги, что-бы настроить по всем нормам электропроводку в стехийном трейлерпарке? (от log2stas - в трейлерах в США живут бедные белые)
Many of the rented-out rural shacks and stationary Winnebagos are on former small farms - the vineyards overgrown with weeds, or torn out with the ground lying fallow. I pass on the cultural consequences to communities from the loss of thousands of small farming families. I don't think I can remember another time when so many acres in the eastern part of the valley have gone out of production, even though farm prices have recently rebounded. Apparently it is simply not worth the gamble of investing $7,000 to $10,000 an acre in a new orchard or vineyard. What an anomaly - with suddenly soaring farm prices, still we have thousands of acres in the world's richest agricultural belt, with available water on the east side of the valley and plentiful labor, gone idle or in disuse. Is credit frozen? Are there simply no more farmers? Are the schools so bad as to scare away potential agricultural entrepreneurs? Or are we all terrified by the national debt and uncertain future?
Многие из арендованных сельских хижин и стационарных трейлеров находятся на площадях бывших мелких хозяйств - сейчас это виноградники поросшие сорняками, или вырваны с землей лежащих под паром. Я перехожу на культурные последствия для общин от гибели тысяч малых фермерских семей. Я не думаю, что я помню другое время, когда так много акров в восточной части долины вышли из производства, хотя цены на сельскохозяйственные продукты в последнее время подскочили. По-видимому, просто не стоит пользы от инвестирования $ 7.000 до $ 10.000 на акр в новые сады или виноградники. Аномалия - во времена внезапно парящих цен на сельскохозяйственную продукцию, у нас все еще есть тысячи пустующих гектаров земли в самом богатом сельскохозяйственном поясе мире, с имеющейся водой поступающей с восточной стороны долины. Является ли проблемой отсутствие банкровских кредитов или просто нет больше фермеров? Местные школы настолько плохо, как, чтобы отпугнуть потенциальных сельскохозяйственных предпринимателей? Или мы все в ужасе от государственного долга и неопределенного будущего? (От log2stas- белые не едут туда где в школах преобладают испаники и негры)
California coastal elites may worry about the oxygen content of water available to a three-inch smelt in the Sacramento-San Joaquin River Delta, but they seem to have no interest in the epidemic dumping of trash, furniture, and often toxic substances throughout California’s rural hinterland. Yesterday, for example, I rode my bike by a stopped van just as the occupants tossed seven plastic bags of raw refuse onto the side of the road. I rode up near their bumper and said in my broken Spanish not to throw garbage onto the public road. But there were three of them, and one of me. So I was lucky to be sworn at only. I note in passing that I would not drive into Mexico and, as a guest, dare to pull over and throw seven bags of trash into the environment of my host.
Калифрнийская элита, сосредтоточенная в прибрежной зоне может беспокоиться о содержании кислорода в воде, доступной для трехдюймовых корюшек в дельте реки Сакраменто-Сан-Хоакин, но они, похоже, не заинтересованы в расследовании причин эпидемии сброса мусора, мебели, и часто токсичных веществ в Калифорнийской сельской глубинку. Вчера, например, я ехал на велосипеде и увидел как пасажиры минивэна выбросили семь полиэтиленовых пакетов мусора на обочину дороги. Я подъехал и остановился возле их машины. Я сказал на своём ломаном испанском что-бы они не бросали мусор на дорогах общего пользования. Но там было трое, и я был один. Так мне повезло, что они меня не побили. Отмечу попутно, что я бы не стал ездить в Мексику в качестве гостя, и там решил остановиться и бросить семь мешков с мусором туда где живут местные жители.
In fact, trash piles are commonplace out here - composed of everything from half-empty paint cans and children's plastic toys to diapers and moldy food. I have never seen a rural sheriff cite a litterer, or witnessed state EPA workers cleaning up these unauthorized wastelands. So I would suggest to Bay Area scientists that the environment is taking a much harder beating down here in central California than it is in the Delta. Perhaps before we cut off more irrigation water to the west side of the valley, we might invest some green dollars into cleaning up the unsightly and sometimes dangerous garbage that now litters the outskirts of our rural communities.
В самом деле, мусорные кучи здесь обычны - они состоят из полупустых банок и пластиковых детских игрушек для подгузников и плесенью от пищи. Я никогда не видел сельского шерифа проверяющего свалки, или присутствия работников EPA работающих на очистке этой несанкционированной пустоши. Поэтому я хотел бы предложить, учёным из селиконовой долины обратить внимание на то, что окружающая среда сталкивается с гораздо более трудными проблемами здесь, в центральной Калифорнии, чем в Дельте реки рядом с Сан Франциско. Возможно, прежде чем мы были отрезаны более оросительной воды в западной части долины, мы могли бы вложить зеленый долларов в очистку неприглядных и порой опасных мусорных отходов, что сейчас захламляют окраины наших сельских общин
We hear about the tough small-business regulations that have driven residents out of the state, at the rate of 2,000 to 3,000 a week. But from my unscientific observations these past weeks, it seems rather easy to open a small business in California without any oversight at all, or at least what I might call a ”counter business." I counted eleven mobile hot-kitchen trucks that simply park by the side of the road, spread about some plastic chairs, pull down a tarp canopy, and, presto, become mini-restaurants. There are no "facilities" such as toilets or washrooms. But I do frequently see lard trails on the isolated roads I bike on, where trucks apparently have simply opened their draining tanks and sped on, leaving a slick of cooking fats and oils. Crows and ground squirrels love them; they can be seen from a distance mysteriously occupied in the middle of the road.
Мы слышим о жестких правилах для малого бизнеса, которые заставляют жителей покидать Калифорния темпами в 2.000 до 3.000 человек в неделю. Но, по моим ненаучным наблюдениям за эти последние недели, мне кажется, что это достаточно просто открыть малый бизнес в Калифорнии без какого-либо надзора для всех, или, по крайней мере того, что я мог бы назвать "анти бизнеса." Я насчитал одиннадцать мобильных грузовиков горячей кухни, которые просто стоят по сторонам дороги, в компании пары пластиковых стульев, иногда даже есть брезентовые палатки. И, вуаля, появился мини-ресторан. В этих ресторанах нет туалетов или рукомойников . Но я часто вижу следы вдоль дорог где эти грузовики просто открыли для слива свои цистерн и вылели на обочину пищевые отходы. Эти отбросы любятВороны и суслики;. их можно увидеть с расстояния таинственно, стоящих в середине дороги.
At crossroads, peddlers in a counter-California economy sell almost anything. Here is what I noticed at an intersection on the west side last week: shovels, rakes, hoes, gas pumps, lawnmowers, edgers, blowers, jackets, gloves, and caps. The merchandise was all new. I doubt whether in high-tax California sales taxes or income taxes were paid on any of these stop-and-go transactions.
На перекрестке, люди с тележками вопреки анти-бизнес Калифорниийским законам продают почти всё что угодно. Вот что я заметил на перекрёстке с западной стороны на прошлой неделе: лопаты, грабли, мотыги, газовые насосы, газонокосилки, воздуходувки, куртки, перчатки и шапки. Всё новое. Я сомневаюсь в что высокие Калифорнийские налоги с продаж или налог на прибыль были выплачены с этих стихийный торговых точек.
In two supermarkets 50 miles apart, I was the only one in line who did not pay with a social-service plastic card (gone are the days when "food stamps" were embarrassing bulky coupons). But I did not see any relationship between the use of the card and poverty as we once knew it: The electrical appurtenances owned by the user and the car into which the groceries were loaded were indistinguishable from those of the upper middle class.
В двух супермаркетах 50 миль друг от друга, я был единственным в очереди, кто не платил с карты социальной помощи (прошли те времена, когда "талоны на питание" было упаковкой громоздких купонов). Но я не вижу никакой связи между использованием карты социальной помощи и нищетой, как мы когда-то её себе представляли, что это: электрические приборы, принадлежащие водителю автомобиля, в который сгружались продукты были загружены были неотличимы от тех, что испольщует прослойка верхнего среднего класса.
By that I mean that most consumers drove late-model Camrys, Accords, or Tauruses, had iPhones, Bluetooths, or BlackBerries, and bought everything in the store with public-assistance credit. This seemed a world apart from the trailers I had just ridden by the day before. I don't editorialize here on the logic or morality of any of this, but I note only that there are vast numbers of people who apparently are not working, are on public food assistance, and enjoy the technological veneer of the middle class. California has a consumer market surely, but often no apparent source of income. Does the $40 million a day supplement to unemployment benefits from Washington explain some of this?
Под этим я подразумеваю, что большинство тех кто расплачивался карточками социальной помощи приехали на последних моделяй Тойота Камри, Хонда-Аккорд, или Форд Торус. У них были Iphones, Bluetooths, или Блекбери, и они делали покупки на деньги государственного кредита. Это казалось как неба и земля с теми домами-прицепами я видел на день раньше. Я не тенденциозно излагаю материал здесь что-бы сделать упор, на логику и нравственность. Но я лишь отмечу, что есть огромное количество людей, которые, очевидно, не работают, находятся на содержании общественной продовольственной помощи, и наслаждаются при этом технологическими новинками доступными среднему классу. Калифорния имеет хороший потребительский рынок, безусловно, но часто без видимых источников дохода. Могут ли объяснить это те 40 млн. долл. США на выплату пособий по безработице, которые переводят из Вашингтона каждый день?
Do diversity concerns, as in lack of diversity, work both ways? Over a hundred-mile stretch, when I stopped in San Joaquin for a bottled water, or drove through Orange Cove, or got gas in Parlier, or went to a corner market in southwestern Selma, my home town, I was the only non-Hispanic - there were no Asians, no blacks, no other whites. We may speak of the richness of "diversity," but those who cherish that ideal simply have no idea that there are now countless inland communities that have become near-apartheid societies, where Spanish is the first language, the schools are not at all diverse, and the federal and state governments are either the main employers or at least the chief sources of income - whether through emergency rooms, rural health clinics, public schools, or social-service offices. An observer from Mars might conclude that our elites and masses have given up on the ideal of integration and assimilation, perhaps in the wake of the arrival of 11 to 15 million illegal aliens.
Интересно если проблемы с многонациональностью, как и в отсутствие многонациональности, проявляются в обе стороны? На участке протяжённостью более 100 миль, когда я остановился в Сан-Хоакин купить воду в бутылках, или ехали по местности Orange Cov, или заправлял бензин вместечке Парльер, или покупал что-то в углу рынка на юго-западе гордка Сельма, мой родной город- везде я был единственным не-Испаноязычным - не было азиатов, ни черных, ни белых, ни каких других. Мы можем говорить о богатстве "разнообразия", но те, кому дорог этот идеал просто не знают, что Есть теперь бесчисленные внутренние общины, которые стали почти общества живущие по принципу апартеида, где испанский язык является родным, школы расчитаны на испаноязычных, и федеральное правительство и правительство штата являются или основным работодателем или по крайней мере главным источники дохода - будь то через службу скорой помощи, сельские клиники, школы, или отделения социальной-службы . Наблюдатель от Марса можно заключить, что наши элиты и массы отказались от идеальной интеграции и ассимиляции, возможно, в результате прибытия от 11 до 15 миллионов нелегальных иммигнантов.
Again, I do not editorialize, but I note these vast transformations over the last 20 years that are the paradoxical wages of unchecked illegal immigration from Mexico, a vast expansion of California's entitlements and taxes, the flight of the upper middle class out of state, the deliberate effort not to tap natural resources, the downsizing in manufacturing and agriculture, and the departure of whites, blacks, and Asians from many of these small towns to more racially diverse and upscale areas of California.
Опять же, я не тенденциозно излагаю материал, но я к просто обращаю внимание на эти огромные преобразования за последние 20 лет, которые парадоксальным темпы нелегальной иммиграции из Мексики, значительным расширением социальных выплат в Калифорнии и одновременно налогов, бегство обеспеченного среднего класса подальше из Калифорнии,преднамеренные усилия, чтобы не давать использовать природные ресурсы, сокращение рабочих мест на производстве и сельском хозяйстве, и отъезд белых, черных, азиатов из многих этих малых городов в более расово разнообразные и фешенебельные районы Калифорнии.
Fresno's California State University campus is embroiled in controversy over the student body president's announcing that he is an illegal alien, with all the requisite protests in favor of the DREAM Act. I won't comment on the legislation per se, but again only note the anomaly. I taught at CSUF for 21 years. I think it fair to say that the predominant theme of the Chicano and Latin American Studies program's sizable curriculum was a fuzzy American culpability. By that I mean that students in those classes heard of the sins of America more often than its attractions. In my home town, Mexican flag decals on car windows are far more common than their American counterparts.
Государственный университет Фресно втянут в спор на тему того, что президент студенческого комитета объявил, что он нелегал, со всеми пологающимеся протестами в пользу закона DREAM (log2stas - легализация и бесплатное обучение для студентов нелегалов за государственные деньги). Я не буду комментировать законодательство само по себе, но опять же лишь отметим что это, аномалия. Я преподавал в CSUF (университет о котором идёт речь) в течение 21 года. Я думаю, справедливо сказать, что доминирующей темой была тема Chicano и значительные исследований виновности США в проблемах Латинской Америки. Под этим я подразумеваю, что студенты в этих классах слышали о грехах Америки чаще, чем о её достопримечательностях. В моем родном городе, мексиканский флаг наклейки на автомобилях встречаются гораздо чаще, чем их американские аналоги.
I note this because hundreds of students here illegally are now terrified of being deported to Mexico. I can understand that, given the chaos in Mexico and their own long residency in the United States. But here is what still confuses me: If one were to consider the classes that deal with Mexico at the university, or the visible displays of national chauvinism, then one might conclude that Mexico is a far more attractive and moral place than the United States.
Я отмечаю это потому, что сотни студентов которые здесь нелегально, теперь боятся депортации в Мексику. Я понимаю это, учитывая хаос в Мексике и их собственные долго время жительства в Соединенных Штатах. Но вот что еще меня смущает: Если бы кто-то просто посещал занятия, которые занимаются изучением Мексики в нашем университете, и видимые проявления мексиканского национального шовинизма, то он мог бы сделать вывод, что Мексика является гораздо более привлекательным и честным местом для жизни, чем Соединенные Штаты.
So there is a surreal nature to these protests: something like, "Please do not send me back to the culture I nostalgically praise; please let me stay in the culture that I ignore or deprecate." I think the DREAM Act protestors might have been far more successful in winning public opinion had they stopped blaming the U.S. for suggesting that they might have to leave at some point, and instead explained why, in fact, they want to stay. What it is about America that makes a youth of 21 go on a hunger strike or demonstrate to be allowed to remain in this country rather than return to the place of his birth?
I think I know the answer to this paradox. Missing entirely in the above description is the attitude of the host, which by any historical standard can only be termed ”indifferent." California does not care whether one broke the law to arrive here or continues to break it by staying. It asks nothing of the illegal immigrant - no proficiency in English, no acquaintance with American history and values, no proof of income, no record of education or skills. It does provide all the public assistance that it can afford (and more that it borrows for and apparently waives enforcement of most of California’s burdensome regulations and civic statutes that increasingly have plagued productive citizens to the point of driving them out. How odd that we over regulate those who are citizens and have capital to the point of banishing them from the state, but do not regulate those who are aliens and without capital to the point of encouraging millions more to follow in their footsteps. How odd - to paraphrase what Critias once said of ancient Sparta - that California is at once both the nation's most unfree and most free state, the most repressed and the wildest.
Hundreds of thousands sense all that and vote accordingly with their feet, both into and out of California - and the result is a sort of social, cultural, economic, and political time-bomb, whose ticks are getting louder.
Victor Davis Hanson is a senior fellow at the Hoover Institution, the editor of Makers of Ancient Strategy: From the Persian Wars to the Fall of Rome , and the author of The Father of Us All: War and History, Ancient and Modern.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: