Жители Донбасса: Помочь нельзя избавиться

Arthur8

похоже майдауны допрыгались
http://112.ua/mnenie/zhiteli-donbassa-pomoch-nelzya-izbavits...
Жители Донбасса: Помочь нельзя избавиться Сегодня, 10:30 Екатерина Сосновская, журналист - На огороде как раз не так страшно. Даже удобнее. Услышал выстрелы – лег на землю, кончились выстрелы, встал – и дальше полоть помидоры. Если будешь вот так падать на асфальт, получится не очень удобно. Коленки и локти раздерешь. Юбка задерется. А вдруг попадут – так в неглиже и помрешь?! Землю обтер, а в гробу улыбаешься. Нет, в огороде все-таки комфортнее, - рассуждает луганчанка Лена о своих буднях, которые она проводит в селе – в городе работы всё равно нет. Стрельба и смерти стали настолько привычными и обыденными, что на эту тему стали шутить. Лена в любой момент может пополнить печальную статистику "жертв среди мирного населения". Но это не повод ее жалеть или сочувствовать. Таких, как она – почти весь Донбасс. Там повсюду стреляют. Число жертв исчисляется сотнями, если не тысячами. Беженцев – сотни тысяч, и это по официальной статистике. О реальных цифрах и масштабах можно только догадываться. - Если им так не нравится Украина, так чего мучаются – пусть едут в свою Россию. Они предали свою Родину. Нужно уважать землю, на которой живешь. И жить там, где родился, - рассуждает сотрудница Ирина, уроженка одного из сел Запорожской области, переехавшая в столицу. Мне вспоминается эпизод с советской эмигранткой Фридой из "Иностранки" Довлатова: "Ехали бы в свою паршивую Африку!.. Сама Фрида родом из города Шклова. Жить предпочитает в Нью-Йорке". - Я не вірю у біженців. Навіть якщо в ООН дійсно це визнали, то це в них дані із Росії. Одна "біженка" брала гуманітарну допомогу, а потім в "Однокласниках" хизувалася, що насправді багата, а українців називала тупими, - рассуждает моя знакомая Ирина, родом из Прикарпатья. На мое возражение, что подонков везде хватает, и что всегда есть те, кому война – мать родная, Наталья возражает: "Нє! Я на 100% впевнена, що в нас, на заході, такого нізащо не було б. То такі люди на Донбасі. Вони – як росіяни. У мене самої родичі в Росії, то я знаю, що кажу". Тут нечего возразить, ведь это вопрос веры. Многие верят, что скотство или предательство – это национальная или региональная черта характера. Обычно такая уверенность подводит к следующему шагу – к наказанию. В общественном сознании активно формируется образ донбассца-предателя Родины. Дальше может быть как с крымскими татарами, которых обвинили в пособничестве врагу и депортировали из Крыма. Мы молчаливо соглашаемся с таким сценарием и отказываемся верить в реальность развернувшейся на востоке трагедии. Смерти детей с Донбасса не становятся поводом для национального траура и не трогают за живое. Другое дело – дети с упавшего "Боинга". Вероятно, всё дело в том, что наши жертвы обезличены. Они всего лишь цифры из грустной статистики, по которой мы вскользь пробегаем глазами. По телевизору не рассказывают истории их жизни, в соцсетях не обсуждают страдания их родственников. Мы привыкаем к мысли, что о ком-то можно не сожалеть. Нескончаемая АТО и очередная волна мобилизации вызывают в нас раздражение и злобу на тех, из-за кого всё это никак не кончится. На акциях протеста солдатские матери не требуют прекратить мобилизацию, а требуют, чтобы призывали не их детей, а чужих, например, с Востока страны. - Можно заказать у вас номер? - моя приятельница Наташа звонит в пансионат в Моршине, в котором уже отдыхала. - Наташа? З Донецька? Труну собі замов! - на другом конце провода бросили трубку. Грубость женщины из Моршина можно понять. Ее племянник служит в зоне АТО. Для нее жители Донбасса – источник всех бед. Она считает их виновниками того, что ее племянник "пішов на війну". И ей нет дела до того, что на востоке далеко не все поддерживают ДНР или ЛНР, и еще меньше людей участвуют в боях. Наташа не хочет уезжать из Донецка, но ей придется это сделать. Тут нет работы, хотя тут ее дом. И она считает себя патриотом, потому что любит свой родной край. Она подумывала уехать на западную Украину, ведь ей так нравится галицкий диалект и львовская архитектура. Но звонок в Моршин показал Наташе, что там ей не рады. Выход один – Россия. Там, по крайней мере, она сможет прокормить себя и двоих детей. Хотя ехать туда из своей родной Украины она совсем не хочет. Но что же делать, если сама Украина, похоже, уже не считает Наташу с Донбасса родной? Редакция может не соглашаться с автором публикации
Больше читайте здесь: http://112.ua/mnenie/zhiteli-donbassa-pomoch-nelzya-izbavits...

Arthur8

какой же красивый язык, даже плевать что они говорят, забываешь смысл сказанного, просто слушаешь. он как будто шелк в уши входит

Lena35

посмотрел видео
какое мнение, почему во Львове протесты сильнее, чем в центральных областях?
1) им Донбасс в х... не впился, а в центральной - имперцы живут
2) мобилизационную нагрузку туда перераспределяют
3) Львов более независим от Киева, чем центр
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: