Демократия и фашизм

neemah86

отрывок из "Немецкая революция и сталинская бюрократия " Троцкого; думаю это актуально:
XI пленум ИККИ признал необходимым покончить с теми ошибочными воззрениями, которые опираются на "либеральную конструкцию противоречия между фашизмом и буржуазной демократией, как и между парламентскими формами диктатуры буржуазии и открыто фашистскими формами"... Суть этой сталинской философии очень проста: из марксистского отрицания абсолютного противоречия она выводит отрицание противоречия вообще, хотя бы и относительного. Это типичная ошибка вульгарного радикализма. Но если между демократией и фашизмом нет никакого противоречия, даже в области форм господства буржуазии, то эти два режима должны попросту совпадать. Отсюда вывод: социал-демократия = фашизм. Почему-то, однако, социал-демократию называют социал-фашизм. Что, собственно, означает в этой связи "социал", нам до сих пор так и не объяснили*1.
/*1 У метафизиков (людей, мыслящих антидиалектически) одна и та же абстракция имеет два-три и более назначений, нередко прямо противоположных. "Демократия" вообще и "фашизм" вообще, как мы слышали, ничем не отличаются друг от друга. Но зато на свете должна еще существовать "диктатура рабочих и крестьян" (для Китая, Индии, Испании). Пролетарская диктатура? Нет. Капиталистическая диктатура? Нет. Какая-же? Демократическая! Оказывается, что на свете существует еще чистая, внеклассовая демократия. Но ведь XI пленум ИККИ разъяснил, что демократия не отличается от фашизма. Отличается ли в таком случае "демократическая диктатура" от... фашистской диктатуры?
/Только совсем наивный человек будет ждать серьезного и честного ответа от сталинцев на этот принципиальный вопрос: несколько лишних ругательств - вот и все. А между тем с этим вопросом связана судьба революций Востока.
Однако, природа вещей не меняется решениями пленумов ИККИ. Между демократией и фашизмом есть противоречие. Оно совсем не "абсолютно" или, говоря языком марксизма, совсем не означает господства двух непримиримых классов. Но оно означает разные системы господства одного и того же класса. Эти две системы: парламентски-демократическая и фашистская, опираются на разные комбинации угнетенных и эксплуатируемых классов и неминуемо приходят в острое столкновение друг с другом.
Социал-демократия, ныне главная представительница парламентарно-буржуазного режима, опирается на рабочих. Фашизм опирается на мелкую буржуазию. Социал-демократия не может иметь влияния без массовых рабочих организаций. Фашизм не может утвердить свою власть иначе, как разгромив рабочие организации. Основной ареной социал-демократии является парламент. Система фашизма основана на разрушении парламентаризма. Для монополистской буржуазии парламентский и фашистский режимы представляют только разные орудия ее господства: они прибегают к тому или другому, в зависимости от исторических условий. Но для социал-демократии, как и для фашизма, выбор того или другого орудия имеет самостоятельное значение, более того, является вопросом их политической жизни и смерти.
Очередь для фашистского режима наступает тогда, когда "нормальных" военно-полицейских средств буржуазной диктатуры, вместе с их парламентским прикрытием, становится недостаточно для удержания общества в равновесии. Через фашистскую агентуру капитал приводит в движение массы ошалевшей мелкой буржуазии, банды деклассированных, деморализованных люмпенов, все те бесчисленные человеческие существования, которые финансовый капитал сам же довел до отчаяния и бешенства. От фашизма буржуазия требует полной работы: раз она допустила методы гражданской войны, она хочет иметь покой на ряд лет. И фашистская агентура, пользуясь мелкой буржуазией, как тараном, и сокрушая все препятствия на пути, доводит работу до конца. Победа фашизма ведет к тому, что финансовый капитал прямо и непосредственно захватывает в стальные клещи все органы и учреждения господства, управления и воспитания: государственный аппарат с армией, муниципалитеты, университеты, школы, печать, профессиональные союзы, кооперативы. Фашизация государства означает не только муссолинизацию форм и приемов управления, - в этой области перемены играют в конце концов второстепенный характер, - но, прежде всего и главным образом, разгром рабочих организаций, приведение пролетариата в аморфное состояние, создание системы глубоко проникающих в массы органов, которые должны препятствовать самостоятельной кристаллизации пролетариата. В этом именно и состоит сущность фашистского режима.
Сказанному нисколько не противоречит тот факт, что между демократической и фашистской системами устанавливается в известный период переходный режим, совмещающий черты той и другой: таков вообще закон смены двух социальных режимов, даже и непримиримо враждебных друг другу. Бывают моменты, когда буржуазия опирается и на социал-демократию и на фашизм, т. е. когда она одновременно пользуется и своей соглашательской и своей террористической агентурой. Таково было, в известном смысле, правительство Керенского в последние месяцы своего существования: оно полуопиралось на Советы и в то же время находилось в заговоре с Корниловым. Таково правительство Брюнинга, пляшущее на канате между двумя непримиримыми лагерями, с шестом исключительных декретов в руках. Но подобное состояние государства и правительства имеет временный характер. Оно знаменует переходный период, когда социал-демократия уже близка к исчерпанию своей миссии, а в то же время ни коммунизм, ни фашизм еще не готовы к захвату власти.
Итальянские коммунисты, давно уже вынужденные заниматься вопросом о фашизме, не раз протестовали против столь распространенного злоупотребления этим понятием. В эпоху VI конгресса Коминтерна Эрколи все еще развивал по вопросу о фашизме взгляды, которые теперь считаются "троцкистскими". Определяя фашизм, как самую последовательную и до конца доведенную систему реакции, Эрколи пояснял: "это утверждение опирается не на жестокие террористические акты, не на большое число убитых рабочих и крестьян, не на свирепость различных родов пыток, широко применявшихся, не на суровости приговоров; оно мотивируется систематическим уничтожением всех и всяких форм самостоятельной организации масс". Эрколи тут совершенно прав: суть и назначение фашизма состоит в полном упразднении рабочих организаций и в противодействии их возрождению. В развитом капиталистическом обществе этой цели нельзя достигнуть одними полицейскими средствами. Единственный путь для этого: противопоставить напору пролетариата - в момент его ослабления - напор отчаявшихся мелкобуржуазных масс. Именно эта особая система капиталистической реакции и вошла в историю под именем фашизма.

Satellite

любопытно, и в тему нынешним дискуссиям. Вообще вопросы о фашизме, нацизме, и связанные с ними темы евреев, Холокоста - самые популярные в разделе. Интересно, почему.

Sergey79

потому что комплекс неполноценности - один из основных побудительных мотивов для человека. Как приятно обвинить во всех бедах евреев, либо причислить себя к сверхлюдям на основании одной только записи в паспорте.

lenmas

То же самое относится к евреям. Как приятно скрыть комплекс неполноценности (а даже и проклятия) за обвинениями, что их все обижают ("Кагаул! Поггом!")

STASSS

>либо причислить себя к сверхлюдям на основании одной только записи в паспорте
да, московская регистрация - рулит

sanitar

любопытно, и в тему нынешним дискуссиям. Вообще вопросы о фашизме, нацизме, и связанные с ними темы евреев, Холокоста - самые популярные в разделе. Интересно, почему.
По-моему, подобная тематика коррелирует с нестабильностью
в обществе и с разрухой в умах.

spiritmc

> Вообще вопросы о фашизме, нацизме, и связанные с ними
> темы евреев, Холокоста - самые популярные в разделе.
> Интересно, почему.
Потому что каждому известны примитивные представления
о фашизме, о нацизме, о евреях и о Холокосте --- достаточно,
чтобы вести глубокомысленные споры на кухне.
---
"Аллах не ведёт людей неверных."

raushan27

Просто решить для себя вопрос "что делать", много сложнее, чем "кто виноват".

Sergey79

а еще окончательное решение вопроса "что делать" не доставляет удовольствия. То ли дело найти виноватого.

Sergey79

То же самое относится к евреям. Как приятно скрыть комплекс неполноценности (а даже и проклятия) за обвинениями, что их все обижают
Да, и среди ервеев не меньше людей с комплексом неполноценности, и выражается он зачастую так, как ты написал.
Но в сосите евреев то совсем нет, вот все больше антисемитские темы и муссируются.

raushan27

А почему евреи сами не могут антисемитизм муссировать?

Lenn

в Саус-парке были ортодоксальные евреи антисемиты

Sergey79

То-то у меня все время подозрения вызывал. Толи своими пейсами до плеч, толи черным фраком и шляпой, толи извечным Талмудом подмышкой... теперь понял в чем дело: он сам еврей!

Satellite

и в фильме "Фанатик"

nozanin

Демократия участия, конечно, преобразует эмпирический язык образов, отрицая очевидное. Мир ограничивает субъективный предмет деятельности, tertium nоn datur. Как известно, интеллект категорически определяет напряженный структурализм, однако Зигварт считал критерием истинности необходимость и общезначимость, для которых нет никакой опоры в объективном мире. Элемент политического процесса не так уж очевиден.

Satellite

vesna.yandex.ru?

ches_hire

+1.
У нас вообще народ такой - говорить о чём-то, что действительно требует шевеления мозгами - трудно. Значит можно в который раз помусолить общеизвестные истины. И при этом ещё и делать вид знатока. Вроде и проблема всегда актуальная.

АнтиОборотень

Сегодня, всеобщеизвестно, всеобщескрываемо и ФАКТ в натуре, и по-любому:
демократия есть ФАШИЗМ!!!

АнтиОборотень РФ.

АнтиОборотень

Подробнее - начиная в Интернете, с Главной Мировой и Отечественных АнтиФШИСТСКОЙ Темы РФ "Демократический ФАШИЗМ" от гражданина РФ АнтиОборотня РФ, и - до ПОЛНОЙ ЯСНОСТИ, коллективно и/или индивидуально, кому сколько потребуется, разумеется, само собой...

АнтиОборотень РФ.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: