Всемирный социальный форум 2007 в Найроби

Buxgalter

Всемирный социальный форум 2007 года прошел в Африке. О том, что проводить подобные встречи надо именно на этом континенте, говорилось давно. Но не было подходящих условий.
Хроническая нищета, которую можно здесь наблюдать, сама по себе еще не создает хороших предпосылок для успешной организации крупномасштабных мероприятий, даже если эти мероприятия – антикапиталистические.
Помимо материальных условий (требуется более или менее развитая инфраструктура, позволяющая принять многотысячный поток делегатов со всего мира нужны и соответствующие политические условия. В условиях авторитарного режима можно провести большой молодежный фестиваль или съезд солидарности, но вряд ли удастся организовать свободную дискуссию.
«Чем реже руководитель государства напоминает о себе, тем выше его рейтинг» В нынешнем году форум наконец был проведен на Африканском континенте. Местом встречи избрали столицу Кении Найроби. Условия созрели. В первый же вечер, проведенный здесь, я понял, что решение было правильным. Кенийцы, с которыми мы говорили, с гордостью напоминали, что их страна в регионе уступает только Южной Африке. За последние годы уровень жизни повысился. «Обрати внимание, сколько на улицах новых машин! – радовался один из местных участников ВСФ. – Посмотри, сколько народу сидит в кафе! Раньше этого не было».
Согласившись с ним, я признал, что, по крайней мере, по этим двум признакам Найроби стал напоминать Москву.
Коррупция, по словам моих собеседников, резко уменьшилась, сельское хозяйство развивается. Правда в самый разгар форума газеты сообщили о том, что в правительстве разразился очередной скандал, но кенийцы объясняли, что не видят в этом ничего страшного: при предыдущем режиме воровали больше.
В политической жизни тоже перемены к лучшему. Во времена президентства Даниеля Арапа Мои любая критика власти была чревата серьезными неприятностями. Лидер нации целыми днями красовался на публике, заполняя собой все газеты и волны эфира. В центре города красуется памятник, самому себе им воздвигнутый: огромный камень, декорированный раскрашенными фигурками в стиле Зураба Церетели. Обошлось это удовольствие казне примерно в миллион долларов.
Нынешнего президента Мваи Кибаки (Mwai Kibaki наоборот, не слышно и не видно. «До чего же приятно неделями ничего не знать о своем лидере!» – восхищаются кенийцы. Чем реже руководитель государства напоминает о себе, тем выше его рейтинг.
Здесь, как и во многих других африканских странах, прошла своя перестройка – многопартийная система сменила однопартийную, а оппозиция сумела победить правительство в недавнем референдуме по поводу расширения президентских полномочий (событие редкое даже в странах с более богатыми демократическими традициями). Особой разницы между двумя основными партиями никто не видит, но все же так веселее.
В общем, по меркам Африки, дела идут хорошо. Однако большинство жителей Найроби по-прежнему живет в бедных кварталах и трущобах, не слишком замечая новое процветание среднего класса. Народ здесь, впрочем, веселый и добродушный (что, увы, не мешает существовать высокой преступности). Прохожий, у которого спросишь дорогу на улице, радостно бросит свои дела и пойдет тебя провожать, не отпуская пока не удостоверится, что ты на верном пути. В отличие от многих стран Востока, он не будет просить денег за свою услугу. Он вообще не воспринимает это как услугу. Просто нельзя же не помочь человеку!
Британское влияние чувствуется в левостороннем движении, в массивных красных тумбах, служащих здесь, как и в Англии, почтовыми ящиками, в старомодных кэбах, таких же, как на улицах Лондона (только здесь они настолько обшарпаны, что возникает мысль, не остались ли они здесь еще с колониальных времен). На центральной улице памятник местным солдатам – героям Первой и Второй мировых войн, очень похожий на британские военные мемориалы, надпись по-английски повторена на суахили и арабском.
На улицах полицейские в синих форменных свитерах, точно таких же, как в Англии, но, в отличие от лондонских «бобби», с армейскими автоматическими ружьями, что сразу дает представление о криминогенной обстановке в городе.
Насколько это серьезно, делегаты форума ощутили на себе. Изрядное число приезжих были обворованы, причем пострадали люди не только из западных стран. Если европейцы или американцы довольно быстро разбирались с утерянными кредитными карточками, то обворованные индусы оказались просто без средств к существованию. Число украденных паспортов перевалило за десяток на третий день форума. Двое делегатов стали жертвами разбойного нападения (молодчики с дубинами разбили окна их такси, когда они застряли в дорожной пробке в центре города).
Одна американка погибла под колесами автомобиля. Двух англичанок вытащили из машины под дулом пистолета, сопровождая угрозу оружием криками, что «это не шутка!». На сей раз, однако, не повезло грабителям. Сложив все награбленное в один мешок, они вдруг чего-то испугались и бросились бежать, забыв о добыче. Полиция, появившаяся, как и положено, с опозданием, открыла мешок и раздала вещи владельцам. Но англичанки были так потрясены, что даже не пошли на форум. Просидев остаток времени в отеле, они отменили запланированное путешествие по стране и отправились домой.
Делегаты из западных стран предпочитали передвигаться по городу на такси, которое стоит здесь не намного дешевле, чем в Европе, но те, кто готов был пренебречь комфортом, обнаруживал, что за сущие гроши можно добраться до нужного места на маршрутке, «матату» по-здешнему. Ну, не то чтобы совсем до нужного места, но куда-то рядом. Зато потом кто-нибудь из пассажиров тебя обязательно проводит, а то и сам кондуктор остановит поездку, вылезет из микроавтобуса и начнет подробно объяснять, куда идти дальше. Потеря времени его не смущает, поскольку опоздать куда-либо здесь почти невозможно.
Трясясь по треснувшему асфальту в маршрутке, набитой веселыми и доброжелательными людьми (к тому же непременно врубающими на всю катушку местную, исключительно оптимистичную музыку я почувствовал неожиданный прилив беспричинной радости.
Отель, где я разместился вместе с французскими активистами, находился в самом центре города: иными словами, в самом плохом районе, где вечером в одиночку гулять не рекомендуется. Это был типичный клоповник для командировочных из Момбасы. В ванной, как и в Британии – раковина с двумя кранами без смесителя. Только в Англии из одного крана течет холодная вода, из другого – горячая. А здесь из обоих холодная. О такой роскоши, как телефон или телевизор, нечего было даже и думать. Лифт вышел из строя, и пришлось тащиться на восьмой этаж пешком. Вешалки в стенном шкафу ломались при попытке что-либо на них повесить. Видимо, их функция была в основном декоративная. Раздавив первого таракана, я почувствовал себя совершенно как на родине и с легким сердцем отправился спать.
Некоторым участникам, впрочем, повезло больше. Они разместились в отличных пятизвездочных отелях, предназначенных для богатых туристов, останавливающихся здесь по дороге на сафари. Делегация Амстердамского транснационального института поселилась в самом центре города в отеле Stanley. Этот комплекс, построенный еще в колониальные времена, был местом, которое посещала королева Елизавета II в те дни, когда была еще принцессой Уэльской. Вскоре после обретения страной независимости здесь собирались всевозможные авантюристы, торговцы оружием и искатели приключений. В наши дни это комфортабельная консервативно обставленная гостиница с уютным кафе, которое пришлось по вкусу европейским интеллектуалам.
В Найроби ожидалось более ста тысяч участников, и местная пресса радостно повторяла эту цифру. Судя по тому, что творилось на стадионе Казарани (Kasarani где проходил форум, людей было в самом деле очень много. Насчет ста тысяч, конечно, преувеличение. Но, как заметил один из французских делегатов, если газеты пишут, что нас тут сто тысяч, давайте не будем с ними спорить! В отличие от других стран, пресса вообще здесь относилась к форуму достаточно положительно, ведь его успех укреплял репутацию Кении как места, где можно проводить серьезные и большие мероприятия. Тем более что приезжие оставляют в стране валюту. Тоже вклад в развитие!
Большое число европейцев – итальянцев, французов, немцев и англичан – дополнялось многочисленными делегациями из Южной Африки и других соседних стран. В отличие от прежних форумов было заметно меньше представителей Латинской Америки и Азии. Что, впрочем, вполне естественно: они преобладали на предыдущих встречах – в Порту-Алегри, Каракасе и Бомбее.
Из России было всего два делегата, включая меня, да еще два журналиста (включая фотографа). Зато на форуме впервые были заметны делегаты из Китая, представляющие различные неправительственные организации. Некоторые из них были вполне официальными структурами, напоминавшими всевозможные советские комитеты, создававшиеся для работы с западным гражданским обществом. Однако можно было услышать и очень откровенные выступления, особенно когда зашла речь о последствиях вступления Китая во Всемирную торговую организацию – как выяснилось, даже в стране, завалившей весь мир дешевыми товарами, политика свободного рынка приводит к привычным последствиям: разрушение мелкого бизнеса, потеря рабочих мест, рост неравенства и увеличение бедности. Примерно половина работающих в Китае иностранных компаний показывают постоянные убытки и не платят налоги (манипулируя ценами, продавая и покупая товары у собственных филиалов, они получают возможность концентрировать прибыли в головной конторе, распределяя убытки по всему миру).
В то время как в Китае жалуются на иностранных инвесторов, китайские компании при активной поддержке правительства проводят мощную экспансию в Африке. На первых порах их встречали с распростертыми объятиями, надеясь, что их присутствие поможет преодолеть отсталость и зависимость от Запада. Однако в скором времени обнаружилось, что они ничем не лучше американских. Делегация из Южной Африки распространяла на форуме исследование, посвященное деятельности китайских корпораций на континенте – выводы были не слишком утешительные. Сегодня здесь многие с ностальгией вспоминают Советский Союз. В 1970-е годы советская помощь, несмотря на низкую эффективность, все же реально способствовала развитию и выглядела относительно бескорыстной.
В определенной степени это место бескорыстного друга занимает сегодня Венесуэла Уго Чавеса. Из Венесуэлы в Найроби приехала большая делегация – 62 человека. На форумах, проходивших в Латинской Америке, президент Чавес был главной звездой. На сей раз, однако, Венесуэла была представлена не политическими лидерами, а активистами социальных движений. Денег на поездку у них тоже не было, а правительственная бюрократия в лучших демократических традициях отказала им в помощи: раз организации общественные, значит, тратить казенные деньги на них нельзя. Решение нашел Уго Чавес, предоставивший в распоряжение делегации списанный военно-транспортный самолет времен Второй мировой войны. Держаться в воздухе он мог не более четырех часов подряд. Тем не менее, совершив множество промежуточных посадок, венесуэльцы добрались до Восточной Африки.
Они опоздали на три с лишним дня, но успели как раз к семинару, на котором обсуждались перспективы сотрудничества между левыми движениями Латинской Америки и Восточной Европы. Переводчицей в венесуэльской делегации оказалась молодая полька. На мой вопрос, почему она перебралась в Латинскую Америку, она без колебаний ответила: «В Венесуэле можно что-то сделать, что-то изменить, здесь есть возможность участвовать в политике». «А что, в Польше нельзя?» – запротестовал я. «В Польше безнадежно!» – отрезала девушка.
Кенийские активисты жаловались, что им не по карману оказывалась плата за регистрацию. Те, кто не смог попасть на официальные мероприятия, организовали собственный альтернативный форум. Подобное уже имело место в Бомбее, но там альтернативный форум был затеян ультралевыми группировками, осуждавшими реформизм официального ВСФ. На сей раз политические разногласия не играли особой роли, дело было в деньгах. Скандал разразился 21 января, когда делегацию жителей трущоб не пустили на форум, поскольку они не могли заплатить. Цена регистрации была равна недельному заработку кенийского бедняка. Позднее, правда, контроль свели к минимуму, и все желающие могли проникнуть на стадион безо всякой регистрации, но ущерб делу был уже нанесен. Особенно возмущена была делегация Южной Африки. В знак протеста южноафриканцы сами большой толпой отправились в трущобы. Если бедняки не могут попасть на форум, форум придет к ним сам.
Как и положено, с расписанием была полная неразбериха: программу раздали участникам только на второй день, а Интернет заработал на третий. Когда же наконец его подключили, делегаты обнаружили, что их к компьютерам не пускают: доступ к сети был организован только для прессы. Делегаты, поворчав, отправлялись в центр города искать интернет-кафе.
Некоторые ораторы (включая меня самого) обнаруживали, что им назначено выступать одновременно на двух семинарах. Информация была налажена безобразно. Но самым удивительным было то, насколько форум превратился в источник дохода для частных предпринимателей. Корпоративные спонсоры открыто демонстрировали свое присутствие, размещая свою рекламу рядом с призывами уничтожить капитализм. Платить приходилось буквально за все. Перед началом своего выступления я обнаружил, что двое рабочих мрачно сворачивают провод микрофона и уносят динамики. Как выяснилось, за звукоусиление надо было платить отдельно. Поскольку организаторы семинара об этом не знали или не нашли денег, микрофон отключили.
Обеды в разбитых под открытым небом кафе для участников форума стоили дороже, чем в городе, вода и кока-кола тоже. На третий день толпа возмущенных кенийцев снесла ворота стадиона и ворвалась на пресс-конференцию. Правда, выяснилось, что примерно в двадцати метрах имелись другие ворота, которые были открыты, и там их поджидал представитель оргкомитета, чтобы провести внутрь. В ходе шумного разбирательства обнаружилось, что можно было на форуме раздобыть и дешевую пищу и бесплатную воду, только об этом почему-то никто не знал, как и об открытых воротах. Утренний скандал не прошел бесследно. Сразу же после него цена обедов в кафе странным образом упала почти вдвое. Наглядный урок того, что социальный протест может быть эффективен.
К возмущению кенийских делегатов обнаружилось, что лучшее кафе принадлежало министру внутренней безопасности. На третий день форума оно было захвачено революционной толпой кенийцев и южноафриканцев, которые провозгласили национализацию пищи и раздали ее бесплатно пришедшим с ними детям. Правда, еда быстро кончилась.
Надо сказать, что акция по захвату ресторана была организована блестяще. Сначала туда по одному стали заходить люди, усаживаясь за столики, как будто в ожидании пищи. Все они были в африканских национальных одеяниях, но на форуме вряд ли можно было кого-то этим удивить. Некоторые привели с собой детей. Кто-то принес тамтамы. Внезапно все вскочили, зазвучала музыка, и считанные минуты все пространство под тентом было занято возбужденной толпой, выкрикивающей лозунги под бой тамтамов. «Даешь бесплатную пищу! – скандировала толпа. – Долой министра!» Слово министр они произносили как «mini-star», объясняя, что ему никогда не стать настоящей звездой. Кто-то притащил палестинский флаг, который тут же взвился над толпой за неимением другого знамени. Повара и официанты взирали на это действо с подчеркнутым равнодушием, менеджеров, пытавшихся навести порядок, бережно вытолкнули наружу, а подошедшая полиция растерянно взирала на происходящее, не решаясь вмешаться. Началась раздача пищи.
Здесь чувствовалась рука мастера. Вскоре все стало понятно. Посреди толпы я заметил своего старого знакомого, южноафриканца Тревора Нгване. Тревор прославился в Кейптауне, организовав что-то вроде летучих отрядов народных электриков. Когда свет в домах бедняков отключали за неуплату, его ребята тайком подключали электричество обратно. В свободное время этот южноафриканский Робин Гуд пишет аналитические статьи, критикуя в прессе политику правительства. Трудно найти сегодня в Южной Африке другого человека, которого бы так ненавидели власти.
Дороговизна была, разумеется, не единственной проблемой форума. С переводом вообще ничего не вышло. Организаторы отказались от помощи европейцев, мобилизовав своих переводчиков и самостоятельно закупив аппаратуру у местных поставщиков. Все бы хорошо, но аппаратура не работала. Впервые за всю историю ВСФ работа шла почти исключительно на английском.
Казалось бы, всего этого было достаточно, чтобы испортить любое массовое мероприятие. Но не социальный форум. Несмотря ни на что, здесь царила радостная атмосфера. Демонстрации, постоянно проходившие вокруг стадиона, перемежались выступлениями танцоров и музыкантов. Да и сами демонстрации напоминали пляски. По африканской традиции участники шествий не столько шагали, сколько прыгали и пританцовывали, распевая на ходу свои лозунги.
Здесь обсуждалось все – война в Ираке, общие проблемы глобализации, экология и трудовые права рабочих транснациональных корпораций, борьба с расизмом и социализм XXI века. Были и очень прагматические дискуссии, причем с конкретными результатами. Так фермеры из Бразилии и нескольких других стран Африки и Азии договорились создать в Венесуэле общий банк семян, чтобы не зависеть от транснациональных корпораций.
Каждая участвовавшая в форуме группа старалась привнести в него что-то свое. Многообразие тем порой дезориентирует, но именно этим форум и привлекает. Здесь активисты профсоюзов могут узнать про экологические преступления своих работодателей, а борцы против расовой дискриминации получить представление об азах марксистской теории.

С некоторых пор критиковать социальные форумы стало модно в среде самих левых активистов. И в самом деле, огромная масса участников, рассеянная по множеству семинаров и мероприятий, не может объединиться вокруг единой ведущей темы, коллективная энергия распыляется, а идеология остается размытой. В Бамако группа интеллектуалов, возглавляемая известным экономистом Самиром Амином, призвала исправить положение, укрепив организацию и политизировав форум, который должен был бы превратиться в своего рода новый Интернационал. Однако такой подход вызвал серьезные возражения, причем не только среди представителей неправительственных организаций, но и со стороны политических активистов. Форум невозможно отделить от политики, но он не может стать политической организацией и не может ее заменить. Политическая работа должна быть сделана, и если пока получается плохо, это еще не повод переносить ее на социальный форум, предназначенный для совершенно других целей.

http://www.vz.ru/columns/top/

kiritsev

ЖЕСТЬ =)

marusja8101

Соглашайся быть модератором раздела!

Buxgalter

leo2007

Редкий случай на форуме, когда читать пост было интересно.
Обычно всю хрень постят

strazh007

Решение нашел Уго Чавес, предоставивший враспоряжение делегации списанный военно-транспортный самолет временВторой мировой войны. Держаться в воздухе он мог не более четырех часовподряд. Тем не менее, совершив множество промежуточных посадок,венесуэльцы добрались до Восточной Африки.
круто +

Buxgalter



На улицах полицейские в синих форменных свитерах, точно таких же, как в Англии, но, в отличие от лондонских «бобби», с армейскими автоматическими ружьями, что сразу дает представление о криминогенной обстановке в городе.
Насколько это серьезно, делегаты форума ощутили на себе. Изрядное число приезжих были обворованы, причем пострадали люди не только из западных стран. Если европейцы или американцы довольно быстро разбирались с утерянными кредитными карточками, то обворованные индусы оказались просто без средств к существованию. Число украденных паспортов перевалило за десяток на третий день форума. Двое делегатов стали жертвами разбойного нападения (молодчики с дубинами разбили окна их такси, когда они застряли в дорожной пробке в центре города).
Одна американка погибла под колесами автомобиля. Двух англичанок вытащили из машины под дулом пистолета, сопровождая угрозу оружием криками, что «это не шутка!».

это прелесть просто
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: