Ювенальная юстиция : правоприменение в российских реалиях

nedanna

По мотивам обсуждения ювенальной юстиции, хочется привести пример, "как это будет" из современных российских реалий. Стоит отметить, что на данный момент законодательство еще не адаптировано к тому, чтобы развернуть делопроизводство на полную катушку, и даже при этом наши умудряются нагло и образцово-показательно отнимать детей. ну и в довесок пара материалов, в частности, об обсуждении сабжа в госдуме, где реальных родителей даже не стали слушать (в угоду выступлениям различных евро- и заокеанских чинов).
1) Правоприменение.
В Балашихе идет скандальный судебный процесс: Александра и Зинаиду Лапиных лишают родительских прав. По уверениям прокуроров и милиционеров, Зинаида Лапина избивала свою пятилетнюю дочь. По рассказам врачей, воспитателей и знакомых — это полная ерунда.
Александр и Зинаида Лапины преподают в Московском государственном университете приборостроения и информатики. Женаты семь лет.
Год назад они нашли Владилену в провинциальном детдоме. В 4 года она весила 9 килограммов 300 граммов (норма — 16,5) и имела несколько недетских диагнозов.
Далее — обычная история: суд, удочерение, смена имени и даты рождения девочки. Из детдома девочку отдали голую — одежды в детдоме было немного, и новоиспеченные родители до Москвы ее везли, завернув в армейский плащ.
Владилена прятала хлеб под подушку, съедала по 10 сосисок за раз, панически боялась кошек (в детдоме воспитатели обещали запереть шалунов в чулане вместе с кошкой: «Она-то вам ноги пообгрызает»). Владилена не умела мыться, боялась садиться на качели, почти не улыбалась. Увидев ананас, устроила истерику: «Я не буду есть эту шишку!»
Через пару недель Владилена стала вставать по ночам: столбиком стояла у кровати родителей. Они просыпались — молча хватала за руку, сжимала. То и дело с удивлением повторяла: «У Владочки — своя кроватка? У Владочки — свои игрушки? Платьица свои?»
Через месяц, по свидетельствам знакомых и соседей, Владилена смеялась, первая здоровалась со взрослыми, болтала без остановки.
Через год читала по слогам, выполняла простые арифметические действия в пределах сотни. Сотрудники детсада, врачи, милиционеры — все — характеризуют Владилену как коммуникабельную, открытую, очень развитую для своего возраста девочку.
Люди, бывавшие дома у Лапиных, свидетельствуют — баловали ребенка оба родителя. Санаторий, танцевальный кружок и уроки рисования, музеи и театры, быстрорастущая гора игрушек… Эта симпатяшка была долгожданным ребенком…
В детском саду, из которого, по официальной версии, поступил сигнал о жестоком обращении с Владиленой, меня приняли странно. Сначала отказались пускать на порог и что-то комментировать. Потом догнали, провели к заведующей и два часа не отпускали: поили чаем, устроили экскурсию по территории. Заведующая Надежда Николаевна Романова за это время сказала три вещи: следов жестокого обращения ранее на Владке не было, о сигнале она (Романова) не жалеет, никаких конфликтов с садиком у Лапиных не возникало («они люди вообще неконфликтные»). Остальное время рассказывала, что садик работает «в тандеме с замечательной администрацией города и с департаментом образования в частности». Номер детского садика попросила не называть…
Свидетели обвинения — два соседа и продавщица из соседнего магазина. Поставив под показаниями «с моих слов записано верно», на очную ставку идти отказались. При личном разговоре и вовсе вышел конфуз. Соседка Алевтина Николаевна Иванова говорит, что все беды научных сотрудников Лапиных — от заумности: «Книг — до хера, больные этими книгами. Уезжают утром, приезжают вечером — работают в институте. Вообще обнаглели, да? Диссертация вот на фиг нужна? Лучше одевайтесь и ешьте нормально!»
Другой свидетель — местный экстрасенс Сергей Корнеев, тот самый, который вызвал милицию 2 апреля. Природа его неприязни к Лапиным так и осталась мне непонятной. Но отчим Сергея рассказал мне, как самолично порезал входную дверь Лапиным, подозревая, что они пытались его собственную дверь подпалить. На мое замечание о том, что на день появления пятна от зажигалки на корнеевской двери Лапиных просто не могло быть в городе, Корнеев-старший самокритично согласился: возможно, имела место ошибка…
Третий свидетель — продавщица. Судя по материалам уголовного дела, она свидетельствовала об Александре Лапине, ежедневно читающем лекции студентам, как о запойном алкоголике. Но при этом не смогла опознать якобы своего постоянного посетителя ни по фотографии, ни по имени.
http://www.novayagazeta.ru/data/2009/086/17.html
Закончилась эта история печально - девочку отобрали окончательно.
На заседании 24 ноября детозащитники заявили, что решение Балашихинского городского суда об отказе им в иске и возврате Владилены усыновителям было незаконно, поскольку «жестокое обращение с ребенком» подтверждалось показаниями свидетелей. Думаю, для наглядности стоит привести несколько примеров этих показаний. Показания воспитательницы Р.С. Алешиной: «Нельзя им отдавать ребенка. Он же (Лапин) приходил с комсомольским значком!» (Александр и Зинаида состоят в ВКП (б принимают участие в проходящих в Балашихе выборах, пишут аналитические статьи о развале российской армии. Автору материала представляется, что это, скорее всего, и было реальной причиной их преследования). Показания Смирновой Г.Ю., начальника отдела опеки и попечительства г. Рыбинска, разрешившей Лапиным усыновить ребенка: «Александр Александрович и Зинаида Петровна постоянно ходят за руку … Это не нормально, что женатые люди ходят за руку».
Судьи Мособлсуда вынесли решения в пользу опеки.
Всякие мелочи типа показаний большинства соседей Лапиных, а также детского врача, осматривавшего Владилену, и преподавателя кружка танцев, в который Владилена ходила, о том, что никаким избиениям ребенок не подвергался, были судом проигнорированы.
Слова самой Владилены, во время допроса в Балашихинском суде заявившей, что никто ее не бил, и никто над ней не издевался, что она любит приемных родителей и хочет вернуться к ним, также остались не услышанными.
http://t-moshkin.livejournal.com/19681.html
Еще история.
Отец, воспитывая тринадцатилетнюю дочку один, приучал ее бегать по утрам. Соседки пожаловались в органы опеки, что он “мучает” ребенка. Они вообще-то и раньше любили жаловаться. Молодая женщина, поведавшая нам эту историю, рассказала, что они когда-то доносили и на ее мать. В тот раз им не нравилось, что ребенка “мучают” уроками музыки, лишая детства. Но 20 лет назад права детей у нас в стране еще не были на должной высоте, и сигнал остался без ответа. Зато сейчас ответ последовал незамедлительно. Отец и глазом моргнуть не успел, как его лишили родительских прав, а девочку поместили в детдом. Потом она, правда, как нидерландская Ирина, сбежала домой. А поскольку ювенальное законодательство у нас еще не принято и в деле было допущено множество нарушений, от этой семьи отстали. Девочка опять живет с отцом. Он потребовал возвращения ему родительских прав, но оказалось, что вернуть права куда сложнее, чем их лишиться. По крайней мере, спустя полтора года после начала этой истории отец в своих правах еще не был восстановлен…
Видимо, в ожидании ювенальной юстиции и, соответственно, в предвкушении богатого улова в России открываются иностранные агентства по усыновлению. Говорят, это поможет упорядочить процедуру. Что ж, и вправду поможет: отняли ребенка и быстро переправили в Париж, Франкфурт или Амстердам. А там – ищи ветра в поле. Сколько наших женщин годами не может вернуть детей, вывезенных за границу мужьями-иностранцами! И ведь этих женщин никто не лишал родительских прав, но они все равно бесправны. Что же говорить о тех, кого лишат?
Вполне возможно, российская специфика ювенальной юстиции проявится и в разрешении донорства детских органов, за которое летом 2007г. начала агитировать замминистра здравоохранения О.В.Шарапова (между прочим, активная и достаточно давняя сторонница “планирования семьи”, а значит, и секспросвета в школах. Да, “узок был круг этих революционеров”…).
Озабоченный состоянием детского здоровья Минздрав примерно в то же время вышел и со второй, не менее важной инициативой, предложив узаконить медицинские эксперименты на детях. Якобы иначе нельзя испытывать новые лекарственные препараты. У взрослых же другой организм! Хотя еще недавно это не мешало вполне эффективно лечить детей. По крайней мере, детская смертность в Советском Союзе была одной из самых низких в мире.
http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=45&ne...
Еще.
Сразу скажу, что женщина не пьёт , не курит, очень ответственная. Так вот по инициативе органа опеки состоялся суд, по которому вынесено решение о лишении родительских прав(маленькая жил. площадь и т.д.)Это простое решение для нашего государства: вместо того, чтобы помочь многодетной семье и дать квартиру побольше, они выбрали вариант проще-забрать детей в детский дом. Но, слава Богу, краевой суд отменил решение и мать занимается оформлением бумаг, чтобы снова вступить в родительские права.
Но речь даже не об этом. Всё время пока шли суды, дети находились в детском доме(убегали домой, и х снова приводили и.т.д.)
Таквот два дня назад два сына её пришли к ней на работу. Младший со следами побоев на лице. Сказали что его побили и просили слёзно забрать домой. Мать поехала в дет. дом и поговорила с мед. сестрой, которая сказала, что ребёнок четыре дня лежал в лазарете и по её подозрениям он изнасилован.
Мы подали заявление в прокуратуру, обзвонили СМИ(где нам сказали, что нужны доказательства)Сегодня на работу приходил старший сын женщины и сказал, что малыш хотел выпрыгнуть в окно. Сейчас ему колят транквилизаторы.Я просто не могу всё это воспринять. Я уехал, но постоянно на связи. Ничего не делается. Сегодня я звонил минестерство по правам человека. Внятного ничего не услышал.
http://community.livejournal.com/anti_ju_ju/18602.html
ну и так далее, пример за примером.
В Ярославле мне рассказывали воспитатели, что у них содержатся четверо детей, которых забрали у мамы (родной потому что у нее плохое жилье,маленькое и ветхое. С ней оставили только младшего. Дали год на улучшение жилищный условий. Это не издевательство? Мать-одиночка, работает кем-то малооплачиваемым, и малыш на руках, которого теперь даже со старшими не оставишь. Конечно, она не смогла ничего Через год — ЛРП.
Мама эта каждую неделю оставляет с кем-то малого, набирает сумки гостинцев и прется через полгорода проведать деток. Воспитатели без слез не могут говорить, как они вокруг нее все садятся и прижимаются, “как на свидании в тюрьме”. Хорошо, что нормальный персонал, никому в голову не приходит не пускать, все сочувствуют.
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/25005.html
--------------------------------------------------------------------------------
В семье Вороновых семеро своих детей. Семья благополучная и имеет хозяйство: рядом с коттеджем обустроен сад, растут овощи, гуляют куры и индейки. Когда Галина и Виктор шесть лет назад взяли на воспитание троих больных и отстающих в развитии девочек, они даже купили козу, чтобы отпаивать дочек молоком. Шесть лет женщина выхаживала Машу, Дашу и младшую Настю, у каждой из которых было по шесть диагнозов. Теперь многие диагнозы врачи сняли. Счастье сломалось этой осенью. Настя упала на тренировке по бальным танцам и набила синяк. «Дети видели, что Настя упала сама. А в детском саду написали в опеку, и ребенка прямо из детского сада отвезли в реабилитационный центр. После этого Опекунский совет по городу Белгороду решает всех троих детей забрать», – рассказывает «НИ» председатель Белгородского регионального отделения Всероссийского сообщества «Много деток – хорошо!» Марина Ганичева. Приемная мать Галина Воронова в беседе с «НИ» путается в словах и едва сдерживает слезы: «Дети очень плакали, когда их забирали».
http://www.newizv.ru/news/2009-12-03/118395/
--------------------------------------------------------------------------------
Еще несколько лет назад моя дочь боялась — хотя и с тайным восторгом — «серого волчка» и «буку». Теперь Дарье десять. Про «серого волчка» поет котенку, в Деда Мороза не верит, к домовому и лешим только начала присматриваться… Дверь чужим не открывает, с неизвестными на улице не разговаривает, в лифт с незнакомым не сядет… Впрочем, это не страх, а элементарные правила безопасности ребенка. Десять лет — отчаянный возраст. В это время дети ничего не боятся.
Моя дочь боится лишь одного — «комиссии»…
Едва попав в мой дом, одна устремляется на кухню — ее «дело» содержимое холодильника, вторая — в комнату, оценивать кровати, шкаф, полки, письменный стол, третья занимает меня «светской беседой»: «дочка не болеет?», «а как она учится?», «а вы с ней справляетесь?», «а вы сами не болеете?», «может, вам нужна помощь?» и т.д. Потом заглянут в санузел, досмотрят книги, Дашкины тетрадки… Через двадцать минут, одарив меня улыбками и очередными ЦУ, они наконец исчезнут, пообещав вернуться. Обещанное будет исполнено… Особую активность они проявляют осенью (в октябре, например, заглядывали каждые две недели) и весной. Зимой и летом у нас поспокойней… Никакие ордера им не нужны, легитимности им придает «святость дела», они представляют собой «Комитет по правам несовершеннолетних», «Комитет по делам опеки», защиту чего-то там, патронажную систему, «Детский реабилитационный центр»… Даже известная контора позавидует их правам и возможностям…
http://community.livejournal.com/anti_ju_ju/26429.html
--------------------------------------------------------------------------------
Проблемы у семьи Волковых начались в феврале 2008 года. А именно Волкова Марина Александровна, однажды не дождалась свою 8-летнюю дочь Леру из школы, а, придя за ней, узнала, что Лера была отправлена в 27-ю больницу для беспризорных детей (впоследствии, 21 февраля в приют «Зюзино») в качестве «безнадзорного» и «беспризорного» ребенка.
Затем были составлены материалы на возбуждение на Марину Волкову уголовного дела по ч.1 ст.116 УК РФ. По версии детозащитников мать систематически избивала ребенка. В качестве доказательства оных экзекуций фигурировал акт об обнаружении у Леры царапины на лбу и двух синячков на лице. По версии следствия они появились следующим образом – мать повалила дочь на пол и долго била руками и ногами. Если принять данную историю на веру, то результат выглядит явно не соответствующим приложенным для его достижения усилиям.
В итоге, Лера провела в приюте более полутора месяцев и сидела бы и дольше, если бы отчаявшаяся мать не выкрала дочь из казанного дома. К тому времени Лера успела получить сильную психологическую травму, достаточно сказать, что на момент освобождения Волкова-младшая перестала выговаривать 10 (!) букв алфавита.
Состоялся суд. Марина Волкова пояснила, что синяки у дочки появились в результате бытового «несчастного случая». Марина (в момент произошедшего она была беременна, что придает действиям опеки особую омерзительность) полезла по хозяйственной надобности на стул, не удержалась, упала и, падая, толкнула дочь. Сама Лера заявила, что мать никогда ее не била и единственным дисциплинарным взысканием, которому она (Лера) подвергалась, было лишение мороженого. Следует отметить, что ребенка хотели допросить в отсутствии матери, но сделать это не получилось. Лера, услышав, как Марине Волковой сказали выйти, видимо, испугалась, что ее хотят забрать снова, вцепилась в мать, начала рыдать и дико кричать: «Мамочка! Не уходи ради бога!».
http://t-moshkin.livejournal.com/21215.html
Между прочим, в некоторых случаях просматривается рациональный способ решения жилищной проблемы для молодых семей, не находите?

nedanna

2) слушания в думе.
http://www.mnogodetok.ru/viewtopic.php?f=116&t=18525
12 ноября в Малом зале Госдумы прошли слушания на тему: "Законодательное обеспечение практики внедрения ювенальных технологий в деятельность судов общей юрисдикции и комиссий по делам несовершеннолетних и защите из прав в Российской Федерации". Присутствовали депутаты, судьи (лоббисты-ювенальщики) из регионов, психологи, много всяких общественных людей и несколько неравнодушных многодетных мам из нашего сообщества.
В целом все прошло довольно неплохо, активно. Мы засветились, так как с самого начала требовали слова от имени родителей, которым не все равно, передали все наши заявления, обращения, подписи, материалы об угрозах нашей национальной безопасности и список кто платит за юю в президиум. Но может, именно поэтому, несмотря на наши настойчивые требования и их неоднократные обещания, нам слова так и не дали. Боялись скандала. Герасимова, которая вела заседание, внимательно читала наши бумаги (а это реальная бомба! периодически покрываясь пунцовыми пятнами. Еще бы! Она-то, наверное, прекрасно поняла, как ее подставляют ювенальщики! Умная деловая нормальная тетка, но вляпалась. Предлагала говорить только о несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом, хотя юю - гораздо более широкая тема, на наши вопросы реагировала довольно резко, всех затыкала и посылала на митинг. Мы обязательно воспользуемся ее советом. Мизулина вообще периодически убегала из зала. Лахову посадили в президиум, она пустилась в воспоминания как хорошо ей было в 93 году в Швейцарии в ювенальном суде... да уж. В ельцинские времена она, пользуясь близостью к телу, очень многое успела… до сих пор не разгребешь, особенно РАПС, до сих пор открывают новые центры. Рассуждала об отсутствии координации социальных служб, мне все хотелось спросить ее знает ли она о партийном проекте «Крепкая семья», там как раз про это, создание служб сопровождения семей. «Крепкая семья» гораздо лучше, чем ювенальная юстиция. Странно что она, будучи в Политсовете, не знает об этом. Выступали всякие иностранные граждане из ООН и Юнисеф, весьма мирные, если бы не учили нас жить, а просто помогали материально. Позабавило что мужик из США вообще не в тему стал рассказывать, как работают семейные суды в США (что к нам сейчас вообще не имеет отношения, у нас другая система с разделением на уголовные и адм. правонарушения и прочие господа, которые явно давили что вы, типа, ребята, давайте вводите систему ювенальной юстиции как на Западе, а то мы вам замечание запишем. Были о. Дмитрий Смирнов и о.Всеволод Чаплин (выступали практически с наших позиций, о недопустимости вмешательства чиновников в мировоззрение и в семью, но очень мягко, я думала о.Дмитрий из вообще замочит и скажет про ювенальный фашизм) и еже говорили несколько ювенальщиков (бу-бу-бу, ничего интересного, но явно хотели чтобы ювенальному суду подчинялось абсолютно все, чтобы все остальные действовали с их пинка, через частное определение суда). Наша заинтересованность для них была очень болезненна и в конце слушаний Мизулина постаралась уже несколько дистанцироваться от всей этой публики и в интервью (я стояла рядом и слушала очень внимательно) уже говорила, что речь о принятии закона о юю вообще не идет, что вы, ни-ни! И вообще она была как-то подавлена. Очень красиво и правильно выступила актриса Захарова, разбила под орех ювенальщиков на примере своего личного негативного опыта во Франции, у нее отобрали дочь и никто, даже Президент Франции ничего не может сделать, так как ювенальные судьи никому не подчиняются. Зыкову и его еще 25 людям, записанным в программе, слова не дали, так как не хватило времени. Впрочем как и всем нашим. Предложили организовать на базе какого-нибудь вуза круглый стол, где можно спорить и высказывать свою точку зрения. Мы туда конечно записались, но то, что нам, родителям, не дали слова, дает нам моральное право организовать свои общественные слушания на 500-700-1000-2000 человек и дать слово всем родителям, кому есть что сказать. Кто хочет помочь – звоните. 499 1585956, 8 985 2334584
Вроде все. С уважением, Татьяна.
С той же ветки форума:
ООНовские эмиссары подтвердили с трибуны Парламентских слушаний Госдумы РФ, что ювенальная юстиция – это система.
12 ноября 2009 г. Москва.
Ювенальная юстиция – это система, поправил выступавших Уполномоченный верховного комиссара ООН по правам человека Рашид Алуаш, в своем слове на парламентских слушаниях, состоявшихся 12 ноября 2009 г. в Государственной думе РФ по теме «Законодательное обеспечение практики внедрения ювенальных технологий в деятельность судов общей юрисдикции и комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав Российской Федерацией».
Заявленная тема парламентских слушаний явно не отражала не только процессов, происходящих в стране, направленных на введение системы ювенальной юстиции, в том числе ювенальных судов, так и содержания и хода выступлений.
С основным докладом выступила Председатель комитата по вопросам семьи, женщин и детей ГД РФ Мизулина Е.Б., которая сказала, что ювенальные технологии - это не только суды, это - система, а не случайное явление, поддержала необходимость введения ювенальных технологий. Депутат Лахова Е.Ф. высказала мнение в поддержку ювенальной юстиции, которая по ее словам как, к примеру, в Швеции будет заниматься семейной терапией. Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Головань А.И. отметил важность доступа детей к правосудию и необходимости обсуждения вопроса о том, обеспечивает ли судебная система доступ ребенка к правосудию.
Среди выступавших были представители Юнисеф в России и в Восточной Европе: г-. Бертран Бейнвель и г-н Жан Клод Легран, изложившие видение процессов создания ювенальной системы в России с точки зрения международных организаций. Постоянный представитель по правовым вопросам Минюста США в РФ г-н Ричард Даддарио, рассказал участникам о судебной практике семейных судов некоторых штатов США, так как на уроне Конгресса США мало полномочий по семейным вопросам.
Среди выступавших представители судебного сообщества: г- н Марков И.И. - Председатель Липецкого областного суда, он же председатель рабочей группы при Совете судей РФ по созданию и внедрению и развитию ювенальной системы в системе правосудия, который сообщил, что 30 регионов РФ в той или иной степени уже внедряют ювенальные технологии и высказал мнение о приоритетности поэтапного введения ювенальных судов. Судья Ростовского областного суда Воронова Е.Л. ( член рабочей группы при Совете судей) обратила внимание участников на то, что действующее российское законодательство уже тормозит внедрение ювенальных технологий. В действующих правовых рамках невозможно регулировать межличностные отношения. Депутат от партии «Свободной России» Лекарев Э, предложила в рамках ювенальных технологий создать базу неблагополучных семей в России для упрощения возможности реагирования по защите прав ребенка.
На слушаниях выступили представители Русской православной Церкви. Протоиерей Дмитрий Смирнов – председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями отметил, что в современном мире утрачено понятие семьи как высшей ценности. Крен антологической проблемы детей правонарушителей в отдельную проблему - дополнительный фактор разрушения семьи. Нужны меры противотюремной реабилитации, а не ювенальные технологии, так как преступление это тогда, когда ребенок недополучил любви. Ювенальные технологии - это инструмент и важно, в чьих руках он находится, чтобы он не стал инструментом угнетения.
Протоиерей Всеволод Чаплин – Председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества отметил то, что Западный опыт ювенальной юстиции неудачен. Высказал мнение о том, что российский суд и законодательство не должны уходить от состязательности процесса. Именно родители влияют на формирование мировоззрение ребенка, а чиновникам не место в мировоззренческих вопросах. Положения, регулирующие сферу деятельности КДН и другие законы по обсуждаемой проблеме, должны быть опубликованы и обсуждены. Мы должны говорить о конкретных вещах, необходим диалог. Протоиерей В.Чаплин поддержал предложение по проведению Круглого стола с участием РПЦ, сделанное Председательствующим.
Председательствующий парламентских слушаний - Зам.председателя Госдумы Герасимова Надежда Васильевна между выступлениями неоднократно поясняла участникам слушаний о том, что предметом рассмотрения слушаний является только узкий вопрос ювенальных технологий, что некоторые из присутствующих не понимают порядка проведения парламентских слушаний. Она активно и решительно пресекала все попытки участников слушаний, в том числе представителей родительской общественности, предоставить слово родителям и просьбы включить в рассмотрение вопрос о ювенальной юстиции как системе тотального контроля над семьей, наложении моратория на рассмотрение во втором чтении поправок в законодательство, закрепляющее создание ювенальных судов и предложила недовольным покинуть зал и провести дискуссию, например, в рамках круглого стола. Значительное количество лиц, заявленных к выступлению не получили слова, им было предложено представить свои тезисы и доклады в письменном виде.
Среди участников распространен проект Рекомендаций парламентских слушаний. В нем указаны конкретные меры по поправкам в законодательные акты РФ, регулирующие деятельность комиссий по делам несовершеннолетних и профилактике правонарушений, рекомендации по введению единой системы межведомственного учета безнадзорных и беспризорных, а также семей, находящихся в социально опасном положении, рекомендации Верховному Суду РФ, Генеральной прокуратуре РФ, МВД РФ, Минздравсоцразвитию РФ, органам исполнительной власти.
Комментарии НП «Родительский комитет».
Рекомендации Парламентских слушаний 12 ноября 2009 г. по ювенальным технологиям - это первые шаги по тотальному контролю за семьей со стороны чиновников и государства.
Тема и ход проведения парламентских слушаний, исключающий широкое и прозрачное обсуждение ювенальной юстиции, предложенные Рекомендации вселяют обоснованную тревогу в родителей, все общество. Совершенно очевидно намерение депутатов Госдумы РФ инициировать создание системы ювенальной юстиции в России, основанной на западных технологиях. Именно об этом говорили представители ООН, ЮНИСЕФ, приглашенные на слушания. Разговор о необходимости ювенальных технологий скорее дымовая завеса для успокоения родителей и общественности.
Сами рекомендации Парламентских слушаний содержат прямое указание на первые шаги по тотальному контролю за семьей. В п. 1.1.4. Рекомендаций предлагается введение в России единой системы межведомственного учета не только безнадзорных и беспризорных детей, но и семей, находящихся в социально опасном положении. Все это предлагается при отсутствии в стране каких-либо единых социальных стандартов жизни ребенка и семьи, крайне низком реальном прожиточном минимуме подавляющего большинства семей, имеющих несовершеннолетних детей, разных религиозных, мировоззренческих и нравственных установках общества, в том числе семей.
Все перечисленное естественно предполагает исключительно субъективную оценку положения семьи в каждом отдельном случае. Высказанная участниками необходимость регулирования ювенальной системой межличностных отношений в семье, вообще недопустима.
Прозвучавшие предложения и рекомендации противоречат конституционным принципам неприкосновенности частной жизни, права на личную и семейную тайну; защиту семьи государством, закрепленным в статьях 23, 38 Конституции РФ, а запрету непроизвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, зафиксированному пунктом 1 ст. 1 Семейного кодекса РФ. То есть, предложенные Рекомендации задевают основополагающие права и свободы личности, ведут к разрушению института семьи.
Считаем, что вопрос создания в России системы ювенальной юстиции является одним из основополагающих для жизни каждого человека, жизни общества и государства в целом, не может замалчиваться и разбиваться на отдельные вопросы, а должен широко и открыто обсуждаться во всех слоях общества, на всех уровнях. Недопустимо принятие отдельных правовых актов в рамках ювенальной юстиции, без построения развития единой концепции защиты материнства, детства и семьи, однозначно одобряемой обществом, религиозными конфессиями, закрепляющей приоритет прав родителей на воспитание своих детей в избранной ими системе воспитания и системе ценностей.
и, в заключение,
http://www.a-z.ru/assoc/sydebnprav/uvenal.html
Ювенальной юстиция: взаимодействие государства и общества в реагировании на правонарушения и отклоняющееся поведение несовершеннолетних (исторический экскурс и методологический анализ)1

Ответ Российского государства на правонарушения несовершеннолетних не является проблемой только правоохранительных органов, судов, прокуратуры и даже правительства. Реагирование на правонарушения подростков определяет способ и траекторию социализации той части молодежи, поведение которой не соответствует социально одобряемым нормам и ожиданиям. Сегодня все больше отечественных исследователей и практиков осознает этот факт. Таким образом, мы в России вернулись к вопросу, впервые поставленному еще в XIX веке - вопросу о детях-правонарушителях и институтах, обеспечивающих их социализацию. В XIX веке этот вопрос был осознан и получил свое решение в форме создания ювенальной юстиции (от англ. juvenile justice). Говоря о ювенальной юстиции, мы имеем в виду не уголовную, но особую, "детскую", юстицию. В составе последней, как и в обычной юстиции, есть уполномоченные государством судьи и суды, которые применяют судебную власть для разрешения правовых конфликтов и реагирования на криминальные ситуации. Однако существо ювенальной юстиции состоит в подчинении функционирования судебной власти решению задач, доселе судами не решаемыми, - задач социализации молодых людей и обеспечения их будущего в качестве законопослушных членов общества.
Тема настоящего пособия побуждает нас обратиться к некоторым аспектам истории ювенальной юстиции как истории поисков принципов и оснований реагирования на правонарушающее и более широко - отклоняющееся поведение молодых людей. В данной статье будет показано, что именно обращение к принципам восстановительного правосудия стало результатом этих поисков. Отметим, что такой вывод неизбежно влияет на наше отношение к самим институтам ювенальной юстиции и порядку ее становления в современной России. Если в странах с развитыми институтами ювенальной юстиции историческая укорененность последних способствует реализации восстановительного подхода к правосудию, по крайней мере в отношении несовершеннолетних, то в России, где "детской" юстиции сегодня нет2, именно в развитии практик восстановительного правосудия видится важнейший источник ювенальной юстиции в ее современных формах.

Ювенальная юстиция: понятие и происхождение
Ювенальная юстиция представляет собой весьма сложное множественное целое - комплекс концепций и "схем" влияния на подростков, массу конкретно-практических ситуаций воздействия на человека, семью, первичные группы (непосред­ст­вен­ное окружение подростка а также социальные институты. В основе такого видения ювенальной юстиции лежат две предпосылки.
Во-первых, ювенальную юстицию целесообразно рассматривать, не просто выделяя специфичных для нее действующих лиц (судей, социальных работников, пробаторов но предполагая, что они своими действиями реализуют особые ("ювенальные") концепции, проекты и схемы работы. Эти концепции, модели работы и схемы нельзя рассматривать как нечто раз и навсегда сложившееся - они были и остаются предметом специального поиска и совершенствования. Изменение концепций и моделей приводит к соответствующим изменениям в практике.
Во-вторых, важно подчеркнуть момент множественности и разнообразия действующих лиц и обеспечивающих их концепций деятельности. Система ювенальной юстиции той или иной страны является уникальным комплексом, уникальной констелляцией концепций и форм организации (схем) деятельности, определяемой особенностями истории и правовой системы. В рамках каждой такой системы реализуется не только множественность, но и особая связь кооперации различных специалистов, позволяющая им взаимодействовать в относительном единстве. Сложность обсуждаемого целого внешне выражается в том, что системы ювенальной юстиции различных стран имеют довольно существенные различия.
Принципиальным для возникновения ювенальной юстиции стало соединение двух разнородных социокультурных образований - формально-юридически организованной системы государственных судов и личностно определяемого попечения о детях. Именно соединение таких казалось бы взаимоисключающих образований привело к возникновению уникального способа работы с детьми-правонарушителями, под влиянием которого была фактически перестроена система уголовного правосудия для несовершеннолетних.
Проблема, оказавшаяся ключевой для становления и развития всей этой области (неэффективность и социальная неприемлемость карательных мер в отношении несовершеннолетних правонарушителей обозначилась в XIX веке в США, и там же оформилась первая попытка ее разрешения - в июле 1899 году в городе Чикаго на основании "Закона о детях покинутых, беспризорных и преступных и о присмотре за ними" [21, с.430] штата Иллинойс был учрежден первый в мире суд по делам несовершеннолетних. Принятие Закона и создание ювенального суда было инициировано женщинами-реформаторами Люси Флауэр из Чикагского женского клуба, Джулией Латроп из общественной организациии "Халл Хауз", обществом патроната (Visitation and Aid society) [22], [23]. Надо сказать, что название Закона (почему-то не цитируемое современными российскими специалистами по ювенальной юстиции) достаточно точно отражает переворот в понимании проблем преступности несовершеннолетних, который произошел в конце XIX века.
Этому предшествовала длительная история работы с подростками: в XIX в. организовывались приюты, а затем начали создаваться и повсеместно использоваться так называемые "ре­фор­­­матории" (исправительные заведения для несовершеннолетних). Одновременно развивалась система попечительского присмотра, которая постепенно стала приоритетной в работе с детьми-правонарушителями и детьми группы риска.
XIX век был временем крупных социальных и промышленных преобразований в Соединенных Штатах. Создавалась крупная промышленность, сельское население перетекало в города. "В ответ на связанные с этим проблемы бедности, преступности, неустроенности, безработицы возникло движение за благополучие детей, которое сосредоточило свои усилия на защите несовершеннолетних от нездорового, развращающего влияния городской жизни. . . На начальном этапе участники движения "За спасе­ние детей" ставили перед собой задачу установить в американском обществе светскую разновидность нравственности. . . Они видели свою миссию в исправлении нарушителей закона, а также возлагали на себя обязанность "учить беспризорников, бродяг и пьяниц более пристойному образу жизни"" [3, с. 154-155]. верстальщику: кавычки в кавычках!
Приюты возникли как следствие реализации этой миссии. Их создание стало реакцией на ситуацию без­над­зор­ности и бес­призорности де­тей, на определенные отклонения в их жизни и по­ве­дении (по­про­шай­ничество, бездомность, использование для ноч­лега не предназначенных для этого мест и т.п.). Первые приюты были созданы в 20-х годах XIX века в трех крупных городах - Нью-Йорке, Филадельфии и Бостоне. "Эти заведения имели целью изолировать находящихся в опасности детей от раз­вращающей среды их домов и заведений для взрослых и отчасти заменить им семью и общину" [3, с. 155]. Однако достаточно быстро обнаружилась неэффективность приютов и воспитательных учреждений именно как воспитательных. Скорее, они оказывались временным пристанищем ребенка в экстремальных ситуациях.
В 70-х годах XIX века по почину граждан г. Бостона Кука и Аугустуса была учреждена система попечительского надзора. Кук и Аугустус присутствовали на судебных процессах по делам несовершеннолетних, и если выяснялось, что ребенка можно исправить, просили судью не назначать наказание, а отдать правонарушителя под присмотр [21, с. 430]. Система попечительского надзора - личностно окрашенная забота о ребенка - постепенно приобретала важнейшее значение как способ изменения ребенка и его среды.
Заметим, что сама по себе организация приютов и попечительского надзора, их использование для помощи детям и удовлетворения общественной потребности в особых воспитательных учреждениях еще не означает появления ювенальной юс­ти­ции: параллельно с этими учреждениями существовал обычный уголовный суд, к ведению которого относилось реагирование на преступления детей и подростков. Создатели приютов и попечительского надзора в XIX веке в первую оче­редь имели дело с узким спектром отклоняющегося поведения и жизни подростков, куда подростковая преступность как особый объект поначалу не входила. Вместе с тем попечение и приюты начали проводить в жизнь особые - реабилитационные - подходы обращения с несовершеннолетними. В соответствии с этими подходами общество берет на себя миссию обеспечения позитивной социализации по отношению к тем детям, кто не имеет заботящейся о них семьи. Формы работы по позитивной социализации должны были дать запущенному и заброшенному ребенку то, что другим детям давала семья. Специальные заведения предоставляли такому ребенку отсутствующий кров, включали в определенную среду и помогали восполнить своевременно не приобретенные или утраченные социальные навыки.
Ювенальная юстиция возникла в тот момент, когда попечительские (реабилитационные) схемы обращения с подростками были универсализированы и распространены на подростковую преступность. При этом они заняли то место, которое традиционно занимали карательные способы реагирования на преступления. Переход был связан с переворотом в мышлении, который состоял, в частности, в том, что понятие преступления в его классическом уголовно-правовом варианте (со времен Ч.Беккариа) - как нарушения уголовного закона - перестали относить к криминальным ситуациям с участием подростков. Подобное нарушение оценивалось теперь не как преступление, требующее наказания, а как отклонение, пусть иного вида, чем, к примеру, бродяжничество, но отклонение, вызванное сложившимися социальными обстоятельствами и требующее реабилитационного реагирования, а не тюремного заключения. Одновременно активисты движения искали практические способы некарательного воздействия на подростковую преступность (и не только на нее).
Идеологи движения "За спасение детей" руководствовались общим принципом: но­сители отклоняющегося поведения должны быть возвращены в русло позитивной социализации, т.е. реабилитированы, а не наказаны. Для рассмотрения дел о несовершеннолетних было введено новое понятие "правонарушитель" (dilinquent отличающееся от понятия "преступник" (criminal). Возник формальный статус несовершеннолетнего правонарушителя - носителя отклоняющегося поведения, в рамках которого были объединены такие различные группы подростков, как нищенствующие, бродяги (т.е. беспризорные в широком смысле - основной контингент приютов непослушные (недисциплинированные дети) и - собственно нарушители уголовного закона. Все эти группы, чья жизнь или поведение являли собой то или иное "отклонение", и образовали объект деятельности в ювенальной юстиции. В этом понятии - отклоняющегося поведения - оказались включены, сближены и приравнены друг к другу и нарушение уголовного закона, и недисциплинированность, и бродяжничество.

Как отмечает П.И.Люблинский, в ведение американских судов для несовершеннолетних начала ХХ века "передаются дела относительно подростков до 17, а иногда до 18 лет, находящихся в состоянии "преступности" (delinquency). . . "Делинквентами" назывались в более ранних законах относительно несовершеннолетних: 1) те, которые нарушили закон государства или обязательное постановление местной власти, и 2) те, которые являются неисправимо порочными. Позднейшие законы значительно расширили это понятие, присоединив к нему следующие категории: 1) подростков, сознательно общающихся с ворами и порочными людьми, 2) скрывшихся из дому без ведома родителей или опекунов или без уважительной причины, 3) проводящих время в праздности и преступлениях, 4) сознательно посещающих дома, пользующиеся дурной репутацией, 5) бродящих ночью по улицам, рельсовым путям или около складов, 6) входящих в вагоны без надлежащего права, 7) употребляющих бранные и непристойные выражения, 8) проявляющих безнравственность и бесстыдство" [22, с. 96].

Постепенно ювенальная юстиция стала оформляться как особая форма деятельности и знания3. Первое время, пока шел процесс утверждения ее статуса и определения "территории" по отношению к традиционному уго­ловному правосудию, преступность несовершеннолетних привлекала к себе внимание практически и идейно. Затем появилась необходимость в проведении концептуальной границы применения разных подходов. Это "выяснение соотношений" между уголовным правосудием и ювенальной юстицией сопровождалось процессом обоснования и углубления предмета ювенальной юстиции с привлечением социологического и криминологического знания.
Формирование корпуса знаний, обслуживающих ювенальную юстицию, было отчасти обусловлено тем, что развивающиеся криминологические и социологические исследования ре­гу­лярно обращали внимание на те аспекты жизни под­ростков, в свете которых их поведение рассматривалось как социально программируемое к антиобществен­ному исходу. Таким образом, автоматически возникал вопрос: "Зачем же ждать, когда подросток совершит фактическое преступление? Не правильнее ли будет работать с ситуациями тех подростков, кто не совершил никакого уголовного преступления, но чья социализация и психика уже сейчас реально разрушаются, тех, в поведении и жизни которых уже проявляется действие той же самой криминализирующей общество "социальной программы""? верстальщику: кавычки в кавычках!
Такой взгляд стал следствием привнесенного из социологических и криминологических исследований осознания, что в ряде случаев поведение подростков (в том числе и преступное) программируется особыми социальными обстоятельствами, причины противоправного поведения стали обнаруживаться в процессах социализации. В 90-е годы XIX века эту идею следующим образом выразил Иллинойский совет общественной благотворительности:

Ребенок, воспитанный в невежестве и пороке и ставший в результате этого нищим или преступником, в свою очередь, скорее всего, станет родителем преступников" американцы уже не искали в теологических постулатах греховности и врожденной порочности человека объяснения причин преступности. . . Получили распространение более социологические объяснения, авторы которых видели причины преступности в разрушении семейных устоев, выз­ванном нестабильностью жизни в Америке в период быс­трой индустриализации... Светский гуманистический характер эпохи проявился в том, что... реформаторы обратили внимание на внешние социальные силы, оказывающие воз­действие на ребенка, и попытались установить над ними контроль с целью предупреждения неправомерного поведения несовершеннолетних" [3, с.154-155].

За счет такого понимания обосновывалось объединение в одном понятии детей-правонарушителей и детей группы риска. Появился единый объект деятельности специалистов ювенальной юстиции - дети с отклоняющимся поведением - включающий обе группы. Можно сказать, что ювенальная юстиция получила свое начало и основание через представление о подростке и его взрослении как определяемом окружающей его социальной средой. В частности, семья рассматривалась как важнейшая социальная среда (и сила! непосредственно формующая подростка в соответствии с социальными нормами.
В недавно переведенной на русской язык работе Патриции Ханиган прямо поддерживается этот взгляд:

В детстве и отрочестве человек учится соблюдать социальные нормы: это процесс социализации, посредством которой происходит социальное регулирование... Регулирование в психосоциальном плане осуществляется благодаря совокупности ограничений и связей молодого человека со средой.

demiurg

По мотивам обсуждения ювенальной юстиции, хочется привести пример, "как это будет" из современных российских реалий. Стоит отметить, что на данный момент законодательство еще не адаптировано к тому, чтобы развернуть делопроизводство на полную катушку, и даже при этом наши умудряются нагло и образцово-показательно отнимать детей.
Вот это прикольная конструкция: законодательство ещё не работает, но уже отнимают детей. Нормальный вывод из этого не тот, на который намекает автор, а тот, что это законодательство разрабатываемое имеет мало отношения к проблеме отнимания детей, так как их отнимают (если действительно отнимают, я пока не прочитал) и без него.

nedanna

есть мнение, что система, построенная по западному образцу, будет действовать аналогично.
вот примеры, как это работает там:
- Муж сфотографировал свою жену, когда она кормила сына грудью. Арест за сексуальные действия с несовершеннолетними (ртом тыкать парня в женские сиськи! ребенок в приюте.
- У ребенка появились трещины в костях из-за недостатка витаминов. Авитаминоз был вызван неправильным питанием, которое РЕКОМЕНДОВАЛ доктор. Супруги арестованы за возможное причинение насилия к детям, дети в приюте. После трёх лет судебных мытарств признана врачебная ошибка, вердикт суда - “детей не отдавать, слишком поздно”.
- Ребенок ударился о кофейный столик и получил синяк, мать показала синяк педиатру. Арест, ребенок в приюте.
- Один рассеянный профессор купил семилетнему сыну на стадионе бутылку лимонада. Лимонад оказался алкоголесодержащим, типа пива. Профессор про подобную бурду никогда не слышал. Профессор в суд, ребенок - в детдом. Прямо со стадиона.
- Мать отошла на минуту (одну) от машины со спящей дочерью на 10 (десять) метров положить монетку в благотворительную кружку. Арест, детдом.
- Мать близнецов меняла подгузники одному, тогда как его восьмимесячная сестра попыталась встать и упала, ударившись головой. Педиатр, конечно, настучал. Детей (грудных!) в детдом, позже вернули бабушке ($75000 потрачено на адвокатов матери запрещено к ним приближаться.
- Родители заснули днём, ребенок отправился на прогулку без присмотра. Арест, детдом.
- Женщина отправила троих детей в школу, четвертого оставила дома дожидаться няню, сама пошла на работу. Ребенок залез на подоконник, вахтер заметил и вызвал полицию. Тюрьма, в детдоме все четверо.
Ну и напоследок, английская история. Лишена родительских прав мать-наркоманка. Суд последовательно отказал в усыновлении:
а) родным бабушке с дедушкой (46 и 59 лет);
б) нескольким “обычным” парам.
Двое детей, мальчик и девочка, переданы на усыновление паре гомосексуалистов.
Пришли и забрали вообще без суда и без следствия трёхлетнего ребёнка. На две недели без права общения даже по телефону. Через две недели вернули: “Если ещё раз повториться, мы будем жёстче”. Спрашиваю: “А что повторится-то?” Сучка 23-летняя из социальной защиты ничего не ответила. Ничего не ответила.
http://egland.livejournal.com/183068.html
--------------------------------------------------------------------------------
Вернувшись домой, я нашла обескураженную двоюродную сестру. Ребёнок мой был забран социальными работниками в интернат. Алла рассказала мне подробности случившегося.
Когда я пошла на работу, она уложила малыша спать, а сама убежала, (как уверяет, совсем не на долго) на свидание.
Парень мой проснулся, открыл окно и стал смотреть на улицу. В России он всегда так коротал время. Мы жили с ним вдвоём, и если я отлучалась в магазин, он выходил на балкон и «общался с народом». Жили мы на первом этаже, и возвращаясь с сумками, я видела у окна очередную добрую тётю, которая успокаивала мальчика: - Вон, уже бежит твоя мамка.
И на этот раз пятилетний оратор обратился «с трибуны» к народу.
– Дя-дя! Тё-тя!
- Мальчик, где твоя мама?
- Её нет дома.
- Ты один?
- Один.
И началось… В полицию сообщили, что ребёнок собирается спрыгнуть с окна и закончить жизнь самоубийством. Мать у него, ну конечно же проститутка. Из России все разведёнки-проститутки, а мужики, естественно, мафия…
http://rimmalove.livejournal.com/59072.html
--------------------------------------------------------------------------------
Кевин Радд обратился к так называемым “забытым австралийцам” - детям из неблагополучных, бедных европейских семей, которые были переселены в Австралию для увеличения численности белого населения. По этой программе в Австралию перевезли около 500 тысяч детей-мигрантов. Причем зачастую взрослые не подозревали, что их дети будут отправлены за границу. Детям же говорили, что их родители умерли.
“Простите, что в детстве вас забрали от родителей и переселили в приюты, где над вами издевались. Простите за физическую и душевную боль, за то, что вы не знали любви, нежности и заботы. Простите за большую трагедию потерянного детства”, - заявил австралийский премьер.
http://lenta.ru/news/2009/11/16/children/
--------------------------------------------------------------------------------
Напомним историю Натальи Захаровой. В начале 1990-х годов она вышла замуж за француза, уехала в Париж и родила дочь. Однако жизнь не сложилась, так как супруг жестоко обращался с девочкой и употреблял наркотики. После развода, по решению суда по семейным делам, Маша осталась с мамой, и, если бы дело происходило в России, так продолжалось бы и по сей день. Но во Франции существует еще и ювенальный суд. Когда Маше было три года, ее, по просьбе бывшего мужа Натальи, насильно разлучили с мамой, отдали в приют, а затем в приемную семью. И вот уже девять лет Наталья не может вернуть дочь, несмотря на то, что ее дело получило широкую международную огласку и обсуждалось на самом высоком межгосударственном уровне. С просьбой помочь воссоединению семьи обращался к кардиналу Франции (а во время своего визита во Францию еще и к президенту Николя Саркози) и Святейший Патриарх Алексий II. Но проблема до сих пор не решена, потому что ювенальная юстиция – это государство в государстве. Она являет собой этакий «правовой Ватикан» и действует по собственному усмотрению…
“Меня обвиняли в том, что я хочу сохранить с ней слишком тесную связь и «удушаю ее своей материнской любовью». В деле Маши есть запредельные по своей наглости и цинизму рапорты сотрудников социальных служб, которые не были с нами даже знакомы! Работая в нашей ассоциации и разбирая судебные решения, мы с удивлением обнаружили, что рапорты, составленные на пострадавшие семьи, опять-таки слово в слово повторяли друг друга! Менялись только фамилии и адреса. И мы еще раз убедились, что существует некая единая «рыба». Судьи выносят одни и те же решения, обвиняя родителей в «удушающей любви к своим детям»…
Для многих французских судей по детским делам «удушающая, захватническая любовь» – самое опасное деяние, которое может нанести страшный физический и моральный вред ребенку. Например, судья Валентини, четвертая по счету в нашем деле, заявила в разговоре с моим адвокатом, что в девяти случаях из десяти она отнимает детей у родителей именно на этом основании…
…Отняв детей, родителей еще и обязывают платить за то, что их ребенок отобран и воспитывается чужими людьми. Поэтому чем родители богаче, тем выгоднее у них отбирать детей…
Таких случаев масса. Приведу те, которые потрясли меня больше всего. У нас было большое совещание, на котором присутствовало 250 пострадавших семей из разных городов Франции. Рядом со мной сидела молодая беременная женщина. Она рассказала, что после развода с мужем сотрудники социальных служб написали на них донос, и их маленький ребенок был помещен в приют. Потом она встретила другого мужчину, вышла за него замуж. И когда родила от него ребенка, то малыша забрали прямо с родильного стола. Она даже не успела его рассмотреть!
Заявили, что раз она была плохой матерью для первого ребенка, то, вероятно, будет плохой и для второго. Не могла же она так быстро «исправиться»! Поэтому жизнь новорожденного в опасности, его надо срочно изолировать от матери.”
http://www.pravoslavie.ru/guest/080131143826.htm
--------------------------------------------------------------------------------
Когда моему старшему сыну Андреасу было полтора года, я водила его в открытый детский садик. Это такой платный садик, куда дети ходят вместе с мамами, и каждая мама самая смотрит за своим ребенком. В то время я была беременна вторым ребенком. И вот работники детсада подали на меня жалобу в Комитет, мол, я утомленная, нахожусь в депрессии. Как я уже говорила, в Норвегии принято всегда улыбаться, что не является свойственным мне. Да если бы я знала, какие из-за этого буду иметь проблемы, улыбалась бы из последних сил, - рассказывает Оксана. - Заодно пожаловались и на то, что мой полуторагодовалый сын не всегда смотрит в глаза взрослым, если с ним разговаривают.
Нам было не легко избавиться опеки Комитета. Только родился мой второй сын Герман, как там решили, что с одного года он обязательно должен посещать детский садик. Не прекратили они наблюдать и за старшим сыном. Каждую неделю работники Комитета посещали его в детском садике, кроме того, приходили к нам домой и давали советы, как воспитывать детей.
Такая навязчивая опека очень нас бесила, поэтому мы решили обратиться в суд и наняли адвоката. Адвокат говорил нам, что от советов можно было отказаться, однако в Комитете настаивали на этом. Они утверждали, что легче формировать маленького ребенка, чем подростка, который уже испорчен.
Был случай, когда в Комитет направили жалобу на подростка и выяснилось, что его родители в свое время отказались от воспитательных советов. Это сыграло решающую роль, подростка забрали от родителей, мол, им в свое время предлагали сформировать ребенка, а они отказались.
http://pan-baklazhan.livejournal.com/9313.html

sed777771

Вот это прикольная конструкция: законодательство ещё не работает, но уже отнимают детей.
Статьи о взятках в УК уже есть, но ещё не работает так как взятки берут и дают . :)

demiurg

Это обратный пример: автор намекает на опасность и вредность нового законодательства, ещё не вступившего в силу. И для доказательства приводит страшные истории, происходящие сейчас, когда законодательство ещё не принятно, то есть не имеющие к нему отношения.
А твой пример подошёл бы если бы законодательство по его мнению должно было типа предотвратить эти страшные истории, а не начать;

sed777771

Отбирают то детей по уЖе существующему законодательству. Дальше будет хуже.

nedanna

факт.
вот, кстати, что сама власть имеет рассказать на эту тему простым гражданам. Обратите внимание, куда клонят првозаshitнички и "общественные оргнизции". Особо выделю итоговую мораль.
http://www.oblsud.permregion.ru/uvenal_usticiya/public/1.htm
Выступление на семинаре-совещании в Н. Новгороде 02 июля 2007 г.
Тема: Реализация в Пермском крае пилотного Проекта «Внедрение элементов ювенальной юстиции в деятельность субъектов системы профилактики несовершеннолетних правонарушителей»
Идеи восстановительного правосудия новы не только для судебной системы России, но и для социальных работников, хотя исторические корни уходят далеко – мировая ювенальная юстиция в 1999 году отметила свое 100-летие.
В России ювенальная юстиция существовала очень короткий промежуток времени – с 1910 по 1918 г.г. Сейчас мы возвращаемся к реализации идей восстановительного правосудия. С одной стороны, это обусловлено опытом других стран, в которых на протяжении 20 века данная работа продолжала совершенствоваться, а с другой стороны - некоторыми нашими внутренними проблемами, особенно усилившимися в начале 90-х годов. Фактически изменился социально- экономический уклад жизни, который намного острее «прошелся» по миру детства. Появились такие понятия, как беспризорность, безработица. Сегодня количество беспризорных подростков в нашей стране определяется цифрой 2 млн., а это солидная социальная база преступности несовершеннолетних (Силанов К.С. Преступность несовершеннолетних с повышенной общественной опасностью. Москва, 2006 г., стр. 6). Так, например, по данным ИЦ ГУВД Пермского края за 2005 г. в Российской Федерации несовершеннолетними было совершено 154734 преступления, по Приволжскому федеральному округу - 34416, а в Пермском крае – 5615 преступлений.
На территории Пермского края для исполнения наказаний в виде лишения свободы в отношении несовершеннолетних лиц мужского пола расположена Пермская воспитательная колония, в которой по данным на 20.06.2007года отбывают наказание 331 воспитанник.
Кроме того, на территории Пермского края функционирует 4 следственных изолятора ГУФСИН России по Пермскому краю, где по данным на 20.06.07г содержится 200 несовершеннолетних лиц, в том числе 12 девочек.
Содержится в Сизо Всего Следственных Осужденных
несовершеннолетних лиц, в том числе: 200 141 59
женского пола 12 10 2
мужского пола 188 131 57
В целом по России наблюдается тенденция роста преступности несовершеннолетних.
Изменившиеся условия потребовали поиска других подходов к возникающим проблемам, которые новые для нас, но не новые для стран с рыночной экономикой.
В соответствии с Концепцией Федеральной целевой Программы «Развитие судебной системы России» на 2007-2011 годы» (государственный заказчик - координатор программы - Минэкономразвития России, государственные заказчики - Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, Судебный департамент при Верховном Суде РФ, Минюст России, ФССП России и Минэкономразвития России)
Основной целью Программы является повышение качества правосудия, уровня судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций.
Внедрение примирительных процедур (восстановительной юстиции внесудебных и досудебных способов урегулирования споров, в том числе вытекающих из уголовных и административных правоотношений, обозначено в данной Программе как задачи развития судебной системы, от успешного решения которых зависит нагрузка на судей, качество осуществления правосудия и, как следствие, экономия бюджетных ресурсов.
В отдельных регионах России (Москва, Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону, Таганрог, Саратов, Н.Новгород, Пермь, Брянск, Тюмень, Волгоград, Иркутск) в судебную систему стали вводиться элементы ювенальной юстиции, приближенные к мировым стандартам.
В чем смысл восстановительного правосудия?
Во-первых, в том, чтобы учесть индивидуальные особенности и причины совершения преступления несовершеннолетним и попытаться повлиять на устранение этих причин.
Во-вторых , осознание самим преступником того, что он совершил. Осознание не на уровне словесных заверений, а внутренне и искренне. К сожалению, вся система судебного разбирательства предполагает оправдывание подсудимым своих действий. Восстановительное правосудие ставит совершившего преступление в другой режим понимания ситуации. Он должен понимать, что его поведение – не норма.
В третьих, осознавший свою проблему человек, должен получить помощь для выхода из ситуации – консультативную, психологическую, организационную, финансовую. У нас есть все специалисты: социальные работники, психологи, психиатры, педагоги, но вместе пока не получается работа вокруг конкретного человека. Каждое ведомство ведет свое направление работы. Восстановительное правосудие позволяет более тесно выстраивать отношения тех или иных структур.
На сегодняшний день в России проблема создания системы ювенальной юстиции особенно актуальна, т. к. нет ряда взаимодействующих с органами предварительного расследования и судом профилактических и реабилитационных органов и учреждений, оказывающих восстановительную помощь несовершеннолетнему правонарушителю, которые работали бы с несовершеннолетними обвиняемыми, подсудимыми, с их семьями. Решение вопроса затруднено, поскольку отсутствует надлежащая материальная база, а также соответствующее нормативное обеспечение.
В каком году возникла идея и начата реализация пилотного проекта в Пермской области (ныне – края)?
Центр «Судебно-правовая реформа» (Москва) при поддержке администрации Пермской области начал реализацию пилотного проекта в 2002 году. Законом Пермской области от 15.04. 2002 г. № 98-17 была утверждена Программа «Семья и дети Прикамья», действие которой рассчитывалось на 2002-2005 г.г.
В 2006 году была утверждена новая целевая Программа «Семья и дети Прикамья на 2006-2010 годы» и в крае начал реализовываться социальный проект «Внедрение элементов ювенальной юстиции в деятельность субъектов системы профилактики правонарушений несовершеннолетних».
В рамках Программы была разработана подпрограмма «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», один из разделов которой был посвящен организации и проведению в Пермской области пилотного проекта на основании концепции восстановительного правосудия. На координационном межведомственном совещании было принято решение о внедрении проекта на территории городов Пермь и Лысьва. Он был направлен на конкретизацию в определенных городах модельных форм работы с несовершеннолетними обвиняемыми и подсудимыми (г. Лысьва а также с несовершеннолетними, совершившими преступления до достижения возраста уголовной ответственности (г. Пермь).
Существовали определенные трудности, т. к. не все структуры приняли идею .
Например, препятствием в реализации начинаний стало письмо заместителя Генерального прокурора А.Г. Звягинцева, в котором отражалось отрицательное отношение к экспериментам по отработке элементов ювенальной юстиции вообще и к Центру «Судебно-правовая реформа» в частности. В документе говорилось о незаконности деятельности общественных организаций, которые взаимодействуют с судами и правоохранительными органами в целях создания специализированной системы в отношении несовершеннолетних
(Карнозова Л.М., Максудов Р.Р. Практические инициативы по созданию элементов ювенальной юстиции в России: идеи, формы реализации, препятствия. Москва, 2006 г. стр. 9-12).
Не принимался во внимание тот факт, что общественные организации, работающие с несовершеннолетними, не вмешиваются в работу милиции, прокуратуры и суда, не влияют на доказательственную базу, не определяют меру наказания.
В 2003 году Комиссия по правам человека при Президенте РФ (под руководством Э. Панфиловой) направила на имя Генерального прокурора РФ письмо, которое содержало критику позиции А.Г. Звягинцева. Переломной точкой в процессе становления ювенальной юстиции в России стало заседание Комиссии по правам человека при Президенте РФ с участием Президента, Председателя Верховного Суда и Генерального прокурора РФ (ноябрь, 2004 г.). Идеи ювенальной юстиции были поддержаны.
Многие судьи также не понимали и не воспринимали данную идею, считая, что достаточно специализации судей, за которыми закрепляется рассмотрение дел о преступлениях несовершеннолетних. Необходимо было формировать представление, что эффективное применение воспитательных мер воздействия к несовершеннолетним возможно лишь в условиях взаимодействия суда и ряда социальных и правоохранительных служб (судебные социальные работники, службы воспитательного надзора, психологические службы и др.). В государстве должна появиться целая система ювенальной юстиции, а не просто отдельно взятые специализированные суды, которые обособленно не решат весь комплекс проблем по вопросам исправления и воспитания несовершеннолетнего правонарушителя. Сложная система органов ювенальной юстиции призвана обеспечить защиту прав несовершеннолетних на всех этапах уголовного судопроизводства.
В течение 2002-2006 г.г. администрацией Пермской области (а затем Правительством Пермского края) совместно с исполнительными органами государственной власти края, правозащитными организациями, Центром «Судебно-правовая реформа» (г.Москва при поддержке Уполномоченного по правам человека в Пермской области Т.И. Марголиной на территории Пермского края были проведены мероприятия социального, педагогического, юридического характера, направленные на разработку и реализацию социального проекта.
Большое внимание уделялось разъяснительной работе:
- были неоднократные публикации в журнале «Судебная власть» по ювенальной юстиции Уполномоченного по правам человека, научных работников «Центра судебно-правовых реформ» (Москва - обзор экспериментальных проектов в России); департамента развития человеческого потенциала администрации Пермской области; студентов–дипломников Пермского государственного университета, практиков-судей. Освещались эти проблемы и на страницах газет;
- вопросы по ювенальной юстиции включены в билеты для студентов юридических факультетов вузов Пермского края, являются темами курсовых и дипломных работ;
- изучался опыт работы других субъектов РФ. В частности, Ростовской области, где в г. Таганроге был открыт первый в России ювенальный суд, расположенный в отдельном здании, планировка помещений которого (кабинетов судей, помощника судьи с функциями социального работника и т.д.) соответствует рекомендациям Минимальных стандартных правил ООН.
Ростовскую область посетили: судья Пермского краевого суда И.В. Соловьева и председатель Индустриального районного суда г. Перми Т.И. Алыпова, где в рамках проводимых встреч ознакомились с опытом работы по данному направлению деятельности;
- в Администрации Пермской области проводились «Круглые столы» с приглашением заинтересованных структур;
- в Пермском государственном университете создан научно-методический центр Социально-правового образования, владеющий авторскими программами, технологиями, исследованиями, необходимой литературой в сфере ювенальной юстиции и восстановительного подхода (в частности, в рамках реализации областной целевой программы «Семья и дети Прикамья на 2006-2010 годы» издана серия брошюр по восстановительному правосудию);
- изучался зарубежный опыт работы с подростками, совершившими правонарушения и преступления. Так, в частности, в рамках Соглашения о партнерском сотрудничестве между судами г. Перми и Н. Саксонией члены делегации- судьи федеральных судов общей юрисдикции и руководитель Управления Судебного департамента посетили тюрьмы для несовершеннолетних преступников, обменялись с германской стороной своими впечатлениями, поделились намеченными перспективами развития в Пермском крае системы ювенальной юстиции;
- представители судов, Управления Судебного департамента, прокуратуры, различных правозащитных организаций, исправительных учреждений, уполномоченные по правам человека в Свердловской, Архангельской области, в республике Татарстан и в республике Удмуртия и др., всего свыше 50 участников имели возможность в феврале 2007 обсудить как проблемы, так и первые достижения «пермской модели» восстановительного правосудия в ходе международной конференции «Мониторинг прав человека: Роль государственных и общественных правозащитных организаций в развитии восстановительного правосудия», организованной представительством Фонда имени Конрада Аденауэра при Содействии Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ.
Непосредственная работа по возобновлению проекта внедрения элементов ювенальной юстиции в Пермском крае началась с 2005 года – был создан Межведомственный Совет по развитию системы ювенальной юстиции в Пермском крае , распоряжением Губернатора Пермского края 26.12.2005 г. утвержден его состав (в частности в него были включены заместитель начальника Управления Судебного департамента и председатель Пермского областного суда).
По решению Межведомственного Совета была сформирована рабочая группа по созданию системы ювенальной юстиции в Пермской области (ныне в Пермском крае перед которой была поставлена задача выработать порядок создания и механизм работы «пермской модели» восстановительного правосудия и внедрения ее в работу.
В состав рабочей группы вошли представители органов и учреждений, чьи профессиональные обязанности связаны с обеспечением прав детей, поддержания здорового генофонда края: представители Комитета по защите прав детей администрации Пермской области, представители аппарата Уполномоченного по правам человека в Пермской области, директора и сотрудники психолого-медико-социальных центров, представители Комитета по молодежной политике, а также работники комиссии по делам несовершеннолетних, органов прокуратуры и ГУВД, судья ныне Пермского краевого суда, начальник отдела организационно-правового обеспечения деятельности судов Управления Судебного департамента в Пермском крае.
В течение 2006 года состоялось свыше 7 заседаний рабочей группы, на которых обсуждались различные вопросы порядка введения в практику работы судов элементов ювенальной юстиции. Много было споров, касающихся схемы создания «пермской модели» восстановительного правосудия. После долгих обсуждений и споров было принято решение, что в силу имеющегося действующего законодательства РФ от представителей судебной системы задействовать в Проекте возможно именно помощников судей, которые при взаимодействии с судьями и психологами центров психолого-педагогической помощи населению, попытаются осуществить функции службы примирения.
В качестве «пилотных территорий» по внедрению восстановительных технологий было принято решение избрать Индустриальный район г.Перми и город Лысьва, поскольку именно в данных районах тема ювенальной юстиции изучалась и анализировалась достаточно давно инициативной группой, состоящей из представителей администрации района и социальных работников.
В августе 2006г администрацией Пермского края были разработаны и согласованы с Главами администраций Индустриального района г.Перми и г.Лысьвы, Уполномоченным по правам человека в Пермской области, Президентом МОО Центр «Судебно-правовая реформа»: Программа взаимодействия Индустриального районного суда г. Перми и Центра психолого-педагогической и медико–социальной помощи детям и подросткам Индустриального района по использованию элементов ювенальной юстиции в работе с несовершеннолетними и Программа взаимодействия суда г.Лысьва и администрации Лысьвенского муниципального района по использованию элементов ювенальной юстиции в работе с несовершеннолетними правонарушителями. Данные Программы в августе 2006 года были утверждены председателем Пермского областного суда, начальником Управления Судебного департамента в Пермской области, заместителем Губернатора Пермского края, председателем комитета по образованию и науки Администрации г.Перми.
Основным направлением экспериментальных Программ в области развития ювенальной юстиции является подключение к работе суда следующих специалистов: помощника судьи, психолога, ведущего восстановительных программ, специалиста по социальной работе.
Представляется, что такая работа позволит максимально полно изучить причины и условия, способствовавшие совершению преступления, оценить социальный и психологический статус правонарушителя, разработать наиболее эффективную программу его дальнейшей реабилитации. Возможность привлечения к деятельности суда ресурсов социальных и психологических служб, существующих на территории, позволит в целом повысить эффективность выносимых приговоров и сделать работу суда максимально соответствующей международным правовым стандартам.
В целях реализации проекта «Внедрение элементов ювенальной юстиции в деятельность субъектов системы профилактики правонарушений несовершеннолетних» Управлением Судебного департамента в Пермском крае были выделены дополнительные ставки помощников судей в Лысьвенский городской суд и Индустриальный районный суд г. Перми.
Так в Лысьвенском районном суде в Проекте участвуют судья Чеснокова Елена Ивановна, помощник судьи Узьмова Татьяна Владимировна, в Индустриальном районном суде судья Распутина Оксана Васильевна, помощник судьи Чебакова Елена Михайловна. Данные лица прошли учебу в центре социально-правового образования регионального института непрерывного образования Пермского государственного университета.
С 27 по 29 сентября 2006 года в Пермском крае силами отдела по вопросам семьи, материнства и детства Департамента развития человеческого потенциала Пермской области Правительства Пермского края (Соболева Л.А.) при содействии Уполномоченного по правам человека в Пермском крае Т.И. Марголиной и при участии президента МОО «Центр «Судебно-правовая реформа» Р. Максудова был проведен проектный Семинар по реализации социального проекта «Внедрение восстановительных технологий в деятельность субъектов системы профилактики правонарушений несовершеннолетних», который охватил несколько направлений по обозначенной теме, были приглашены представители различных органов и учреждений, чья деятельность связана с профилактикой правонарушений. В работе данного семинара по теме: «Реализация элементов ювенальной юстиции в судах г.г. Перми и Лысьвы» приняли участие задействованные в Проекте помощники судей и сами судьи Индустриального и Лысьвенского судов, специализирующиеся на рассмотрении уголовных дел, преступления по которым совершены несовершеннолетними. В ходе работы семинара был выработан план совместных действий помощников судей и ведущих программ восстановительного правосудия (специалисты Центра в Индустриальном районе и работники КДН и ЗП МУ «КЦСОМ» г.Лысьвы) и определены окончательные критерии осуществления отбора уголовных дел, в рамках которых участники Проекта пытаются внедрить элементы восстановительных технологий в судах.
С 06.12.2006 года в соответствии с «Программой взаимодействия Индустриального районного суда г. Перми и Центра психолого-педагогической и медико-социальной помощи детям и подросткам Индустриального района по использованию элементов ювенальной юстиции в работе с несовершеннолетними правонарушителями» помощником судьи Е. Богдановой в Центр психолого-педагогической и медико-социальной помощи детям и подросткам Индустриального района было передано 10 характеризующих материалов на несовершеннолетних подсудимых, отобранных в соответствии с установленными критериями отбора.
После получения от помощника судьи характеризующих данных социальные работники Центра, психологи выходят по месту жительства подсудимых и потерпевших с предложением принять участие в Проекте, разъясняют права и обязанности лиц, участвующих в Проекте, проводят беседы с законными представителями подсудимых. В ходе установления контакта выясняется степень готовности несовершеннолетнего к участию в программах (признает ли вину, раскаивается в содеянном, способен ли к возмещению вреда или иным образом загладить причиненный ущерб и т.п.).
По данным на 08.06. 2007 года по 7 отобранным для реализации Проекта делам в отношении 9 несовершеннолетних проведены программы восстановительного правосудия : состоялись предварительные встречи с субъектами Проекта. Потерпевшим и законным представителям подсудимых даны разъяснения о цели и условиях Проекта. Однако лишь в одном случае (уголовное дело по обвинению Логинова А.А. в совершении преступления, предусмотренного ч.3ст.30, ч.1ст.166 УК РФ) было получено согласие обеих сторон (и подсудимого, и потерпевшего) на участие в примирительной встрече, по результатам проведения которой между сторонами был заключен договор по заглаживанию вреда. Данный договор по ходатайству потерпевшего в ходе судебного заседания был приобщен к материалам уголовного дела, и уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего Логинова А.А. было прекращено по основаниям, предусмотренным ст. 25 УПК РФ, т.е. в связи с примирением сторон.
Материал в отношении несовершеннолетний Таланкиной А.И. в настоящее время направлен в Центр психолого-педагогической медико-социальной помощи района и по ней ведется соответствующая работа специалистом Центра (ведущим Программы). В настоящее время дело назначено к слушанию на 28.06.07 г.
В отношении несовершеннолетнего подсудимого Пепеляева В.А. в процессе подготовки дела к судебному заседанию другим судом г.Перми была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу , вследствие чего дальнейшее проведение программ восстановительного правосудия стало невозможным.
В остальных случаях программы с применением восстановительных технологий не были доведены специалистами Центра до примирительных встреч в связи с отказом одной из сторон от участия: так, в пяти случаях несовершеннолетние подсудимые отказались от участия как в предварительной, так и в примирительной встречах, в двух случаях при наличии согласия подсудимых, был получен отказ потерпевших участвовать в Программах.
В Лысьвенском городском суде работа по использованию элементов ювенальной юстиции в работе с несовершеннолетними правонарушителями начата с 01.03. 2007 года. Ответственными за реализацию проекта были определены судья Елена Ивановна Чеснокова, специализирующаяся на рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних и помощник судьи с функциями социального работника - Узьмова Татьяна Владимировна.
С учетом отмеченных выше критерий помощником судьи Лысьвенского суда было отобрано 2 уголовных дела, информация по которым передана в МУ «КЦСОМ» для работы по внедрению элементов ювенальной юстиции.
Однако по обоим делам программы с применением восстановительных технологий не проведены, в одном случае в связи с отказом подсудимой Бушковой С.В. 1990 г. рождения (уголовное дело возбуждено по ч.1 ст.111 УК РФ) от примирительных встреч с потерпевшим, в другом случае потерпевший по делу выехал на постоянное место жительства за пределы г.Лысьвы, в этой связи примирительные встречи не состоялись.
Такое, явно недостаточное количество отобранных материалов, вызвано тем, что большинство уголовных дел в Лысьвенский и Индустриальный районный суд поступило в отношении несовершеннолетних, мера пресечения в отношении которых, избрана в виде заключения под стражу, либо в отношении несовершеннолетних, совершивших преступления в составе группы, что не подпадает под установленные субъектами Программы критерии отбора дел.
Помимо указанного , участники Программы, отмечают, что сложность ее реализации заключается во многих аспектах . Среди них:
- отсутствие информационного поля: потенциальные участники примирительных процедур (обвиняемые, потерпевшие, их родители) в большинстве случаев отказываются от участия в Программе в связи с непониманием ее значения;
- недостаточное количество специалистов, задействованных в примирительных процедурах;
- недостаточное финансирование и отсутствие мотивации деятельности служб примирения;
- ограниченное количество проводимых межрегиональных и международных встреч по обмену накопленного опыта;
- отсутствие должного уровня реабилитационных учреждений;
- отсутствие нормативно-организационной, кадровой и материально-технической базы служб, занимающихся внедрением элементов ювенальной юстиции, не позволяет этим службам в полной мере выполнять соответствующие функции.
И хотя имеющаяся на сегодняшний день уголовно-правовая политика в отношении несовершеннолетних правонарушителей позволяет говорить о целесообразности и эффективности проводимых Проектов, вместе с тем, действующее уголовно-процессуальное законодательство России не предусматривает каких-либо изъятий из общего порядка привлечения несовершеннолетнего лица к уголовной ответственности. В любом случае при совершении подростком преступления уголовное дело должно быть возбуждено и если только в ходе предварительного расследования или в ходе судебного разбирательства будет установлена возможность исправления несовершеннолетнего без применения к нему уголовного наказания, уголовное дело или уголовное преследование может быть прекращено.
Таким образом, отсутствие в России нормативно-правовой базы, позволяющей субъектам системы профилактики несовершеннолетних правонарушителей еще до момента возбуждения уголовного дела, во взаимодействии и самостоятельно (без прокурора, следователя, дознавателя) собрать основания для принятия решения о возможности исправления виновного лица без применения уголовного наказания, является, пожалуй, самым главным фактором , тормозящим процесс внедрения примирительных процедур в отношении несовершеннолетних правонарушителей.
Таким образом, проблема подростковой преступности находится на стыке ведомств, причем ведомств различного уровня и подчиненности. Пока не отработанным направлением является внедрение восстановительных технологий в деятельность следственных органов, пенитенциарных учреждений. Отсутствие федерального законодательства ставит под вопрос внедрение ювенальных технологий в деятельность силовых структур. Представляется, что при наличии собранных характеризующих данных, определив социальный портрет несовершеннолетнего преступника, имея альтернативу в уголовно-процессуальном законодательстве, уполномоченные органы смогут более эффективно оперировать и видами меры пресечения, и ходом процесса расследования: реже применять в отношении несовершеннолетних меру пресечения в виде ареста, выделять из группы отдельных соучастников и т.п. По такому пути пошли государства, где создана система ювенальной юстиции. Так, в Германии, специально уполномоченный орган путем непосредственного общения с несовершеннолетним, его родителями, преподавателями, ближайшим окружением, при помощи анализа и сбора соответствующих документов, позволяющих составить полное представление о личности подростка, его социально-психологическом портрете, готовят для судьи по делам несовершеннолетних специальный отчет и дает суду рекомендации о приемлемых в данном конкретном случае мерах воздействия. В России подобные службы отсутствуют.
В каком направлении сегодня движется правосудие относительно детства?
Движется не в сторону усиления, ужесточения наказания, а в сторону гуманизации отношений с оступившимися детьми, потому что общество, в том числе российское, понимает, что вина - не ребенка. Причина, повлекшая деструктивное поведение, лежит в социальных условиях, в семье, а если так, то общество должно предоставить шанс ребенку восстановиться как личности. Это может быть другая семья - замещающая, какой- либо общественный институт. Главное обеспечить возможность вернуться к нормальной жизни, если такую жизнь ему не гарантировала кровная семья.
В деятельности судов на территории Пермской области прослеживается линия более гуманного отношения к несовершеннолетним.
По статистическим данным видно снижение числа несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы. При осуществлении правосудия очень важно соблюдать принцип индивидуализации и учитывать причины совершения преступления.
Таблица " КОЛИЧЕСТВО ОСУЖДЕННЫХ ЛИЦ ПО ПРИГОВОРАМ РАЙОННЫХ СУДОВ, ОБЛАСТНОГО СУДА И МИРОВЫХ СУДЕЙ г. ПЕРМИ И ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ ЗА ПЕРИОД С 2002 ПО 2006 г.г."
Год Всего осуждено лиц Прирост (снижения) в % Всего осуждено несовершеннолетних Прирост (снижения) в % % несовершеннолетних к общему числу осужденных
к предыдущему году к 2002 г. к предыдущему году к 2002 г.
2003 19647 -10,5 -10,5 3417 7,3 7,3 17,4
2004 23846 21,4 8,7 3988 16,7 25,2 16,7
2005 26264 10,1 19,7 3808 -4,5 19,5 14,5
2006 25899 -1,4 18,0 2864 -24,8 -10,1 11,1
В интервью, опубликованном в журнале «Судебная власть» № 3 (10) 2002 г., Уполномоченный по правам человека в Пермской области Татьяна Марголина отметила: «Мы реально отдаем себе отчет в том, что теоретические представления на практике пойдут сложнее, но в этом проекте я вижу не просто возможность новых подходов в той же судебной практике, а вижу другое отношение всех организаций в районе, городе, области к подростку, который оказался в сложной ситуации и, чаще всего, не только по своей собственной вине. И как конечный итог – гуманизация отношений не на уровне приказа, а с помощью определенных технологий работы всех наших специалистов. Важно до конца исчерпать ресурс возвращения несовершеннолетнего к нормальной жизни».
Таким образом, успешный опыт ряда регионов нашей страны и зарождающаяся практика по построению своеобразной модели ювенальной юстиции в Пермском крае свидетельствуют о том, что вопрос о создании ювенальной юстиции в России решаем.

nedanna

А теперь посмотрим на мнение простых сограждан.
http://rusbatya.ru/index.php?option=com_content&task=vie...
Наши читатели давно интересуются, как обстоят у нас в России дела с введением так называемой «ювенальной юстиции». Несколько месяцев редакция «БАТИ» отслеживала ситуацию, разбиралась в вопросе. Но вопрос этот не так прост, и мы воздерживались от публикации скороспелых материалов.
В последние дни ситуация как-то резко прояснилась. 12-го ноября в Госдуме прошли «общественные» слушания по ювенальной юстиции, на которых, впрочем, общественности, собственно, слова не дали.
В ответ на думский междусобойчик ряд общественных объединений уже 24-го ноября провели подлинно общественные слушания. Эта конференция расставила точки над «и»: Россия против ювенальной юстиции. Мы даём сводку событий этого мероприятия.
Редакция
Пресс-релиз
Общественность против ювенальной юстиции.
24 ноября 2009 г. в Москве с 9.30 до 12.30 в кино-концертном зале «Пушкинский» Общественный комитет в защиту семьи, детства и нравственности, объединивший ряд родительских, православных и общественных движений, провёл Общественные слушания на тему «Ювенальная юстиция – угроза семье, обществу и государству».
В мероприятии приняли участие более 1200 человек из 18 регионов России – от Калининграда до Читы, а также из Украины и Франции.
Поводом для проведения слушаний стали настойчивые попытки определённых заинтересованных кругов (в том числе – зарубежных) ускоренно ввести в России под предлогом «защиты детей» так называемую «ювенальную систему», скопированную у Запада. Известно, что представители Церкви, целый ряд общественных и родительских движений высказываются по этому поводу весьма критически. В частности, существуют серьёзные опасения, что непродуманное введение этой сомнительной новации в России способно разрушить традиционную семью и систему образования, подорвать сами основы общественной нравственности, а также несёт в себе ряд угроз национальной безопасности России.
Слушания начались с краткого молебна, который провел настоятель Патриаршего подворья храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках игумен Иоанн (Ермаков). Участники слушаний почтили память недавно убитого священника о.Даниила Сысоева.
В прозвучавших затем выступлениях высказывалось категорическое неприятие ювенальной юстиции обществом, аргументировано доказывался её практически полный провал в Европе.
Настороженное отношение к ювенальной юстиции со стороны Русской Православной Церкви прозвучало в выступлении сотрудника отдела Московского Патриархата по взаимодействию Церкви и общества Андрея Третьякова, представлявшего руководителя отдела о.Всеволода Чаплина, который в силу объективных причин не смог присутствовать на слушаниях.
Участники слушаний констатировали, что введение ювенальной юстиции без широкого общественного обсуждения недопустимо.
Аплодисментами был встречен рассказ прибывшего из Киева представителя УПЦ Московского Патриархата в Верховной Раде Украины Игоря Друзя о том, как украинской общественности удалось «завернуть» в Раде закон о ювенальной юстиции в третьем чтении. Игорь Друзь зачитал письмо ряда депутатов «Партии регионов» к Председателю Госдумы РФ Борису Грызлову об опасности введения ювенальной юстиции.
Полную поддержку получила «Екатеринбургская инициатива» родительских объединений применённой там весьма эффективной технологии борьбы с педофилами, порнографией и секс-просветом, озвученная председателем «Екатеринбургского родительского комитета» Валерием Неталиевым. Причём реализуется она без какой-либо ювенальной юстиции.
На слушаниях также выступила актриса Наталья Захарова, много лет борющаяся за возвращение дочери Маши, отнятой французскими «ювенальщиками». Написанное ей письмо на имя Председателя Правительства России Владимира Путина, вскоре собирающегося с визитом во Францию, тут же на месте было подписано сотнями людей.
В ходе слушаний выступили сопредседатели движения «Народный Собор» Олег Кассин и Владимир Хомяков, первый заместитель главного редактора журнала «Человек и закон» Николай Бондаренко, председатель НП «Родительский комитет» Лариса Павлова, член правления Российского детского фонда Татьяна Шишова, председатель совета Всероссийской организации «Сообщество многодетных и приемных семей «Много деток – хорошо!» Татьяна Боровикова, директор Института демографии Ирина Медведева, член Центрального Совета Общероссийского общественного движения «Всероссийское родительское собрание» председатель совета Калининградского регионального молодёжного движения «За духовно-нравственное возрождение» Людмила Рябиченко, заместитель председателя душепопечительского совета им. Святого праведного Иоанна Крондштатского иерей о.Вячеслав Кольцов, президент Фонда демографической безопасности и фонда «Русские» генерал-майор Леонид Шершнев, представитель Комитета в защиту семьи, детства и нравственности юрист Ольга Леткова и др.
Выступающие высказали единодушное мнение о необходимости скорейшего объединения всех ответственных общественных сил против общей опасности и наметили дальнейший план работы, включающий в себя проведение в ближайшее время в Москве всероссийского съезда общественных и родительских организаций. Как сказал один из выступавших, «если сегодня мы не займёмся ювенальной юстицией, завтра она займётся всеми нами».
По итогам слушаний была принята резолюция, в которую по настоянию собравшихся был включён пункт о выражении общественного недоверия главным лоббистам ювенальной юстиции - депутатам Госдумы РФ Екатерине Лаховой и Елене Мизулиной, а также члену Общественной палаты Олегу Зыкову.
Пресс-служба
Сообщества многодетных и приёмных семей «Много деток – хорошо!»
РЕЗОЛЮЦИЯ
Общественных слушаний на тему:
«Ювенальная юстиция - угроза семье, обществу и государству»
Участники общественных слушаний, обсудив поставленные на слушаниях вопросы, выражают обеспокоенность намерением западных либеральных кругов «продавить» принятие федеральных законов о ювенальной юстиции и отмечают, что введение в той или иной форме ювенальной системы западного образца составляет угрозу национальным интересам России, противоречит конституционному принципу защиты семьи, ее независимости, свободного выбора родителями формы воспитания детей, ставит семью под жесткий контроль чиновников, разрушает единую действующую в Российской Федерации судебную и правоохранительные системы, нарушает принцип разделения властей, ведет к разрушению здоровых семей, необоснованному увеличению социального сиротства (детей-сирот при живых родителях направлен на подрыв традиционных семейных ценностей, провоцирует коррупцию и детско – подростковую преступность, отрицательно воспринимается обществом в целом, противоречит духовно - нравственным установкам традиционных религиозных конфессий России.
В этой связи участники слушаний считают необходимым принятие следующих мер:
1. Поддержать создание рядом общественных организаций Объединенного общественного комитета по защите семьи, детства и нравственности и содействовать распространению его деятельности на территории всей страны. От имени поддерживающих Комитет организаций и граждан наделить его полномочиями выступать выразителем их коллективного мнения по вопросам ювенальной юстиции, а также иным вопросам социальной и семейной политики, касающимся охраны семьи, материнства, отцовства и детства;
2. Поручить Объединенному общественному комитету обратиться от имени общественности к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, Президенту Российской Федерации Д.А.Медведеву, Председателю Правительства Российской Федерации В.В.Путину, руководителям обеих палат Федерального Собрания Российской Федерации, депутатам Государственной Думы, членам Совета Федерации и ко всем заинтересованным органам и организациям, государственным деятелям с заявлением о недопустимости принятия ювенальных законов «на скорую руку», без широкого общественного обсуждения с участием всех заинтересованных сторон, учёта мнения общественности при принятии соответствующих государственных решений;
3. Одобрить инициативу Комитета по разработке альтернативного проекта Концепции государственной семейной политики на основе национальных особенностей и традиционных для России духовных и культурных ценностей, включая положения по защите прав и интересов ребенка.
4. Выразить общественное недоверие наиболее одиозным лоббистам «ювенальной юстиции»- депутатам Госдумы РФ Екатерине Лаховой и Елене Мизулиной, а также члену Общественной палаты РФ Олегу Зыкову.
Принято на Общественных слушаниях в Киноконцертном зале «Пушкинский» 24 ноября 2009 года, г. Москва
Ювенальная юстиция? Россия против!
Несмотря на нудную ноябрьскую погоду и раннее время, зал «Пушкинского» был набит до отказа. Только в Москве, узнавая о слушаниях окольными путями, а не через массовую прессу, собралось около 1200 неравнодушных. А если бы все либеральные СМИ разгласили о конференции, то старый кинотеатр просто не выдержал бы людского наплыва.
Мы предлагаем вам видео наиболее интересных выступлений. Думаю, что в комментариях они не нуждаются. Но вывод сделать можно такой: мы с вами можем преградить дорогу опасным навязываемым нам чуждым общественным технологиям. Просто не нужно сдаваться.

demiurg

 Отбирают то детей по уЖе существующему законодательству. Дальше будет хуже.
Ну вот именно, что эти два предложения никак не связаны, даже если они оба правда.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: