В банках РФ все чаще продаются юани

Arthur8

Сегодня в нескольких банках предложили юани.А я напомню,что это не совсем как-бы конвертируемая валюта.Но уже пожалуйста,можете брать.
Кроме того,замечаю в Москве всё больше торговых точек,принимающих китайскую UnionPay.Ещё раньше (с прошлой осени) заметил,что в Китае чуть-ли не половина банкоматов имеет наряду с китайским и английским также и русский язык на выбор.Даже чаще чем корейский.

Brodnik

В наши перемоги

valov27

вы пиндос?

tanyavk

Подруга по работе останавливалась на пару дней в Китае. На сувенирных рыночках принимали рубли и говорил по русски.

patkharl

жду когда в сбере откроют юанские счета)

Bjanca

Сегодня в нескольких банках предложили юани
А вот в Египте охотно берут рубли, причём по курсу ЦБ!

raushan27

В наши перемоги
 А собственно почему? Тут дело не в том, что под Китай лечь, а именно в диверсификации. Сейчас в мире полторы резервных валюты и с соответствующими странами у нас натянутые отношения. Нам выгодна большая конкуренция между мировыми резервными валютами. Безотносительно того, что Китай наш типа союзник.

FieryRush

Во-первых, китай не союзник, во-вторых, юань не резервная валюта, в-третьих, вилфред как обычно под грибами.

FieryRush

Подруга по работе останавливалась на пару дней в Китае. На сувенирных рыночках принимали рубли и говорил по русски.
Какая область китая это была? Владивостокская или хабаровская?

ShibaOn

Какая область китая это была? Владивостокская или хабаровская?

не знаю что ты имел ввиду под владивостокской и хабаровской областями китая, но "эксперда" ты в себе выдал :)

Brodnik

Диверсификация была возможна раньше, до конфликта с западом. Ситуация не как с Грузией была, конфликт не рассосется при путинизме, т.е. еще лет 20. Так что именно лечь под Китай. Они будут у нас за копейки покупать ресурсы и учить нашу власть как правильно налаживать Файрвол и разгонять демонстрации. США на Китай поменяли, перемога!

raushan27

Во-первых, китай не союзник, во-вторых, юань не резервная валюта, в-третьих, вилфред как обычно под грибами.
1) Союзник или нет - вопрос дискуссионный. То что в будущем мы можем с ним разосраться не вызывает сомнений, но сейчас скорее союзник.
2) Юань очень хочет стать одной из резервных валют. Разумно ему помочь, плюс в обмен можно расширить зону хождения рубля (о чем выше написано)
3) Это верно, но ты не особо адекватнее Вильфреда.

raushan27

Диверсификация была возможна раньше, до конфликта с западом. Ситуация не как с Грузией была, конфликт не рассосется при путинизме, т.е. еще лет 20. Так что именно лечь под Китай. Они будут у нас за копейки покупать ресурсы и учить нашу власть как правильно налаживать Файрвол и разгонять демонстрации. Все как в 90е, только США на Китай поменяли.
Но товарооборот с ЕС все равно больше и в ближайшие годы останется. Если будет система трубопроводов позволяющая перебрасывать больше на восток или больше на запад - Россия от этого выиграет. Точно так же с допуском на наш рынок, дипломатическими усилиями (кому подыграть на Ближнем востоке, например). Багатовекторность - правильная стратегия слабого игрока против сильных.

FieryRush

1) Союзник или нет - вопрос дискуссионный. То что в будущем мы можем с ним разосраться не вызывает сомнений, но сейчас скорее союзник.
2) Юань очень хочет стать одной из резервных валют. Разумно ему помочь, плюс в обмен можно расширить зону хождения рубля (о чем выше написано)
1) Это не дискуссионный вопрос. Однозначно сейчас китай не является союзником россии, как бы вате не хотелось верить в обратное. Напомню, что термин союзник - это не даблспик из телевизора, а нечто, что подразумевает вполне конкретные договоры и совместные действия.
2) Вовсе нет, китай всеми силами отбрыкивается от конвертируемости, потому что ясен пень юань сильно подорожает, что ударит по экспорту китая. Пока у него нет надежного емкого внутреннего рынка, китаю это не надо.

jeni

Вот вполне адекватный текст:
http://lenta.ru/articles/2015/05/15/eurasiaway/
После визита на Парад Победы Си Цзиньпина в прессе замелькали сообщения о том, что ради этого российской стороне пришлось пойти на небывалые уступки китайским партнерам. Дескать, Москве настолько важно было продемонстрировать тщетность западной политики изоляции, что Кремль заключил не слишком выгодные для себя сделки. Однако анализ документов показывает, что это не так. Россия и Китай не только продемонстрировали всему миру общность взглядов на положение дел в окружающем мире, но и договорились о взаимодействии в Центральной Азии. Важнейший элемент этого сотрудничества — сопряжение двух проектов: Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути.
Председатель КНР Си Цзиньпин и его супруга были главными зарубежными гостями на трибуне во время торжеств в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. А расчет Народно-освободительной армии Китая, промаршировавший 9 Мая по Красной площади, был самым многочисленным из всех иностранных военных делегаций, участвовавших в параде. Все это имело большое символическое значение и демонстрировало общность подходов Москвы и Пекина к оценке итогов войны и послевоенного мироустройства.
Между тем важнее понять, как обустраивать мир сегодняшний, испытывающий беспрецедентную турбулентность, с растущей конфликтностью и призраком возрождения холодной войны, с возникновением в Евразии новых угроз безопасности со стороны негосударственных акторов вроде пиратов в Южно-Китайском море или боевиков Исламского государства. Переговоры Си Цзиньпина и Владимира Путина не дали исчерпывающие ответы на эти вопросы. Однако мотив общей ответственности за безопасность и развитие на евразийском пространстве, несомненно, присутствовал в подписанных документах. К сожалению, эти детали ускользнули от внимания многих наблюдателей, больше занятых обсуждением того, как Китай «спас Россию» на параде.
Высказываются мнения о том, что Москва пошла на некие феноменальные уступки, лишь бы заполучить Си Цзиньпина в качестве главного гостя. Соответственно, в решении проблем Евразии России суждено занимать подчиненное место, позиции «старшего» и «младшего брата» 1950-х годов поменялись с точностью до наоборот. Удивительно, что в обсуждении отношений двух стран сочетаются абсолютно противоположные оценки. С одной стороны, эхом четкого парадного марша звучит тезис об уже сложившемся китайско-российском военно-политическом альянсе, о том, что ось «Москва — Пекин» превратилась в реальность. По этой логике прямо с Красной площади два стратегических партнера отправятся на борьбу с однополярным миром, и этот «великий поход» начнут с учений в Средиземном море.
С другой стороны, особый почет, которым был окружен Си Цзиньпин в Москве, заставляет некоторых экспертов говорить о том, что в условиях сохранения западных санкций Россия попадает во все большую зависимость от Китая. Кто-то недвусмысленно намекает, что все это не ново, и китайские императоры всегда видели вокруг только вассалов. Однако если Россия так слаба, с кем тогда объединяется КНР в строительстве незападного мира, откуда эти разговоры про ось и российско-китайское сопротивление диктату США? И зачем Си приехал в Москву, неужели у лидера «державы номер два» нет других дел?
Попытки рассматривать взаимодействие России и Китая с точки зрения игры с нулевой суммой и раньше мало что объясняли, однако после начала украинского кризиса эта схема не работает вообще. Особенно это касается Центральной Азии, где, как прогнозировали некоторые аналитики, вот-вот должна была развернуться борьба между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и китайским мегапроектом Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП). Победитель в этой битве, мол, может быть только один, и это, понятно, Китай. Итоги визита Си Цзиньпина показывают, что такой сценарий — удел политологической фантастики. Один из двух главных документов, подписанных 8 мая председателем КНР и президентом России, — Совместное заявление РФ и Китая о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути.
«Ничего подобного на постсоветском пространстве не было»
Евразийский экономический союз создавался в условиях беспрецедентного внешнего давления
«Полная и безоговорочная капитуляция» ЕАЭС, конечно, могла произойти, если бы российский ответ не был активным, если бы Москва ограничилась ничего не значащими словами о поддержке китайской инициативы. Или, скажем, пребывала в иллюзиях, что ЭПШП нам не конкурент, поскольку это вообще концепция развития, а ЕАЭС — институт со строгими правилами, который непременно будет более привлекательным, чем абстрактная и не очень понятная идея об «экономическом поясе».
Столкновение было бы неизбежным, если бы китайская сторона действовала в обход Москвы и, опираясь на мощный финансовый ресурс, фактически разваливала ЕАЭС изнутри. Однако это не китайский выбор, и мало кто обратил внимание на то, что еще в сентябре 2013 года во время выступления в Назарбаев Университете, впервые представляя концепцию ЭПШП, Си Цзиньпин заявил: «Мы готовы с Россией и странами Центральной Азии, повышая согласование и координацию, прилагать общие усилия к построению гармоничного региона».
Согласование и координация были сложными, прежде всего внутри самого Китая. От общей идеи до опубликованной в марте этого года «дорожной карты» прошло полтора года. Однако когда Пекином была внесена определенность, у России времени на раскачку совсем не оставалось. Положительную роль сыграло то, что в связи с ухудшением отношений с Западом Москва наращивала экспертизу на азиатском направлении.
На содержание подписанного документа явно повлияли мозговые штурмы, одним из итогов которых стало решение о присоединении России к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций. О том, что РФ вступит в АБИИ в качестве страны-учредителя, сообщил на Азиатском форуме в Боао первый вице-премьер России Игорь Шувалов. Аналитическая работа в аппарате Комиссии по приоритетным инвестиционным проектам с КНР, возглавляемой с российской стороны Шуваловым, естественно, не могла обойти вниманием и возможные варианты российского ответа на китайский проект ЭПШП, завязанный, как и АБИИ, в основном на инвестициях в инфраструктуру.
Принятое Си Цзиньпином и Владимиром Путиным заявление даже несколько выходит за рамки вопросов «стыковки» ЕАЭС и ЭПШП. Наброски концепции соразвития в Евразии, учитывающей интересы континентальных держав, можно увидеть в том пункте документа, где перечисляются шаги, которые Россия и Китай намерены предпринимать по наращиванию регионального сотрудничества. Список предельно конкретен — от совместного создания индустриальных парков и трансграничных зон экономического сотрудничества до обеспечения благоприятной среды для роста малых и средних предприятий.
Важно, что Москва и Пекин встраивают вопросы евразийского развития и в многосторонний диалог (упоминается такая традиционная площадка как ШОС и в двусторонние механизмы (предусмотрено создание рабочей группы с участием представителей заинтересованных ведомств под руководством МИД России и МИД КНР). Россия и Китай также будут способствовать экспертному диалогу в интересах формирования общего экономического пространства. И конечно, первым и главным пунктом объявлена взаимная поддержка: Россия поддерживает Экономический пояс Шелкового пути, а Китай не просто с пониманием относится к российским интересам по продвижению интеграции на постсоветском пространстве, но и обязуется вступить в переговоры с ЕАЭС о торгово-экономическом сотрудничестве.
Таким образом в евразийском регионе формируются условия для дальнейшей реализации идеи соразвития Китая, России и центральноазиатских стран. Это важно и для экономики региона, и для его безопасности, обеспечение которой из-за провальной политики США в Афганистане — серьезная проблема. В свое время удивление многих наблюдателей вызвало то, что Вашингтон, долгое время критиковавший ШОС как инструмент китайской экспансии, вдруг очень положительно заговорил о новом Шелковом пути, который собрался строить Си Цзиньпин.
В марте этого года заместитель госсекретаря Энтони Блинкен заявил, что китайская инициатива «полностью стыкуется» с американской политикой в регионе. Когда такие заявления делаются на фоне жесткой критики российского видения интеграции, разговоров о попытках Москвы возродить «советскую империю», невольно думаешь о том, каковы действительные мотивы США. Затянуть Китай в решение проблем, с которыми сами США не справились (значит, не справится и ослабеет Китай)? А может быть, делался расчет на то, что Китай неизменно столкнется с Россией и (при американской-то поддержке) разнесет российские планы в пух и прах?
Похоже, США немного опоздали или неправильно интерпретировали позицию Пекина. Китай, возможно, и не против американских экономических интересов в ЦА, но он явно не хочет «полной стыковки» в вопросах безопасности, поскольку не солидаризуется с американской политикой в регионе и понимает, что принципиально ситуация в континентальной Центральной Азии мало будет отличаться от Тихоокеанского региона, где США стремятся сдерживать Китай. Неудивительно, что пока реальная стыковка у КНР намечается с ЕАЭС, который США как раз в упор не замечают.
Игорь Денисов старший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО (У) МИД РФ

Brodnik

Но товарооборот с ЕС все равно больше и в ближайшие годы останется. Если будет система трубопроводов позволяющая перебрасывать больше на восток или больше на запад - Россия от этого выиграет.
Не останется, ЕС пересмотрел свою стратегию в сторону уменьшения зависимости от российского газа. Нет, не позволит перебрасывать. Будет индивидуальная труба в китай, которую нельзя связать с трубой в европу. Почитай условия, на которых китай подписался на силу сибири.

FieryRush

Вот вполне адекватный текст:
И чего там адекватного. Опять одна словесная вода.

jeni

И чего там адекватного. Опять одна словесная вода.
Словестная вода это, вой о том что мы продались Китаю и нет больше матушки России, при том что фактов, или маломальского анализа от воющих людей я не увидел..
А в статье приведен анализ того что происходит, научным сотрудником занимающимся этим регионом. Формулировки в документах такого уровня мне кажется всегда общие, конкретика это все таки другой уровень рабочих групп.

maksim23

 
Во-первых, китай не союзник
Ну да. Китай тянет где-то 50% от суммы экономик США и Европы, а при этом торговый оборот России с Китаем составляет 15% от торгового оборота с США+ЕС.
С союзниками обычно активнее торгуют.

FieryRush

Словестная вода это, вой о том что мы продались Китаю и нет больше матушки России, при том что фактов, или маломальского анализа от воющих людей я не увидел..
Как же нет фактов - сила сибири строится в убыток, слили работающие месторождения кетайцам по дешевке, опять же по дешевки продали нефти на 20 миллиардов при строительстве предыдущего нефтепровода. Или поцреоту важнее телевизионная реальность?
А в статье приведен анализ того что происходит, научным сотрудником занимающимся этим регионом. Формулировки в документах такого уровня мне кажется всегда общие, конкретика это все таки другой уровень рабочих групп.

Ну да, конечно, все есть, но где-то там. Ну а тут мы имеем типичное пиздабольство, цель которого выразить верноподданические чувства начальству.

maksim23

Вот здесь без чрезмерного объёма воды и по делу: http://www.kommersant.ru/doc/2726013
о торговле с Китаем: "Я человек скучный, потому что люблю цифры. Наши китайские цифры не очень веселые и обнадеживающие. Что такое физическая близость между странами — это торговля, прежде всего. Наша торговля с Китаем составляет примерно 1/6 часть от торговли с ЕС и Штатами. В сравнимых ценах наш торговый баланс с ЕС и Штатами за год вырос, а с Китаем упал. На ЕС и Штатах мы зарабатываем: мы поставляем им больше, чем у них покупаем. А с Китаем наоборот: мы даем зарабатывать Китаю, мы покупаем у него больше, чем ему поставляем".
"Китайская статистика по их поставкам нам расходится с нашей примерно на $15 млрд. Часть разницы, маленькая, — это разница в методике подсчета. А большая часть — это контрабанда. Китай эту контрабанду учитывает. У нас с ними формальная и неформальная торговля очень хорошо развита. При этом, если Китай является нашим третьим, условно, торговым партнером в мире, то мы для Китая с трудом входим в первый десяток. И для всего Азиатско-Тихоокеанского региона мы составляем гордый 1% от торгового оборота. С точки зрения Китая, мы совершенно маргинальный фактор. Мы должны эту ситуацию исправлять".
О газовой потребности Китая: "Наш главный козырь, который мы выкладываем по любому поводу, это газ. Но у Китая есть шесть поставщиков. Таджикистан, Туркменистан, это потенциальные поставки с Запада, Ближнего Востока, из новых месторождений, Катара и так далее. Это Россия. Это сжиженный газ, которого Китай покупает очень много. Это собственный природный газ, который он добывает уже сегодня. И это сланец, чьих запасов в Китае хватит по сегодняшним расчетам на 300 лет покрытия всех нужд. На сегодня они покупают примерно 28% всей своей потребности в газе".
О перспективах российско-китайских отношений: "Нам пора учиться предлагать что-нибудь кроме нефти и газа. У нас есть технологии, которые китайцам могут быть интересны. У нас есть не только газ, но и другие полезные ископаемые. У нас есть технология атомного строительства, и китайцам рано или поздно они понадобятся".
О постоянном давлении стран друг на друга: "Штаты давят на всех политиков, они давят на Путина, на Си Цзиньпина, почему вы думаете что Путин не прогибается? Противостояние возникает с разными политиками, вы думаете, Меркель всегда прогибается? Нет, не всегда. То, что происходит у нас, на Украине — это что, большая победа России, это мы утерли нос Штатам, или мы проиграли все в пух и прах? Штаты давят и давят успешно, европейцы часто не могут ничего противопоставить, а когда могут — противопоставляют. Штаты давят не только на европейцев, они давят на самые разные страны, и это вызывает в реальности много раздражения. Но не только Штаты давят, давят и другие страны друг на друга, когда могут — это, в принципе, дипломатия, и существует, в принципе, четко прослеживаемый момент, когда европейцы те же самые говорят: "А здесь мы не будем соглашаться, потому что для нас это принципиально, мы не хотим так, мы хотим по-другому". Посмотрите, как долго и трудно, например, Штаты продавливают газовую европейскую программу ".
об авторитетности России на политической арене: "В современном мире прислушиваются к странам, которые могут что-то предложить. На сегодняшний день к России очень серьезно прислушивается Европа, которой предлагают газ. На сегодняшний день к России очень серьезно прислушиваются ее небольшие соседи, просто потому что Россия предлагает танки по их границам. И я не вижу, чтобы кто-то еще прислушивался. Потому что, к сожалению, не к чему. Россия в этом смысле страна не очень большая, и раз так, и у нас нет никакой стратегии сравнительно быстрого роста до большой страны, то нам нужно с кем-то солидаризироваться. В этом смысле дружба с Китаем для совместных разработок, получений инвестиций, была бы очень правильной".
О возможных совместных проектах России и Китая: "Мы с Китаем пытаемся устроить совместные карточные дела. Правда, немножко по-русски, непонятно, что, где находится и чем это закончится, но пытаемая, это тоже хорошо. Мы с Китаем пытаемся найти пути канализации китайских инвестиций. У нас очень мало иностранных инвестиций и знаем почему. Потому что наш экономико-политический российский зверь абсолютно не подходит под клеточку, которую рисуют западные инвесторы. Есть надежда, не очень обоснованная, но есть, что китайские клеточки и наш зверь будут подходить, что китайцам инвестировать в среду, где нет защиты прав инвестора, проще, чем европейцам. Поэтому можно ожидать, что китайцы проинвестируют, когда европейцы этого не сделают".
"Есть поставки вооружения. Тоже хороший сектор. Есть Тихоокеанское побережье, опять же, где нужно договариваться от рыболовства до транспортных артерий. Есть "Шелковый путь", который если пойдет по территории России, то будет маленьким, не очень эффективным, но торговым путем, который мы будем контролировать так или иначе. Есть, о чем говорить".
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2726013

jeni

Как же нет фактов - сила сибири строится в убыток
Может тогда хотя бы ссылочку даш на анализ?
слили работающие месторождения кетайцам по дешевке, опять же по дешевки продали нефти на 20 миллиардов при строительстве предыдущего нефтепровода.

Слышу примерно, Ааааааа....Уууууууу!
Ссылки давай.
Или поцреоту важнее телевизионная реальность?

Поцреот прежде чем завывать пытается разобраться.

zulya67

Ну смотря где. Там где русских много, там говорят и не только в Китае - а и во Вьетнаме, в Таиланде, на Кубе, даже в Сингапуре немного. Другое дело, что смотря как говорят.
В Урумчи в аэропортовом дьютике бегло по-русски говорят.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: