Миссия России в XXI веке

nixw1

На меня тут пытаются навесить ярлык человека агитирующего за СПС. Поэтому попробую соответствовать. Итак сабж (с сокращением в начале, полная версия на http://sps.ru/?id=120083 а, да ниасиливших сразу прошу не комментить...).
Либеральная Империя
Исходя из этого, со свойственной мне скромностью, объявляю тему моего сегодняшнего выступления: "Миссия России в XXI веке". Именно об этом пойдет речь, и я попробую в то время, которое мне отведено, ответить на три вопроса:
Что случилось с нашей страной в прошедшем XX веке?
Что сейчас происходит с Россией, чем завершилась ее новейшая история последних 10-12 лет?
Самый главный вопрос: что мы хотим в XXI веке, какова миссия нашей страны, если она вообще есть?
Я конечно не историк, как вы знаете. Историку нужны холодность, отстраненность. Ничего этого не будет, потому что так сложилось, что в действительности последние 12 лет я был очень тесно связан с нашей новейшей российской историей. И именно поэтому не обещаю вам ни отстраненности, ни холодности, обещаю одно – абсолютную искренность. Буду говорить то, что думаю, хотя ясно понимаю, что это может не всем понравиться и не у всех вызвать одобрение.
Оценка российской истории ХХ века
Я думаю, что ни одна страна в мире за всю историю человечества в принципе не прошла такого фантастического пути, как тот путь, который прошла наша страна в XX-ом веке. Я подумал, что если бы в начале XX-го века таким светлым умам того времени, как Бердяеву, Мережковскому, Флоренскому, Булгакову задали вопрос: "ну-ка расскажите, что, по-вашему, будет со страной в следующие 50 лет", ни один из них не смог бы предсказать того, что реально с ней произошло. Не только они! Даже сами будущие победители – Ленин и Сталин, в моем понимании, в начале века даже отдаленно не могли представить себе того фантастического масштаба событий, которые произошли со страной в следующие 40-50 лет.
За этот исторический сверхкороткий период страна потеряла, по меньшей мере, 13 миллионов человек в гражданскую войну. За этот короткий период в стране было уничтожено 20 миллионов жизней в лагерях и вместе с этим фактически высланы из страны дворянство, интеллигенция, деятели искусств, профессура, элита российского офицерства, уничтожена лучшая часть крестьянства. Одновременно с этим в тот же самый период в стране была проведена электрификация, уникальный по масштабу и по значимости проект, что я понимаю сейчас особо.
В то же самое время в стране была проведена индустриализация, которая уже к концу 30-х годов действительно превратила страну из одной из самых отсталых и безнадежных в одну из самых развитых и передовых стран. Страна попала в самую кровопролитную войну в мировой истории и потеряла в ней 30 миллионов жизней. Страна создала Советский Союз, присоединив к себе еще 14 государств и выйдя на численность в 250 миллионов человек. Следующим шагом Россия присоединила к себе еще всю Восточную Европу: это еще 11 государств. Вслед за этим сформировала то, что впоследствии называлось мировой системой социализма, охватывающей несколько десятков стран в Азии, Африке, Латинской Америке, стран с общей численностью под 1,5 миллиарда человек. Все это сделала Россия. И сделала это за каких-то 30-40 лет своей истории в XX-ом веке.
Такого масштаба события, такого масштаба история просто не снились ни Александру Македонскому, ни Тамерлану, ни Наполеону, ни Гитлеру, ни одному из них. От Китая до Финляндии, от Вьетнама до Кубы, от Индии до Эфиопии - империя беспрецедентного масштаба, над которой действительно никогда не заходило солнце, и которая в действительности занимала собой половину земного шара без всякого преувеличения. Это же подумать только: фактически все конфликты на планете в ХХ-ом веке, тем более вооруженные конфликты, практически всегда были конфликтами между Россией и ее сателлитами, с одной стороны, и Соединенными Штатами - с другой. Идет ли речь о какой-то богом забытой Эфиопии, где появляется провинция Эритрея, - с одной стороны советская, с другой стороны американская. Идет ли речь о Чили – с одной стороны Сальвадор Альенде, с другой стороны – генерал Пиночет. Идет ли речь о Марокко, - там воюет фронт национального спасения против правительства Марокко. Я уж не говорю про собственно вьетнамскую или корейскую войны. Во всех этих случаях без исключения, в каждом уголке земли, где бы ни проходили военные конфликты: с одной стороны – советский автомат Калашникова, с другой стороны – американская винтовка М-16, с одной стороны - советский танк Т-62, с другой стороны – американский танк М-60, с одной стороны – советский МиГ, с другой стороны – "Фантом", с одной стороны - советская подлодка "Московский комсомолец", с другой стороны – авианосец "Enterprise". Такого масштаба противостояния и такого масштаба идеи ни одна страна за всю историю человечества не создавала; не создавала и, добавлю еще раз, не могла создать. Все это создала Россия, все это создала наша страна, и предвидеть и предсказать все это в начале ХХ-го века фактически не мог никто.
Пик, апогей, высшая точка всего этого - 45-й год, фантастическая победа, победа, которая дала стране беспрецедентный моральный авторитет во всем мире. И 61-й год – космический спутник, Гагарин, что до сегодняшнего дня является символами нашей страны. И как всегда бывает в этот же момент, в этот же период начинается движение в обратную сторону. Оно начинается и внутри системы и вовне её. Известный российский экономист Найшуль абсолютно справедливо датирует начало распада советской административно-командной системы не 80-ми, не 70-ми, а 50-ми годами. Именно тогда начало происходить главное: тогда отношения вертикального подчинения в иерархической системе начали заменяться отношением торга. Тогда, когда директор завода, торгуясь по поводу планового задания с министром, добивался снижения планового задания в обмен на дополнительные ресурсы, которые он получал. Когда рабочий, торгуясь с мастером за размер сверхурочных, регулировал таким образом отношения с ним: они договаривались. Предметом торга всегда были ограничения, запреты, лицензии, правила, сами правила были предметом торга внутри бюрократической системы. И это, собственно, и было началом ее конца. Шаг за шагом, постепенно солдаты партии превращались в торговцев партии. И сама партия шаг за шагом превращалась в партию торговцев. Это глубинный процесс, который начался в середине 50-х годов, и который завершился тем, что называется, собственно, новейшей историей России.
Посмотрим внимательно, что происходило в тот же самый период за пределами страны, в мире. Напомню о не очень известном событии под названием Берлинское восстание 1953 года. Оно почти не кем не было воспринято как признак развала социализма. Тогда воспринималось еще: недобитые фашисты, 53-й год, только война закончилась. Вслед за этим следующий шаг - 56-й год, Венгрия, Будапешт, советские артиллерийские установки. Кто бывал в Будапеште, знает: там высокий такой берег Дуная, и на этом берегу артиллерийские расчеты прямой наводкой били по жилым кварталам. Будапешт встряхнул мир, но еще ничего не переломил. 68-й год, Чехословакия – вот точка перелома. Вот то, что переломило весь каркас морального авторитета страны в мире. "Отец освободитель, сын - оккупант" – тогда был выдвинут этот лозунг, и возразить на него было нечего. Внутри страны это еще долго и мучительно осознавалось, но в мире именно тогда произошел коренной перелом, который с этого момента стал попросту необратим. А вслед за этим 70-й год - расстрел рабочих в Гданьске и Гдыне, 80-й год - еще расстрелы рабочих в Польше. Конец 80-х это уже просто такая лавина: Берлинская стена –89-й год, вслед за этим развал социалистического лагеря, вслед за этим – развал Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ вслед за этим – развал Варшавского договора, вслед за этим – "бархатная революция" в Чехословакии, вслед за этим - революция, уже совсем не бархатная, в Румынии, и очень важное событие, почти не замеченное историками, - выход литовской компартии из состава Коммунистической партии Советского Союза (дело было в декабре 1989-го года). Очень хорошо это помню… Горбачев поехал в Литву тогда уговаривать, пытался остановить историю, не сумел. Она не останавливается уговорами. Это было началом конца КПСС. Вслед за этим через год – события у телебашни в Вильнюсе, 14 погибших; вслед за этим - август 91-го года, ГКЧП, ликвидация КПСС как политической структуры.
У нас здесь в институте была кафедра истории партии, заведовала ей Князева Галина Васильевна, ныне покойная. Мы не очень, честно говоря, любили ее лекции, она всегда читала по бумажке, но вот базовая идея, которую она всегда формулировала, звучала так: "Основным содержанием современной эпохи является великое историческое противостояние двух общественно-экономических формаций: капитализма и социализма". Она была права: противостояние завершилось, социализм проиграл.
Социализм полностью проиграл это противостояние, и величайшая империя всех времен и народов просто перестала существовать.
Я пока не даю никаких оценок, я просто констатирую факты. Факты, которые должны быть осмыслены, и из которых должны быть сделаны правильные выводы. В моем понимании, есть два фундаментальных вывода из нашей собственной, совсем не такой давней, истории.
Вывод номер один: тот образ жизни, та модель ценностей, та общественно-экономическая формация, которую Россия несла миру, провалилась вместе с ее идеологией, вместе с ее этикой, вместе с ее экономикой. Страна проиграла всемирное противостояние XX-го века. Да, наверно, мы были обречены на это поражение, потому что сами ценности были ложными. Но нельзя забывать о том, что развал страны – это, безусловно, личная трагедия для миллионов людей. За этим историческим события стоят человеческие судьбы, чьи-то отданные или загубленные жизни. И не понимать и не чувствовать этого означает не понимать и не чувствовать собственной страны. Это очень важно, и это то, что мы должны для себя абсолютно ясно и определенно зафиксировать. Но останавливаться на этом, зацикливаться на этом и всерьез считать, что три мужика собрались в Беловежской пуще и развалили великую державу, - это означает вообще ничего не понимать в собственной стране, а самое главное - полностью оказаться неспособным к тому, чтобы вырабатывать будущее собственной страны. Это первый вывод.
Второй вывод, не менее важный, который, как мне кажется, вообще как-то забыт. Забыт за сложным спором между коммунистами и антикоммунистами, патриотами и западниками. Вывод о том, что Россия была лидером, весь XX-й век вращался вокруг России, Россия втягивала в свою орбиту десятки стран и сотни миллионов человек, иногда силой оружия. Этот вывод называется – уникальное российское лидерство. Этот вывод не перечеркивает ничего из того, о чем я говорил перед этим. Этот вывод сам по себе настолько важен, настолько фундаментален, что мы обязательно вернемся к нему чуть-чуть позже, когда будем говорить о наших задачах на будущее.
После этого великого развала - начало перехода, 91-й год. Это уже я все помню, да и многие здесь помнят. В 91-м году я оказался заместителем председателя Ленгорисполкома. Отсюда [из института] туда прямо и перешел. Что было в то время? Правильней сказать, чего не было. Вернемся в тот год. Первое – нет еды. Отлично помню понедельничное совещание в кабинете у председателя Ленгорисполкома. Первый вопрос, доклад: запасы мяса в городе – 5 суток, запасы хлеба – 8 суток, запасы табака в городе – 2-е суток. Цифры колебались, но масштаб цифр был почти всегда такой же. Точно помню, что представляли собой наши магазины. Я думаю, что и вы это прекрасно помните. Отлично помню бурные события на Невском. Магазин там был "Табак" рядом с Аничковым мостом, нет его уже. Нет табака сутки, нет вторые, нарастающая очередь людей, рядом – ремонтируемое здание, в конце концов - взрыв, люди кидаются на это здание, разбирают леса, берут железные балки, перегораживают Невский. Табачный бунт. Срочный вызов. Это такие бытовые картины того времени. Когда запасы на двое суток.
Чего еще нет в то время? Нет национальной валюты. Напоминаю: 15 центральных банков, которые эмитируют рубли. Нет таможни. Соответственно, нет никакой таможенной политики, ее и не может быть в таких условиях. Нет министерств, ведомств, фактически нет правительства, нет армии. Если совсем коротко обобщить, то нет всего двух вещей: первое – экономики, второе – государства.
Экономики нет не потому, что мало продуктов, а потому, что их незачем производить. При той степени развала денежной системы, которая была в стране к тому моменту, директору завода было бессмысленно производить продукцию. Незачем. Он может ее реализовать, он получит за нее тот объем денег, который соответствует тарифам, умноженным на объем производства. Но на это он ничего не сможет приобрести. Рабочему почти бессмысленно идти на работу, потому что те же самые деньги, которые он получит, он принесет в эту очередь у табачного магазина и простоит там двое и трое суток. Это не ангина. Это остановка обмена веществ в экономике. Это состояние где-то между комой и клинической смертью. Вот что такое наша экономика 91-го года. На своей шкуре испытал все это в полном объеме и все это помню.
Нет государства не потому, что нет министерств или ведомств, а потому, что нет компартии. КПСС, запрещенная после августовского путча, – это не только идеологическая структура, это по сути организационный каркас всей системы управления. Где решались все наши содержательные вопросы? В обкоме, в отделе науки. Где решались все содержательные вопросы, касающиеся промышленности? В отделе промышленности. Культуры? В отделе культуры. Это были места, где принимались решения. В один прекрасный день все рухнуло. Нет этих мест, людей, полномочий, государства. Я не знаю, что может быть страшнее в истории народа, чем отсутствие этих двух институтов – государства и экономики. (Вот Чечня сейчас. Трудно представить себе что-то более страшное.)
Как мы вышли из этого без крови, без массовой крови, я до сих пор до конца не понимаю. Это реалии начала, старта новейшей истории 91-го года. Могу добавить еще картинки из жизни более поздние, не 91-го года, а 94-го года. И рассказать историю, о которой мало кто знает под названием "дефолт". Но не тот дефолт 98-го года, который сейчас уже перевели из преступлений в достижения, а тот, о котором практически никто не знает, но в миллиметре от которого мы реально прошли. Дело было сразу же после "черного вторника", в ноябре-декабре 94-го года. Ситуация в экономике складывалась хуже некуда. Шаг за шагом мы теряли наши валютные резервы, валютный рынок был полностью разбалансирован. Вот сейчас валютные запасы Центробанка составляют 63 миллиарда долларов, а тогда, как сейчас помню эту цифру, 1 миллиард 350 миллионов долларов. Из-за непроходящей паники на бирже ежедневно мы вынуждены были продавать 200-250 миллионов долларов. Иными словами, страна находится в трех-четырех шагах от полного, тотального дефолта. С девальвацией, которая была бы несопоставима с девальвацией 98-го года. Катастрофическое положение дел с бюджетом. Да и бюджета фактически не было, так как бюджет 94-го был принят в декабре 94-го. Но я говорю не о документе, а о реальных бюджетных потоках, финансовых. В моем понимании буквально сутки, трое, пятеро до полного коллапса. Понимая положение дел, я в это время был назначен первым вице-премьером по экономике и отвечал за все это, как молодой реформатор.
Задача ставилась так: мне нужен полный пакет мер любого характера, в том числе чрезвычайных, технология их реализации. Меня вообще не интересует масштаб сопротивления, состав противостоящих политических групп. Меня интересует одно – отодвинуть страну от края пропасти любым способом. Время – трое суток. Ну, поскольку к этому моменту интеллектуальный задел был достаточно серьезный, то в эти трое суток я получил полный комплект предложений, которые включали в себя: резкое ужесточение бюджетной политики при существенном сокращении объемов расходов аграрного сектора. Против - аграрное лобби. Сокращение расходов оборонного сектора. Против – оборонное лобби. Немедленные меры по существенному повышению налогов. Все недовольны. Одновременно с этим удвоение фонда обязательных резервов банков, то есть удвоение налогообложения для банков страны. А что такое тогда были крупнейшие банки? Это, собственно, наши родные олигархи, тогда зарождавшиеся. Одновременно полный запрет на кредитование ЦБ экономики, то есть на печатание пустых денег.
Мы подготовили пакет мер и полетели к Черномырдину в Сочи. Я хорошо помню, как мы летим туда с этим комплектом и со мной один товарищ, достаточно известный. Он мне говорит: "Толь, ты понимаешь, нулевые шансы. Невозможно будет убедить Черномырдина в таком сверхжестком комплекте, абсолютно монетаристском, абсолютно либеральном, в наглой концентрации выраженных шагов, в ходе которых мы наступаем на мозоли всем, кому можно и нельзя. Ну, ты же знаешь Черномырдина, это же не чикагский монетарист. Это крепкий хозяйственник, бывший советский министр, бывший работник ЦК". Честно говоря, я и сам понимал, что шансы добиться результата очень небольшие, но другого варианта не было и быть не могло. Так я поставил перед собой задачу. Был долгий разговор, часов пять сидели, жесткий разговор. Закончилось тем, что Черномырдин принял все от начала до конца.
В результате мы реализовали все и в полном объеме. Уже в 20-х числах января 1995 года мы переломили всю ситуацию полностью, от начала до конца. Январь 1995 г. – инфляция 18%, далее месяц за месяцем она неуклонно снижается, в итоге в декабре 95-го года - инфляция 3,6%. Далее ввели валютный коридор, стабилизировали валютный курс. Фактически в 95-ом году в стране была проведена настоящая финансовая стабилизация, именно тогда мы победили гиперинфляцию.
Для меня поразительно было то, почему Черномырдин на все это согласился. Жесточайшее сопротивление всех банкиров, в том числе временно пребывающих за рубежом, жесточайшее сопротивление аграрного сектора в полном объеме. А оборонка в то время была… Просто бойцы невидимого фронта!
Почему Черномырдин согласился идти на этот риск? Ответ в одном слове, к которому все сводится. Одно слово, которое объясняет, почему чисто либеральные монетаристские правые действия были приняты человеком, который был никак не расположен к этому. Все сводится к одному ключевому слову. Слово это - ответственность. Когда человек понимает, что будет отвечать за результат, то очень быстро приходит к простому выводу: есть только этот вариант, и ничто другое просто не работает.
После этого я был свидетелем десятков подобных случаев. После Черномырдина каждый новый премьер начинал с критики своего предшественника и, тем не менее, шаг за шагом делал то же самое. То же самое вслед за этим делал Сергей Кириенко, то же самое делал Сергей Степашин, то же самое делал Владимир Путин в качестве премьер-министра. То же самое делает сегодня наше родное правительство.
Двенадцать лет в стране ведется правая политика. В стране, которая не предрасположена к этому. Мало того, совершенно очевиден вывод о том, что эта правая политика, эта правая идеология вытащила страну из тяжелейшей катастрофы в переходный период. Россия приняла эту идеологию и приняла ее необратимо.
Попробую аргументировать вышесказанное. Я уже вторые выборы занимаюсь таким странным делом: анализирую программы политических партий, которые идут на выборы. Я думаю, я один такой в стране, кто читает программы политических партий. Честно читаю почти все, кроме там партии "Слон", партии "Выхухоль", не помню какие там еще. Вы знаете, что поразительно? Ни одна из тех фракций, которые сегодня формируют российскую политическую элиту (и оппозиционные, и правящие, и правые, и левые, и ультралевые, и те, кто что-то весит на политической сцене ни одна из этих фракций не требует отмены парламентской демократии, ни одна из них не требует отмены принципа разделения власти, ни одна из них не требует отказа от выборов органов исполнительной власти, ни одна из них не требует восстановления государственной собственности на средства производства, ни одна из них не требует запрета частной предпринимательской деятельности. Что коммунисты говорят про частную собственность? "Мы за многоукладную экономику, сосуществование разных форм собственности". А я вот помню: товарищ такой был, Ленин его фамилия, так вот он говорил вроде бы иное: "уничтожение частной собственности". Ребята, вы куда-то уехали в сторону. Не странно ли? Не странно! Это мы их заставили уехать. Потому что в сегодняшней России принята правая идеология, хотя пока что об этом прямо не сказано. В сегодняшней России пытаться выступать по базовым идеологическим позициям с противоположной линией просто глупо.
Считаю, что это абсолютно фундаментальное изменение. Это изменение в политической структуре, это изменение в языке. Послушайте, что говорят сегодня, какими терминами пользуются наши друзья-коммунисты. Это же совершенно поразительно, когда выступает Геннадий Андреевич Зюганов и говорит: "Вся наша партия и трудящиеся массы против антинародного бюджета, поскольку его доходы направляются на покрытие дефицита, выплату долгов международным валютным спекулянтам, а непроцентные расходы на поддержку отечественного производителя не растут". Ты слова откуда выучил? Кто тебе их рассказал? Грамотный стал. Очень хорошо, замечательно. Искренне рад, значит научили!
Слова, как известно, как и язык отражают жизнь. Это касается, например, слова "либерал". Вот старшее поколение, наверное, помнит, что лет 10-15 назад слово "либерал" всегда произносилось вместе с прилагательным "гнилой". "Гнилой либерализм", "гнилой либерал". А в наше время спорят: кто настоящий либерал, а кто еще не настоящий либерал. Также появляются "несгибаемые либералы", которые обвиняют остальных недолибералов, что им нужно исправиться и подтянуться до настоящих либералов.
Все это, как я уже сказал, по моему глубокому убеждению означает необратимость принятой Россией правой идеологии в российской новейшей истории. Это факт, от которого нужно отталкиваться каждому, кто хочет понять будущее и выработать стратегию продвижения в это самое будущее. Это, собственно, есть последняя часть нашего разговора, которой я хотел посвятить время.
Что ждёт Россию?
Где мы сегодня находимся и что в этом самом будущем нас ждет? У меня в голове есть такой образ. Была у нас почти вековая драка с Западом. Закончилась. На мосту над рекой собрались, нас сбросили с моста, мы долго летели, очень больно ударились, пошли вниз под воду, почти дошли до дна. Каким-то чудом оттолкнулись от этого самого дна. По дороге, по моим подсчетам, трижды мы чуть не захлебнулись. Но в итоге все-таки вынырнули, отплевались, отдышались, оглянулись по сторонам и задали себе вопрос: а, собственно, мы кто, мы где? Задали себе этот самый вопрос, классический, исторический, который является принципиальным вопросом под названием "задача национального самоопределения", "задача национального самоосознания". Вообще-то на этот вопрос должна отвечать элита, которая ради этого существует. Но у нашей элиты есть проблема: она падала вместе с нами и тоже довольно сильно ушиблась разными местами. В общем надо прямо сказать, что часть ее просто перестала быть элитой, значительная часть просто не пользуется реальной легитимностью, не пользуется реальным признанием своего народа. Но других элит у нас нет, как говорил один классик, поэтому давайте послушаем, что нам говорят эти элиты, отвечая на этот вопрос. Я проанализировал все, что существует сегодня на этот счет. Есть несколько ответов на то, кто мы и куда мы должны двигаться дальше.
Ответ первый. Вперед, то есть назад в СССР. "Да здравствует международная пролетарская солидарность и колбаса по 2 рубля 20 копеек!". Может, я не прав, уж так совсем упрощая этот взгляд, но мне даже не хочется всерьез об этом думать. Колесо истории необратимо, оно в одну сторону движется, а в другую не движется, вот что хочешь делай - ни в какую. Нет такого сценария, не существует!
Другой взгляд - национал-патриотов, проще говоря, русских фашистов. Иногда по-активней, иногда по-глубже. "Россия для русских" и т.д. Особенно один боец, сын юриста на этом фронте отличился с лозунгом: "Мы за бедных, мы за русских". Вот такой вот бедный сын юриста! Если всерьез об этом говорить и хоть как-то это анализировать, то совершенно понятно, что в многонациональной и многоконфессиональной России более эффективного способа уничтожения страны просто не существует. Именно поэтому этот подход я не хотел бы анализировать.
Есть еще одна школа - "евразийство". С очень хорошими корнями, фундаментальная (князь Трубецкой, Лев Гумилев). Лидеры-евразийцы правильно почувствовали, что сугубо национально-патриотический подход - это антигосударственно. Но как только дело от отрицания доходит до классического "что делать?", особенно в сфере экономики, хочется рыдать.
Еще одна школа, четвертая, недавно возникшая, которая называет себя "преемство", призывает преодолеть "разрыв исторического времени", то есть советский период, и вернуться назад к российским истокам. Поскольку среди ее основателей мой родной брат, к тому же старший – а к старшим я всегда относился уважительно - постараюсь уйти от критических оценок.
Что из этих четырех продуктов, предлагаемых на интеллектуальном рынке, предлагает нам сегодня власть? Она предлагает самое простое и самое нелепое - "всё сразу", советский гимн плюс российский флаг. В столице нашей Родины в Москве в центре города, в самом святом месте лежит такой румяный симпатичный труп, а здесь, в Питере, в Петропавловской крепости похоронены те, кого вместе с детьми этот самый труп, когда еще был живой, приказал расстрелять. Он – там, а они - здесь. "Всё сразу". Все в одной упаковке. Компот и щи в одно ведро. Такого характера ответ не может быть ответом.
С другой стороны, я бы, честно говоря, не стал бы винить в этом власть. Власть, в принципе, не способна решать задачи такого характера. Такого характера задачи должна решать не власть, а народ через свою собственную элиту.
Я сказал вам обо всех вариантах ответа, кроме одного, кроме нашего ответа. Дело в том, что наш ответ часто дают за нас. Это одна из битв, которую мы постоянно проигрываем. Я имею в виду битву за объяснения, информацию, за правду о себе. Мы как-то это делаем, к стыду своему должен признать, плохо и неумело. Вот я приведу цитату из одного почти солидного учебника о том, что правые думают на этот счет. "Правые считают, что новая Россия должна отказаться от всей предыдущей истории, как советской, так и досоветской, она может стремиться начать свой путь заново, с нулевой точки, при этом ориентируясь и копируя Запад".
Правые, конечно же, ничего подобного не думают, не считают. Правые думают совсем другое. Мы считаем, что есть базовые ценности под названием частная собственность, свобода, есть государство, которое и призвано для того, чтобы эти базовые ценности защищать. И конечно, было бы наивно считать, что везде, где бы они ни появились, там сразу же все блестяще, всё цветет и пахнет. Это конечно не так. Но есть обратная очень интересная закономерность: там, где их нет, этих самых базовых ценностей - частной собственности, свободы - там точно ничего не получается, никаким способом. Где, собственно, их нет? Северная Корея, Куба… Собственно, бежит уже с этого корабля Китай, и сейчас уже подошел к самой базовой проблеме рынка под названием "частная собственность", и ясно, что решит эту проблему. Вообще эти ценности сами по себе наивно считать западными ценностями: почему западными? Япония - это что, Запад? Или Новая Зеландия с Австралией - Запад? Или очень динамично развивающийся Таиланд? Ценности эти не западные, они общечеловеческие. Что запрещает нам использовать эти самые общечеловеческие ценности? Порох тоже изобрели не мы, а китайцы, но это не мешает всем использовать его достаточно эффективно.
С другой стороны нам говорят: "Что вы, дорогие друзья! Вообще предпринимательство и частная собственность - это совершенно не русские ценности". Если они не русские, то кто такой Демидов, который производил чуть ли не половину чугуна в стране в начале XVIII века. Наверное, американец, скорее всего. Правда, в Америке в это время никого кроме индейцев вообще не было, а Демидов был и строил заводы на Урале, частные и эффективные. А кто такие Мамонтов и Морозов, а кто такие русские предприниматели, частные бизнесмены, которые реально к первой мировой войне вывели страну по абсолютному большинству параметров на лидирующие показатели в мире? А ведущие крупнейшие инвестиционные проекты в России - частные железные дороги, которые строились на акционерном капитале? Это что все, из Америки? Наше это всё!
Другое дело, что в России, конечно же, никогда идея делать деньги не станет национальной идеей. И не надо! У каждого народа есть перечень собственных приоритетов. В России всегда ценности связаны со справедливостью, с истиной, правдой. Это всегда будет выше. Но из этого уже не следует, что все, что связано с деньгами, с бизнесом, с частным предпринимательством, надо выкинуть и отдать нашим врагам-империалистам. Давайте, наконец, уйдем от этих крайностей. Абсолютно ясно, что мы можем и должны вернуть в Россию те базовые ценности, которые в России развивались эффективно и с большими результатами, с которыми наша страна, так уж сложилось, 80 лет пыталась бороться и, естественно, проиграла, потому что не могла не проиграть. Эти ценности в российском климате буду приживаться не очень просто. Я отлично помню, как мне самому в 91–92-годах говорили: "Что вы там задумали? Биржи в России? Что вы там хотите: отдать в частную собственность магазины и булочные? Да вы вообще спятили! Да в этих булочных завтра пооткрывают видеосалоны, порнофильмы будут показывать. В России это невозможно, в России этого не будет!"
Какая там булочная, когда сейчас все хлебозаводы, все элеваторы частные на 100 процентов, а теперь уже и вся сельхозземля, на которой зерновые выращиваются, – частная, и ничего. Вроде как не порнофильмы в булочных показывают. Ушла эта тема. Работает, все у нас работает! Башку нужно приложить и работать нужно уметь, а ценности эти такие же наши, как и американские, японские, китайские или немецкие. Вот, собственно, в этом и есть суть нашего ответа, это и есть наше понимание того, где мы сегодня находимся и как соотносится наша стартовая позиция с тем, что выработано на сегодня человечеством.
Если двинуться дальше, отталкиваясь от такого самоопределения, тогда придется ответить на вопрос, а что же конкретно мы должны дальше делать, что мы должны сделать в экономике, в социальной сфере, что мы должны делать за её пределами. Я должен сказать, что у меня очень сильное ощущение, что весь круг идей, обсуждаемых здесь сегодня в нашей стране, иссяк. Что собственно обсуждается? В газетах, на разного рода семинарах, конференциях: "снизить на полпроцента или на 1 процент", "а что там делать с единым социальным налогом: будем его повышать или будем понижать", "а вот налог на добычу полезных ископаемых должен быть с такой ставкой или с этакой ставкой". Какие реформы вообще осуществляются? Их перечень известен. Они уже давным-давно сформулированы: налоговая, пенсионная, административная, судебная, военная и так далее, не хочу все перечислять. Даже естественные монополии забыл назвать. Забыл назвать, потому что ясно. Весь круг идей был вброшен в общественное сознание в конце 80-х годов. Между прочим, в значительной степени в этих стенах. Тогда они были восприняты как очень странные и дикие. Тогда всем было понятно, что реализовать ничего это нельзя, это все безумие, потом в течение времени выяснилось, что может быть что-то и можно, хотя, конечно, трудно.
Сегодня завершился жизненный цикл набора идей, исчезает необходимость дискутировать, все уже ясно. И, кстати говоря, глядя на нашу политическую ситуацию, выскажу свою позицию: в решающей степени, я думаю, они будут решены в последующие четыре года. Они будет решены просто потому, что обречены на решение, потому что степень пропитки элиты этими идеями такова, что не нужно биться в закрытую дверь. Обречены на решение, потому что по-крупному это прекрасно понимает президент и его команда, с которой можно спорить в частности, но в целом ясно, что все идет в правильную сторону.
Я о другом. Я о том, что не исчерпывается этим перечнем, я о том, что по моему пониманию и понимаю моих коллег, мы сейчас должны начать решать проблемы абсолютно другого масштаба, проблемы не 3-5 летней давности, а проблемы 30-50-летней перспективы. Этого масштаба проблема вообще пока не осознана. Только какие-то хвостики, кусочки этих проблем… Страна вошла в стадию постиндустриального роста. Проблемы, которые здесь лежат, не имеют никакого отношения ни к программе КПСС, ни к программе моего друга и единомышленника Германа Грефа.
Они из другой области, они другого масштаба, они другой глубины залегания. Эти проблемы связаны с тем, что в стране полностью изменяется вся структура семьи и ее роль. В стране полностью изменяется положение женщины в обществе, и в этой связи радикально изменяется ее занятость, так же радикально падает рождаемость. Вслед за падением рождаемости кардинально меняется динамика численности населения, и мы обречены на масштабное долгосрочное падение численности населения нашей страны. Вслед за этим стоит тяжелейшая проблема, связанная со старением и с резким ростом доли пенсионеров в стране. Вслед за этим тяжелейшая проблема по здравоохранению, функции масштаба вообще иные и по-иному должны решаться. Проблемы вообще другого уровня. Эти проблемы, к которым мы только начинаем подходить и которые по-настоящему вообще не осознаны.
Буквально два слова о том, как мы начинаем их рассматривать хотя бы укрупненно, какие шаги сделаны по направлению к решению этих проблем. Большая часть этих проблем лежит в той сфере, к которой мы на этот раз обращаемся. Эта сфера называется социальная политика. Они в основном там, эти проблемы.
О чем я говорю? Здравоохранение. Сокращение численности населения при радикальном увеличении числа людей старшего возраста полностью меняет все требования к системе здравоохранения. Этого не того уровня вопрос, чтобы число больничных коек увеличить на 10-20%. Институты, работающие в этой сфере, и государственные и частные, вообще не адекватны этим задачам, и их надо переделывать полностью.
Армейская реформа. Уже говорилось о том, что русская семья конца XIX века, которая рожала в среднем по восемь детей (из них половина не доживала до 18 лет к призыву своего ребенка в армию относилась совершенно не так, как русская семья конца XX века, которая рождает в среднем одного ребенка. И вы можете за этим самым ребенком гоняться вместе с комиссариатом, вы можете оснастить ракетными войсками стратегического назначения военкомат - бесполезно, не отдадут. Базовые функции изменились, интересы изменились, мотивации изменились. Страна неизбежно должна решить проблему под названием "профессиональная армия". Генералы ее затягивают. Тем жестче, а, возможно, и более жестоко придется действовать тем государственным руководителям, на долю которых она неизбежно выпадет.
Пенсионеры. И создание реальных источников обеспечения для нормального уровня жизни пенсионеров. Если сегодня мы живем в ситуации 23-24-процентной доли пенсионеров в общей численности населения, то абсолютно реально речь идет о том, что их доля способна увеличиться до 30- 40 процентов. Это другая структура ВВП. Это другой бюджет, консолидированный бюджет государства, это другое бюджетирование пенсионной системы. Это вообще иные проблемы.
Миграция. Мы попали в ситуацию, когда массовые непрекращающиеся, нарастающие потоки мировой миграции захлестывают Россию со стороны всех соседей. Это абсолютно объективно. Если это так, то как реагирует на это власть? Власть реагирует типовой схемой под названием "держать и не пущать". Гражданство запретить, приехавших поймать, в самолет посадить, из Москвы вывезти. Так не решается глубинная социально-экономическая проблема. Решать ее тупыми административными методами - это все равно, что таскать воду решетом: в принципе не решится никогда. У нас нет проблемы: будет ли въезд в Россию иммигрантов или не будет. У нас есть проблема, будет ли этот процесс управляемым, легальным, преимущественно русскоязычным (трудоспособные, желающие и умеющие трудиться люди либо неуправляемым, нелегальным,

atsel

Другой взгляд - национал-патриотов, проще говоря, русских фашистов. Иногда по-активней, иногда по-глубже. "Россия для русских"
С каких пор национал-патриотизм стал равняться фашизму ? Тогда, когда Тоша так сказал ?
Девиз национал-патриотов "Россия для россиян", а не тот, который он приводит.
Хотя в сочетании с этим:
Миграция. Мы попали в ситуацию, когда массовые непрекращающиеся, нарастающие потоки мировой миграции захлестывают Россию со стороны всех соседей. Это абсолютно объективно.
все становится понятнее.
Объективная реальность,видишь ли, с которой ничего не поделать, особенно, если ничего и не делать в этом направлении.
Административные меры против нелегальной иммиграции не работают, по его мнению,
так значит нужно ее легализовать.
Пути для узколобых либералов понятны - в Штаты пусть лучше сваливают,
в России таким не место не только в парламенте.

atsel

А кто такие Мамонтов и Морозов, а кто такие русские предприниматели, частные бизнесмены, которые реально к первой мировой войне вывели страну по абсолютному большинству параметров на лидирующие показатели в мире? А ведущие крупнейшие инвестиционные проекты в России - частные железные дороги, которые строились на акционерном капитале? Это что все, из Америки? Наше это всё!
Хотя бы историю российской промышленности поучил для приличия - тогда бы знал,
что до революции целые отрасли работали на европейских кредитах,
множество предприятий принадлежало иностранным инвесторам и управлялось акционерами-иностранцами.

sever576

На меня тут пытаются навесить ярлык человека агитирующего за СПС.
т.е. агитировать за СПС это такой позор, что даже подозрение в этом недопустимо для порядочного человека?

nixw1

То есть не смотря на исторические примеры, Вы считаете русский людей не способными к ведению бизнеса?

nixw1

есть второй вариант: порушить нахрен половину российских городов и заставить россиян жить в деревнях. тогда да - рождаемость лет через 40 возможно исправится. И 50% ВУЗов позакрывать, чтобы русские шли на гавнарабочие места выдавливая с них мигрантов.
По мне - так лучше начать нормально пускать русскоязычных с СНГ, чем опускать мою страну в феодализм или (чего требуют разнообразные фаши) в запустение.

kliM

вообще-то в деревнях сейчас рождаемость нифига не выше чем в городах, я уж не говорю о здоровье детей, так что "заставлять россиян жить в деревнях" - это ничего не даст.
А города и так сами порушатся (м.б. кроме Москвы, Питера будут трущебы, как во всех уважающих себя либеральных капстранах (типа Бразилии, Колумбии или Аргентины)

nixw1

про деревни: кстати интересно было бы посмотреть на исследования (такие текстики с циферками от известных социологов а не голословные утверждения.

atsel

Все как обычно - совершенно неверные выводы из совершенно понятных слов.
Я нигде не написал, что считаю русских неспособными к ведению бизнеса,
просто Чубайс некомпетентен в россйиской истории, а раз так, то нечего на нее ссылаться.
Хотя Чубайс, на сколько я в курсе, не русский,как и многие из тех, кто управляет крупными предприятиями в России сейчас, так что это объективный показатель.
При чем здесь российские города - Чубайс выступает за открытие России перед глобальной
иммиграцией, и нигде не говорится про русскоязычных из СНГ.
Он считает объективной реальностью, видимо,иммиграцию из Китая, стран Седней Азии
типа Таджикистана - что-то мне непонятно, как это связано с развитием национальной экономики.
Вместо вложений в собственные трудовые ресурсы нужно приглашать гастарбайтеров,
чтобы они конкурировали на рынке труда с российскими гражданами, ухудшали конъюнктуру
своими низкими зарплатами - это либеральный взгляд на развитие ?

nixw1

нигде не говорится про русскоязычных из СНГ.
читаем внимательнее:
У нас есть проблема, будет ли этот процесс управляемым, легальным, преимущественно русскоязычным (трудоспособные, желающие и умеющие трудиться люди либо неуправляемым, нелегальным, криминальным, малообразованным со всеми вытекающими отсюда последствиями иммиграция.

antcatt77

> вообще-то в деревнях сейчас рождаемость нифига не выше чем в городах, я уж не говорю о здоровье детей
Сам выдумал?
Статистику слабо посмотреть?
В сельской местности до сих пор рождаемость в 1.5 раза выше.

atsel

И каким это образом Чубайс предполагает сделать миграцию в Россию русскоязычной -
если желающие въехать, в основном, это как раз не русские.
Он говорит про неэффективные меры административного плана по высылке нелегалов,
правильно - любые нарушения в сфере въезда и выезда не гражданами России должны расцениваться как преступление против государства, незаконное пересечение ее границы,и караться в уголовном порядке.
Пора перестать ставить себя в зависимость от экономически деспрессивных стран СНГ и закрыть границу
для трудовой миграции в Россию оттуда.

antcatt77

> Пора перестать ставить себя в зависимость от экономически деспрессивных стран СНГ и закрыть границу
для трудовой миграции в Россию оттуда.
т.е. ты поддерживаешь текущую просырьевую политику России? хочешь, чтобы людей на территории России было как можно меньше, а ресурсов добывали как можно больше?
трудовые ресурсы - это один из самых ценных ресурсов, если действительно хочется что-то развивать.

atsel

Я говорю о вложениях исключительно в российские трудовые ресурсы,
однако как это связано с сырьевой экономической политикой не понятно -
демографическая ситуация в России неблагоприятна, но это связано с социальной политикой,
с распределением тех доходов, которые получает экономика.
При труде иммигрантов не платятся налоги, деньги, которые они зарабатывают здесь, в значительной части, пересылаются родственникам в те страны, откуда они приехали работать в Россию,
как такой подход способствует устранению социально-демографических проблем, увеличению эффективности трудовых ресурсов в России - тоже остается загадкой.

т.е. ты поддерживаешь текущую просырьевую политику России? хочешь, чтобы людей на территории России было как можно меньше, а ресурсов добывали как можно больше?
Такие выводы вообще ни из одной фразы моего текста не следуют,
это что, толкование книги Нострадамуса, что ли ?

antcatt77

> однако как это связано с сырьевой экономической политикой не понятно
потому что только в сырьевой политике - есть сильная зависимость - чем больше людей, тем меньше доход

antcatt77

Текущие низкие доходы населения - обусловлены отсутствием программы по созданию рабочих мест и высокому дисбалансу доходов, а не иммиграцией.
Поэтому и бороться надо с первыми двумя пунктами, а не с иммиграцией.

atsel

Текущие низкие доходы населения - обусловлены отсутствием программы по созданию рабочих мест и высокому дисбалансу доходов, а не иммиграцией.
А ты считаешь, что рабочие места не связаны с иммиграцией ?
Что значит программы по созданию рабочих мест -
рынок труда и рабочие места существуют и без программ, вопрос только в том, каким образом
эти рабочие места распределяются.
Тот факт, что в России нет социальной политики, направленной на решение демографических проблем,
создание рабочих мест не говорит в пользу того, что эти проблемы нужно решать такими простыми способами, как иммиграция.
Население Китая, особенно нищих северных провинций, с удовольствием решит российские демографичесике проблемы,олько при такой же политике, как сейчас, увеличение населения приведет к дальнейшему уменьшению доходов, к усугублению социальных проблем.

antcatt77

> А ты считаешь, что рабочие места не связаны с иммиграцией ?
Связаны - но слабо, причем иммиграция - может как уменьшать доходы местного населения, так и увеличивать.
> Что значит программы по созданию рабочих мест -
Возникновение рабочих мест - это такой же процесс, как и все остальные, т.к. возникновение и заполнение одних рабочих мест тянет за собой возникновение других рабочих мест.
и этим процессом тоже можно управлять и форсировать его.
Для форсирования процессов - обычно применяется внешнее (по отношение к процессу) создание точек кристаллизации, а также внешний разгон до "точек невозвращения".
например, строя в городке завод и обеспечивая его заказами - мы как раз и создаем такую точку кристаллизации - т.к. сразу появляются - как "дешевые" рабочие места в магазинчиках, парикмахерских, гостиницах и т.д., так и "дорогие" - маркетинг, дизайн, дилерство, менеджмент и т.д.
поэтому, имхо, государство дожно заниматься двумя вещами - организацией вот таких точек кристаллизации, и переобучением местных на более "дорогие" специальности.
Надо принять как данность, что уборщицы, разнорабочие и т.д. - это низкооплачиваемая работа.
и что надо "своих" тащить на более высокооплачиваемую работу - управление техникой, ремонт техники, дизайн, моделирование, управление и т.д., а не засталять их заниматься этой низкооплачиваемой работой.

antcatt77

> Тот факт, что в России нет социальной политики, направленной на решение демографических проблем
> создание рабочих мест не говорит в пользу того, что эти проблемы нужно решать такими простыми способами, как иммиграция
также можно это сказать, что это и не говорит о том, что это надо решать такими простыми методами - как запрет иммиграции

antcatt77

> олько при такой же политике, как сейчас, увеличение населения приведет к дальнейшему уменьшению доходов, к усугублению социальных проблем.
дык, вот и надо менять соц. политику, менять причину, а не следствие.

kliM

пусть сначала рыжий либераст (либерал-империалист) даст текстики исследований с цифирками, где бы говорилось что на гражданской войне погибло 13 миллионов (по моим сведениям - 1 миллион с обеих сторон) и 20 миллионов погибло в лагерях (по моим сведениям только 4 миллиона приговоров, из которых 700 тыс. - расстрелы, а из остальных большинство попали не в лагеря а в ссылки, а те которые все-таки попали в лагеря оттуда вернулись).

atsel

Если следовать ходу моих мыслей, то запрет иммиграции как раз и не является простым вариантом,
это сложный путь, он возможен только в условиях социально-ориентированной внутренней политики,
которой в России пока не существует.

zxcvbn14

Приятно, что хоть кто-то здесь знаком с реальными цифрами.

zxcvbn14

А некоторые цифр не знают
В сельской местности до сих пор рождаемость в 1.5 раза выше
Можно цифры в студию. Причем не рождаемости, а естественного прироста.
Так вот он в эрефии по городу и селу примерно равен. А если отбросить нациоональные окраины, то картина вообще печальна.

antcatt77

Зайди да посмотри http://www.gks.ru/

kliM

ты бы уж точную ссылку дал
а по здоровью - слышал жалобы военкомов, что раньше из деревень самые здоровые призывники шли, а щас - самые задохлики. Да и с женщинами не лучше, потомством обзаводиться многим здоровье не позвляет.

kliM

ок! В сельской местности кол-во детей на 1 женщину на 12% больше чем в городах, а если смотреть по тем кому нет 40 лет, то на 10%. Россию от демографического кризиса это не спасет, так что рушить города без мазы
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: