Интервью Александра Солженицына

sever576

В понедельник журнал "Шпигель" опубликовал интервью с великим русским писателем Александром Солженицыным. Александр Исаевич высказал свое отношение к политике Запада, к реформам Горбачева и Ельцина, рассказал о своем отношении к действующей российской власти, а также о том, испытывает ли он страх перед смертью. "Известия" сочли необходимым познакомить с интервью своих читателей.
Шпигель: Александр Исаевич! Мы застали Вас как раз за работой. В Ваши 88 лет Вас, кажется, не покинуло ощущение, что Вы должны, обязаны работать, хотя здоровье не позволяет Вам свободно перемещаться по дому. Откуда Вы черпаете эту силу?
Солженицын: Внутренняя пружина была. От рождения была. Но я с удовольствием отдавался работе. Работе и борьбе.
Шпигель: Мы видим только здесь четыре письменных стола. В Вашей новой книге, которая в сентябре выходит в Германии, Вы вспоминаете, что писали даже во время прогулок в лесу.
Солженицын: Когда я в лагере был, то я писал даже на каменной кладке. Я на клочке бумажки писал карандашом, потом содержание запомню и уничтожаю бумажку.
Шпигель: И эта сила не покидала Вас и в самые отчаянные моменты?
Солженицын: Да, казалось: как кончится, так и кончится. Что будет, то будет. А потом получалось, вроде что-то путное вышло.
Шпигель: Но вряд ли Вы так думали, когда в феврале 1945 года военная контрразведка в Восточной Пруссии арестовала капитана Солженицына. Потому что в его письмах с фронта были нелестные высказывания о Иосифе Сталине. И за это — восемь лет лагерей.
Солженицын: Это было южнее Вормдитта. Мы только выбрались из немецкого котла и прорывались к Кёнигсбергу. Тогда меня и арестовали. Но оптимизм у меня всегда был. Как и убеждения, которые толкали меня.
Шпигель: Какие убеждения?
Солженицын: Конечно же они с годами развивались. Но я всегда был убеждён в том, что совершал, и никогда не шёл против своей совести.
Шпигель: Александр Исаевич, когда Вы 13 лет назад вернулись из изгнания, происходившее в новой России Вас разочаровало. Вы отклонили Государственную премию, которую Горбачёв предложил Вам. Вы отказались принять орден, которым хотел наградить Вас Ельцин. А сейчас Вы приняли Государственную премию России, которую Вам присудил Путин, некогда глава той спецслужбы, предшественница которой так жестоко преследовала и травила Вас. Как всё это рифмуется?
Солженицын: В 1990 году мне была предложена — отнюдь не Горбачёвым, а Советом министров РСФСР, входившей в состав СССР, — премия за книгу "Архипелаг ГУЛАГ". Я отказался потому, что не мог принять лично себе почёт за книгу, написанную кровью миллионов.
В 1998 году, в нижайшей точке бедственного народного положения, в год, когда я выпустил книгу "Россия в обвале", — Ельцин лично распорядился наградить меня высшим государственным орденом. Я ответил, что от Верховной Власти, доведшей Россию до гибельного состояния, награды принять не могу.
Нынешняя Государственная премия присуждается не лично президентом, а высоким экспертным сообществом. В Совет по науке, который выдвинул меня на эту премию, и в Совет по культуре, который поддержал это выдвижение, входят самые авторитетные в своих областях, высокоуважаемые люди страны. Будучи первым лицом государства, президент вручает эту премию в день национального праздника. Принимая награду, я выразил надежду, что горький российский опыт, изучению и описанию которого я отдал всю жизнь, предупредит нас от новых губительных срывов.
Владимир Путин — да, был офицером спецслужб, но он не был ни следователем КГБ, ни начальником лагеря в ГУЛАГе. Международные же, "внешние" службы — и ни в какой стране не порицаемы, а то и хвалимы. Не ставилась же в укор Джорджу Бушу-старшему его прошлая позиция главы ЦРУ.
Шпигель: Всю Вашу жизнь Вы призывали власть к покаянию за миллионы жертв ГУЛАГа и коммунистического террора. Был ли Ваш призыв по-настоящему услышан?
Солженицын: Я уже привык, что публичное покаяние — везде в современном человечестве — самое неприемлемое действие для политических фигур.
Шпигель: Нынешний президент России называет распад Советского Союза крупнейшей геополитической катастрофой XX века. Он говорит, что пора заканчивать самоедское копание в прошлом, тем более что извне предпринимаются попытки пробудить у россиян необоснованное чувство вины. Разве это не пособничество тем, кто и без того хочет, чтобы забылось всё, что происходило во времена Советов внутри страны?
Солженицын: Ну, Вы же видите, что и повсюду в мире растёт тревога: как Соединённые Штаты, ставшие в результате геополитических изменений единственной сверхдержавой, справятся со своей новой, монопольно-ведущей мировой ролью.
Что касается "копания в прошлом", то, увы, — то самое отождествление "советского" с "русским", против которого я столь часто выступал ещё в 1970-е годы, не изжито и сегодня — ни на Западе, ни в странах бывшего соцлагеря, ни в бывших республиках СССР. Старое поколение политиков в коммунистических странах оказалось не готово к покаянию, зато новое поколение политиков вполне готово предъявлять претензии и обвинения — и самой удобной для себя мишенью выбирают сегодняшнюю Москву. Как будто они героически освободили сами себя и вот живут новой жизнью, а Москва осталась коммунистической.
Однако смею надеяться, что эта нездоровая стадия скоро пройдёт, и все народы, испытавшие на себе коммунизм, осознают именно в нём виновника столь горького пятна своей истории.
Шпигель: Включая русских.
Солженицын: Если бы мы все смогли посмотреть на собственное прошлое трезво, то у нас в стране отпала бы ностальгия по советскому строю, которую проявляет менее пострадавшая часть общества, а у стран Восточной Европы и бывших советских республик — желание видеть источник всех зол в историческом пути России. Не надо никогда личные злодейства отдельных вождей или политических режимов ставить в вину российскому народу и его государству или приписывать их "больной психологии" русского народа, как это нередко делается на Западе. Эти режимы смогли держаться в России, только опираясь на кровавый террор. И вполне очевидно: лишь чувство осознанной, добровольно признанной вины может быть залогом выздоровления нации. В то время как несмолкающие упреки извне скорее контрпродуктивны.
Шпигель: Признание вины предполагает достаточное количество сведений о собственном прошлом. Историки, однако, упрекают Москву в том, что архивы перестали быть такими доступными, как в 90-е годы.
Солженицын: Вопрос непростой. Бесспорен, однако, факт, что за последние 20 лет в России произошла архивная революция. Открыты тысячи фондов, исследователи получили доступ к сотням тысяч документов, прежде для них закрытых. Уже опубликованы и готовятся к печати сотни монографий, выносящих эти документы на всеобщее обозрение. Но помимо открытых — в 90-е годы были опубликованы и многие документы, не прошедшие процедуру рассекречивания. Так действовали, например, военный историк Дмитрий Волкогонов, бывший член Политбюро Александр Яковлев — люди, имевшие и немалое влияние, и доступ к любым архивам, — и общество благодарно им за ценные публикации. А в последние годы, действительно, обойти процедуру рассекречивания никому больше не удаётся. Идёт же эта процедура — медленнее, чем бы хотелось.
Тем не менее, материалы, содержащиеся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ главном и богатейшем архиве страны, — остаются сегодня столь же доступны, как и в 90-е годы. В конце 90-х ФСБ передала в ГАРФ 100 тысяч судебно-следственных дел — и они по-прежнему открыты и для частных граждан, и для исследователей. В 2004—2005 годах ГАРФ опубликовал документальную "Историю сталинского ГУЛАГа" в 7 томах. Я сотрудничал с этим изданием и свидетельствую, что оно максимально полное и достоверное. Им широко пользуются учёные всех стран.
Шпигель: Прошло уже почти 90 лет с того времени, как Россию потрясли сперва Февральская, а затем и Октябрьская революции — события, красной нитью проходящие через Ваши произведения. Несколько месяцев назад Вы в большой статье подтвердили Ваш тезис: коммунизм не был порождением прежнего российского режима, а возможность большевистского переворота была создана лишь правительством Керенского в 1917 году. Сообразно этому ходу размышлений, Ленин был всего лишь случайной фигурой, попавшей в Россию и сумевшей захватить власть лишь при содействии немцев. Мы верно Вас понимаем?
Солженицын: Нет, неверно. Превратить возможность в действительность — под силу лишь экстраординарным личностям. Ленин и Троцкий были ловчайшими, энергичными деятелями, сумевшими вовремя использовать беспомощность правительства Керенского. Но поправлю Вас: "Октябрьская революция" — это миф, созданный победившим большевизмом и полностью усвоенный прогрессистами Запада.
25 октября 1917 года в Петрограде произошёл односуточный насильственный переворот, методически и блистательно разработанный Львом Троцким (Ленин в те дни ещё скрывался от суда за измену). То, что называется "Российская революция 1917 года", — есть революция Февральская. Её движущие причины — действительно вытекали из дореволюционного состояния России, и я никогда не утверждал иного. У Февральской революции были глубокие корни (что я и показываю в моей эпопее "Красное Колесо"). Это, в первую очередь, — долгое взаимное ожесточение образованного общества и власти, которое делало невозможным никакие компромиссы, никакие конструктивные государственные выходы. И наибольшая ответственность — конечно, на власти: за крушение корабля — кто отвечает больше капитана? Да, предпосылки Февраля можно считать "порождением прежнего российского режима".
Но отсюда никак не следует, что Ленин был "случайной фигурой", а денежное участие императора Вильгельма — несущественным. В Октябрьском перевороте не было ничего органичного для России, — напротив, он перешиб её хребет. Красный террор, развязанный его вождями, их готовность утопить Россию в крови — первое и ясное тому доказательство.
Шпигель: Вашим двухтомником "200 лет вместе" Вы недавно предприняли попытку преодолеть табу, долгие годы запрещавшее обсуждать совместную историю русских и евреев. Эти два тома вызвали на Западе скорее недоумение. Там Вы в подробностях описываете, как в царское время еврей-трактирщик обогащался, используя нищету пьющих крестьян. Вы называете евреев передовым отрядом мирового капитала, шедшим в первых рядах разрушителей буржуазного строя. Из Ваших богатейших источников действительно извлекается вывод, что евреи больше, чем другие, несут моральную ответственность за провалившийся эксперимент с Советами?
Солженицын: Я как раз не делаю того, на что намекает Ваш вопрос: не призываю к какому-либо взвешиванию или сравнению моральной ответственности одного и другого народа и тем более отрицаю ответственность одного народа перед другим. Весь мой призыв — к само-осмыслению. В самой книге Вы можете получить ответ на Ваш вопрос:
"...Приходится каждому народу морально отвечать за всё своё прошлое — и за то, которое позорно. И как отвечать? Попыткой осмыслить — почему такое было допущено? в чём здесь наша ошибка? и возможно ли это опять? В этом-то духе еврейскому народу и следует отвечать и за своих революционных головорезов, и за готовные шеренги, пошедшие к ним на службу. Не перед другими народами отвечать, а перед собой и перед своим сознанием, перед Богом. — Как и мы, русские, должны отвечать и за погромы, и за тех беспощадных крестьян-поджигателей, за тех обезумелых революционных солдат, и за зверей-матросов".
Шпигель: Наибольший резонанс вызвал, как нам кажется, "Архипелаг ГУЛАГ". В этой книге показана человеконенавистническая природа советской диктатуры. Сегодня, обращая взор назад, можно ли сказать, насколько это способствовало тому, что коммунизм потерпел поражение во всём мире?
Солженицын: Это вопрос не ко мне — не автор должен давать такие оценки.
Шпигель: Мрачный опыт XX века Россия взяла на себя и пережила — здесь мы цитируем Вас по смыслу — как бы во имя всего человечества. Смогли россияне извлечь уроки из двух революций и их последствий?
Солженицын: Такое впечатление, что начинают извлекать. Огромное число публикаций и фильмов о российской истории двадцатого века (правда, неровного качества) свидетельствуют о нарастающем спросе. Вот только что — страшную, жестокую, ничуть не смягчённую правду о сталинских лагерях показывал миллионам людей государственный канал "Россия" — в телесериале по прозе Варлама Шаламова.
И, например, я был удивлён и впечатлён горячностью, размахом и длительностью дискуссии, возникшей после опубликования в феврале этого года моей старой статьи о Февральской революции. Широкий спектр мнений, в том числе несогласных с моим, — радует меня, ибо наконец-то показывает живое желание понять собственное прошлое, без чего осмысленного пути в будущее не может быть.
Шпигель: Как Вы оцениваете время, в течение которого у власти находится президент В.В. Путин, — в сравнении с его предшественниками, президентами Б.Н. Ельциным и М.С. Горбачёвым?
Солженицын: Горбачёвское правление поражает своей политической наивностью, неопытностью и безответственностью перед страной. Это была не власть, а бездумная капитуляция её. Ответные восторги с Запада только подкрепили картину. Но надо признать, что именно Горбачёв (а не Ельцин, как теперь звучит повсеместно) впервые дал гражданам нашей страны свободу слова и свободу перемещения.
Ельцинская власть характеризовалась безответственностью перед народной жизнью не меньшей, только в других направлениях. В безоглядной поспешности скорей, скорей установить частную собственность вместо государственной — Ельцин разнуздал в России массовое, многомиллиардное ограбление национальных достояний. Стремясь получить поддержку региональных лидеров — он прямыми призывами и действиями подкреплял, подталкивал сепаратизм, развал российского государства. Одновременно лишая Россию и заслуженной ею исторической роли, её международного положения. Что вызывало не меньшие аплодисменты со стороны Запада.
Солженицын: Путину досталась по наследству страна разграбленная и сшибленная с ног, с деморализованным и обнищавшим большинством народа. И он принялся за возможное — заметим, постепенное, медленное, — восстановление её. Эти усилия не сразу были замечены и, тем более, оценены. И можете ли Вы указать примеры в истории, когда меры по восстановлению крепости государственного управления встречались благожелательно извне?
Шпигель: То, что стабильная Россия и Западу выгодна, постепенно стало ясно для всех. Но одно обстоятельство нас удивляет более всего. Всякий раз, когда речь заходила о правильном для России государственном устройстве, Вы выступали за гражданское самоуправление, противопоставляя эту модель западной демократии. После семи лет правления Путина мы наблюдаем движение в совершенно противоположном направлении: власть сосредоточена в руках президента, всё ориентировано на него; оппозиции почти не осталось.
Солженицын: Да, я неизменно настаивал и настаиваю на необходимости для России местного самоуправления, при этом нисколько не "противопоставляя эту модель западной демократии", напротив — убеждая своих сограждан примерами высокоэффективного самоуправления в Швейцарии и Новой Англии, которые я наблюдал своими глазами.
Но Вы смешиваете в Вашем вопросе местное самоуправление, возможное только на самом нижнем уровне, где люди лично знают избираемых ими управителей, — с региональной властью нескольких десятков губернаторов, которые в ельцинский период вместе с центром дружно давили любые начала местного самоуправления.
Я и сегодня весьма удручен той медленностью и неумелостью, с какой происходит у нас выстраивание местного самоуправления. Но оно всё-таки происходит, и если в ельцинские времена возможности местного самоуправления фактически блокировались на законодательном уровне, то сейчас государственная власть, по всей её вертикали, делегирует всё большее число решений — на усмотрение местного населения. К сожалению, это ещё не носит системного характера.
Оппозиция? — несомненно нужна и желаема всеми, кто хочет стране здорового развития. Сейчас, как и при Ельцине, в оппозиции разве что коммунисты. Однако, говоря "оппозиции почти не осталось" — Вы конечно имеете в виду демократические партии 90-х годов? Но взгляните же непредвзято: если все 90-е годы происходило резкое падение жизненного уровня, затронувшее три четверти российских семей, и всё под "демократическими знамёнами", — то ничего удивительного, что население отхлынуло из-под этих знамён. А сейчас лидеры тех партий — всё никак не могут поделить портфели воображаемого теневого правительства.
К большому сожалению, в России ещё нет конструктивной, внятной и многочисленной оппозиции. Очевидно, что для её формирования, как и для зрелости других демократических институтов, понадобится больше времени и опыта.
Шпигель: Во время нашего последнего интервью Вы критиковали, что в Думе сидело лишь около половины депутатов, избранных напрямую, а доминирующее положение занимали представители политических партий. После проведенной Путиным реформы избирательной системы прямых мандатов не осталось вовсе. Это ведь шаг назад!
Солженицын: Да, я считаю это ошибкой. Я убеждённый и последовательный критик "партийного парламентаризма" и сторонник внепартийности избрания подлинных народных представителей, лично ответственных перед своими регионами, округами и могущих быть, при неудовлетворительной деятельности, отозванными со своих депутатских постов. Я уважаю, понимаю сущность объединений хозяйственных, кооперативных, территориальных, учебных, образовательных, профессиональных, производственных — но не вижу органичности в политических партиях: связь по политическим убеждениям может быть и не стойка, а часто и не бескорыстна. Лев Троцкий (в период Октябрьского переворота) метко выразился: "Ничего не стоит та партия, которая не ставит своей целью захват власти". Речь — о выгоде для себя, за счёт остального населения. Как и захват власти безоружный. Голосование по безликим партийным программам, названиям партий — фальшиво подменяет единственный достоверный выбор народного представителя: именного кандидата — именным избирателем. (В этом — и весь смысл "народного представительства".)
Шпигель: Несмотря на высокие объёмы выручки от экспорта нефти и газа и на формирование среднего класса, социальные контрасты между бедными и богатыми в России остаются огромными. Что можно сделать, чтобы исправить положение?
Солженицын: Считаю разрыв между бедными и богатыми в России — опаснейшим явлением, требующим неотложного внимания государства. Но, хотя многие баснословные состояния были созданы в ельцинский период бессовестным грабительством, сегодня единственный разумный способ исправления ситуации — это не разрушать крупные предприятия, которыми, надо признать, нынешние владельцы стараются управлять более эффективно, а дать возможность дышать средним и мелким. А значит — защищать гражданина и мелкого предпринимателя от произвола, от коррупции. Вкладывать выручку от народных недр в народное хозяйство, в образование, в здравоохранение — и научиться делать это без позорных краж и растрат.
Шпигель: Нужна ли России национальная идея, и как она может выглядеть?
Солженицын: Термин "национальная идея" не имеет чёткого научного содержания. Можно согласиться, что это — когда-то популярная идея, представление о желаемом образе жизни в стране, владеющее её населением. Такое объединительное представление понятие может оказаться и полезным, но никогда не должно быть искусственно сочинено в верхах власти или внедрено насильственно. В обозримые исторические периоды подобные представления устоялись, например, во Франции (после XVIII века Великобритании, Соединённых Штатах, Германии, Польше и др. и др.
Когда дискуссия о "национальной идее" довольно поспешно возникла в послекоммунистической России, я пытался охладить её возражением, что, после всех пережитых нами изнурительных потерь, нам на долгое время достаточно задачи Сбережения гибнущего народа.
Шпигель: При всём этом Россия нередко чувствует себя одинокой. В последнее время произошло некоторое отрезвление в отношениях России и Запада, в том числе и в отношениях между Россией и Европой. В чём причина? В чём Запад не способен понять современную Россию?
Солженицын: Причин можно назвать несколько, но мне интереснее всего психологические, а именно: расхождение иллюзорных надежд — и в России, и на Западе — с реальностью.
Когда я вернулся в Россию в 1994-м, я застал здесь почти обожествление Западного мира и государственного строя разных его стран. Надо признать, что в этом было не столько действительного знания и сознательного выбора, сколько естественного отвращения от большевицкого режима и его антизападной пропаганды. Обстановку сначала поменяли жестокие натовские бомбежки Сербии. Они провели чёрную, неизгладимую черту — и справедливо будет сказать, что во всех слоях российского общества. Затем положение усугубилось шагами НАТО по втягиванию в свою сферу частей распавшегося СССР, и особенно чувствительно — Украины, столь родственной нам через миллионы живых конкретных семейных связей. Они могут быть в одночасье разрублены новой границей военного блока.
Итак, восприятие Запада как, по преимуществу, Рыцаря Демократии — сменилось разочарованной констатацией, что в основе западной политики лежит прежде всего прагматизм, зачастую корыстный, циничный. Многими в России это переживалось тяжело, как крушение идеалов.
В то же время Запад, празднуя конец изнурительной "холодной войны" и наблюдая полтора десятка лет горбачёвско-ельцинскую анархию внутри и сдачу всех позиций вовне, очень быстро привык к облегчительной мысли, что Россия теперь — почти страна "третьего мира" и так будет всегда. Когда же Россия вновь начала укрепляться экономически и государственно, это было воспринято Западом, быть может, на подсознательном уровне ещё не изжитых страхов — панически.
Шпигель: У него возникли ассоциации с прежней супердержавой — Советским Союзом.
Солженицын: Напрасно. Но ещё прежде того Запад позволил себе жить в иллюзии (или удобном лукавстве? что в России — юная демократия, когда её ещё не было вовсе. Разумеется, Россия ещё не демократическая страна, она только начинает строить демократию, и ничего нет легче, как предъявить ей длинный список упущений, и нарушений, и заблуждений. Но разве в борьбе, которая началась и идёт после "11 сентября", не протянула Россия Западу руку, явно и недвусмысленно? И только психологической неадекватностью (либо провальной недальновидностью?) можно объяснить иррациональное отталкивание этой руки. США, приняв важнейшую нашу помощь в Афганистане, тут же обернулись к России всё только с новыми и новыми требованиями. А претензии к России Европы почти нескрываемо коренятся в её энергетических страхах, к тому же необоснованных.
Это отталкивание России Западом — не слишком ли большая роскошь, особенно перед лицом новых угроз? В своём последнем интервью на Западе перед возвратом в Россию (в апреле 1994-го журналу "Форбс") я сказал: "Если смотреть далеко в будущее, то можно прозреть в XXI веке и такое время, когда США вместе с Европой ещё сильно вознуждаются в России как в союзнице".
Шпигель: Вы читали Гёте, Шиллера и Гейне в подлинниках и всегда надеялись, что Германия станет чем-то вроде моста между Россией и остальным миром. Вы верите, что немцы ещё способны играть эту роль сегодня?
Солженицын: Верю. Во взаимной тяге Германии и России есть нечто предопределённое — иначе она не пережила бы двух безумных мировых войн.
Шпигель: Кто из немецких поэтов, писателей и философов оказал на Вас самое сильное влияние?
Солженицын: Моё детское и юношеское становление сопровождали Шиллер и Гёте. Позже испытал я увлечение Шеллингом. И для меня драгоценна великая немецкая музыка. Я не представляю свою жизнь без Баха, Бетховена, Шуберта.
Шпигель: На Западе сегодня о современной российской литературе практически ничего не знают. Какой Вам видится ситуация в российской литературе?
Солженицын: Время стремительных и кардинальных перемен — никогда не лучшее для литературы. Не только великие, но хотя бы значительные литературные произведения почти всегда и почти всюду создавались во времена стабильности — доброй или дурной, но стабильности. Современная российская литература — не исключение. Недаром сегодня в России просвещённый читательский интерес переместился к литературе факта: мемуары, биографии, документальная проза.
Я верю, однако, что справедливость и совестливость не выветрятся из основы русской литературы и она ещё послужит высветлению нашего духа и глубине понимания.
Шпигель: Через всё Ваше творчество проходит мысль о влиянии православия на русский мир. Как сегодня обстоят дела с моральной компетенцией Русской православной церкви? Нам представляется, что она вновь превращается в государственную церковь, каковой она была столетия назад — институтом, фактически легитимировавшим кремлёвского властелина в качестве наместника Божия.
Солженицын: Напротив, надо удивляться, как за короткие годы, прошедшие со времен тотальной подчинённости Церкви коммунистическому государству, ей удалось обрести достаточно независимую позицию. Не забывайте, какие страшные человеческие потери несла Русская православная церковь почти весь XX век. Она только-только встаёт на ноги. А молодое послесоветское государство — только-только учится уважать в Церкви самостоятельный и независимый организм. "Социальная Доктрина" Русской православной церкви идёт гораздо дальше, чем программы правительства. А в последнее время митрополит Кирилл, виднейший выразитель церковной позиции, настойчиво призывает, например, изменить систему налогообложения, уж совсем не в унисон с правительством, и делает это публично, на центральных телеканалах.
"Легитимация кремлевского властелина"? Вы, очевидно, имеете в виду отпевание Ельцина в кафедральном соборе и отказ от гражданской церемонии прощания?
Шпигель: И это тоже.
Солженицын: Что ж, это был, вероятно, единственный способ сдержать, избежать при похоронах возможных проявлений ещё не остывшего народного гнева. Но я не вижу никаких оснований рассматривать это как утверждённый на будущее протокол похорон российских президентов.
А что касается прошлого — Церковь возносит круглосуточные заупокойные молитвы по жертвам коммунистических расстрелов в подмосковном Бутове, на Соловках и в других местах массовых захоронений.
Шпигель: В 1987 году в беседе с основателем "Шпигеля" Рудольфом Аугштейном Вы отмечали, насколько сложно во всеуслышание говорить о своём отношении к религии. Что значит вера для Вас?
Солженицын: Для меня вера — это основа и укрепа личной жизни человека.
Шпигель: Вы боитесь смерти?
Солженицын: Нет, уже давно не испытываю перед смертью никакого страха. Вот в юности надо мной реяла ранняя смерть моего отца (в 27 лет) — и я боялся умереть прежде, чем осуществлю свои литературные замыслы. Но уже между моими 30 и 40 годами я обрёл самое спокойное отношение к смерти. Ощущаю её как естественную, но вовсе не конечную веху существования личности.
Шпигель: Мы, во всяком случае, желаем Вам ещё многие лета творческой жизни!
Солженицын: Нет, нет. Не надо. Достаточно.
Шпигель: Александр Исаевич! Мы благодарим Вас за эту беседу.

khalyk

Интересно, каково состояние здоровья Александра Солженицына? Пару месяцев назад госпремию за него приходила получать у Путина супруга Александра Исаевича.

IMPButch

С годами он стал мыслить логичнее и избавился от многих своих иллюзий. Осталось только понять, почему идея прямого народовластия вряд ли может быть воплощена в жизнь в нашей стране.

sitdark

данная идея работала только для древнегреческих городов-полисов, где, собственно, и возникла.

IMPButch

Ну, еще в Швейцарии сейчас работает. Только Александр Исаевич не видит пока существенной разницы между Россией и Швейцарией.

vovatroff

данная идея работала только для древнегреческих городов-полисов, где, собственно, и возникла
И, по некоторым сведениям, в Киевской (домонгольской) Руси.

Kraft1

данная идея работала только для древнегреческих городов-полисов
Людям, постоянно показывающим одноклеточность своего организма, доверять управление нельзя.

WYRASUK

Осталось только понять, почему идея прямого народовластия вряд ли может быть воплощена в жизнь в нашей стране.
потому что грандиозные пространственные масштабы страны мешают.

WYRASUK

Людям, постоянно показывающим одноклеточность своего организма, доверять управление нельзя
а как их определить?

Satellite

почему идея прямого народовластия вряд ли может быть воплощена в жизнь в нашей стране.
А разве не может быть воплощена? Хотя бы на уровне местного самоуправления. КАк в маленьких городах США: очень их модель мне нравится. У нас есть, были такие же традиции.
Неужто нельзя их возродить?

vc_orlov

А мне вот интерестно зачем это он про Сталина письма нехорошие писал в 45 ? Про военную цензуру не знал или в концланерь сам просился ?

popov-xxx25

Кошерный ответ на это интервью. http://sem40.ru/anti/history/19623/
Между покаянием и катарсисом
Нынешним летом Александру Солженицыну была присуждена Государственная премия Российской Федерации в области гуманитарной деятельности. Вручение премии — хороший повод поговорить «про жизнь». Что и сделал журнал «Шпигель». Он опубликовал пространное интервью с Солженицыным, которое быстренько перепечатали несколько наших газет и журналов. Но почему именно немецкий журнал обратил внимание на писателя, которого на Западе уже стали подзабывать?
Может, потому, что Германия, кажется, единственная страна на Западе, где перевели «Двести лет вместе». И сразу же разгорелся скандал. Депутат бундестага от ХДС Мартин Хоманн, выступая перед своими избирателями на празднике Германского Единства, заявил, что зря немцы винятся перед евреями. На самом деле, оказывается, сами евреи — «преступный народ». Этот вывод г-н Хоманн сделал после чтения книги «знаменитого русского писателя, ученого, философа и моралиста Александра Солженицына» о роли евреев в разрушении Российской империи. Книга эта — «Двести лет вместе».
Горячо поддержал депутата командующий «специальными силами коммандос» бундесвера генерал Гюнцель. Его тут же отправили в отставку, а вот с депутатом справиться оказалось не так просто. Большинством голосов (195 против 28 при 16 воздержавшихся) Хоманна удалили из крупнейшей фракции ХДС/ХСС, но он в ответ перешел в откровенно правую Шилль-партию и остался в бундестаге на правах «независимого депутата». Но обратите внимание на расклад голосов: почти 12 процентов поддержали поклонника солженицынских идей!
Как бы то ни было, премия — премией, но в интервью со знаменитым русским писателем, ученым, философом и моралистом журналисты «Шпигеля» не могли обойти вниманием «еврейский вопрос».
«Преступный народ»
Шпигель: Вашим двухтомником «200 лет вместе» вы недавно предприняли попытку преодолеть табу, долгие годы запрещавшее обсуждать совместную историю русских и евреев. Эти два тома вызвали на Западе скорее недоумение. Там вы в подробностях описываете, как в царское время еврей-трактирщик обогащался, используя нищету пьющих крестьян. Вы называете евреев передовым отрядом мирового капитала, шедшим в первых рядах разрушителей буржуазного строя. Из ваших богатейших источников действительно извлекается вывод, что евреи больше, чем другие, несут моральную ответственность за провалившийся эксперимент с Советами?
Солженицын: Я как раз не делаю того, на что намекает ваш вопрос: не призываю к какому-либо взвешиванию или сравнению моральной ответственности одного и другого народа и тем более отрицаю ответственность одного народа перед другим. Весь мой призыв — к самоосмыслению.
Вообще говоря, корреспондент «Шпигеля» отнюдь не намекает, он констатирует то, что прочел. Но корреспондент скорее всего не читал ставшей в последние годы известной работы классика русской литературы Николая Лескова «Еврей в России», которая от всех вымыслов по поводу спаивания крестьян (русских, разумеется) евреями-трактирщиками, так охотно подхваченных нобелевским лауреатом, не оставляет камня на камне. Брошюра Лескова была написана в середине 80-х годов XIX века, Солженицын читал ее, так как дважды цитирует и, тем не менее, категорически заявляет в «Двести лет вместе»: «Евреи спаивали народ, за это они и должны нести историческую ответственность». Вот так, коротко и ясно.
Солженицын большой мастер уходить от прямых ответов. Вот и на этот раз он вместо прямого ответа на прямой вопрос цитирует сам себя: «В самой книге Вы можете получить ответ на Ваш вопрос...»: «Приходится каждому народу морально отвечать за все свое прошлое — и за то, которое позорно. И как отвечать? Попыткой осмыслить — почему такое было допущено? в чем здесь наша ошибка? и возможно ли это опять? В этом-то духе еврейскому народу и следует отвечать и за своих революционных головорезов, и за готовные шеренги, пошедшие к ним на службу. Не перед другими народами отвечать, а перед собой и перед своим сознанием, перед Богом. — Как и мы, русские, должны отвечать и за погромы, и за тех беспощадных крестьян-поджигателей, за тех обезумелых революционных солдат, и за зверей-матросов».
В чем и перед кем должны отвечать русские евреи? Перед русским народом? Но ведь это русский 150-миллионный народ, словно смерч-торнадо, втянул в революцию, а затем и в Гражданскую войну 5-миллионный еврейский народ. Как, впрочем, и все остальные народы Российской империи. Ну, тогда давайте каяться друг перед другом: русские перед евреями, евреи перед русскими, а те и другие перед грузинами, латышами, поляками и т.д. и т.п., и наоборот. Вот только что даст сегодняшним россиянам еврейское покаяние за «дела времен Очаковых»?.. Да не каяться нам надо друг перед другом, а всем стремиться к катарсису, сиречь очищению от грехов, накопленных за 75 лет коммунистического правления.
Российские старости
Смешно, ей Богу, читать солженицынские объяснения событий, происшедших в России 90 лет назад: «25 октября 1917 года в Петрограде произошел односуточный насильственный переворот, методически и блистательно разработанный Львом Троцким (Ленин в те дни еще скрывался от суда за измену)...»
Вообще-то «односуточный насильственный переворот» зрел долгие столетия. Если же брать конкретный отрезок времени от 27 февраля до 25 октября 1917 года, то курс на вооруженное восстание был провозглашен Лениным 3 апреля сразу по возвращении из эмиграции. Поэтому забавно читать, что переворот 25 октября был методически и блистательно разработан Львом Троцким, а Ленин в это время скрывался от суда. Где скрывался? Да в шалаше у озера Разлив — в 34 километрах от Петрограда и ежедневно получал всю необходимую информацию, которую ему доставлял рабочий-большевик Алексей Штокман (не еврей, а обрусевший немец).
«Укрывище», выражаясь новоязом Солженицына, организовал Сталин, который навещал Ленина регулярно. Через Кобу Ильич руководил Центральным комитетом. 26 июля — 3 августа состоялся VI съезд партии. С двумя докладами: о политическом положении и отчетным, выступил на съезде Сталин.
Сталин был избран членом первого в истории партии Политбюро на седьмой Всероссийской конференции РСДРП(б) еще 29 апреля, когда в него вошли четыре человека. По голосам, поданным за них, они шли в таком порядке: Ленин, Зиновьев, Сталин, Каменев. Троцкий в то время не только не входил в высшее политическое руководство партии, но даже не состоял в самой партии большевиков. Он вернулся из эмиграции в Петроград лишь 4 мая и тут же вступил в так называемый межрайонный комитет.
После неудачной попытки вооруженного восстания 3-5 июля, подавленного Временным правительством, Ленин и Зиновьев ушли в подполье, Троцкий был арестован, и «на хозяйстве» остался Сталин. Лев Давыдович просидел в Крестах 40 дней и был принят в большевики лишь 26 июля на VI съезде заочно вместе со всеми «межрайонцами». Вышел он на волю только 2 сентября.
В связи с наступившими холодами Ленин был переправлен в Финляндию и уже оттуда передал письма, которые Сталин зачитал членам ЦК. В этих письмах Ильич ставил вопрос ребром: «Большевики должны взять власть… Взяв сразу власть в Москве и в Питере, мы победим безусловно и несомненно».
9 октября Троцкий становится председателем Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, а уже на следующий день в зале заседаний Таврического дворца появляется бритый, в парике настоящий Председатель. Он делает доклад о текущем моменте, который заканчивает лозунгом: «Вооруженное восстание неизбежно и вполне созрело!» С этой минуты все нити восстания сосредоточиваются в руках Ленина, несмотря на то, что в Смольном (штабе восстания) он не показывается, а скрывается на конспиративной квартире. «Связь с Лениным поддерживалась главным образом через Сталина» — напишет впоследствии в своих мемуарах Троцкий.
Основную схему «односуточного насильственного переворота методически и блистательно разрабатывает» и внедряет в течение двух недель Военно-революционный комитет под руководством Николая Подвойского, сына сельского священника. Именно Подвойский и его замы Антонов-Овсеенко и Чудновский во всех деталях разработали план вооруженного восстания. И, тем не менее, зная, что для успеха переворота все обеспечено, Ленин вечером 24 октября, густо загримировавшись, чтобы его не узнали, пересекает город без всякой охраны и является в Смольный.
Несостоявшийся Предсовнаркома
Ночью Ленин собирает ЦК — формировать правительство. В него вошли Зиновьев, Каменев, Сталин и Троцкий. Главой первого советского правительства стал Ленин. Спустя много лет в своих воспоминаниях Троцкий напишет: «Не будь меня в 1917 г. в Петербурге, Октябрьская революция произошла бы — при условии наличности и руководства Ленина. Если б в Петербурге не было Ленина, я вряд ли справился бы с сопротивлением большевистских верхов…»
Видит Бог, я не хотел утомлять читателей подробностями, которые известны любому студенту исторического вуза. Но интервью, которое дал Солженицын журналу «Шпигель», не имеет ничего общего с тем айсбергом, который представляет собой «Двести лет вместе». Фразу о блистательном Троцком и скрывавшемся Ленине нельзя понять, не прочитав этот объемный и в то же время неподъемный труд. В этом повествовании деятели русской революции выглядят марионетками, которыми ловко управляют евреи-кукловоды. Троцкий, безусловно, фигура выдающаяся, но только на фоне гигантской фигуры Ленина. Стоило Ленину сойти со сцены, и Троцкий в течение двух-трех лет превратился в политический труп.
Когда же читаешь повесть Солженицына «Ленин в Цюрихе», то видишь перед собой жалкого бюргера. Там повествуется о том, как некий авантюрист Парвус приезжает в Цюрих зимой 1917 года уговаривать Ленина возглавить революцию в России. Владимир Ильич показан суетливым, растерянным полуголодным эмигрантом. «Да вы план — понимаете мой? Вы — план мой принимаете?» — наседает на Ленина Парвус. План же — всего лишь пересказ тех событий, которые вскоре действительно произойдут в России…
На самом же деле, единственная серьезная роль, которую этот проходимец сыграл в русской революции, — это посредничество между германским Генштабом и большевиками в передаче им денег на финансирование антивоенной пропаганды. Руководитель боевой дружины на Путиловском заводе Петр Рутенберг под пером Солженицына оказывается кем-то вроде серого кардинала у попа Гапона или, опять же пользуясь новоязом Солженицына, его «направителем», тогда как истинным направителем Гапона был начальник Особого отдела департамента полиции жандармский полковник Сергей Зубатов…
Или всеми забытый ныне Хрусталев-Носарь, мелкий адвокат, пролезший благодаря своему краснобайству в председатели Петербургского совета рабочих депутатов, которого столь красочно описал Солженицын. Носарь понадобился Солженицыну лишь для того, чтобы лишний раз доказать, что на самом деле правили балом евреи: оказывается, Хрусталев-Носарь всего лишь пешка, а за его спиной стоял Троцкий...
Призывая с одной стороны народы каяться, Солженицын сам же себе противоречит, перекладывая коллективную вину на отдельные персоналии: «Не надо никогда личные злодейства отдельных вождей или политических режимов ставить в вину российскому народу и его государству или приписывать их «больной психологии» русского народа, как это нередко делается на Западе. Эти режимы смогли держаться в России, только опираясь на кровавый террор. И вполне очевидно: лишь чувство осознанной, добровольно признанной вины может быть залогом выздоровления нации. В то время как несмолкающие упреки извне скорее контрпродуктивны».
На самом же деле, контрпродуктивны попытки подретушировать историю, приписать все беды, постигшие Россию в XX веке, или мировой закулисе, или зловредным евреям, или, наконец, инопланетянам.
В. Каждая, Еврейские новости 14-08-2007

sever576

В. Каждая, Еврейские новости 14-08-2007
почему-то в объективность этого человека верится с трудом

78685

а мне в объективность г-на Солженицына верится с трудом
З. Ы. Хотел написать "ща Пофигист бросится на амбразуру за свой любимый литературный шедевр", но не успел

sever576

у тебя излюбленная позиция "Не читал, но осуждаю" ?

78685

С. Лившин
ДВЕСТИ ЛЕТ, КАК ЖИЗНИ НЕТ
На исчерпе двух столетий взаимоемкой жизни с евреями русскому народу, заступчивому всесторонне, пора бы уже простить братьям нашим меньшим их прегрешения. Дать укорот зрелой озверелости - ибо сказано даже столь авторитетным среди единоверцев талмудистом Мойше-Лейбом Пуришкевичем: "Евреи-таки не виноваты в том, что они евреи!".
Издревле неукладный народ наш поблажисто (может, и зря?) относился к соседним иудейским племенам. Хотя кто, как не они, повинны в нехватке воды в кранах и проистекающих отсюда засухах? А наш неурожай 1299-1999 годов? А спаивание русских, доверчиво перенявших у начитанных семитских застольщиков обычай класть закуску на газетку, а не прямо на землю?..
Но и отначала, когда непотребства их превосходили всякое мирочувствие, древние русичи не истребляли древних гуревичей, а лишь мягко, по-родственному пеняли им в нутро. Еще в "Песне о вещем Олеге" читаем мы укорливое - "неразумные хазары". Так мать говорит о дитяти, которому надо дать напуг, чтобы уму-разуму выучить. А ведь великий сын Сиона поэт Александр (Шломо) Самойлович Пушкин, чутко чуявший каленые струны народной души, мог бы поименовать хазарских сионистов и "козлами погаными".
Простим же и мы пейсатым одноземельцам их надчеловеческую гордыню. Простим кромешливый вклад еврейский в нашу незамутненную культуру - все эти "факсы", "баксы", "сексы", "шагалы". Взамен они переняли у нас (но не злопамятны мы, нет!) все, до чего дотянулись липкие, незамешливые руки их. Взять даже сокровенную еврейскую еду - мацу. Известнейший еврейский историк Наум Срулевич Карамзин признает, что она безукорно скопирована с праведного русского блина. Растянули его в квадрат, очерствили до безобразия, поежисто исчеркали арамейскими своими каракулями - тьфу!
Тут предвижу яростные возражения: мол, для пущей сдобности эта маца готовится на крови христианских младенцев! Не вдаваясь в раздумчивое обсуждение, скажу целокупно - еврейские стряпухи так сноровисты, что могут сготовить яства по любому рецепту. Не зря же иудеи верят, будто Земля стоит на трех фаршированных щуках. И до того обоюдосъедаемо куховарят они, что простодушные православные уплетают их кушанья за обе щеки и толстеют на глазах. Так к спаиванию иноверцами русского народа добавляется и перекармливание его - пищевой геноцид. А чудом уцелевших от демьяновой мацы русаков изморочно женят на дщерях иудейских, которых специально для этого выращивают волоокими и чернокудрыми. Вот и разжидывается древняя славянская кровь.
И снова мне страстно возразят, но уже с другой стороны - а погромы?!
Давайте осветим эту проблему равновесно и обоюдофобно.
К концу 19-го века евреи упырчато владычили на Руси, захватив самые выгодные места. Выдающийся еврейский энцикопедист Брокгауз Аронович Ефрон приводит убийственную статистику. В 1894 г. среди раввинов, канторов, синагогальных служек и других захребетников не найдете вы ни одного русского человека! Едва же речь заходит о постах, требовавших самоотверженного служения России, евреи как сквозь землю (эх, если бы...) провалились. Где же, спросим себя, были все эти шапиры и розенцвейги, когда империя позарез нуждалась в просвещенных городовых, экономически подкованных генерал-губернаторах, профессиональных великих князьях?
У Фили жили, да Филю и забыли.
В годину испытаний крестьянам приходилось отказывать себе даже в водке насущной - а семиты жировали вовсю. Хочу процитировать капитальный научный труд "Компроматы сионских мудрецов" (Гадиздат, 1904 г): "Кровососы-сахарозаводчики братья Цурес клали себе в чай по пять кусков рафинаду, ювелир Сатановер - десять, а банкир Моня Текел-Фарес - даже двадцать!" Врачи, приват-доценты и прочая еврейская шелупонь сосали все соки из многострадальной Руси. Не зря безвестный боян сложил о той эпохе горькие строки: "Перешли в наступленье носатые, пошевеливая кадыком!"
Еще немного, и на Кремле красовалась бы шестиконечная звезда, а государственным гимном Российской империи сделалась бы гонобливая "Тумбалалайка". Что же оставалось злосчастным русским, оброчливо терпевшим это, как не робкий протест?!
Видный еврейский публицист Ицхак (Игорь) Натанович (Иванович) Шафаревич вскрыл долго замалчивавшийся факт: первые погромы прошли под прогрессивным для своего времени лозунгом "Бей жидов, спасай евреев!" У русских, кстати, было всего-навсего мирное дреколье. Иудейские же воротилы, монопольно владевшие на Руси всеми аптеками, безжалостно метали в "погромщиков" зеленку, касторку и вредоносную детскую присыпку. А еврейки набрасывались на незлобивых охотнорядцев и с присущим их племени фанатизмом насиловали несчастных.
Простить ли семитам и это святотатство? Скрепясь сердцем, простим - но забыть не забудем. А вот они начисто забыли про благотворительный погром 1909 года. Хотя тогда все, до последней распоротой перины, было отдано в пользу еврейских детей, осиротевших в предыдущих погромах!
После приснопамятных этих событий само царское правительство озаботилось еврейским благоденствием. Черта оседлости избавила иудеев от зачахливого влияния больших городов с их дымом и шумом. А процентная норма на прием в университеты милосердно позволила еврейской молодежи посвятить себя землепашеству, бортничеству и другим занятиям, равнополезным для здоровья и государства. Живи и пой хвалу великодушию самодержавия, пригревшего тебя среди отеческих хлябей!
Однако не таковы были семиты. Вечная раздорчивость семитов уже не ограничивалась спорами о том, кошерно ли молочными зубами есть мясную пищу. По свидетельству известного еврейского философа Григория (Герша) Распутина этот шатко-переменчивый народ стал гнездить тайное общество. Так посредством еврейских подзадорщиков и произвелось полное окоммуниздивание России.
Вспомним: из большевистской верхушки лишь один Буденный был чистопородный кубанский казак. Но его жеребец, между прочим, имел в седьмом колене примесь иудейской крови. А уж Троцкий (Бронштейн Мартов (Цедербаум Бухарин (Грудиновкер Киров (Штереншторц Ворошилов (Трахтенблюм) и прочие заводилы - креста на них нету! Истинные причины отстранения их от власти были вовсе не антисемитские, а - грамматические. Все эти деятели, поспешисто сменившие ермолку на фуражку с красной звездой, в силу картавости не выговаривали даже свои псевдонимы. Не говоря уже о таких самоважнейших для страны словах, как Беломорканал, Рабкрин, трибунал, пархатая морда.
Да взять хотя бы и само название "ГУЛАГ". Если потачливо переставить в нем буквы и для складности добавить пару других, получится магическое древнее слово "Кагал" - совет мудрецов, управляющий жизнью иудейской. Возьмись я за перо сейчас, книга моя, может быть, звалась "Архипелаг КАГАЛ"?
Злые выжжины революции затронули местами и самих евреев. Но зэки-кацы всюду имели привилегии. Нары для них ладились из красного дерева, параши были мраморные, а колючая проволока вокруг их лагерей - позолоченная. Шибче того. Знаменитый своей объективностью еврейский исследователь Лаврентий Израилевич Берия (Бергельсон) убедительно доказывает: евреев вовсе не сажали! По собственной охочести они забирались на Колыму, подальше от праведного гнева народного. Сами же и огораживались колючкой, чтобы внутри лагеря творить гешефты без всякого укороту. Ухитрялись по пять раз на дню продать и перепродать Родину. Причем не пропивали в одночасье деньги свои неправедные, как предписывает давний народный обычай, а клали их под огромнейший процент в "Баракбанк".
Принапрячься и простить им и это? Что ж, простим - со скрежетом зубовным. И обомрем от собственной потатчивости.
Еще одна выдержка из того же авторитетного источника: "Низенькие, жирные, с хищным взглядом, кацы держали в своих короткопалых лапах, унизанных дорогими татуировками, и остальных зэков, и лагерное начальство, да и всю окружающую русскую природу. Бывало, всюду пурга, мороз под сорок - а над их Кацлагом всегда солнышко светит, птички поют. Если же какого-нибудь кацмана иногда для виду расстреливали, то уж непременно из персонального автомата да именными пулями - честь, о которой никто из русских не смел и мечтать".
Когда заводил я об этом речь, мне с возмущением кидали: "Как ты можешь так писать об евреях, если на них гонения идут?!" Но где же художнику сказать правду об этом народце, раз его все время гонят?
На войне семиты тоже свято блюли свою выгоду. Вот что пишет об этом видный еврейский этнограф Адольф Соломонович Шикльгрубер: "Прямо в воздухе они перекупали немецкие снаряды или бомбы за бесценок, и тут же втридорога продавали их Красной Армии. Даже в самый разгар войны многие евреи отсиживались в комфортабельных немецких концлагерях. Там они щеголяли в элегантной полосатой одежде, украшенной по последней моде желтой шестиконечной звездой. Некоторые евреи, наоборот, бросались на фашистские амбразуры, лишь бы избежать строевой службы".
Зато после войны они вовсю развернулись. Не желая, как все честные люди, мучаться на одну зарплату, евреи исхитрялись к неправедному доходу. Это сейчас, при полном попустительстве властей, любая торговля признана законной, а доллар затмил нашим соотечественникам святой русский рубль. Тогда же подобные махинации, слава богу, возбранялись. Перекладывая на злободневный экономический манер известную песню про ромашки и лютики, народ пел: "Абрашки спрятались, они валютчики...".
А нынешние журналисты иудейские? Только и ждут, чтобы прокурор славянского корня по забывчивости деньги взял, и сразу же раздувают скандал. Если евреям так уж любы разоблачения, что ж они не обратят взор на свой Израиль? Там группа сионистов захватила в заложники шесть миллионов человек и не отпускает их вот уже 55 лет.
Напитавшись праведной этой злобой, мне как мессии всесоюзной категории все же хочется воззвать к русским братьям: простите евреям их злоумышления! Обнимите соседа-иудея крепко, до хруста в костях, до крови, и с кроткой улыбкой гляньте, напрягшись, прямо в его лицо еврейской национальности. Ничего, двести лет терпели - еще чуток помучаемся. И, сжимая картавого в братских объятиях семижильных, запойте с ним на два голоса, дружелюбно, как и подобает добрым соседям: "Пока-пока-покаемся мы на своем веку..."

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
1. А.Проханов "Кому на Руси жить хорошо, с-сукам?!". Журнал "Придворный рабочий".
2. Тора для "чайников". Издание 2003-е, дополненное и исправленное.
3. Евреи - санитары страны. Справочник.
4. "Полезные заветы", Моисейиздат.
5. "Андре Жид и андрежидизм" (под редакцией генерала Макашова).
6. "2000 лет вместе". Воспоминания Вечного жида.
7. А.Солженицын. "Как нам обустроить Россию". Часть вторая - "Никак".

sever576

ирония, конечно, штука замечательная
но ты Солженицына все же прочти, вдруг что-то полезное найдешь для себя

Irina_Afanaseva

пригревшего тебя среди отеческих хлябей
"хляби" это окна, а автор придурок

popov-xxx25

"хляби" это окна, а автор придурок
Ты не понял, это типа юмор такой. Мол сами великодержавные пещерные шовинисты не умеют по-русски писать.

frostenrus

Смех смехом, а от бабушки рассказ такой: "В войну в школу ходила. А было голодно, кусок хлеба — вся еда на день. А еврейки (школа была для девочек) все как одна приходили со _сдобными_ булочками. Такого хлеба остальные даже и не видели никогда."
Такие дела.

Teatral

Не зря же иудеи верят, будто Земля стоит на трех фаршированных щуках.

popov-xxx25

Смех смехом, а от бабушки рассказ такой: "В войну в школу ходила. А было голодно, кусок хлеба — вся еда на день. А еврейки (школа была для девочек) все как одна приходили со _сдобными_ булочками. Такого хлеба остальные даже и не видели никогда."
Такие дела.
Смех, конечно, смехом. Но были и такие евреи, которые воевали. Между прочим, по статистике, число евреев, награждённых в годы ВОВ государственными наградами (на фронте) больше, чем аналогичное число для белорусов. ЕМНИП процентов на 30. С другой стороны, после войны имел место и т.н. бытовой антисемитизм. Как раз типа на основе того, что одни типа голодали/воевали/работали, а другие в тылу отсиживались да ещё и возмущаются, что их не принимают сразу на доходные места. У меня есть книжка "Государственный антисемитизм в СССР. 1930-1953 гг.". Там приводятся примеры жалоб Еврейского Антифашистского комитета на такие вещи. И расследование оных (ещё до того, как ЕАК начали мочить.). Некоторые из них при этом оказываются необоснованными.

sever576

Но были и такие евреи, которые воевали.
Были даже такие (и немало которые воевали на стороне Гитлера.

kira-kulikova


Были даже такие (и немало которые воевали на стороне Гитлера.
Ну да, у РОА и прочих была поддержка в больше 1 млн. населения СССР.

popov-xxx25

Были даже такие (и немало которые воевали на стороне Гитлера.
Ага-ага. Даже какой-то ревизионист книжку на этот счёт написал "Еврейские солдаты Гитлера". На варонлайне есть на неё критика. http://www.waronline.org/analysis/hitler-jews.htm Судя по критической статье, книжка бредовая, что впрочем ясно уже по названию.

popov-xxx25

Ну да, у РОА и прочих была поддержка в больше 1 млн. населения СССР.
У РОА никогда не было такой поддержки. Большинство из ~миллиона пленных, сотрудничавших с немцами — обычные хиви. "Миллион под трёхцветным флагом" — это сказки.

Lenn

Между прочим, по статистике, число евреев, награждённых в годы ВОВ государственными наградами (на фронте) больше, чем аналогичное число для белорусов.
не думаю...есть серьезные сомнения у меня...
т.к. именно Белоруссы несли основную тяжесть войны на себе...
но вклад евреев конечно был не малый..т.к. они все же были образованные.
т.е. офицеры, технические специалисты все обоснованно...

TOXA

Национальный состав военнопленных, взятых в ходе ВОВ: евреи 10000, финны 2300.
Кстати, поляков около 60 тыс. Больше, чем итальянцев
Если чо, большинство из этих 10000- мишлинге. В кнессете даже в ходу был довод против нового закона об алии: типа некоторые из кавалеров Железного Креста имели бы тогда право на гражданство Израиля

TOXA

Было бы интересно взглянуть на эту статистику. По Героям СССР этого сказать нельзя: белорусов там дофига. Меньше, конечно, чем русских и украинцев, но и самих белорусов не так много...

kira-kulikova




Ну да, у РОА и прочих была поддержка в больше 1 млн. населения СССР.
У РОА никогда не было такой поддержки. ...
Я имел ввиду всех (вместе взятых) граждан СССР так или иначе учасвовавщих в войне против Родины. Значительная их доля состояла в РОА.

...
Большинство из ~миллиона пленных, сотрудничавших с немцами — обычные хиви.
...
Их тоже привлекали к воене против партизан.

popov-xxx25

Было бы интересно взглянуть на эту статистику.
Собственно, источник вот:
По данным Главного управления кадров НКО СССР, на 15 января 1943 г. орденами и медалями СССР было награждено 6767 евреев. По состоянию на 1 июня 1943 г. этот показатель возрос до 11908 (русских — 305 646, украинцев — 71 484, белорусов — 11 340, татар — 7 476 и далее по убывающей а на 1 января 1944 г. наградили уже 32 067 евреев (русских — 1 053 162, украинцев — 219 241, белорусов — 37 036) (РГАСПИ Ф.17. Оп.125. Д.127. Л.145, 220. Блокнот агитатора Красной Армии. 1944. №3. С.46).

popov-xxx25

Я имел ввиду всех (вместе взятых) граждан СССР так или иначе учасвовавщих в войне против Родины. Значительная их доля состояла в РОА.
ответ на:
...
Большинство из ~миллиона пленных, сотрудничавших с немцами — обычные хиви.
...
Их тоже привлекали к воене против партизан.
Ну, тогда могу порекомендовать тебе почитать что-нибудь. По истории. Можно начать с учебника за 5 класс.

kira-kulikova


Ну, тогда могу порекомендовать тебе почитать что-нибудь. По истории. Можно начать с учебника за 5 класс.
А я бы воздержался рекомендовать то, что сам не пробовал и о чём имею очень общее представление.
Да, я как-то забыл обновить игнор-лист. Done.

TOXA

А конкретно по орденам и медалям ничего нет? А то, знаешь ли, "За отвагу" и "За отличную службу" несколько различаются.
Герой СССР- тут все понятно, а "ордена и медали"- это несколько иное. Это раз.
Два. Хотелось бы прямую ссылку, а не "Блокнот агитатора Красной Армии" (кстати, а какой национальности автор(ы)?)

kira-kulikova

Честно говоря, я не понимаю твоего интереса (или, точнее, не разделяю но из справедливости (если это соответсвует твоему её пониманию что-ли, неплохо бы ещё не только абсолютные цифры, но и относительные: на 100 000 населения приходится Х медалей.

TOXA

Понимаешь, тут еще вот че накладывается: белорусы чуть ли не с первых дней войны оказались в оккупации, а евреи... ну сам понимаешь.
В общем, тут скорее имеет смысл рассматривать картинку от численности призванных.

popov-xxx25

Два. Хотелось бы прямую ссылку, а не "Блокнот агитатора Красной Армии" (кстати, а какой национальности автор(ы)?)
В смысле прямую ссылку? Вот тебе прямая ссылка на архивный документ.
Относительную долю — ну ХЗ. Посмотри где-нибудь нац. состав призванных.
А то, знаешь ли, "За отвагу" и "За отличную службу"
Значешь ли, я конечно не собираюсь рекомендовать тебе учить букварь, но в приведённом источнике речь идёт о Великой Отечественной войне, а там уже было не до "отличной службы".

78685

О том, как иудокровопийцы притесняли мирное арийское население в годы войны
(как видим, и в данном случае криптоеврей при помощи агентуры на ключевых постах власти смог пролезть на руководящую должность):
Характерный пример приводит в своих воспоминаниях Б.Потик, в годы войны командир танковой роты. Освобождение Харькова 16 февраля 1943 г. Б.Потик и его товарищи отмечали в одной из квартир. «Захмелевший хозяин квартиры, осмелев, стал “выступать”. Я услышал фразу, сказан-ную нараспев и громко: “А жиды не воюют!” Ребята знали мою национальность. Впервые за время боевых действий на моих глазах произошел антисемитский выпад. На какое-то мгновение я растерялся, в комнате зависла зловещая тишина. Я встал, личный состав последовал моему примеру. Медленно расстегнув ширинку, я выложил на стол вещественное доказательство моей национальной принадлежности… У хозяина квартиры лицо стало белое. Он задрожал, почувствовав неодобрение солдат. Мои ребята подняли хозяина на руки и, разбив окно, выбросили его со второго этажа» [18] .

TOXA

Не юродствуй.
Смысл сказанного мною: в свое время был поднят вопрос, мол, евреи в процентном отношении получили больше всех званий Героя СССР. Потом это не подтвердилось.
Хотелось бы получить более четкую картину.
Если чо: вообще, поступок отвратительный, ибо в чужом доме так себя не ведут. Отмечатели...

78685

но ты Солженицына все же прочти, вдруг что-то полезное найдешь для себя
Всю жизнь мечтал об этом! М. б. ещё посоветуешь пару авторов, у которых можно почерпнуть что-то полезное? Проханов само собой, Генерал Филатов ещё есть - всё сплошь ведущие мыслители современности

sever576

Чапека с его приемами полемической борьбы ты уже освоил, успешно доводишь до абсурда мысли и приписываешь остальным то, что они не говорили

78685

Извини, но я по-моему уже несколько раз доводил до твоего сведения мысль, что не собираюсь читать данный опус г-на Солженицына, благо он не интересен ни с исторической точки зрения (потому что г-н Солженицын во всех своих политических сочинениях тенденциозен, проще говоря гонит ни с художественной - его псевдославянский стиль с этими всеми "укрепами" смотрится весьма фальшиво и даже не забавен при этом
Не знаю, кто ещё всерьез воспринимает данного аффтара, кроме доживших до наших времён остатков демшизы 80-х
А какие конкретно высказывания я тебе приписал?

pecados7

г-н Солженицын во всех своих политических сочинениях тенденциозен, проще говоря гонит
Вот, например, герой романа "В круге первом" (типа сам Солженицын) вовсе не тенденциозен (я ожидал увидеть "критика справа" а, скорее, скептик. Естественно, в его романах есть и гон, поскольку никакой другой информацией кроме как зэкашными слухами он не обладал. Но тем не менее Солженицын ценен для меня тем, что он - носитель историй жертв сталинского террора, рассказавший об изломанных жизнях.
ни с художественной - его псевдославянский стиль с этими всеми "укрепами" смотрится весьма фальшиво и даже не забавен при этом

Что такое укрепы?

78685

Что такое укрепы?
Это Солженицын так разговаривает, см выше:
Солженицын: Для меня вера — это основа и укрепа личной жизни человека.
Видимо на его взгляд так получается значительнее, на "Соборное Уложение" похоже, ага

pecados7

Видимо на его взгляд так получается значительнее, на "Соборное Уложение" похоже, ага
Еще на Задорнова похоже (это я про "язык предельной ясности"). Действительно, чудаковато выглядит.

sever576

"укрепа" - это единственное твое возражение? -)

stm7543347

По моим наблюдениям, у тебя сегодня манера разговора такая: взять последнюю фразу, выбрать из нее произвольное существительное и поинтересоваться, единственное ли это возражение.

sever576

ну других возражений по существу я не нашел -)
у фмц неприятие Солженицына, пытаюсь выявить рациональные причины

stm7543347

у фмц неприятие Солженицына, пытаюсь выявить рациональные причины
"По моим наблюдениям" означает: "Это не единственный случай".

sever576

критику понял -)
но вопросы все равно остаются

VetAlex

А конкретно по орденам и медалям ничего нет? А то, знаешь ли, "За отвагу" и "За отличную службу" несколько различаются.
Герой СССР- тут все понятно, а "ордена и медали"- это несколько иное. Это раз.
Два. Хотелось бы прямую ссылку, а не "Блокнот агитатора Красной Армии" (кстати, а какой национальности автор(ы)?)
Есть и более достоверные данные, чем блокнот какого-то агитатора. Кстати, как звали этого агитатора?
Так согласно документам бывшего Центрального партицного архива при ЦК КПСС (РГАСПИ. Ф.17. Оп.125. Ед.хр.127. Л.220)за всё время войны боевыми орденами и медалями было награждено 123 822 еврея. Из них, согласно А. Абрамовичу, который приводит поимённый список с датами указов о награждении (А. Абрамович. В решающей войне. Т.2. Тель-Авив, 1992. С.545-555 135 удостоены звания ГСС, а 12 стали полными кавалераим ордена Славы (т.е. только для солдат, матросов, сержантов и старшин).
Далее, развивая тему участия советских евреев в борьбе с гитлеровским фашизмом, можно привести следующий показатель. Ицхак Арад (И. Арад. Холокост. Иерусалим: Яд-Ва-Шем. 1990. С.93) перечисляет имена 270 советских генералов и адмиралов-евреев. Среди них командующие 4 армий, 24 корпусов, 72 дивизий, 103 бригад РККА (т.е. без учёта НКВД, где евреев, несмотря на сталинские массовые чистки было немало). Кроме того, Арад упоминает имена начальников Главных управлений РККА и наркоматов СССР: Л.М.Кагановича (транспорт Б.Л.Ванникова (наркомат боеприпасов, который кроме всего прочего занимался и атомным проектом С. Гинзбурга (строительство Исаака Зальцмана (танковая промышленность). К этому списку следует прибавить и Мехлиса, котрый до середины 42 был начальником ГлавПУ РККА, сменив на этом посту доведёного до самоубийства Гамарника (aka железный Ян а также был наркомом Госконтроля. Правда, он свою национальность определял как "коммунист", тем не менее она не вызывает сомнений, а его заслуги как коммуниста были высоко оценены: он награждён 4 орденами Ленина, 2 орденами Краевого Знамени, орденами Суворова 1-й степени, Кутузова 1-й степени, Красной Звезды и медалями и похоронен на Красной площади в кремлёвской стене. По выражению того же Арада "Ни в одной союзной армии, даже американской, евреи не занимали столь высоких постов как в советской".
А вот что пишет электронная еврейская энциклопедия ( http://www.eleven.co.il/article/10948 ):
 
Около 500 тыс. евреев принимали участие во 2-й мировой войне в составе Советской армии. 120–180 тыс. из них погибли во время боев, 80 тыс. были уничтожены в лагерях военнопленных.
Во время 2-й мировой войны армиями командовали Я. Крейзер в 1941–45 гг., генерал-майор Ю. Городинский с 1941 г., генерал-лейтенант Л. Сквирский (1903–90) в 1943–45 гг., генерал-лейтенант Я. Дашевский (1902–82) в 1943–44 гг.; генерал-майор И. Прусс (1903–72) и генерал-майор Я. Рапопорт (1898–1962) — саперными армиями. Генерал-полковник Л. Котляр (1901–53) был начальником инженерных войск Красной армии с 1941 г. Генерал-майор М. Гиршович (1904–47) был назначен в 1944 г. начальником Центрального штаба войск ПВО. Контр-адмирал А. Александров (1900–46) был в 1945 г. назначен начальником штаба Балтийского флота; генерал-майор А. Кацнельсон (1904–77) был начальником штаба Калининского фронта, Л. Сквирский в 1941–42 гг. — начальником штаба Карельского фронта; генерал-майор Г. Стельмах (1900–42) в 1941–42 гг. — начальник штаба ряда фронтов. Генерал-лейтенант А. Андреев, генерал-лейтенант И. Рубин (1895–1954 генерал-лейтенант И. Бабич (1898-?) командовали корпусами, генерал-майор Я. Штейнман (1901–84 генерал-лейтенант З. Рогозный (1901–1990) — стрелковыми корпусами; генерал-майор А. Хасин (1899–1967) в 1943–44 гг. — танковым и механизированным корпусами; генерал-лейтенант С. Кривошеин (1899–1978 генерал-майор М. Хацкилевич (1895–1941) и генерал-лейтенант М. Чернявский (1899–1983) — механизированными корпусами; генерал-майор Е. Райнин (1907–1989) — корпусом ПВО в 1943–45 гг.; генерал-майор В. Цетлин (1899–1971) — кавалерийским корпусом в 1944–45 гг. Многие евреи командовали дивизиями. Звание генерал-лейтенанта авиации было присвоено в годы войны Герою Советского Союза М. Шевелеву (1904–91 генерал-лейтенанта артиллерии — И. Бескину (1895–1964) и А. Брейдо (1903–65 генерал-лейтенанта инженерных войск — Б. Галеркину (1871–1945 генерал-лейтенанта инженерно-технической службы — Я. Бибикову (1902–76) и В. Соркину (1899–1978). Много евреев состояло на медицинской службе в Советской армии, 20 были генерал-майорами медицинской службы, в том числе М. Вовси — главный терапевт Советской армии. Генерал-лейтенант Л. Ратгауз (1903–68) занимал пост помощника начальника санитарного управления Советской армии, генерал-майор Л. Гоберман (1892–1959) — заместитель начальника ветеринарного управления Советской армии. Генерал-лейтенант Ю. Лянда (1892–1960) был в 1941–45 гг. начальником ветеринарного отдела Северного, а затем Ленинградского фронтов.
За подвиги, совершенные во время войны, около 130 евреев были удостоены звания Героя Советского Союза, Д. Драгунский был удостоен этого звания дважды. Среди воинов, награжденных высшим знаком солдатской доблести, — полных кавалеров ордена Славы, было 12 евреев: Л. Блат (родился в 1923 г. Г. Богорад (1914–96 С. Бурман (1908–76 Н. Гизис (1916–78 Л. Глобус (1914–45 Б. Заманский (родился в 1918 г. Е. Минкин (родился в 1922 г. В. Пеллер (1913–78 Э. Рот (родился в 1924 г. Д. Сидлер (1905–81 Ш. Шапиро (1912–72 С. Шилингер (родился в 1919 г.). Многие евреи служили в военной разведке, среди них — Герои Советского Союза Л. Маневич, А. Гуревич (родился в 1913 г.) и Л. Треппер.
Хотя из-за антисемитской политики советского правительства в последний период правления И. Сталина (1948–53) и в последующие годы большинство генералов-евреев были уволены в отставку, несколько евреев занимали ответственные посты в армии в 1950–80 гг. Так, Я. Крейзер в 1949–61 гг. командовал рядом военных округов; Герой Советского Союза генерал-лейтенант М. Вайнруб (родился в 1910 г.) в 1951–70 гг. был заместителем командующего войсками Киевского военного округа, генерал-лейтенант А. Г. Карпоносов (1902–67) в 1949–58 гг. был заместителем начальника штаба Приволжского военного округа. Генерал-лейтенант Л. Рубинчик (родился в 1925 г.) в 1971–74 гг. командовал корпусом, в 1981–89 гг. был начальником Главного управления боевой подготовки сухопутных войск. Генерал-лейтенант Л. Рохлин — командир 8-го гвардейского корпуса, сыгравшего основную роль во взятии Грозного во время чеченского конфликта в 1994–95 гг. Всего с 1940 по 1994 гг. в Советской (с 1992 г. — Российской) армии было более 300 генералов-евреев.

Кроме того, у многих светских генералов и партийных деятелей были жёны-еврейки.
Помимо ратных дел, неоценим вклад еврейского народа и в развитие науки и техники во время войны. Достаточно вспомнить, например, имена руководителей атомного проекта. В других областях промышленности, народного хозяйства и искусства евреев тоже было немало. В некотором смысле этому способствовали два фактора: незаурядные способности, профессиональные качества представителей еврейского народа самих по себе (причём практически во всех сферах!) и отчасти эвакуация. Не секрет, что большей частью евреи проживали в западных областях. Согласно свидетельству Д.Бергельсона (литератор, член президиума Еврейского Антифашистского Комитета) с территорий, занятых немцами, было эвакуировано более 80% евреев. Кроме того, в эвакуацию отправились и работники многих учреждений и заводов и из незанятых немцами мест (из той же Москвы). Они частично заменяли ушедших на фронт. Ведь кому-то надо было и работать. И работали.
Причём не только работали, но и учились, чтобы было кому восстанавливать разрушенную страну. Правда, этому препятствовали запретительные меры со стороны партии, что как известно, наиболее ярко проявилось после войны в виде крупномасштабных антисемитских гонений. Обнаружил в литературе следующий документик, касающийся, кстати МГУ.
 Письмо секретаря парткома МГУ В.Ф.Ноздрёва секретарю ЦК и МК ВКП(б) А.С. Щербакову (Центральный архив общественных Движений г.Москвы Ф.3. Оп.63. Д.125. Л.10-17):
Дорогой Александр Сергеевич!
Глубоко убеждённый в том, что вопросы, вставшие перед ректоратом и партийной организацией Московского университета, не могут быть разрешены без Вашей помощи, я решил обратиться к Вам с настоящим письмом...
1. За последнее время у нас вызывает некоторое беспокойство нездоровое проявление монополии со стороны ряда отделений Академии Наук и её руководителей. Особенно это проявляется в области таких естественных наук, как физика, химия, математика. Насмешка и третирование университетских учёных, игнорирование и замалчивание их работ вошло здесь в правило.
Особенно возмутило всю научную общественность выступление акад. Капицы на одном из заседаний президиума АН, в котором он отнёс всех учёных Университета ко второму сорту.
Крупные учёные-академики Иоффе, Мандельштам, Капица, Фрумкин и др., получившие образование в капиталистическихстранах или работавшие там, и по сей день находится под сильным влиянием западных идеалистических школ, стремятся не только оказывать монопольное влияние на университетскую молодёжь, но и упорно добиваются безраздельного руководства делом воспитания и обучения нашей молодёжи (видимо, не до конца понимали "руководящей роли" партии в этом деле — прим. O._K.).
Дело в том, что в институтах физики, математики, а также химии (им. Карпова) подавляющее большинство ведущих учёных составляют евреи, процент которых достигает здесь 60-80%, в то время как в университете по этим отделениям подавляющий процент русских.
Стремление учёных-евреев прорваться к университетской омлодёжи (среди которых еврейская молодёжь имеет процент, достигающий по некоторым курсам 50% ) вызывает огромное сопротивление со стороны учёных университета, и борьба начинает принимать в настоящее время острые формы.
2. Ещё более тяжёлое положение создалось с подготовкой курсов русской интеллигенции. Это связано с тем обстоятельством, что этот вопрос мы ранее старались стыдливо обходить (А потом решили его так, что теперь это тоже приходится "стыдливо обходить" — прим. O._K.). Отдельные товарищи-коммунисты, которые осмеливались обратить внимание на необходимость регулирования национальных составов подготавливаемых кадров, обвинялись в антисемитизме (а в чём же ещё их надо было обвинять? — прим. O._K.) и привлевались к партийной ответственности.
К чему же привёл нас стыдливый уход от "цекотливого" национального вопроса? Приведу национальный состав выпущенных студентов физического факультета за пять лет.
количество еврейской молодёжи, окончившей факультет, по отношению к русским (надо полагать, что национальность определялась по анкете или паспорту — прим. O._K.)
1938 г................46%
1939 г................50%
1940 г................58%
1941 г................74%
1942 г................98%
Физический факультет не представляет в этом отношении исключения... В настоящее время положение сильно ухудшилось, так как в период Отечественной войны очень большое количество русских учёных и аспирантов ушло в ряды Красной Армии. Тяга еврейской молодёжи в аспирантуру и в университет очень большая, и если в этом отношении не встать на путь регулирования, то уже не более как через год мы вынуждены будем не называть Университет "русским", ибо это будет звучать в устах народа комично...
Враг не дремлет, и уже в массовом масштабе распускает "теорию" о том, что-де русские способны только воевать и выполнять черновые работы, наука же и искусство не их дело.
Такой вот, написанный дубовым партийно-канцелярским "штампом" документик, в котором уже начинают звучать клеветнические нотки будущей борьбы с "безродным космополитизмом. Точная дата в том месте, откуда я это взял (ясное дело, не в архив ездил) не указана, но Щербаков умер в 1945, а по приведённым датам можно догадаться, что это середина войны.
Брр... засим разрешите откланяться. В дальнейшем, если заинтересует, продолжение (серии "СССР и евреи: 74 года вместе") следует.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: