Статья Руслана Мартагова о Чечне

zulya67

   
   
  
 
 
 
Печатная версия № 44 (09.11 - 15.11.2007)
Политика // Руслан Мартагов
Оплачено Россией
Боевиков в горах всё больше, поэтому их перестали считать
 
Фото: ИТАР-ТАСС. Теперь человек с ружьем - характерная фигура не только в Чечне, но и в соседних республиках
На исходе восьмого года антитеррористической кампании она все так же далека от финиша, как и в самом начале. Более того, сегодня мы столкнулись с ситуацией гораздо худшей, чем в октябре 1999 года. Это и есть та самая правда, которую сегодня ни за что не согласятся признать политики, пока не столкнутся с новой, но уже не чеченской, а кавказской войной.
Нам говорят, что с терроризмом на Кавказе покончено только на основании того, что у нас нет широкомасштабных боевых действий с применением танков, артиллерии и авиации. Но позвольте спросить: что делает бронетехника, включая те же танки, на улицах северокавказских городов, когда надо нейтрализовать одного-двух боевиков?
А как быть с происходящими по сей день обстрелами из тяжелых орудий и авианалетами на горные районы той самой Чечни, которую часто ставят в пример другим республикам Кавказа в качестве образца противодействия терроризму?
Но ведь терроризм и фронтальные боевые действия - вещи абсолютно разные. Нужно иметь очень большое желание не видеть разницы между внутренним терроризмом и внешней агрессией, чтобы там, где можно, вполне обойтись снайперской винтовкой, поднимать в воздух фронтовую авиацию и запускать на городские улицы танки, убивая по сто мирных граждан на одного террориста. И потом удивляться: отчего это количество боевиков все растет и растет?
Следующим доводом служит то, что в последнее время не происходит громких терактов. Аргумент спорный, так как, по утверждению самого Патрушева, за прошлый год его ведомство сумело предотвратить несколько сот попыток проведения террористических атак.
Действительно, в последнее время акций подобных Беслану, "Норд-осту" не было, но это вовсе не означает, что противная сторона больше не в состоянии устраивать масштабные теракты.
Невозможно добиться уступок от власти абсолютно не зависящей от общества, тогда зачем без всякой пользы жертвовать десятками своих людей и заодно гробить сотни заложников? Следовательно, надо подготовиться к взятию такой цели, такого объекта, где власть не рискнет повести себя так, как в Беслане или "Норд-Осте". Это и есть объяснение паузы, в течение которой нам остается только гадать: где, когда и как это случится.
Нам тычут в лицо новой Чечней. Глядите, мол, как расцветает республика, как асфальтируются дороги и возводится крупнейшая в Европе мечеть. Как будто дорожный каток и пара строительных кранов в момент решили проблему терроризма. При этом благолепии свободный доступ для журналистов как российских, так и иностранных, в пределы республики фактически закрыт. А местное начальство, начиная с глав сельских районов и заканчивая президентом, передвигается по своей же территории только в сопровождении вооруженной охраны.
 
Фотоархив МН на YouTube
Сегодня уже как-то не принято подсчитывать боевиков, оставшихся в горах, хотя еще недавно на эту тему говорили много и охотно и даже спорили: сколько же их там бегает по лесам - 50 или 55? Сегодня такой статистики нет.
А считать перестали только по одной причине - количество боевиков растет, так сказать, потенциально. Президент так называемой Ичкерии Доку Умаров в своих посланиях призывает молодежь не уходить в горы, а сколачивать ячейки, запасаться оружием и ждать сигнала по месту жительства. Главный ичкериец конечно же прав: разместить, прокормить и вооружить такую ораву, да еще в горах, где, по оценке спецслужб, собралось от 3 до 4 тысяч человек, весьма непросто.
У человека неискушенного должен сразу же возникнуть вопрос: если их там столько, то почему же они не проявят себя каким-нибудь громким злодейством?
Логику стратегов противной стороны, стремящихся вырвать Кавказ из России, лучше всего выразил Ахмед Закаев: "С назначением Кадырова мы получаем независимость наиболее незатратным способом: Его окружение на 60-70% состоит из наших людей, которые завтра скажут, что Чечня независимая".
Умри, но лучше не скажешь! По мнению не только Закаева, но и многих экспертов, Россия сегодня финансирует и вооружает будущую независимую Чечню.
Так стоит ли ей в этом мешать? Тем более что пока все идет хорошо. По мнению лондонских сидельцев, де-факто Чечня уже независима, но будет изображать лояльность метрополии до тех пор, пока оттуда будут идти деньги или пока в Москве не решат навести в Чечне порядок.
Парламент в качестве разминки уже принял закон о судебном производстве на чеченском языке и о обучении в начальных классах только на родном языке. Женщин под угрозой увольнения заставляют соблюдать мусульманские нормы в ношении одежды, муфтият активно занимается подбором и расстановкой кадров на местах. Радио, телевидение и газеты забиты религиозными материалами.
Кстати, клерикализация общественной жизни в Чечне открывает для проповедников религиозного экстремизма самые широкие возможности. Это та самая сфера, в которой они заведомо переигрывают доморощенных мулл, не способных отличать характерные для ислама тончайшие грани перехода теологических форм в чисто политизированные идеологические установки.
Так что зачем тратить время и силы на то, что уже делают вместо и лучше вас? К Чечне можно повернуться спиной как к уже отвоеванному плацдарму и плотно заняться остальными регионами Кавказа. Что сегодня и происходит. Вот вам и объяснение обострения обстановки в других регионах на фоне относительного затишья в Чечне.
Мы с большой помпой создали Национальный антитеррористический комитет (НАК). Выделили под него миллиардные суммы, набрали штат, поставили во главу целого директора ФСБ и - тишина. Общественность узнает о существовании комитета, только когда на экране телевизора Патрушева представляют главой этой организации. А ведь первейшей обязанностью НАК должны были быть не силовые операции, а идеологические, пропагандистские наработки, помогающие молодежи определиться с жизненными идеалами. Потому что в первую очередь терроризм - это идеология и только потом оружие. А не наоборот.
Противная сторона в этом плане работает безукоризненно. И не надо думать, что результативность их деятельности определяется количеством денег. Просто у людей есть четко обозначенная цель, а также стремление и умение донести свои идеологические установки до как можно большего числа молодежи, не встречая при этом никакого идеологического противодействия.
В 1993-1994 годах антидудаевская оппозиция в Чечне сорвала план развязывания большой русско-кавказской войны. Сегодня этой оппозиции нет, как нет и никакой другой. Политическое поле вытоптано - налицо полнейшая свобода маневра.
  КОММЕНТАРИЙ "МН"
Точка зрения политолога Руслана Мартагова, безусловно, интересна, а потому имеет право быть озвученной на страницах газеты. Однако на происходящее сегодня в Чечне существует иная точка зрения, которой придерживаются многие другие эксперты, в том числе и те, кто также не является поклонниками Рамзана Кадырова. Дело в том, что, делая ставку сначала на отца, а потом и сына Кадыровых, Кремль исходил из существовавших на то время реалий. А именно: полном силовом вакууме в республике. После того как сопротивление боевиков перешло в стадию партизанской войны, использование против них регулярных войск становилось все более затратным, а главное - опасным. Необходимо было перевести противостояние в поле внутреннего конфликта. Ставка на Кадырова-старшего, всегда выступавшего против так называемых ваххабитов, была сделана с целью оторвать чеченцев от исламских радикалов, представлявших и продолжающих представлять одну из главных угроз российскому суверенитету на Северном Кавказе.
К моменту гибели Ахмат-Хаджи Кадырова под командованием его сына находились несколько тысяч хорошо вооруженных и обученных бойцов, поэтому неудивительно, что власть перешла именно к нему. Любое другое решение могло бы привести к конфликту - доказательством могут служить многочисленные факты стычек кадыровцев с людьми из охраны бывшего президента ЧР Алханова, которого неудачно попытались сделать противовесом Рамзану Кадырову. По мнению экспертов, вероятность того, что в один прекрасный день президент Чечни возьмет и объявит о ее независимости, невелика. Уже хотя бы потому, что в этом случае он не получает ничего, кроме сомнительной перспективы провести остаток жизни в лесу. Плюс фактор личной преданности Кадырова Владимиру Путину, о чем чеченский президент публично заявлял не раз.
 
--------------------------------------------------------------------------------
МН: Руслан Мартагов, участник боевых действий в составе сил антидудаевской оппозиции. В 1994 году - пресс-секретарь Временного совета, в 1995-м - главы чеченского правительства. В августе - ноябре 1996 года - министр печати и информации в правительстве Завгаева - Кошмана. В октябре 1999-го - начальник отдела по связям с общественностью Временной администрации ЧР, с 2005-го по 2007-й - консультант фонда "Антитеррор".
 

picasso221

Логику стратегов противной стороны, стремящихся вырвать Кавказ из России, лучше всего выразил Ахмед Закаев: "С назначением Кадырова мы получаем независимость наиболее незатратным способом: Его окружение на 60-70% состоит из наших людей, которые завтра скажут, что Чечня независимая".
Если бы все было так просто, то зачем Закаев так откровенно сдает своего крота? Да и почему тоже самое не сказали об Ахмаде Кадырове, а его убили? Чтобы с сыном проще было добиваться общей цели?! Вроде бы кровную месть еще никто на Кавказе не отменял. Так что, кажись, Закаев своим пиаром отчасти добивается того, чего хотел...
Но самое главное - какие альтернативы предлагаются? Кроме, естественно, "простого" решения отсоединения Чечни (Кавказа?). Пока способы, действительно, топорные, но поэтому и действенные. Для чего то большего надо вникать во многие тонкости и создавать нетривиальный план, учитывающий международный опыт решения подобных конфликтов
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: