Сколько же денег в экономике

demiurg

http://khapuga.livejournal.com/39267.html




В России слишком много внимания уделяется тому, сколько денег печатает ФРС (но слишком мало тому, сколько печатает ЦБ РФ!). Казалось бы все просто - печатаешь деньги, есть инфляция, не печатаешь - нет. Недавно писал, что США печатают денег "сколько надо", потому как главным судьей является инфляция, остающаяся в нормальных рамках.
На это можно возразить, что потребительские цены не все, а денежные вливания ФРС привели к пузырям. Есть теория циклов австрийской школы, утверждающая, что источником бизнес цикла в экономике является центральный банк. Если бы не было колебаний денежного предложения то не было бы циклов экономики.
По выводам это похоже с тем что говорил Милтон Фридман, что Великая Депрессия была спровоцирована ФРС, экспериментировавшей с денежным предложением в 20-х, но занявшей слишком жесткую денежную политику в 30-х. (кстати, Пол Кругман в книжке "The Conscience Of A Liberal" обвиняет Фридмана в интеллектуальной нечестности по поводу причин Депрессии). Идеи Фридмана, лишь по выводам совпадают с Австрийской школой, но различаются в логике. Но и тот и другая предлагают устранить Центральный банк из экономики, но с небольшими нюансами. Авестийские экономисты предлагают избавиться от него (и чуть ли не вернуться к золотому станданту а Фридман предлагал заменить его механической системой печатающей деньги по 4% в год. Оставим за скобками эту дискуссию, и попробуем разобраться с тем, что есть деньги. ФРС в том виде, как она создавалась имела благие цели - быть кредитором последней инстанции, и устранять проблему системного банковского кризиса, связанную с тем, что из банков начинают изымать деньги. Иными словами, ФРС должна была выступать "кредитором последней инстанции", и рефинансировать банки в период массового изъятия депозитов. То есть ФРС должна была временно предоставлять напечатанные деньги банкам и изымать их обратно когда острота проблем спадала. Но со временем ФРС (в том числе под влиянием Фридмана) перешла к более активной политике воздействуя на денежное предложение. Крайне неудачными были 70-е годы с ее Стагфляцией, но удачей можно считать то, что крах Насдак или черный понедельник 89 года не привели к финансовому кризису. Точно также Азиатский кризис не задел США и другие события - Мексиканский кризис, крах ссудо-сберегательных учреждений конца 80-х прошли мягко.
Но денежные агрегаты, вроде бы важная вещь, были заменены учетной ставкой. Деньги по прежнему то регулируются, но своеобразно. Когда надо понизить ставку, ФРС выбрасывает новые деньги через скупку рыночных активов (преимущественно казначейских бумаг) себе на баланс. И наоборот, забирает деньги через продажу активов. В результате сама ФРС и финансовые аналитики больше следят за процентом, нежели чем объемом денег в экономике.
Ниже дается фрагмент выступления Гринсена (2000 год, отсюда)
Мр. Гринспен: «Позвольте мне сообщить Вам, что монетарные агрегаты, так как мы меряем их, становятся все более сложными и их трудно интегрировать в наши прогнозы.
Наша проблема не в том, что деньги не важны, но в том, как мы их определяем. По определению, все цены на самом деле это соотношение обмена товаров на деньги. Но что же мы ищем? Наша проблема такова, мы использовали М1 одно время как прокси для денег, но это он оказался очень капризным индикатором для любого состояния финансов. Тогда мы перешли к М2 и получили подобные же сложности. Мы никогда не делали это непосредственно с М3, потому что этот агрегат в основном отражает расширение банковской отрасли, и когда в результате банки расширяют деятельность, это не говорит Вам слишком много о том, что есть реальные деньги.
Так наша проблема не в том, что мы не верим в качественные деньги, мы верим. Мы очень верим в то, что если вы обесцените деньги, вы ухудшите экономику. Проблема в определении, какая часть нашей структуры ликвидности есть действительные деньги. Мы получили проблемы, выискивая прокси - показатели в течение многих лет. И стандартом, который мы задействовали, является ли для нас показатель хорошим форвардным индикатором направления финансов и экономики. К сожалению ни один  из тех, что вы смогли разработать, включая MZM, не дал нам этого. Это не означает, что мы думаем, что деньги не важны, это значит, что мы думаем что наши измерения денег были неадекватны, и как следствие этого, как я упомянул ранее, снизили использование монетарных агрегатов для целей монетарной политики до тех пор пока мы сможем найти более стабильный индикатор в то что мы верим является лежащими в основе экономики деньгами.
Д.Пол: «В результате трудно управлять тем, что вы не можете определить»
Мр.Гринспен: «Невозможно управлять тем, что вы не можете определить»
Mr. Greenspan: “Let me suggest to you that the monetary aggregates as we measure them are getting increasingly complex and difficult to integrate into a set of forecasts.
“The problem we have is not that money is unimportant, but how we define it. By definition, all prices are indeed the ratio of exchange of a good for money. And what we seek is what that is. Our problem is, we used M1 at one point as the proxy for money, and it turned out to be very difficult as an indicator of any financial state. We then went to M2 and had a similar problem. We have never done it with M3 per se, because it largely reflects the extent of the expansion of the banking industry, and when, in effect, banks expand, in and of itself it doesn't tell you terribly much about what the real money is.
“So our problem is not that we do not believe in sound money; we do. We very much believe that if you have a debased currency that you will have a debased economy. The difficulty is in defining what part of our liquidity structure is truly money. We have had trouble ferreting out proxies for that for a number of years. And the standard we employ is whether it gives us a good forward indicator of the direction of finance and the economy. Regrettably none of those that we have been able to develop, including MZM, have done that. That does not mean that we think that money is irrelevant; it means that we think that our measures of money have been inadequate and as a consequence of that we, as I have mentioned previously, have downgraded the use of the monetary aggregates for monetary policy purposes until we are able to find a more stable proxy for what we believe is the underlying money in the economy.”
Dr. Paul: “So it is hard to manage something you can't define.”
Mr. Greenspan: “It is not possible to manage something you cannot define.”
В качестве иллюстрации даю темпы роста разных агрегатов в США по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (график слегка усечен, потому что рост монетарной базы на сотню процентов после сентября делает график не показательным)

Если денежные агрегаты движутся то в лес то по дрова, то их действительно сложно интегрировать в прогнозы и расчеты.
Но сейчас мы имеем проблему с тем, что ставки и так уже на нуле, а денежная база продолжает расширяться в рамках "quantitative easing"
Вот кусок выступления главы Резервного банка StLouis (ноябрь 2008, отсюда):
"Whether the FOMC decides to stay on hold at this point or eases further ... may not be the most critical question. The fact is, monetary policy defined as movements in short-term nominal interest rates is coming to an end, at least for now. The end of nominal interest rate targeting in the U.S. for the near term means that much more attention will have to be paid to alternative ideas about controlling inflation and inflation expectations going forward."


Про это также

http://likh.livejournal.com/107948.html

http://likh.livejournal.com/114459.html

Nefertyty

Нет камментов. Потому что ниачом.

demiurg

Ну, это я не для тебя, тут у нас тусуется публика в разделе, которой такой ликбез не помешает. Кому-то, конечно, не поможет, но некоторые, может, просто не интересовались.
Да, пардон все кто зря осиливал, что не написал в начале поста про это.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: