Лекция по конспирологии

wsda32

Я считаю, всем завсегдатаям раздела будет полезно узнать больше о конспирологии, теориях заговора и паранойе, с научной точки зрения. А то слишком много здесь бредологов, верящих в разные конспирологические теории. Ватники вообще, как один, такие. Им будет полезно в зеркало посмотреть, диагноз узнать? Ведь осознание проблемы - первый шаг к её решению!
Лекция называется «Теория заговора и язык конспирологии. Как это работает?».
Аннотация: существует ли пресловутый всемирный заговор, почему на эту проблему уже всерьез обращают внимание политики и как она влияет на современный мир.
Начало в 19:00 в летнем кинотеатре "Пионер" в ЦПКИО имени Горького.
Лекцию прочитает Илья Александрович Яблоков. В рунете сразу находится его диссертация "Теория заговора и современное историческое сознание .
Он кандидат исторических наук, в 2010 в ТОмске защитил диссертацию по специальности "Историография, источниковедение и методы исторического исследования".
В научной библиотеке диссертаций и авторефератов disserCat она есть: http://www.dissercat.com/content/teoriya-zagovora-i-sovremen...
Я скопирую сюда самое важное: введение и заключение. Может, прочитают те, кто не пойдёт на саму лекцию.
Введение.
Актуальность исследования.
Теория заговора - один из заметных феноменов современности, неизменно привлекающий внимание общества и дающий тему для дискуссий, публикаций в прессе, популярных книг и кинофильмов. Обладая буквально магической привлекательностью и обещая рассказать о том, как все было «на самом деле», теория заговора стала важной составляющей общественного дискурса в современную эпоху.
Возникнув еще в древнем мире, данный концепт был вечным спутником человечества, предоставляя возможность в рамках практически всех существовавших в истории интеллектуальных традиций находить простые «ответы» на сложные вопросы современности. Причем такого рода «решения» проблем зачастую сопровождались активными действиями в отношении «участников заговора».
Отдельными примерами тому могут служить погромы христиан в Риме и средневековые антиеврейские наветы, также часто приводившие к насилию.
Появление современной теории заговора около четырех веков назад оказалось знаковым, обозначив собой переход от традиционного общества к современному и от религиозного сознания к секулярному, при этом сохранив и модернизировав некоторые присущие традиционному сознанию элементы мышления. Переданный сциентистским языком, конспирологический миф нового типа стал популярным способом восприятия и интерпретации событий, распространившись, прежде всего, среди образованных людей.
Социально-экономические и политические изменения обществ, произошедшие в период Нового времени, и появление национальных государств, также предопределили актуализацию теорий заговора. Обладая мощной способностью к социальной мобилизации, теории заговора использовались интеллектуальными элитами как один из инструментов для сохранения существующего порядка отношений в обществе, так и для формирования национального самосознания у прежде разрозненных групп населения.
Активное внедрение в модернизирующееся сознание теорий заговора совпадает по времени со становлением национальных историографий. По словам Б.Г. Могильницкого, этнонациональное сознание очень тесно связано с историческим сознанием1, что очевидным образом объясняет важную роль истории в дискурсе теорий заговора. Поскольку история, являясь связующим звеном между прошлым и будущим общности людей, выполняет социальную функцию самопонимания и погружения человека в определенный исторический контекст, в теориях заговора современного типа она занимает особое место. Транслируя в прошлое специфические запросы современности, люди, уверенные в существовании заговора, таким образом переносят ответственность за происходящее вокруг с себя на предшественников, создавая психологически комфортную парадигму исторического сознания. Неизбежная при этом мифологизация общественного сознания несет в себе угрозу, как для объективного восприятия современности, так и для формирования адекватного образа прошлого.
Приобретая особую популярность в кризисные времена, теории заговора, тем не менее, долгое время оставались на периферии западной культуры. Однако, с середины XX века, в связи с серьезными изменениями в политической, социальной и культурной жизни западного общества, а также революционными изменениями в информационных технологиях, теории заговора стали постепенно перемещаться в центр общественного внимания. Восприятие событий окружающего мира с позиции теории заговора стало обыденным делом политической жизни, в то же время массовая культура, уделяя внимание конспирологическим сюжетам в прессе, популярных кинофильмах и книгах, таким образом легализовала данный феномен в глазах общественности.
Более того, теория заговора современного типа, на первый взгляд, дающая объяснение событиям, происходящим в настоящем времени, является ярко выраженным историчным типом мышления (правда особого рода). Зачастую событие, подвергаемое анализу сквозь призму конспирологическо-го мышления, является лишь конечной точкой длительной череды заговоров и подрывных действий заговорщиков, происходивших в течение длительного времени в прошлом.
Вместе с этим, как пишет Д. Пайпс, «обычные объяснения истории оказываются совсем непригодными» для сторонников теории заговора, в связи с чем они вырабатывают свое собственное видение прошло
Именно по этой причине представляется актуальным взглянуть на место истории в парадигме конспирологического мышления, а также изучить его специфику.
Привлекательность теорий заговора также стала одной из причин их использования в современной массовой культуре. Писатели, кинематографисты и музыканты часто обращаются к известным конспирологическим мотивам, чтобы выразить свои идеи и эмоции.
К примеру, американский режиссер Оливер Стоун не скрывает того факта, что разделяет веру в существование заговора американского правительства против своего народа и часто использует этот мотив в своих фильмах. В ряде работ («Уолл Стрит», «Никсон») он использует лишь отдельные теории заговора, придавая дополнительную драматичность сюжету, в то время как триллер «JFK: выстрелы в Далласе» целиком построен на известной теории заговора бывшего прокурора штата Луизиана Гаррисона об убийстве президента Кеннеди. Спайк Ли также активно пропагандирует идеи о заговоре американского правительства против афроамериканцев.
С другой стороны, режиссеры использовали очарование тайн и интриг,. скрытых в теории заговора, для создания захватывающих сюжетов кинофильмов, часть из которых, без сомнения, вошла в список шедевров мирового кинематографа.
Среди многих, могут быть упомянуты работы таких режиссеров как А. Хичкока «Леди исчезает» (1938 «На север через северо-запад» (1959 С. Кубрика «Доктор Стрейнджлав, Или Как Я Научился Не Волноваться И Полюбил Атомную Бомбу» (1964 Б. Левинсона «Плутовство или хвост виляет собакой» (1997 «Матрица» (1999) братьев Вачовски, серия кинофильмов о Джеймсе Бонде.
В ряду литературных работ особо необходимо выделить. у роман Умберто Эко «Маятник Фуко» . Автор проанализировал парадигму мышления типичного сторонника теорий заговора, продемонстрировав читателю, как в поисках заветного «Плана», способного связать все сюжеты, лица и образы человеческой истории воедино, человек постепенно теряет рассудок и ощущение реальности.
Среди стран западного мира, где влияние теорий заговора на становление национальной идеологии и исторического сознания представляется наиболее ярко выраженным, и в тоже время разносторонне исследованным, являются Соединенные Штаты Америки. Общины колониальной Америки использовали традиционный миф о заговоре в качестве мощного инструмента социальной мобилизации и адаптации к жизни в новых условиях. Однако, необходимо отметить, что при всей глубине изученности американской конспирологической традиции, тема ни в коей мере не может считаться раскрытой во всей ее полноте, особенно в части тесной связи американского кон-спирологического и исторического сознания.
В частности, историческая память первых пуритан-колонистов, покинувших европейский континент, чтобы укрыться от гонений, способствовала формированию устойчивого образа врага, который, будучи активизирован в кризисные моменты истории, доминировал в общественном сознании колонистов. Более того, специфический религиозный фанатизм пуритан и их нетерпимость выражались в стремлении во всем видеть злой умысел заговорщиков, что временами приводило к довольно трагическим последствиям (примером чего могут служить процессы над ведьмами в Салеме в конце XVII века, сыгравшие важную роль в формировании американского исторического сознания).
В XVIII веке вместе с генезисом колониального американского общества развитие теории заговора получило новый импульс и ко времени войны за независимость представляло собой уже классический образец современного конспирологического мифа, сыгравшего важную роль в обосновании необходимости вооруженной борьбы против британцев. В последующие годы теории заговора служили важным элементом политической риторики и время от времени даже занимали доминирующие позиции в общественном дискурсе.
Однако, несмотря на это, формирующаяся политическая культура американского общества ограничивала попадание одиозных общественно-политических деятелей, активно распространявших подобные идеи, во власть.
Политические и социальные изменения, культурная революция и развитие информационных технологий обусловили новый этап развития указанного явления в Соединенных Штатах. Массовое увлечение теориями заговора, последовавшее за убийством президента США Дж.Ф. Кеннеди, привело к поразительной диверсификации идей о заговоре, затронувшей практически все аспекты повседневной человеческой жизни и позволившей ученым отзы 8 ватъся о современной Америке как о «нации заговора» .
Сформированный в результате этого длительного процесса тип исторического сознания, во многом базирующийся на идее исключительности американской общественной модели, оказался чрезвычайно восприимчив к теориям заговора и в некоторой степени обусловил упрочение конспирологического мифотворчества в общественном дискурсе Соединенных Штатов Америки.
Таким образом, актуальность темы диссертационного исследования обусловлена рядом объективных факторов. Во-первых, необходимостью выработки новых подходов к изучению массового исторического сознания современной эпохи.
Во-вторых, значимостью феномена американского конспирологизма для понимания природы исторического познания и исторического сознания в целом, его места в определении самобытных черт национального характера, а также его ролью в выстраивании межцивилизационного, межэтнического и межгосударственного диалога. Анализ основных черт общественного сознания, проецирующих настоящие комплексы и фобии на историческое прошлое, способствует дальнейшему исследованию глубинных механизмов формирования исторического сознания как такового, раскрытию его природы.
В-третьих, ее социально-политической значимостью. Недостаточное внимание, которое уделялось до сих пор этой форме исторического сознания в отечественной историографии, ведет к неправильному пониманию многих факторов, которыми определяется сегодня поведение различных слоев общества - от простых людей до правящих элит, что чревато грубыми просчетами в сфере практического политического действия.
Таким образом, объектом исследования является феномен теории заговора и его взаимодействие с современным историческим сознанием.
В свою очередь предметом исследования служит изучение места и особенностей функционирования теорий заговора в американском общественном сознании и взаимосвязь с историческим сознанием американской нации.
Заключение:
Истина где-то рядом.» — гласил слоган культового американского сериала «Секретные материалы», ставшего энциклопедией теорий заговора, а его популярность — лакмусовой бумагой для наблюдателей, что теории заговора перестали быть уделом маргиналов. Жизнь в «Эру заговора» вносит свои коррективы, давая шанс каждому прикоснуться к заветной «истине», взломав зашифрованные знаки, повсюду оставленные «заговорщиками».
Роман о тайном обществе, скрывающем «правду» о жизни Иисуса Христа, становится мировым бестселлером ;
конференция, подвергающая сомнению существование Холокоста, получает самое подробное освещение в ведущих мировых СМИ: Речь вдет о международной конференции «Обзор Холокоста: Глобальное видение», прошедшей в Тегеране 11-12 декабря 2006;
ведущий российский телеканал транслирует «историческое расследование» о судьбе Византийской империи ( Архимандрит Тихон (Шевкунов) «Гибель Империи: Византийский урок» перенося актуальные страхи правящей политической элиты в историческую плоскость .
Теория заговора притягивает человека, очаровывает его сознание обещанием дать простой ответ (хоть и в сложной форме) на все проблемы окружающего мира: все, что ты знаешь — ложь, а мировыми процессами управляет маленькая группа людей с неограниченными функциями. Оформившись в эпоху, когда прежние сакральные авторитеты утратили свой вес, когда привычный мир стал рушиться с невероятной скоростью, идея о том, что за всем происходящим вокруг кто-то стоит, внесла столь желанную ясность и структурировала бытие западного человека.
Конспирологический миф современного типа оказался во многом продолжением традиционной идеи о заговоре, базирующейся на традиционных установках мифологического сознания. Всемирной истории известно множество примеров, когда иная социальная или этническая группа воспринималась с подозрением и против нее выдвигались обвинения, сходные с выдвигаемыми авторами теорий заговора. Однако, конспирологический миф современного типа стал явлением качественно нового уровня, впитав в себя европейский рационализм эпохи Просвещения и трансформировав форму мифа, вместе с языком его передачи, согласно изменившимся социальным и культурным условиям. Создателем, носителем и потребителем теорий заговора стал растущий слой интеллектуалов и образованных людей, стремившихся не только наделить человека сакральными качествами, прежде присущими Творцу, но и придать своим работам серьезный научный вид.
Неслучайно, теории заговора современного типа возникли именно в западноевропейской культуре, своим появлением обозначив переход от традиционного общества к модернизированному, от простых предрассудков к сложным конструктам врага. Однако, успешное распространение указанного явления в неевропейских культурах, начавшееся примерно с середины XX века, позволяет предположить, что универсальность мифологических архетипов человеческого сознания играет определяющую роль в формировании и распространении теорий заговора в современном мире.
Индустриальная революция, процессы секуляризации, появление национальных государств и массовой политики изменили облик общества ведущих держав западного мира, среди которых ведущую роль, безусловно, играли Соединенные Штаты Америки. Уникальность и одновременно с этим утопичность национального проекта американцев обусловили ключевое положение теорий заговора в историческом сознании. Зародившись на фундаменте культурных и религиозных предрассудков, которые первые колонисты вынесли из европейского опыта, конспирологическое мышление эволюционировало к концу 20 века в целую «культуру заговора», по словам Роберта Голдберга, ставшую лозунгом нового американского национализма.
Культура оказалась удивительно разнообразной как на концепции заговора, так и на образы врагов, набор которых пополнялся с каждой новой волной эмигрантов или социально-экономических, религиозных и политических изменений. Оборотной стороной практически каждого нового изменения на пути модернизации общества была и есть идея о заговоре против американской цивилизации, суть которой - разрушить уникальное достижение американского народа, их свободы и институты, созданные и укрепленные многими поколениями американцев.
Оба магистральных мотива американской конспирологии (страх внешнего вторжения и страх внутренней диверсии параллельно развиваясь и дополняя друг друга, подчеркивали основную идею американского исторического сознания - избранности и уникальности американского национального «проекта». Внешний враг в лице продажных министров британского кабинета в XVIII веке или инопланетных захватчиков, обитающих под землей, ставили целью разрушить американскую демократию, превратив в диктатуру. Внутренний враг, политический оппонент или федеральное правительство, настолько коррумпирован и не разделяет ценностей, заложенных отцами-основателями, что стремится сделать все, чтобы лишить американских граждан их прав и свобод.
Формированию особого типа американского исторического сознания способствовал ряд базисных концепций, составляющих своего рода «американское кредо» нации (в терминологии Гуннара Мюрдаля). Так, концепции исключительности и мессианства стали основополагающими для американского исторического сознания, начиная уже с XVII века, и представляли проект общества, очищенного от «недугов» европейской жизни: коррупции, деспотичной власти, рабской эксплуатации и даже физического упадка.
Поэтому осознание того факта, что американцы подвержены тем же самым социальным «болезням», что и европейцы, воспринималось не как естественная черта природы человека, а непосредственно результат страшного заговора. Этому способствовала унаследованная из европейского опыта и привнесенная пуританами установка подозрительности к любым действиям правительства, предопределив появление идеи заговора деспотичного и коррумпированного правительства против американского народа.
Особое место в формировании исторического сознания заняло религиозное чувство американца, буквально пропитавшее всю национальную культуру. Алексис де Токвилль писал, что религия «. пронизывает все национальные обычаи, став неотделимой частью патриотических чувств, и именно это придает ей необычайную силу».
Однако, подобная религиозность имела и обратную сторону, вынуждая протестантов-американцев подозревать представителей иных религиозных конфессий или вовсе отрицавших религию людей в желании разрушить Америку, избранную самим Господом для великих деяний.
Индивидуализм, равные возможности и неотъемлемые права гражданина— еще один из столпов общественного сознания американцев, обозначивших специфическое отношение к менявшейся и усложняющейся общественно-политической реальности (например, появление корпораций или усиление роли федерального правительства). Сама структура этих институтов казалась непрозрачной и вызывающей подозрения. Любое чрезмерно активное действие правительства или деятельность корпорации, вмешивающейся в жизнь гражданина и меняющей ее, отзывалось в активной гражданской оппозиции, формировании групп активистов, создававших своего рода идеологию «противостояния Системе», наступающей на права американского гражданина (движение минитменов и милиция тому яркий пример). Взаимосвязь «историческое сознание» - конспи-рологическая традиция в американском контексте носила двойственный характер.
С одной стороны, историческая память американцев, являясь интегральной частью исторического сознания, хранила множество образов врага, активизируемых в общественном сознании в зависимости от конкретных обстоятельств. Некоторые из страхов (например, страх католического заговора) развивались на протяжении нескольких веков, и, в определенном смысле, остаются актуальными и теперь.
Особо озабоченные судьбами страны американские граждане, объединяясь в союзы или движения, на протяжении всей американской истории постоянно были готовы вести «крестовый поход» против «заговорщиков».
Находясь в целом в рамках субкультуры, подобные идеологии, базирующиеся на идее заговора, часто находили определенную поддержку среди американцев. Свобода слова - одна из главных ценностей американского общества, позволяла беспрепятственно высказывать любого рода идеи, в том числе и чисто конспирологического характера. Более того, в ряде особенно серьезных социально-политических кризисов, теории заговора становились доминирующим и формирующим национальную повестку дня фактором.
С другой стороны, историческая память о том какие последствия может иметь активное использование теорий заговора в общественном дискурсе, являлась важным фактором, сдерживающим развитие для доминирования подобного рода идей в общественном сознании американской нации. Обвинение в «охоте на ведьм» было и остается весомым контраргументом во внутриполитических дебатах, не раз использовавшихся в процессе становления нации. Помимо этого, структура американской общественно-политической системы оказалась сформирована таким образом, что политики и общественные лидеры, наиболее активно продвигающие идеи «заговора» в обществе, оказывались изолированными от властных структур для сохранения баланса системы. Ярким примером этого может послужить история еврейской общины и специфика развития теории «еврейского заговора» в США.
Антиеврейские предрассудки, связанные с финансовой или религиозной сферой жизни евреев, столетиями преследовавшие их по всей Европе, в США очень удачно вписались в набор ценностей американца, и порой оказывались скорее достоинством, нежели недостатком. Идея «еврейского доминирования» и заговора против Соединенных Штатов была наиболее активна в период т.н. «идеологического антисемитизма», но и в этот неблагоприятный для себя период еврейская община имела достаточно ресурсов, чтобы изолировать потенциально деструктивные идеи, в то время, как Европа буквально проваливалась в трагедию Второй Мировой войны.
Казус Мершаймера-Уолта позволяет сделать некоторые выводы об особенностях американской общественно-политической системы, положении еврейской общины и специфике бытования теорий заговора в общественном дискурсе современных Соединенных Штатов. В первую очередь, хорошо организованная структура еврейской общины и уважение к ценностям американского государства позволяет оказывать успешное сопротивление проявлениям антисемитизма. Одновременно с этим, например, право свободно выражать свои мысли, закрепленное конституцией, позволяет открыто говорить и пропагандировать практически любые идеи конспирологического характера.
Однако, сама структура американской общественно-политической системы препятствует развитию потенциально опасных идей конспирологического характера до серьезных масштабов (что, бесспорно, позволяет активно существовать и эволюционировать теориям заговора на периферии общественного дискурса, на уровне субкультуры). В случае с еврейской общиной, возможно, подобное ее положение в обществе, сформировало стереотип, широко распространенный среди сторонников теории «еврейского заговора», что США являются центром новой еврейской империи, управляемой Сионистским Оккупационным Правительством.
Качественно новый этап развития конспирологического дискурса в США, начавшийся в 1960-е годы во многом под влиянием убийства Джона Ф. Кеннеди и событий на Ближнем Востоке, сформировали новую концепцию, распространенную среди сторонников левых взглядов, о реакционном характере «еврейского заговора», воплощением которого является политика государства Израиль444. Однако, несмотря на сравнительную новизну аргументов, эта концепция успешно интегрировала в себя и популярные ранее негативные предрассудки (например, о нелояльности евреев государству, гражданами которого они являются что вместе с общим трендом по легализации конспирологического дискурса в СМИ определило некоторую распространенность данных теорий заговора.
Эрих Фромм в работе «Бегство от свободы» писал, что проблема сомнений и попыток их подавления «до сих пор остается одной из основных проблем современного человека». Действительно, события политической жизни второй половины XX века в США заставили усомниться в чистоте намерений и честности политиков, а убийства политических и общественных лидеров вселили еще большую неуверенность в окружающем мире. Все это обусловило расширение базы для конспирологического мифотворчества. Однако, сомнение сторонников теории заговора - это гипертрофированная, практически параноидальная подозрительность, которая в бесконечной погоне за ускользающей истиной неспособна прийти к какому-то логическому завершению.
По мнению Брайна Кили, конспирологи - одни из немногих в современном мире, кто, благодаря своим сомнениям, верят, что во вселенной существует порядок. В традиционном мире было нормальным считать, что мир упорядочен Богом или другими сверхъестественными объектами, в эпоху материализма и капиталистической экономики концепция сверъестественного была сведена к нулю, а мировая история оказалась рациональной в своем развитии. «Поэтому, в подобном взгляде на вещи, остается надежда, что люди могут понимать, предсказывать и предположительно контролировать ход человеческих событий. Вот в это конспирологи верят, с единственной разницей, что они еще верят, что неправильные ребята находятся у руля».
Чтобы полностью осмыслить суть подобного исторического сознания, необходимо ближе изучить ментальную природу современного человека. Основатель американского журнала «Скептик» в своей книге «Почему люди верят странным вещам» пишет, что «в культурном плане у нас существует серьезная проблема распознания науки от псевдонауки, истории от псевдоистории и здравого смысла от чепухи.
Но проблема лежит глубже, чем мы думаем. И чтобы до нее добраться, мы должны пробраться сквозь пласты культуры и общества к отдельному человеческому разуму и сердцу». Добравшись до самой глубины, исследователь сможет увидеть насколько наследие архаичных времен, воплощенное в мифологическом сознании, определяет суть современного человека.
Среди наук только истории с ее уникальным опытом и эффективным инструментарием под силу так глубоко пробраться до человека и, проанализировав развитие феномена в исторической перспективе, дать объяснение смысла происходящих сегодня событий, определить преемственность и новизну в развитии явления теории заговора.
Конспирологическое мифотворчество, действительно, является для исторической науки серьезным вызовом, активным образом пропагандирующим профанизацию исследования прошлого, а порой и вовсе манипулируя историческими фактами.
Стоит помнить о том, что «теория» предлагает объяснение события через постановку вопроса и не является окончательным утверждением истинности причин того или иного события. Лишь для сравнительно небольшой группы людей сама постановка проблемы по умолчанию подразумевает наличие заговора, для остальных же - это лишь одна из версий событий.
И, чем доступней и эффективнее будут версии историков на те же самые события, тем успешнее будет проходить процесс деконструкции конспирологического мифа.

olviya

спс

wsda32

Надеюсь, напишешь о своих впечатлениях, - если, конечно, пойдёшь.

Sergey79

есть еще и такой фильм "теория заговора"
вот там тоже все над ним смеялись, а потом он оказался прав.
К слову, недавно погиб Рокфеллер - наследник 99-летнего старшего Рокфеллера. Якобы вылетел в грозу один на своем самолетике и разбился. Вот почитаешь такие новости и начинаешь думать.

Vlad5e

Ошибочка вышла...пришёл послушать о заговоре, но ведёт другой лектор и другая тема: политическая теория международных отношений....

Logon

это заговор лекторов :grin:
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: