Разолигархивание?

raushan27

Тимченко готов передать все свои активы государству или на благотворительность
«Мы с женой много раз обсуждали тему. Лично нам миллиарды не нужны», - говорит основной владелец Volga Group Геннадий Тимченко, говоря в интервью ИТАР-ТАСС о готовности расстаться со своими активами. «О себе могу сказать четко и определенно: если понадобится, завтра же передам все государству. Или на благотворительность. Лишь бы пошло на пользу», - настаивает владелец 23% крупнейшего в России независимого производителя газа - «НОВАТЭК», 32,3% газо-и нефтеперерабатывающего «Сибура», более 60% «Стройтрансгаза», 30% угледобывающего «Колмара» и 80% крупнейшего российского частного железнодорожного оператора «Трансойл». Ему также принадлежит 12,5% страховой группы «Согаз», 49,1% германского страховщика Sovag и 7,8% банка «Россия».

Тимченко скептически высказался о кампании Билла Гейтса и Уоррена Баффета The Giving Pledgе по выделению на благотворительность не менее половины своего состояния: инициатива «наделала много шума», но не ясно, «как именно она осуществится на практике». При этом Тимченко согласен с основным владельцем «Интерроса» Владимиром Потаниным, одним из участников Giving Pledge, что «не стоит оставлять своим детям слишком много».

По его словам, «необходимо правильно их воспитать, дать качественное образование, а дальше - сами. У нас в семье так поставлено».

В минувшую пятницу Тимченко, включенный в список санкций США, высказал опасения, что спецслужбы США готовят против него провокацию, не раскрыв деталей.

3 августа американская авиастроительная корпорация Gulfstream прекратила техническое обслуживание его личного самолета. По словам Тимченко, «Gulfstream перестала выполнять договорные обязательства, прекратив полеты моего самолета, купленного у нее же за немалые деньги. Gulfstream запрещены любые контакты со мной, они не могут обсуждать ни следующие поставки уже заказанных самолетов, ни работу этого. Техника не обслуживается, стоит на приколе...»

США ввели санкции в отношении Геннадия Тимченко 20 марта, а в отношении инвестиционной компании Volga Group, которая объединяет активы Тимченко, и нескольких компаний, входящих в Volga Group, - 28 апреля. В список санкций тогда также попали «Стройтрансгаз» и «Трансойл» Тимченко.

Минфин США отмечал, что "Тимченко - один из основателей Gunvor, одной из крупнейших в мире независимых трейдинговых компаний, связанных с нефтяным и энергетическим рынком. Действия Тимченко в энергетическом секторе напрямую связаны с Путиным. У Путина есть инвестиции в Gunvor и, возможно, доступ к средствам Gunvor". В день объявления о санкциях Volga Group бизнесмена сообщила, что Тимченко продал 43,59% Gunvor гендиректору компании Торбьорну Торнквисту. Позднее стало известно, что Тимченко продал доли и в других зарубежных компаниях.

Владимир Путин, комментируя санкции в отношении ряда российских бизнесменов, отмечал, что пока они состоят в том, чтобы выбрать из окружения президента близких ему людей и «как у нас в кругах интеллигенции говорят, "уконтрапупить" как следует, т. е. наказать непонятно за что». Выступая на Петербургском экономическом форум, он подчеркивал, что американские санкции касаются только людей из его личного окружения, и он подал бы в суд на их месте.

nadezhda

«как у нас в кругах интеллигенции говорят, "уконтрапупить"
в кругах близких к интеллигенции, так точнее

WWWCat

«Многие ищут именно нашу продукцию»//Эксперт объяснил, почему Россия не может сама обеспечить себя яблоками и грушами
04.08.2014 [05:24 ]
http://vz.ru/economy/2014/8/4/698420.html
«На самом деле нам ничего особенно не мешает обеспечивать себя фруктами в полном объеме. Однако на рынке сложилась такая ситуация, что главный рынок сбыта – сетевая розница – предпочитает закупать импорт», – объясняет газете ВЗГЛЯД директор по развитию ассоциации «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков высокую зависимость России от импортных яблок и груш, которые, казалось бы, совсем несложно выращивать самостоятельно.
Россия может запретить европейские овощи и фрукты. Показательную порку пока начали только с Польши. С 1 августа Россельхознадзор ограничил ввоз из страны почти всех свежих овощей и фруктов, в частности яблок, груш, айвы, вишни, черешни, капусты. Причина запрета вполне объективная – неоднократное обнаружение карантинных вредителей.
«Со стороны потребителей мы видим большую потребность покупать именно российское. Многие ходят и ищут именно нашу продукцию»
Только для одной Польши такой запрет будет стоить 1 млрд евро в год потерь. Особенно пострадают производители яблок, потому что Польша – крупнейший поставщик этого фрукта в Россию, который, как оказалось, наша страна не производит сама в достаточном количестве. Польша расценила такой запрет со стороны РФ как «политическую репрессию» и уже попросила ЕК «компенсировать потерю российского рынка». Правда, польские садоводы и огородники вряд ли получат деньги от еврозоны, иначе весь остальной бизнес из 28 стран ЕС тут же побежит за компенсациями от санкций, введенных самой Европой.
Тем временем Россельхознадзор уже заговорил о возможном запрете импорта фруктов из всех стран ЕС. В нынешних условиях нельзя исключать эмбарго и на европейские овощи. По экспертным оценкам, если это произойдет, Евросоюз потеряет 9–10 млрд долларов экспортных доходов от поставок овощей и фруктов в РФ.
Однако газету ВЗГЛЯД больше волнует другой аспект проблемы. Почему Россия вообще импортирует так много фруктов – на целых 6 млрд долларов (и 30% приходится на страны ЕС)? Уж как минимум яблоками и грушами Россия просто обязана сама себя обеспечивать. Почему так происходит, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал директор по развитию ассоциации производителей поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков.
ВЗГЛЯД: Почему Россия может сама себя обеспечить свининой, курятиной, танками и т. д., а яблоки и груши везем из-за границы? Где наша антоновка в магазинах, почему там одни пластмассовые израильские, польские и голландские фрукты? Что нам мешает собственные яблоки и груши выращивать? Земля вроде есть.
Дмитрий Востриков: На самом деле нам ничего особенно не мешает обеспечивать себя фруктами в полном объеме. Однако на рынке сложилась такая ситуация, что главный рынок сбыта – сетевая розница – предпочитает закупать импорт.
Еще со времен перестройки у нас сложилось такое мышление. Сельхозпроизводитель должен только произвести по плану продукцию. А дальше кто-то приезжал и увозил ее. С распадом СССР образовался вакуум в цепочке поставок от отечественного производителя к рознице: сельхозпроизводители вырастили продукцию, а ее никто не забирает. Встал вопрос – а за чей счет должна осуществляться переработка овощей и фруктов, кто этим должен заниматься? Вкладывать никто не хотел.
А сетевой рознице нужна была откалиброванная, обработанная и упакованная как им надо продукция, которая долго хранится. Поэтому ретейлу проще стало заказать яблоки из-за рубежа. Оттуда фрукты приходят уже полностью откалиброванными, обработанными, не червивыми, и без опозданий и т. д. Когда пошла импортная продукция по сниженным ценам, у многих местных фермеров уже просто пропал экономический стимул выращивать фрукты и овощи непосредственно у себя. Количество садов несколько сократилось.
Но даже когда наши производители пытаются нарастить объемы и выйти на ретейлеров – этот огромный канал сбыта, они уже не могут втиснуться. Если еще 10 лет назад самостоятельные импортеры растаможивали овощи и фрукты, потом распределяли в розницу, то теперь сетевой ретейл сам стал оптовыми заказчиками, и он сам заключает прямые контракты с заграницей.
Поэтому мы сейчас надеемся, что благодаря этим запретам на импорт фруктов и овощей из Европы разорвутся некоторые экономически связи и контракты, и у наших производителей появится экономический стимул и возможность наладить поставки именно наших яблок, груш и овощей. Потому что у нас много, например, томатов просто пропадает на полях. Их некому и незачем собирать.
Если это будет выгодно, то мы сможем нарастить количество садов. Правда, не за один год. Чтобы выйти на максимальную продуктивность, плодовому саду надо два–три года.
ВЗГЛЯД: То есть через два–три года мы сможем сами себя обеспечивать яблоками и грушами как минимум?
Д. В.: Я думаю, да. Потому что со стороны потребителей мы видим большую потребность покупать именно российское. Многие ходят и ищут именно нашу продукцию.
Кроме того, уже сейчас появляются проекты по калибровке, мойке, обработке и фасовке российских овощей и фруктов, чтобы не было никакой сервисной разницы между поставкой из Европы и поставкой от нас. Это позволит нарастить поставки и выйти на необходимые объемы для розницы. Еще у нас недостаточно хранилищ. Но если будет экономический стимул, то построят и их.
ВЗГЛЯД: Почему так получается, что фрукты и овощи из-за границы у нас стоят дешевле наших собственных, несмотря на более высокие логистические и транспортные расходы? Почему в России экономически невыгодно выращивать овощи и фрукты?
Д. В.: Само выращивание плодовоовощной продукции не настолько капиталоемкое. В отличие от инвестиций в сборочные, сортировочные и упаковочные линии. Здесь нужна либо дешевая рабочая сила, либо дорогой механизированный труд. В Китае механизированный труд замещается дешевой рабочей силой. Поэтому мы видим бешеные объемы поставок из Китая, хотя логистика получается дорогая. В десятке овощей или фруктов, какие бы мы ни взяли, Китай обязательно если не на первой, то на второй и редко на предпоследней позиции. У нас такой дешевой рабочей силы не может быть.
ВЗГЛЯД: С Китаем все понятно. А Европа за счет чего поставляет дешевые фрукты и овощи?
Д. В.: В Европе очень продуманная система поддержки сельхозпроизводителей. Там другая архитектура принятия государственных решений. Они понимают, что зависимость от импортных продуктов питания – это большая опасность для национального суверенитета. Поэтому они выплачивают дотации и поддерживают сельхозпроизводство, в том числе доплачивают деньги за то, что это вывозится за пределы Евросоюза. Они защищают свой рынок, дают рабочие места и обеспечивают себя своими продуктами питания. Для них это политическое решение, под которое они подкладывают экономические стимулы, которые делают выгодным сельскохозяйственное производство даже для маленьких фермеров.
ВЗГЛЯД: Как России помочь своим фермерам? Запретить фрукты и овощи из Европы?
Д. В.: Конечно, если внешняя конкуренция исчезает, а спрос остается, то это помогает местным игрокам. Но я не думаю, что этого будет достаточно.
Кроме того, фермеру нужно знать, что в течение ближайших пяти лет будет либо стабильная экономическая ситуация, либо будут меры поддержки, которые гарантируют ему окупаемость его сегодняшних вложений. А если сейчас будет запрет на импорт, станет вроде выгодно создавать свой бизнес, а потом опять запреты снимут – и потечет рекой импортная продукция? Получится обратный эффект.
К тому же, в переходный период, пока будут набирать силу новые хозяйства, нехватка импортных продуктов из Европы будет компенсироваться за счет увеличения завоза из Турции, Китая, других азиатских стран и Южной Америки. Это будет чуть-чуть дороже, но будет. Европейский рынок нам будет не нужен, но место европейских фруктов и овощей займет другой импорт.
Поэтому должна быть последовательная позиция правительства по этому вопросу, то, что мы как раз видим в Европе. Они настолько защитили свой рынок ввозными пошлинами, что наша продукция очень редко может туда попасть.
Если мы хотим обеспечить продовольственную безопасность и сами обеспечивать себя фруктами и овощами, то для этого нужно политическое решение, подкрепленное экономическими стимулами.
ВЗГЛЯД: То есть нам надо поднять ввозные пошлины на импортные фрукты и овощи, но можем ли мы это сделать в рамках ВТО?
Д. В.: В рамках ВТО сделать это сложно, потому что ВТО ограничивает уровень поддержки наших сельхозпроизводителей. Если мы это сделаем, то к нам могут быть применены санкции по линии суда ВТО.
Главное, чтобы была государственная воля, всегда можно придумать поддерживающие меры, которые не противоречат взятым на себя обязательствам. Например, инфраструктурные проекты. У нас часто не хватает банально автомобильной дороги, а малые фермерские хозяйства не могут себе позволить ее строительство. У меня на практике были такие примеры, когда хозяйство тратило все заработанные деньги в первую очередь на строительство дороги, и жизнь в колхозе сразу же менялась. Потому что это облегчает вывоз продукции к покупателю.
ВЗГЛЯД: Так что может позволить нарастить объемы собственных яблок и груш и в целом овощей и фруктов?
Д. В.: У нас есть программа поддержки сельского хозяйства с 2013 по 2020 год. Там выделены средства на льготные кредиты для строительства тепличного хозяйства. А тепличное хозяйство – это единственный способ в России круглогодично обеспечивать себя собственными фруктами, зеленью и овощами.
ВЗГЛЯД: Не рискованно ли открывать тепличные хозяйства? Ведь даже если импорт из Европы закроют, на их место придут другие зарубежные фрукты и овощи. Может, государству надо заставить российских ретейлеров покупать отечественные фрукты и овощи?
Д. В.: На самом деле есть большой спрос на отечественные овощи и фрукты. У нас сознание уже перевернулось. Прошли времена, когда мы бегали и искали импортную колбасу, мы ищем, например, маленькие мясные комбинаты как гарантию того, что в колбасе есть мясо.
Нам надо научиться позиционировать свою плодоовощную продукцию. И в этом поможет программа Минпромторга по поднятию имиджа и продвижению отечественной продукции со знаком качества, которая буквально скоро начнет действовать. В Финляндии, например, 70% жителей страны предпочитают покупать все финляндское, даже если оно немного дороже. Это национальная особенность – гордость за произведенное в своей стране и уверенность в производимой соотечественниками продукции. Такая программа дает значительный прирост продаж.
ВЗГЛЯД: Что еще, кроме яблок и груш, Россия могла бы сама производить из овощей и фруктов, но в итоге завозит их из других стран? И в чем там причина?
Д. В.: Мы можем с легкостью в теплицах круглый год выращивать ягоды и борщевой набор, за исключением картошки. Это зелень, петрушка, укроп, салаты, огурцы, помидоры, капуста. То, что мы едим часто и круглый год. Картошку все-таки выгодней выращивать на открытом грунте и на зиму заполнить хранилища. Можем также синенькие и болгарский перец выращивать в теплицах. По фруктам и овощам в настоящее время себя полностью не обеспечиваем. Мы много завозим томатов и огурцов из теплых стран. Бананы, понятно, мы не будем никогда производить.
ВЗГЛЯД: Везде одни и те же проблемы? Или есть нюансы?
Д. В.: Кто может работать, зачастую не может получить денег даже в кредит. Вот благодаря программе Минсельхоза (по субсидированию кредитов на тепличные хозяйства – прим. ВЗГЛЯД надеемся, у них появятся деньги, и они начнут поднимать новые теплицы. В Подмосковье и других регионах России тепличные хозяйства далеко не убыточные.
2 коммент.
Only comments
Article and comments
Comments per page

по ТВ как-то
автор Neverov_Andrew в 04.08.2014 [06:07 ]
показывали агронома с Севера Урала... так он персиковое дерево в наклонном положении в теплице вырастил... и собирает урожай персиков, а так же южные сорта винограда...
Ответ прост как яблоко...
автор Географ в 04.08.2014 [06:54 ]
... импортные товары дают больше откатов в персональный карман лиц, принимающих решения. Пока такое положение дел будет сохраняться, импорт будет главной целью любой торговли в РФ.

iloser

Разолигархивание?

Ага, конечно. Тоже из сегодняшних новостей:
Путин получил согласие Сечина на налоговый маневр

iloser

Ах вот он от каких активов готов отказаться.
Бизнесмен отметил, что не собирается выходить из проектов в Пулково и Шереметьево. Расставание с Gunvor, по его словам, было запланировано задолго до санкций из-за разного видения будущего компании с деловым партнером Торбьерном Торнквистом. При этом он готов отказаться от строительства стадиона в Волгограде для чемпионата мира 2018 года, если на строительство не будет выделено минимум 17 млрд рублей (против нынешних 15 млрд). http://top.rbc.ru/economics/04/08/2014/940636.shtml

zulya67

Тимченко готов
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: