ЦСР: РФ в 10-15 месяцев ждёт кризис типа конца 80х начала 90х в СССР

seregaohota

Центр стратегических исследований: КРИЗИС НА ПОРОГЕ
Эпоха политической стабильности в России заканчивается. Страну ожидают политические катаклизмы, сопоставимые с кризисами конца 80-х - начала 90-х годов прошлого века.
В общественно-политической жизни России быстро нарастают кризисные явления. Признаки приближающегося кризиса: падение поддержки Путина и Медведева, сужение электората "Единой России" и усиление критических настроений в отношении политической системы, которую они олицетворяют. Если тенденции падения доверия к властям сохранятся на протяжении ближайших 10-15 месяцев, то можно будет ожидать полномасштабного политического кризиса в России. В этом случае нас ждут серьезные проблемы. Не исключено, что по своей интенсивности будущий кризис превзойдет потрясения конца 1990-х (дефолт и поздний Ельцин) и вплотную приблизится к эпохе конца 1980-х (распад СССР).
[b]ЧТО ПОКАЗАЛИ ФОКУС-ГРУППЫ?[b]
Данные социологов свидетельствуют, что с мая 2009-го по март 2011 года все позитивные рейтинги первых лиц государства, а также партии власти имеют тенденцию к снижению, а негативные - к росту. При этом динамика рейтингов доверия практически одинакова и для президента, и для премьер-министра, и для "Единой России". Это означает, что наметившаяся тенденция касается не того или иного конкретного лица, а политической системы в целом, что свидетельствует о процессе ee делегитимизации.
.......
Содержание нового политического тренда сводится к следующим основным тенденциям.
ТЕНДЕНЦИЯ № 1
Народ считают за быдло
№ 2
В ожидании третьего (в дополнение к тандему)
№ 3
Кризис тандема
№ 4
Опасность манипулирования
ФАКТОР КРИЗИСА № 1
Несогласие как мейнстрим
№ 2
Девальвация слов и идей
№ 3
Выборы как фактор дестабилизации
№ 4
Уступки протестующим
№ 5
Дестабилизация на Кавказе
и т.д.

Nefertyty

Центр стратегических исследований
молодцы, не отступают
а то некоторые уже на 2018 перенесли конец света

seregaohota

ЦСР Дмитриева

Andrey48

Вот лохи. Майя ещё хрен знает когда это предсказали

kolobok1

Пора заводить порося!
Собственно, чему ребята удивляются, я не понимаю. Цены растут как на дрожжах, проблемы не решаются годами, одни сказки про светлый путь, зато воровство достигло неземных масштабов.

seregaohota

Белых на Эхе говорил в дневнике губернатора, что ему кризис очевиден, народ устал от системы, и пример от него голосования против человека ассоциирующегося с системой:
Н. БЕЛЫХ: Значит, первое. Я считаю, что на сегодняшний день мы имеем дело с протестом, который адресован не партии «Единая Россия» и даже не власти в целом, а тому, что вот как раз в 80-е годы, о которых вы говорите, с которыми сравнивает ИНСОР, с тем, что называется системой…
И. МЕРКУЛОВА: Это не ИНСОР, это другая организация.
В. РОМЕНСКИЙ: Центр стратегических разработок.
Н. БЕЛЫХ: Ну да, да. Это именно протест против системы. Под системой понимается не только власть, не только политическая партия и не только отдельные взятые фигуры, но и, в принципе, все, что в глазах населения вписывается в существующую систему координат, это все вызывает, мягко скажем, отторжение. Для меня это стало очевидным, когда я анализировал результаты выборов не только по партийным спискам, но и выборы по одномандатным округам. Потому что в ситуации, когда один успешный человек побеждает другого успешного человека, в этом ничего неожиданного нет. Но когда успешный человек, причем директор социально-ориентированного предприятия, не являющийся лицом правящей партии, более того, в ней не состоящий, а работающий в своем округе достаточно давно и реально помогающий школам, больницам, детским садам, проигрывает человеку, чье имя не знает никто, то есть понятно, что мы имеем дело с голосованием просто против вот этого кандидата. И против не потому что он представляет власть и представляет партию, а потому что он представляет систему, потому что он в этой системе прописан.

sever576

и Байден опять же Путина предупредил, не иди, мол, на третий срок, а то возможен африканский вариант революции :)

gena137

Пора заводить порося!
Собственно, чему ребята удивляются, я не понимаю. Цены растут как на дрожжах, проблемы не решаются годами, одни сказки про светлый путь, зато воровство достигло неземных масштабов.
Что интересно, большинство возмущающиеся сосаитчан наверняка в тех или иных формах участвовали или участвуют в разных откатных схемах.

Irina1970

Либерасты понимают, что они не бессмертны?

smelan22

То, , наконец, начинают осознавать абсолютно все.
Последние несколько месяцев политическая струна натягивалась все сильнее и в понедельник она, похоже, лопнула. Установилась пугающая тишина, но мы стоим на пороге больших перемен. Никто еще не знает какими они будут. Самое время подвести итоги того, куда же нас привел национальный лидер.
31.03.2010

seregaohota

Белых на Эхе говорил в дневнике губернатора, что ему кризис очевиден
С другой стороны, историк Леонид Млечин на том же Эхе в понедельник в особом мнении не согласился с параллелью с концом СССР. Хотя согласился с кризисом всеобщего раздражения. Но сказал, что как только назначат будущего начальника - всё успокоится. А повторять опыт Горбачёва по либерализации сверху с потерей власти дураков больше нет ( ИМХО в альтернативу в виде судьбы Чаушеску/Каддафи они не верят похоже)
Говорит из народа весь дух вышел, безысходность историческая вобщем.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Тема одна из самых обсуждаемых сегодня – это доклад Центра стратегических разработок. Сегодня некоторые выдержки публикуют СМИ. Ну, вот, в частности, по Газете.ру позволю себе процитировать: «России угрожает политический кризис. Российская власть всё менее легитимна в глазах граждан, - говорится в докладе Центра стратегических разработок, - для выхода из кризиса требуются честные выборы, утрата большинства «Единой России» в Госдуме и замена первых трёх эшелонов политики». Есть несколько любопытных, и, в общем, спорных деталей в этом докладе. В частности, то, что авторы доклада пишут: «Если тенденция падения доверия сохранит устойчивость хотя бы на протяжении ближайших 10-15 месяцев, то Россию ждёт политический кризис. И не исключено, что по своей интенсивности он превзойдёт период конца 90-х и вплотную приблизится к эпохе конца 80-х». Я вас попрошу провести некоторые исторические параллели. Что было тогда, что есть сейчас. И, соответственно, согласитесь вы с такими выводами или нет?
Л. МЛЕЧИН - Я, честно говоря, параллелей не вижу. Помню отчетливо период конца 80-х годов. Разные исторические эпохи. Там режим был на ущербе, а здесь он ещё только вступает полностью в расцвет. Там политический класс жаждал перемен, а нынешний политический класс, ну, те, кто у власти, хотят оставаться. Разговоры эти о стабильности, которые мы слышим – это простая стабильность: «дайте нам возможность руководить вами и дальше». Поэтому никаких параллелей я не вижу. Что есть? Есть всеобщее раздражение. Оно такое всеохватное. Раздражены все, действительно, как-то очень заметно, в обществе. Но не думаю, что это преломится в какие-то реальные действия. Единственное, что по-настоящему, вот, всех выводит из себя – это неопределённость с первым лицом. Как только будет ясно, кто, все успокоятся и поймут, что это теперь надолго. Вот и всё.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - То есть не нужно сейчас искать никаких предпосылок и прислушиваться к каким-то неведомым сигналам, чтобы сказать, что ситуация нынешняя похожа на политический кризис конца 80-х?
Л. МЛЕЧИН - Нет, я ничего общего не вижу. Прислушиваться, вообще говоря, надо и к сигналам, надо изучать наше общество. Это очень надо. Но никаких параллелей я не вижу. Из народа из нашего дух весь вышел, поэтому никаких революций я не предвижу. И возмущения такого общефедерального значения, скажем, общесоюзного, общероссийского, я не предвижу совершенно. Раздражение есть. Оно такое всеобщее, действительно.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - А что должно произойти, чтобы народ, из которого дух весь вышел, как вы выражаетесь, он, вот, помимо раздражения что-то ещё начал испытывать. Но ведь, с другой стороны, раздражение может накопиться до некой точки…
Л. МЛЕЧИН - У нас очень терпеливый народ. И раздражение может копиться неограниченно долго. Всё то же самое, как всегда. Пока это сверху не придёт. У нас все волнения начинаются каким-то образом после решительных движений сверху. Вот, когда… предположим, появится ещё какая-то команда, которая захочет всё поменять – тогда и люди придут в действие. А не придёт такая команда – ничего не будет.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Кстати, вот, в этом докладе Центра стратегических разработок говорится о том, что нужен некий третий. Люди не только перестали его бояться, но и начинают желать его появления. Правда, при этом звучат высказывания, что реально такого третьего нет. И если он появится, то власти сделают всё, чтобы не допустить его к выборам. Вот, с такой оценкой вы согласитесь?
Л. МЛЕЧИН - Появления никакой политической фигуры у нас невозможно, потому что нет у нас никакой политики. Поэтому как фигура может возникнуть? Политик возникает, если есть политическая жизнь. А если нет политической жизни, то он и не возникает. Поэтому говорить тут смешно. Вопрос состоит в том, когда они наконец решатся и скажут, кто… как они собираются всё это сделать. Вот и всё.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - И после этого все вздохнут с облегчением, скажут…
Л. МЛЕЧИН - Нет, после этого политический класс, те, кто находится у нас у власти – они поймут… некоторым образом успокоятся, им будет ясно, как им действовать, как себя вести, с чем приходить к начальству, с чем не приходить.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - С кем дружить.
Л. МЛЕЧИН - Конечно, с кем дружить, с кем не дружить. И в этом смысле… общество не успокоится, общество как было в раздражении, так и будет, потому что очень много причин для этого раздражения. У нас всё как бы неблагополучно. Но общество у нас не такое, какое выходит на улицы и чего-то требует, или приходит на выборы и меняет партии политические у власти.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Да, но ещё пару десятилетий назад общество было таким, что могло выйти на улицу.
Л. МЛЕЧИН - Конечно, у нас и в 17-ом году люди выходили. Вот, обратите внимание, с 17 года с февраля по октябрь общество российское перепробовало все варианты управления, остановилось на жёсткой модели. Теперь то же самое здесь. У нас перестройка, постперестроечный период, тоже перебрали некоторое количество моделей, опять сделали выбор в пользу жёсткого политического устройства.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - То есть это такая бесконечная история…
Л. МЛЕЧИН - Пока бесконечная, да. Пока бесконечная. Ни разу – ни в 17 году, ни в постперестроечное время – не продержалось время политической свободы и время политической активно так долго, чтобы сложились институты политические и чтобы люди привыкли к самоорганизации и к ответственности за происходящее. Просто не было достаточно времени. У спортсмена не было времени на тренировки, поэтому медали он на районном первенстве не завоевал.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Ну, подождите, а почему же не прошло необходимого времени? Просто не востребована такая модель управления? Не хватило терпения? Хочется всего и сразу?
Л. МЛЕЧИН - Люди привыкают к определённой жизни. Потом, вот, взрыв происходит. Первое ощущение радости и свободы. Но свобода требует тоже определённой организации. Кто-то должен мусор подметать, кто-то трамваи водить, кто-то в ЖКХ работать. А привычки к самостоятельности никакой нет. Воцаряется хаос, анархия. Люди её пугаются и в какой-то степени просятся назад в жёсткую организацию, когда по крайней мере кто-то следил, чтобы улицы убирали, чтобы трамваи ездили, чтобы тепло в доме было, и так далее.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - То есть получается, что главная проблема в том, что в массе своей граждане нашей страны не хотят нести ответственность, не хотят сами принимать какие-то решения. И проще, если всё будет насаждаться сверху?
Л. МЛЕЧИН - Нет, главная проблема состоит в трудностях нашей истории, при которой не формировалось… а это формировалось, как мы видим, у соседей к западу от нас, столетиями определённые привычки, определённые институты, определённые традиции, определённое мироощущение. У нас здесь в России после татаро-монгольского ига, после Ивана Грозного, Петра I сформировалась абсолютно другая политическая модель, которая в 17 году была ужесточена до предела. И эта модель не даёт ни создаться политическим институтам, которые необходимо, для того чтобы общество нормально существовало и не создаёт привычки у людей к этому. Что тут раньше – яйцо или курица – я не знаю.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Но в любом случае, выйти из этого заколдованного круга…
Л. МЛЕЧИН - Пока не удаётся.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Невозможно.
Л. МЛЕЧИН - Ни в 17 году, ни на наших глазах не удаётся. Мне казалось, что в наше время, горбачёвскую и ельцинскую эпоху, такой шанс был. И мне представляется, что ещё лет 10 продлилось бы – и уже создались бы институты, и люди бы как бы привыкли. У нас очень быстро прервалась…
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - А где дали слабину?
Л. МЛЕЧИН - Слабина – это 99-2000-ый год, когда решили, что никакие политические нам выборы, ничего этого не надо, давайте-ка мы более твёрдой рукой всё это наведём, успокоимся, стабилизируем страну. И в тот момент это казалось тактическим выигрышем. Может быть, тактическим выигрышем и было. Действительно, с приходом Путина произошла некая стабилизация, действительно, всё это было на наших глазах, но стратегически, на мой взгляд, это огромный просчёт, потому что мускулы политические не сформировались в обществе.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Следующий такой виток, что ли, или следующая ступенька. Когда может произойти? Ещё 70 лет ждать?
Л. МЛЕЧИН - Нет специалистов по будущему, вы же знаете, никто ничего не может прогнозировать.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - У нас все только этим и занимаются.
Л. МЛЕЧИН - Да, но это бессмысленное занятие, естественно. Хотя одно могу сказать – что нынешний политический класс учёный и он увидит, что попытка либерализации ведёт к потере власти. Ну, желающих повторять пример Михаила Сергеевича Горбачёва едва ли кто хочет.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Сергей пишет нам на СМС или из Интернета нам пишет: «На улицу выходили, меняли власть рабочие. Сейчас-то рабочих нет. Всех повывели».
Л. МЛЕЧИН - Ну, я не помню, честно говоря, чтобы в Москве на улице, вот, в конце 80-х выходили именно рабочие. Прослойка рабочего класса в Москве у нас как раз не была такой активной. А выходила как раз совсем другая часть населения, насколько я помню. И это было очень заметно и очень звучно. Так что дело не в рабочем классе. Это такие остатки марксизма, вот. Рабочий класс в истории России вообще играл малую роль, потому что в 17-ом году доля рабочего класса в российском обществе вообще была ничтожна, ну просто ничтожна, поэтому рабоче-крестьянская революция на самом деле была ни рабочей, ни крестьянской. Она была скорее уж солдатской. Солдаты в 17-ом году имели огромное влияние. 17 миллионов людей в солдатских шинелях, да, вот они имели значение.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - А сейчас кто имеет реальное влияние?
Л. МЛЕЧИН - А сейчас реальное влияние имеют люди, находящиеся у власти. Вот, если бы из них сформировалась какая-то группа, которая решила бы – а вот мы хотим войти в историю как люди, которые дали России новый шанс.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Молодые реформаторы.
Л. МЛЕЧИН - Ну, не молодые, не очень молодые, возраст не имеет значения. Опыт был с точки зрения их личной судьбы очень неудачный. Повторять его не хочется. Потому что нормально для политика вообще стремление к удачной политической карьере, нормально для политика. Это, вообще, естественная вещь. Поэтому если никто в оппозицию не идёт, какой смысл получать дубинкой по голове и так далее. Но если бы возникла такая группа, она захотела бы, то у России появился бы шанс, потому что, ну, в отличие от других государств, мы же видим, у нас такие в принципе условия стартовые очень удачные. У нас не происходит землетрясений, у нас нет цунами, у нас огромная территория, ресурсы. В принципе, база есть, да? База есть.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Люди есть.
Л. МЛЕЧИН - Да, желания нету.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: