Шизоидное самоотчуждение и роботизм как следствие лжеучений Карнеги.

3deus

 Предлагаю вашему вниманию вырезку из статьи протоиерея Михаила Дронова
"Карнеги, “анти-Карнеги” и авва Дорофей".
=============
  Игра на струнках тщеславия
     Собственное открытие главной страсти в человеке, “безотказной педали”, которая всегда срабатывает, Дейл Карнеги подает своим читателям очень эффектно: “существует один важнейший закон человеческого поведения. Подчиняясь этому закону, мы почти никогда не попадаем в беду. Фактически этот закон при условии его соблюдения приносит нам бесчисленных друзей и неизменное счастье. Но стоит нам нарушить его, и мы тут же навлечем на себя бесконечные беды. Закон этот таков: всегда внушайте своему собеседнику сознание его значительности”[36].
     “Закон” Карнеги между тем подает повод к размышлению. Если человек хочет стать “значительным” или жаждет, чтобы его “оценили по достоинству”, то удовлетворен ли он тем, как люди к нему относятся сейчас? Понятно, что нет. Но вся беда в том, что он никогда (!) не удовлетворится, как бы его ни превозносили. Такова богоподобная душа человека, которая остается пустой, сколько бы и чем бы ее ни наполняли. Она — настолько необъятное вместилище, что только Бог может заполнить ее всю до конца, совсем, не оставив пустоты. Уже на основании одного этого мы должны были бы сделать решительный для себя вывод: оставить поиск славы от людей и искать славы, которая от Бога (Ин 5:44).
     Дейл Карнеги продолжает апологию открытого им “закона”, обращаясь к авторитету американских философов и психологов: “профессор Джон Дьюи, как мы уже отмечали, говорил, что глубочайшим стремлением, присущим человеческой природе, является желание быть значительным, а профессор Уильям Джеймс утверждает: «Глубочайшим свойством людей является страстное стремление быть оцененными по достоинству». Как я уже указывал, именно это стремление отличает нас от животных. Именно оно лежит в основе самой цивилизации”[37].
     По-видимому, Карнеги все же не делает различия между быть значительным и быть оцененным по достоинству. Невольно возникает еще один вопрос: можно ли это считать одним и тем же? Стремление выглядеть более значительным в глазах других, то есть быть высоко оцененным ими (и даже выглядеть значительным в своих собственных глазах) и стремление стать действительно иным, стать на самом деле лучше, — это одно и то же или нет? Безусловно, разница между быть и казаться весьма существенна. Но для Карнеги вопрос стоит совсем не так. Ему совершенно не важна реальная значительность тех, кому он собирается делать комплименты. Важно воспользоваться их желанием быть высоко оцененными, чтобы получить ответное расположение. Так он пользуется тем, что, по его словам, лежит в основе самой цивилизации.
     И все же что заставляет человека, не удовлетворяясь тем, какое значение другие придают ему сейчас, как они оценивают его, стремиться к тому, чтобы они его ценили еще выше и придавали ему еще большее значение? На языке христианской традиции это стремление называется тщеславием. “Значительным” можно быть только в сравнении с чем-то незначительным. Если человек хочет, чтобы его признавали таковым, это значит, что он стремится выделиться на фоне остальных. В основе желания быть “значительным”, таким образом, лежит не только тщеславие, но и эгоизм.
  Вести беседу или контролировать разговор?
     И вот Карнеги учит, как надо обращаться с такими “объектами”, желающими быть значительными, чтобы завоевать их дружбу: “поэтому, если вы стремитесь быть хорошим собеседником, будьте внимательным слушателем. Как утверждает супруга Чарльза Нортхема Ли, «чтобы быть интересным, нужно быть заинтересованным»”[38]. Но что же в этом плохого? — возразит всякий, и будет совершенно прав. Умение слушать, быть “внимательным слушателем”, действительно необходимо для подлинного межличностного контакта. В какой же момент Карнеги с этой бесспорно правильной позиции соскальзывает на путь манипуляций, препятствующих искреннему общению людей?
     “Задавайте вопросы, на которые другому человеку приятно будет отвечать, — продолжает он. — Поощряйте его к тому, чтобы он рассказывал о себе и о своих достижениях”[39]. Эта корректировка беседы, которой учит Карнеги, проводимая, чтобы “понравиться людям”, — уже прямая манипуляция! Да это и никакая не беседа! Это — подзадориваемый манипулятором монолог лишь одного ее участника, который упоен собой и слышит одного себя. А сам манипулятор в глубине души может потирать руки от удовольствия и потихоньку над ним посмеивается. Ведь не для того он “разогрел” своего собеседника, чтобы действительно слушать его самовлюбленный бред — он просто “завоевывает” себе очередного “друга”, который ему может пригодиться.
     Ну а после этого Карнеги с еще большей откровенностью сознается, что, собственно, он думает о тех, с кем приходится вести такого рода беседы. Кому-то, безусловно, его откровенность покажется граничащей с цинизмом: “помните, что человека, с которым вы разговариваете, в сто раз больше интересует он сам, его нужды и его проблемы, чем вы и ваши проблемы. Его зубная боль имеет для него большее значение, чем голод в Китае, от которого умирает миллион людей. Фурункул у него на шее интересует его больше, чем сорок землетрясений в Африке. Подумайте об этом в следующий раз, когда вы вступите в беседу. Итак, если вы хотите понравиться людям, соблюдайте правило: будьте хорошим слушателем. Поощряйте других говорить о самих себе”[40].
     Это — наиболее уязвимый момент в “наставлениях” Дейла Карнеги; критики, как правило, замечают его в первую очередь. Российские психологи В. П. Зинченко и Ю. М. Жуков, представляя соотечественникам книгу американского “знатока человеческих отношений”, позволили себе заметить: “система «правил Карнеги» содержит в себе неувязки, а иной раз самые настоящие противоречия. Попытка следовать всем правилам сразу может оказаться неудачной. Попробуйте одновременно реализовать принцип «будь искренен в выражении своих чувств» и принцип «веди разговор в русле интересов собеседника» в случае, когда интересы собеседника вам неинтересны, — здесь явное противоречие”[41].
     Эверетт Шостром в отличие от них критикует не формальные противоречия в правилах Карнеги, а то, к чему ведут его советы. А ведут они к замене личностного контакта его бессмысленной имитацией, которая на деле еще глубже отчуждает людей друг от друга. “Истинный личностный контакт невозможен без риска”[42], — заявляет Шостром.
     Чем же “рискует” человек, когда сознательно допускает в свою душу другого и ожидает взаимности? Он знает, что другой, будучи свободной личностью, может принять, а может отвергнуть его и глубоко ранить его незащищенное, исполненное открытости сердце. Манипулятор, напротив, боясь риска, даже и не пытается вступить в межличностное общение, но обходится поверхностным разговором “о погоде”. Он уходит от риска быть отринутым, но одновременно лишает себя встречи с другим лицом к лицу. Едва ли мелкое самодовольство манипулятора может быть полноценной заменой радости, которую приносит взаимное глубоко личностное узнавание людей, условие которого — полностью открытый контакт.
     Шостром поэтому и говорит, что “манипулятор, который предпочитает не рисковать, вполне обходится полуконтактами. Куда удобнее, думается ему, контролировать окружающих, чем взаимодействовать с ними. Поэтому он не вступает в беседу, а контролирует ее”. Шостром очень точно подмечает, чем, собственно, занят манипулятор, когда ведет разговор: “он должен выбрать тему разговора, потом оценить расклад сил, то есть в процессе беседы он скорее оценивает происходящее, чем слушает. Он не пытается понять, зато всеми силами стремится убедить. Если аудитория по каким-либо причинам ему не подходит, он уйдет от контакта веками протоптанной дорожкой, то есть ограничит разговор общепринятыми фразами на «безопасные темы», например замечаниями о погоде”[43].
  Искренняя лесть или льстивая искренность?
     При всех недвусмысленных наставлениях о том, как завоевывать друзей манипулятивными комплиментами, Карнеги отдает себе отчет в том, на что он покушается. Истина — ценность “номер один” христианства, которая за две тысячи лет глубоко укоренилась в мироощущении людей. Европейская культура хотя бы в подсознательных основах пока еще остается христианской, и человек, к ней принадлежащий, никогда не скажет прямо в лоб, что лесть и неискренность — это хорошо, а правдивость — плохо.
     И Карнеги не может с этим не считаться. О, он тоже горячо осуждает лесть! “Лесть — это фальшь и, подобно фальшивым деньгам, которые вы попытались бы сбыть, может в конце концов довести до беды”[44], — разъясняет он пагубность этого порока на языке, хорошо понятном его читателям-бизнесменам. А что касается его собственных советов, как завоевывать друзей, то на этот счет у него припасена концепция, не лишенная правдоподобия даже в свете строгой христианской морали. То, что на первый взгляд кажется лестью, может оказаться еще какой добродетелью! Все приемы “нравиться людям”, которые Карнеги выводит в своей книге, он представляет в качестве законного “признания достоинств” в окружающих.
     “В чем разница между признанием достоинств и лестью? — спрашивает он и тут же спешит объяснить: — на этот вопрос легко ответить. Признание искренне, а лесть лицемерна. Первое исходит от сердца, вторая — только из уст. Первое бескорыстно, вторая же эгоистична. Первым все восхищаются, вторую все осуждают <...> Нет! Нет! Нет! — трижды отрекается он от малейшей склонности к лести, — я вовсе не рекомендую вам прибегать к лести. Ничуть. Я веду речь о новом образе жизни. Позвольте мне повториться. Я веду речь о новом образе жизни”[45].
     Прежде чем рассмотреть новый образ жизни, проповедуемый Карнеги, имеет смысл выяснить вопрос о лести и “признании достоинств”. Если мы зададимся вопросом, с какой целью люди прибегают к лести, то должны будем ответить: чтобы от этого получить какую-то выгоду, которая может выражаться в самых неожиданных формах. Но давайте чуть разовьем собственную мысль Карнеги, который приравнивает лесть к фальшивым деньгам. К чему, в таком случае, можно приравнять “признание достоинства”? В его системе мышления признание достоинств сравнивать больше не с чем, как только тоже с денежными знаками, но только не фальшивыми, а по праву находящимся в обороте, за которые смело можно покупать все, что хочешь. Но, как известно, деньги для человека представляют ценность не сами по себе, а потому, что в обмен на них мы получаем необходимый товар. Значит, за “бескорыстным” признанием достоинства все-таки притаилась мысль о товаре, какая-то определенно меркантильная цель!
     Лукавство здесь в том, что признак, по которому Карнеги проводит сравнение между лестью и признанием достоинства, — это всего лишь степень искренности того и другого. Если же сравнить их с точки зрения побуждения, с которым делается то и другое, то различие между ними исчезнет. Какая разница между грубой лестью и “бескорыстным” признанием достоинства, если в обоих случаях за ними стоят неискренние мотивы! Можно ли называть бескорыстными пусть даже заслуженные комплименты, если человек их делает, не раскрывая полностью себя другому, оставляя в глубине себя расчеты на расположение и дружбу того, кому он говорит приятные слова?
     Уже приводившиеся выше российские критики Дейла Карнеги В. П. Зинченко и Ю. М. Жуков здесь встают на защиту позиций теоретика американского образа жизни: “нередко Карнеги обвиняют в том, что он учит людей искусству делать комплименты, науке изощренной лести. Данные обвинения зиждятся на неправильном понимании пафоса книги,— возражают авторы предисловия к ее русскому изданию. — То, о чем ведет речь Карнеги, на современном языке называют наградой, а не комплиментом. Комплимент есть незаслуженная похвала, а награда — похвала заслуженная. Нет ничего легче, чем научиться дежурным комплиментам, говоря женщинам, что они хорошо выглядят, а мужчинам — что они умны. Для того, чтобы поступать так, можно не видеть другого человека и не слушать его. Умение же награждать основано на внимании к другому человеку, потому что во внешности, поведении и словах другого человека надо найти и отметить то, что действительно достойно похвалы...”[46].
     Никто не спорит, хочется ответить уважаемым российским психологам, всегда можно найти, что похвалить. Но вот вопрос — что побуждает раздавать как комплименты, так и награды? Не собственная ли выгода, не какая-нибудь припасенная про запас манипулятивная цель? Так что разница между комплиментом и наградой — это все равно разница между грубой и утонченной лестью. Что уж тут таить грех — надо называть вещи своими именами.
  “Новый образ жизни”
     Теперь пришла пора вернуться к тому “новому образу жизни”, подаренному Дейлом Карнеги американцам, который теперь является одной из составляющих американизации, интенсивно ведущейся в пределах бывшей страны Советов. Понятно, что “карнегизация всей страны” (выражение московских издателей книги Шострома) — не самое худшее, что она несет с собой. А, кстати, тот же Эверетт Шостром как врач и психолог уже в достаточной мере видел плоды этого нового образа жизни, приводящего человека к глубочайшему одиночеству и полному отчуждению от всех.
     “Новый образ жизни Карнеги” несет с собой прежде всего легкость и комфортность в общении. “Манипуляторы, привыкшие считать окружающих марионетками, — объясняет природу этой раскованности Шостром, — не испытывают особых сложностей в установлении контакта. «Следует только дернуть за ту или иную веревочку, — думают они, — и контакт с этим человеком установлен»”[47]. Но мы уже имели возможность убедиться, какова действительная ценность такого “контакта”. “Новый образ жизни” по Карнеги — это закрытое манипулятивное общение с людьми, в котором самой ходовой “валютой” становится “признание достоинства”; с точки же зрения мотивов и конечных целей оно ничем не отличается от грубой лести.
     Манипулятор совершает трагическую ошибку, когда подлинное личностное общение он подменяет игрой на тщеславии и других человеческих страстях. Он не принимает участия в жизни другого человека, которое может обогатить его собственную жизнь новым содержанием любви и ответственности. Установленный им контакт не становится подлинным событием его жизни. Манипулятор только наблюдает со стороны, как реагирует на “потягивание” тех или иных “нитей” души тот, кем он пытается управлять как предметом, хотя и одушевленным. И в конце концов он остается в полном и безнадежном одиночестве, мучительном от того, что в себе самом он уже окончательно потерял все пути к душе другого.
     “Новый образ жизни”, к которому призывает Карнеги, — это жизнь, лишенная глубокого личностного общения людей, наполненная бесконечным расчитыванием каждого своего шага для того, чтобы скрыть свои подлинные цели и незаметно для окружающих превратить их в послушных исполнителей своей воли.
     В середине 50-х годов XX столетия американский философ и психолог действительно первой величины — Эрих Фромм — предупреждал: “сегодня человек стоит перед самым главным выбором: это выбор не между капитализмом и коммунизмом, а между роботизмом (как в его капиталистической, так и коммунистической форме) и гуманистическим коммунитарным социализмом”[48]. “В XIX в., — поясняет он, — бесчеловечность означала жестокость, в XX она означает шизоидное самоотчуждение. В прошлом опасность состояла в том, что люди становились рабами. Опасность будущего в том, что люди могут стать роботами. Правда, роботы не восстают. Однако если им придать человеческий характер, то они не могут жить и оставаться здоровыми <...> они разрушают свой мир и самих себя, так как более не могут выносить бессмысленную скуку”[49]. Заключение Эриха Фромма пессимистично: “множество фактов свидетельствуют о том, что человек, по-видимому, выбирает роботизм, а это означает в конечном итоге безумие и разрушение”. Увы, сегодня мы уже видим, как сбываются худшие прогнозы Фромма.
=============
Полный текст статьи здесь: http://ao.orthodoxy.ru/arch/012/012-dron.htm .
А Вы сами встречали в своей жизни таких "манипуляторов", или использовали "тонкую лесть" по рекомендациям Д. Карнеги ?

3deus

Но у меня подозрение, что в современной действительности больше принято играть на страсти сребролюбия, подкрепленной боязнью смерти от голода и болезней, чем на страсти тщеславия. Человек заботится о мнении окружающих о нем в основном из-за боязни бедности, отсутствия работы, денег и т.п., а не потому, что он хочет славы самой по себе, т.е. положительное мнение о себе со стороны окружающих современный обыватель желает превращать в деньги. Вы согласны ?

12457806

Человек заботится о мнении окружающих о нем в основном из-за боязни бедности, отсутствия работы, денег и т.п., а не потому, что он хочет славы. Вы согласны ?
Отчасти. Обреатая уверенность в своем нынешнем положении, человек начинает хотеть славы.

3deus

Обреатая уверенность в своем нынешнем положении, человек начинает хотеть славы.
Но все-таки, как по-Вашему, "карнего-лесть", описанная в первом посте, потеряла ли свою действенности на современного сребролюбивого обывателя ?

borodin88

Но все-таки, как по-Вашему, "карнего-лесть", описанная в первом посте, потеряла ли свою действенности на современного сребролюбивого обывателя ?
   Не прочел первый пост, но Карнеги для случая с жителями СНГ неприменим. Причем - почти ни один прием. Херня какая-то, и зачем его тиражировали тоннами, причем начали еще с советских времен.
  А еще - меня умиляют брошюрки, подробно описывающие путь к успеху. Какого х*я авторы сами, бл*дь, не стали миллионерами (хотя на продажах, может, и стали :confused: а пишут всякую по*б*нь! Ладно Карнеги,тот хоть небедным мужиком и без книг вроде был, но эти писюнчики как сумели наплодиться! Каждый ДР кто-то что-то подобное, да получал среди одноклассников.

3deus

Не прочел первый пост, но Карнеги для случая с жителями СНГ неприменим. Причем - почти ни один прием.
В целом согласен. Но на молодежь и школьников действует-таки ! :( :)
Поэтому я запостил эту немного "водянистую" статью отчасти в профилактических целях для наших форумских полудетей-полувзрослых. :D

popov-xxx25

Поэтому я запостил эту немного "водянистую" статью отчасти в профилактических целях для наших форумских полудетей-полувзрослых
Благословение получил на это или своим умом дошёл?

3deus

Благословение получил на это

Нет
или своим умом дошёл ?
Да куда мне :grin:

popov-xxx25

Нет
Тогда, как сказал бы (жаль, забанили его "это ревность не по разуму, сын мой". В смысле обозвать форумчан полудетьми-полувзрослыми, а потом вести среди них профилактику.

borodin88

  Прочел, помню, правило, согласно которому надо, если посрался с человеком, позврнить ему и поблагодарить за критику. Ну или при встрече сказать. Причем примеры, как это надо сделать взяты из жизни (как он утверждает). Т.е. - чел облил тебя говном прилюдно, а ты должен потом его поблагодарить за то, что тот указал на недостатки. Да в России после первого же подобного звонка с позвонившим будут уже и другие, кто об этом знал, разговааривать , как с $абаkой.
  Прочитав Карнеги, а потом понаполучав туеву хучу подобных книг в подарок, я просто пожалел, что отменили инквизицию (ну или Сталина для таких п*доров, чтобы их "врагами народа" признали).

seeknote

да там ИМХО вообще какой-то бред написан
странные методы доказательств своих мыслей, жуткое переплетение логики и анти-логики
короче, каноническое популистико

3deus

"это ревность не по разуму, сын мой"
Да, возможно и так. Просто я вспомнил, как в 7-ом классе читал книжку Карнеги и потом с удивлением обнаружил среди своих знакомых тех, кто возможно и неосознанно применял корнего-лесть по отношению ко мне. Так что корнего-лесть рапространена в нашей повседневной жизни, и неискушенному человеку иногда трудно обнаруживать как её, так и попытки манипулирования (возможно и неосознанные) собою с её помощью

popov-xxx25

неосознанно применял корнего-лесть
Значит, они этто делали не под влиянием карнеги. Значит, это не карнего-лесть, а что-то другое, более общее/широкое. Стало быть, антикарнегианской статьёй лечить неэффективно.

nozanin

Конкретно чем тебе Карнеги мешает жить? Я не поддеваю, просто интересуюсь.
Неужели ты думаешь, что в церкви меньше делают по Карнеги, называя это наполнением от Господа? Т. е. когда священник просто лицемерит тебе, говоря что, например, если тебе не дают тёлки, то это Господь блюдёт твою хуйственную благодать? :)

nozanin

Очень странно, что сейчас вот вдруг откуда ни возьмись начали залупаться на Карнеги. Иожет быть потому что лицемерие в церкви стало на фоне книг аффтора более заметно? Хотя книги-то не сильно популярны.
И, например, продавцов в магазине в России я бы принудительно заставил читать. Ибо хамят многие.

seeknote

наверное, это больше просто добрудушие+вежливость
неужели без дурных намерений это плохо?

3deus

наверное, это больше просто добрудушие+вежливость
В этом-то и сила карнего-лести, что её трудно отличить от добродушия+вежливости.
Различение хорошо проводить по мотивам говорящего и его конечным целям, т.е. только потом может стать понятно добродушие это было или карнего-лесть.
Но в настоящее время, будучи искушен, я устраняюсь от всякой подозрительности к вежливости+добродушию по отношению ко мне.

seeknote

ну вообще мой пост немного не об этом?

3deus

неужели без дурных намерений это плохо?
Без дурных намерений и скрытых нечистых внутренних мотивов в добродушии и вежливости проявляется любовь к ближнему. Но вот понять свои собственные мотивы, когда ты вежлив и добродушен, это личное дело каждого. И понять это ценно, ибо человек смотрит на лицо, а Бог - на сердце (т.е. на глубинные мотивы того или иного нашего действия).

nozanin

Но в настоящее время, будучи искушен, я устраняюсь от всякой подозрительности
Какие у тебя искушения в настоящее время? Они временны или постоянны?

3deus

Но в настоящее время, будучи искушен, я устраняюсь от всякой подозрительности
--------------------
Какие у тебя искушения в настоящее время? Они временны или постоянны?
Твой вопрос совсем о другом.

oofc

Кстати, Ли Якокка или Кийосаки совсем неплохо бабла подняли.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: