FARC: 40 лет борьбы

291074

статья понравилась. Никаких общественно-политических выводов делать не предлагается :)
В этом году Революционные вооруженные силы Колумбии — Армия народа (FARC-EP) — празднуют свой юбилей. Уже 40 лет под предводительством Мануэля Велеса они борются за установление марксистского государства в Колумбии. Победить правительство им пока не удалось, зато они нашли свой способ борьбы с Соединенными Штатами, о чём рассказывается ниже. Так революционеры из FARC стремятся выполнить свой долг в мировых масштабах борьбы с империализмом.
В 40-е годы лидером партии либералов в Колумбии стал Хорхе Гаитано. Супероратор, человек демократических и социалистических взглядов, он уверенно шел к победе на президентских выборах. Для нескольких богатейших олигархических кланов, правивших страной со времен независимости (1819 г. предложенные Гаитано реформы представляли серьезную угрозу. Поэтому на выборах 1948 года его противники добились "грязной победы" — они застрелили товарища Гаитано. В стране началось народное восстание, вошедшее в историю как "bogotazo".
Эти события и начавшаяся гражданская война между консерваторами и либералами как фон присутствуют во всех произведениях Гарсиа Маркеса. Так, например, Полковник (которому никто не пишет) был одним из демобилизовавшихся герильеров того времени. Таким же герильеросом, только не собиравшимся демобилизовываться, был Мануэль Маруландо Велес, ушедший в горы после убийства Гаитано. Со временем он осел в департаменте Толима, основав "независимую республику", состоявшую из нескольких крестьянских pueblos — деревень.
Естественно, что эти бедные крестьяне, которые считали, что Иисус Христос был гринго и жил где-то рядом с Боготой, вовсе не подозревали о существовании Карла Маркса и об идеологических баталиях в мировом масштабе. Однако после кубинской революции в Вашингтоне очень боялись, что вся Латинская Америка покраснеет и соответственно выделяли неплохие деньги на борьбу с "заразой". Вот кто-то из колумбийских чиновников и нашел, как "развести" старшего брата на финансовую помощь: "независимые республики" были представлены как орды коммунистов, которые только и ждут тайного сигнала "Гаванского радио". В район были стянуты войска, и 27 мая 1964 года армия начала операцию, целью которой было раз и навсегда покончить с "коммунистической вольницей".
Крестьяне сразу и не поняли, что военные собираются воевать с ними, а когда поняли, то сразу же решили идти сдаваться. Однако вся штука была в том, что и у военных во всей этой афере с ликвидацией коммунистов была своя игра — все хотели отличиться и продвинуться. А как известно, за сдавшихся крестьян награды не получишь, да и девать их в общем-то было некуда. Поэтому армейское руководство решило бороться с "восставшими красными отморозками" до победного конца, то есть решили в плен брать как можно меньше народу, чтобы никто не догадался, против кого был направлен удар. В результате этой "войны" благодаря быстроте ног выжили лишь несколько десятков крестьян во главе с Мануэлем Велесом. Так 27 мая стал днем спасения (а значит, и рождения) FARC.
В результате военного решения социальных проблем правительство получило множество новых повстанческих групп: FARC (Революционные вооруженные силы Колумбии M-19, ELN (Армия национального освобождения) и EPL (Народная армия освобождения). Первые три стали ориентироваться на Кубу и Советский Союз, а EPL — на маоистский Китай.
Главный расчет повстанцев FARC в то время был на то, что "приедет Че и все сделает". Тем более, что у Колумбии было большое преимущество — очень красивые женщины (лучшие в Латинской Америке талии). Однако у Че были свои планы. После Кубы и Конго ему хотелось поехать в более цивилизованную страну. Сначала он заглянул в Венесуэлу, но там герилья ко времени его приезда уже выдохлась, а бывшие герильеры обсуждали революцию в кофейнях в центре Каракаса. Оставалось возвращение на родину — в Аргентину. Но поскольку и там никто особенно революцию не поджигал, то он неожиданно для многих начал в самой бедной, некрасивой и исторически несчастной Боливии. Возможно, тоска по родине и близость дома сыграли в выборе всемирно известного маечного персонажа ключевую роль.
После того как очередное приключение аргентинца провалилось и американцы разделали его труп, Советский Союз (а значит, и Куба) на некоторое время разуверился в "латиноамериканской революции". Для FARC и других повстанческих групп это означало сокращение финансирования и конец халявной жизни.
YELLOW SUBMARINE
Как и в других странах региона, колумбийская герилья начала выдыхаться. Однако в конце 60-х в Европе и Соединенных Штатах началась сексуально-наркотическая революция. "Битлз" пели Yellow Submarine, а элита переключилась с алкоголя на кокаин. Этим и воспользовался команданте Велес. FARC, используя ленинский принцип "конкретного анализа конкретной ситуации", первыми из повстанцев начали делать деньги на кокаине. В зоне своего контроля они установили налоговые таксы: 10% с крестьянского урожая коки и 15% с производителей кокаиновой пасты, из которой затем делают белый порошок.
Усилившись за счет правильной системы налогообложения, FARC начала расширять свое влияние, "беря под защиту" местных наркобаронов. Цель была одна — заставить их платить революционные налоги. Однако большинство из них, такие, как Родригес Гачо и Камило Гонсалес, имели свои собственные мини-армии и считали, что могут работать самостоятельно.
В результате в конце 70-х-начале 80-х началась война между наркобаронами и FARC. Она велась на двух фронтах. С одной стороны, на земле повстанцы и наркобароны уничтожали "чужие" караваны с кокаином, сжигали "вражеские" плантации и фабрики. Причем на стороне наркобаронов в военных действиях принимала участие колумбийская армия. В частности, когда повстанцы вели наступление в сторону границы с Бразилией, где находилась крупнейшая в Колумбии нарколаборатория Камило Гонсалеса, в джунглях произошел бой. В нем на стороне наркобарона участвовали элитные десантные части колумбийской армии (las Fuerzas Especiales del Ejercito). С другой стороны, последовали убийства политиков, связанных с "врагом". Так, по приказу Гачо были убиты многие депутаты парламента от Патриотического союза, политического крыла FARC.
ДОН ПАБЛО
Переломным пунктом в войне стал союз между FARC и доном Пабло Эскобаром. У марксистов и наркобарона из Медельина было много общего. Пабло Эскобар, как и Мануэль Велес, ненавидел олигархию и несправедливое колумбийское государство. И тот, и другой были людьми левых взглядов. И главное, оба стремились доминировать в своей среде. В частности, руководство FARC считало, что только их организация является революционной, поэтому воевала с остальными повстанцами из M-19, ELN и EPL за территорию. В свою очередь, Пабло Эскобар, уже добившийся контроля за "бизнесменами" из Медельина, пытался подчинить себе картель Кали.
"Босс всех боссов" (помните "Кокаин" с Джонни Деппом?) и босс всех повстанцев начинают действовать масштабно. С одной стороны, расширяется их совместное влияние в Колумбии. В той или иной степени на содержании у наркомафии в середине 80-х находилось до 20% членов колумбийского Конгресса, из которых половина принадлежала Медельинскому картелю. Своих депутатов имело и политическое крыло повстанцев — Патриотический союз. Так что вместе они уже могли не только блокировать "реакционные законы", но и уверенно приближались к контролю над парламентом. На местном же уровне, особенно в Медельине и сельскохозяйственных провинциях, влияние нарко-повстанческого союза было еще более значительным. Таким образом, впервые со времен Гаитано правившие Колумбией семьи вновь почувствовали реальную угрозу своей власти.
С другой стороны, начался экспорт "кокаиновой революции". Эскобар и Велес стали помогать "товарищам" в Никарагуа, Сальвадоре и Панаме. В частности, в 1984 году сандинисты и Эскобар совместно разрабатывали и реализовывали транспортные маршруты для доставки кокаина во Флориду.
Здесь-то они и нарвались на интересы республиканского истеблишмента Соединенных Штатов. Дело в том, что республиканцы, в отличие от демократов, жестко боролись против левых и активно помогали никарагуанским контрас. А под эгидой ЦРУ оружие для никарагуанских правых доставляли братья Очоа из картеля Кали. При этом использовалась схема кокаин-деньги-оружие-деньги. Причем, разумеется, все участники "спецоперации" получали солидные комиссионные.
Соответственно ЦРУ вместе с братьями Очоа решили убрать неудобного конкурента. Таким образом, Пабло Эскобар стал главным врагом Соединенных Штатов Америки в регионе. И именно на него ЦРУ повесило весь кокаиновый трафик в США. Эта война продлилась до 1993 года, когда Пабло Эскобара все-таки застрелили. Примечательно и то, что после его смерти экспорт наркотиков в США только вырос.
Одновременно началась жесткая война против FARC, которые стали угрожать интересам "пяти семейств". За несколько лет убили около трех тысяч членов Патриотического союза, включая депутатов на всех уровнях. Семейства сделали все, чтобы не допустить урегулирования конфликта и раздела власти с повстанцами мирным путем. Кроме того, в рамках войны появились paramilitares, занимавшиеся тем же самым бизнесом, только под эгидой государства и ее самых влиятельных кланов.
КРАСНЫЙ КОКАИН
К тому времени повстанцы уже самостоятельно освоили кокаиновый бизнес, имели свои транспортные маршруты и дилерские сети в Соединенных Штатах. В 1987 году под эгидой FARC создается Повстанческий союз имени Симона Боливара. На самом деле это означало подчинение остатков других повстанческих групп (кроме ELN) команданте Мануэлю Велесу.
Убрав Эскобара, американцы даже помогли повстанческому команданте, избавив от потенциального соперника. Определенные неприятности для повстанцев доставило падение "Берлинской стены", в результате чего FARC лишилась идеологических союзников в Никарагуа, Сальвадоре и Панаме. Так что какое-то время повстанцам пришлось бороться и разлагать империализм через Кубу. (Примечательно, что замешанные в трафике генералы, экстрадиции которых требовали США, были расстреляны Фиделем в сжатые сроки.) Уже к середине 90-х нормальный трафик был восстановлен. Повстанцы продолжили экспроприировать сверхдоходы "экспроприаторов" с помощью торговли кокаином.
В целом 90-е принесли с собой много полезного для блага революции. В частности, параллельно с ростом "новой экономики" рос спрос в Соединенных Штатах: появился новый класс яппи-профессионалов, активных и богатых потребителей кокаина. (Где-то в это время разворачивается действие "Трафика".)
В результате FARC заметно усилилась как в экономическом, так и в военном плане. В 1996 году в ответ на наступление правительственных войск FARC провела контратаку, захватив крупную военную базу с символическим названием "Приятности". После этого правительства уже не решались на крупные военные кампании. В свою очередь, Мануэль Велес объявил о финальной стадии войны, в рамках которой была поставлена цель — взять столицу.
К этому времени повстанческая армия достигла численности в 30 тысяч человек, а число активных сторонников FARC в Боготе доходило до 80 тысяч. В этой ситуации президент Пастрана в 2000 году начал мирные переговоры с FARC. Повстанцы получили пять муниципалитетов в качестве собственной зоны ответственности и, что было самым важным, — выход к морю.
И правительство, и повстанцы использовали это время для подготовки к новому этапу войны. В рамках плана "Колумбия" США разместили в стране свой ограниченный контингент и начали подготовку национальных кадров для борьбы с повстанцами. За несколько лет Вашингтон потратил для нужд колумбийской армии семь с половиной миллиардов долларов. В результате Богота стала третьим получателем военной помощи от Вашингтона.
В свою очередь, и повстанцы не теряли времени, понимая всю циничность логики капитализма. Они активно вкладывали деньги в легальный бизнес. В ЦК повстанческого движения был включен банкир Симон Тринидад — человек из богатой семьи, получивший гарвардское образование. Помимо вложений в иностранные банки и оффшоры, FARC продолжала завоевание страны изнутри. В частности, повстанцам принадлежит крупнейшая сеть куриных ресторанов в Колумбии. И, конечно, герилья активно перевооружалась. Один из последних кораблей, вошедших в повстанческий порт, был загружен оружием китайского производства, в том числе десятью тысячами автоматов "Калашников".
РЕВОЛЮЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
Война возобновилась в 2002 году, в период "кризиса предложения" на кокаиново-героиновом рынке Соединенных Штатов. Дело в том, что в конце 90-х талибское правительство в Афганистане начало борьбу с посевами опиумного мака. В результате афганский экспорт на мировой рынок сократился чуть ли не в десять раз. Одновременно повстанцы из FARC на подконтрольной им территории начали постепенную переориентацию крестьян — место коки заняли легальные посевы. Таким образом, на мировом рынке тяжелых наркотиков возникла нехватка сырья: поставки из ключевых центров начали сокращаться.
В результате (при том, что объем наркотика только в Нью-Йорке составляет более 50 миллиардов долларов ежегодно) цены на наркотики, в том числе и на кокаин, начали сказочно расти. Многим рядовым яппи это ударило по карману. Одновременно начало ухудшаться качество товара, появились крайне вредные препараты-заменители. В итоге возникла серьезная угроза социальной стабильности в Соединенных Штатах.
Чтобы не доводить ситуацию до взрыва, правительство США приступило к активным действиям по решению новой для себя проблемы. Зимой 2001-2002 гг. был ликвидирован режим талибов, боровшийся с опиумными плантациями; в Колумбии примерно в то же время началось наступление правительственных войск против повстанцев.
Военные действия понадобились не столько для того, чтобы побеждать, сколько для того, чтобы лучше экспортировать. Теперь и в Афганистане, и в Колумбии находятся американские войска. Специализированные транспорты теперь без проблем могут курсировать между зоной производства и основными рынками сбыта в "цивилизованном мире". Цены на "товар" на розничном рынке снова пошли вниз. Социальная стабильность была восстановлена, что стало главным достижением и одной из основных причин успеха президента Буша на выборах.

CFred

Спасибо, почитаю на досуге, проглядел по диагонали, вроде интересно

muza71

мне кажется неубедительной идея что сша воюют ради социальной стабильности(в смысле ради возможности граждан спокойно потреблять кокаин). но все равно забавно - получилась такая уродливая картина капитализма :)

sanitar

Доходы бизнеса США на кокаине и героине -
дивиденды на вложения в Пентагон.

muza71

угу, хороший удобно-нелегальный бизнес

Kraft1

В результате (при том, что объем наркотика только в Нью-Йорке составляет более 50 миллиардов долларов ежегодно) цены на наркотики, в том числе и на кокаин, начали сказочно расти. Многим рядовым яппи это ударило по карману. Одновременно начало ухудшаться качество товара, появились крайне вредные препараты-заменители. В итоге возникла серьезная угроза социальной стабильности в Соединенных Штатах
Ну и маразм!
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: