"Конфедерация Меганезия", Алекс Розов

Michael61

aloha, foa!..
а кто-нибудь здесь читал чудные книжки Алекса Розова серии "Конфедерация Меганезия"? "Депортация", "Чужая в чужом море", "Созвездие эректуса"; на подходе четвертая - "День Астарты".
на мой вкус - идеальное соцустройство, причем.. по крайней мере, относительно.. реалистичное. И очень талантливо и убедительно описанное... Не помню, что я читала с таким удовольствием за последние лет 5:)
пост в некотором роде рекламный пусть нас станет больше - глядишь, и построим себе мир без церквей и государства, зато с кучей всяких радостей, мм?
а если кто читал - интересно послушать мнение мудрых товарищей по поводу оптимальных путей реализации в возможность я твердо верю, "надо только всем хорошим людям собраться и ..по крайней мере, депортировать всех плохих"
первая короткая книжка - Депортация. Мини-роман - трансутопия - по ссылке . Формат fb2; читается, к примеру, через CoolReader.
продолжение, "Чужую в чужом море", заинтересовавшиеся легко смогут найти в инете, благо позиция автора - "принципиальный копи-лефт" (с

seregaohota

imho copyleft вовсе не противоположен copyright, а кое в чём очень даже похож
Upd Копилефт, Copyleft - я оказался не совсем прав, а скорее лев :)

Michael61

я имела в виду, что автор не против своих книг в свободном доступе:) если копилефт - правильный термин - ну и хорошо
перечитала сейчас "Депортацию".. эх, было б уже такое место - уехала бы, не задумываясь ни секунды пара моих приятелей, кстати, пообещали создать.. посмотрим, чем смогу - всем помогу

sidorskys

Это что-то типа планеты Транай? :grin:

Sergey79

лучшее из реалистичных соц. устройств в этом мире - это то, которое есть сейчас. Остальные соц. устройства сожраны как менее конкурентоспособные (например, диктатуры либо сами развалились как малореалистичные (например, коммунизм).

sidorskys

 
лучшее из реалистичных соц. устройств в этом мире - это то, которое есть сейчас. Остальные соц. устройства сожраны как менее конкурентоспособные

Может, просто к ним барьер перехода высокий, а сами-то они тоже устойчивы. :p
Потому и не реализовывались.

Sergey79

тут ключевое слово "может". Может быть все что угодно.

Sergey79

пост в некотором роде рекламный пусть нас станет больше - глядишь, и построим себе мир без церквей и государства, зато с кучей всяких радостей, мм?
короче прочитал. Имхо это аццкая тирания. Построено на принципе "моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого", только с веселым дополнением: "это Я определяю где проходит эта граница, а на мнение другого об этой границе - мне насрать, а если он попробует возмутиться, я его убью или депортирую".

sanitar

пара моих приятелей, кстати, пообещали создать..
Эти, что ли:
http://www.meganezia.ru/modules/newbb/index.php

Michael61

прочитала:)
ну, в том смысле, что люди построили себе место, где им нравится жить.. а на мнение посторонних им более-менее пофиг, причем они это готовы защищать.. похоже. Мне в твоей книжке меньше понравился главный герой, любитель блин осчастливливать окружающих тем, что они нафиг не заказывали
но жить по-меганезийски лично мне охота гораздо больше... и тебе, Миша, мне кажется, было б тоже, предполагаю по твоим постам и вообще твое мнение, кстати, весьма интересно было б услышать)

Michael61

да, там они есть

sanitar

интересно послушать мнение мудрых товарищей
В наши дни наблюдается всплеск интереса к утопиям. Наверно, все это где-нибудь в интернете уже сто раз обсуждалось. Кстати, на мой взгляд, интереснее покритиковать уже существующие утопии. Если брать для рассмотрения что-то жизнеспособное, нетоталитарное, существующее не один десяток лет, и в мировом масштабе, то можно вспомнить о
http://ru.wikipedia.org/wiki/Rainbow_Gathering

Michael61

в некотором смысле - да
я не согласна с точкой зрения, что Меганезия - отсутствие государства как свода правил. Просто лично мне разумные правила меганезийского типа куда ближе, чем основанные хз на чем существующие нормы. И правил в Меганезии - очень мало, и как раз те, которые считала б необходимыми для людей, которые хотят жить и работать рядом, лично я...
в общем и целом - я б лучше при такой "тирании" жила, чем в существующей "демократии"
и скажи, если не сложно.. вот я, когда читала, тирании не особо заметила там тирания - достаточно естественная.. по типу как оживленную улицу - только по светофору переходить, иначе собьют... Ну, запретили призывать по религиозным соображениям к погромам, а в ответ на погромы активистов выставили из страны. И что, это плохо?.. Люди договорились жить как они хотят и это право защищают. Если "всенародно избранное" правительство и "общественные организации" живут как хотят, и не под большинство подстраиваются, а большинство под себя подстраивают, - это лучше?..
и собственно, на этом форуме позиция а-ля Розов встречается часто. Просто у Розова она выражена красиво и последовательно.. к тому же с сюжетом и на фоне океана

Michael61

тогда уж интересней индийский Ауровилль, там люди много лет живут, а не на пару недель в году в отпуск приезжают, хороводы поводить
на Радуге как я по твоей ссылке прочитала мне было б тяжко, они слишком много от "своих" хотят. Ну т е когда все ходят с фенечками - это примерно то же самое, как если все ходят в костюмах. Добровольцы еду готовят - ну отлично, а что, если в один прекрасный момент добровольцы закончатся, есть-то все равно хочется?..
Розовская Меганезия (которая нифига не про хиппи) из прочих утопий мне кажется наиболее реалистичной: от хабитантов хотят объективно мало, но уже чего хотят - того хотят. При этом, на мой вкус, хотят оч разумного, потому мне было б радостно и ненапряжно
попозже скину несколько характерных цитат.. хотя там полкнижки характерных цитат

sanitar

попозже скину несколько характерных цитат.. хотя там полкнижки характерных цитат
А может сразу перейти к пункту 3.2.5 ?
3.2. Поскольку основной идеологический заряд содержится в розовском цикле про Меганезию, важнейшей задачей при раскрутке идеи построения Меганезии является раскрутка собственно первоисточника. Способы раскрутки книги:
3.2.1. Выкладывание текста в максимальном количестве онлайн-библиотек
3.2.2. Издание текста на бумаге
3.2.3. Обсуждение текста в прессе
3.2.4. Создание субкультуры вокруг текста:
3.2.4.1. Фанфикшн
3.2.4.2. Ролевые игры
3.2.4.3. Тематические фестивали
3.2.4.4. Сувениры
3.2.4.5. Мем-атака (настойчивое употребление меганезийских мемов при каждом удобном случае)
3.2.5. Экранизация
Я уверен, что на форуме полно народу, которому охота сняться в кино.

Michael61

извини, невнимательно прочитала твой ответ первый раз
почему это "ты сам определяешь, где граница проходит"? она всем известно где проходит, что оформлено в местном аналоге конституции: по границе твоего тела и твоей частной собственности. Это твое личное пространство, можешь, если хочешь, его сужать, а вот расширять за счет окружающих - нет.

Если кто-то возмущается, что девушки в мини-юбках ходят и без паранджей, то это проблемы возмущающегося, а не девушек и тех, кому это нравится? тем более, что тех, кому это нравится, больше

Sergey79

она всем известно где проходит, что оформлено в местном аналоге конституции:
Ну это да. Только это диктатура большинства. Как быть с "фундаменталистским меньшинством"? Оно с такой границей не согласно. Но эти люди там жили давно, это их земля, их предками заселенная. И в книге их убивают и выселяют как только они начинают бороться за свои взгляды.

Sergey79

Если кто-то возмущается, что девушки в мини-юбках ходят и без паранджей, то это проблемы возмущающегося,
если он приехал из аула, то да. А если к нему приехали в аул - то это проблема приезжих.

Michael61

лично я тем, что ты скинул, заниматься не собираюсь и на том форуме у меня ни одного поста, кстати
я могу предложить почитать тем, кому тоже может понравиться. Что, собственно, и делаю первые 50 страниц не понравились - не вопрос, Розов - не РПЦ; по его книгам, не думаю, что в его голову в принципе могла бы прийти мысль насильственно вводить в школах Основы Меганезийской Культуры
естественная конкуренция за фокус внимания - это хорошо. Плохо - это монополия и нечестная конкуренция, пример - та же РПЦ. Одно радует - если РПЦ нуждается в стремных методах, то сама по себе предлагаемая концепция потенциальным потребителям мало интересна
Меганезия, на мой взгляд, - гораздо более привлекательная концепция если не внешнего устройства, то хотя бы общего отношения к жизни мне даже не так важно, будет ли что-то такое для большого количества человек. Для себя и окружающих у меня что-то такое будет - и хорошо.
При этом розовские книжки - и розовский жж - имхо оч полезны.. с точки зрения понимания штук про всячески навязываемую фигню, типа "то, что есть - это идеальное госустройство из возможных, поэтому не рыпайтесь". Если кому-то тоже интересно

Sergey79

Меганезия, на мой взгляд, - гораздо более привлекательная концепция если не внешнего устройства, то хотя бы общего отношения к жизни
А что это за отношение к жизни? "Я буду жить так как мне нравится и плевать на тех, кому это не нравится"? Очень, очень свежая концепция.

Michael61

ээ?..
там коренное население - полинезийцы. Им нафиг не сдались ни европейскин миссионеры, ни европейская одежда, ни европейское представление о хорошем и плохом. В аул как бы никто и не едет. В настоящий момент аул едет во францию с англией, а в книжке - еще и в меганезию. При этом франция и англия в ответ на известную историю с карикатурами на пророка принимает позу толераста, а меганезийцы так не хотят.. и я на стороне меганезийцев

sanitar

лично я тем, что ты скинул, заниматься не собираюсь
Чем тебе заниматься - это твое личное дело. Я лишь порекомендую завести тематическую зону - раздел Сосити читают не все.

Michael61

если я скажу, что мне нравится, чтобы ты мне ремонт бесплатно сделал, а если ты откажешься, то мне это не понравится, то ты сделаешь? или все-таки наплюешь на мое "не нравится"?
как ты мог :grin: !
граница - есть. По твоей частной собственности и твоему телу. Правила - есть. Просто их меньше и они другие, на мой вкус - более разумные. А прочее - а с какой радости?.. "свобода есть возможность открыто делать то, что не нравится другим" (с)

Sergey79

деталей в книге нет, но логично предположить, что те фундаменталисты не поехали в Меганезию на расстрел, а уже были там до образования Меганезии. В результате, пострадали от тирании.
Поэтому следующий шаг - это уже страдание меганезийцев от диктатуры всего прогрессивного человечества.

Michael61

кому может быть интересно - большинство читают. Кто прочитает первые 50 страниц и не заинтересуется - и ладно, вольному воля. Кто прочитает и заинтересуется - дальше разберется сам
завести зону - дело нехитрое, но я ее вряд ли буду поддерживать не знаю.. посмотрю... спасибо за совет

Sergey79

если я скажу, что мне нравится, чтобы ты мне ремонт бесплатно сделал, а если ты откажешься, то мне это не понравится, то ты сделаешь? или все-таки наплюешь на мое "не нравится"?
Отличный пример, мы подходим к самой сути.
Если я правильно выберу время и место и скажу тебе "кошелек и мобилу, быстро, а то обижусь" - то ты не наплюешь на мое "не нравится".
Потому что если нет абсолютного морального ориентира (например, Бог то все остальные моральные ориентиры относительны. И "прав" тот, кто сильней, кто может навязать слабому свою волю. Как большинство меганезийцев навязывает волю меньшинству. Но точно также остальное мировое сообщество может навязать свою волю меганезийцам и будет не менее право.
Так вот самая маковка рассказа: почему-то априори полагается, что меганезийцы будут процветать при своем мироустройстве (сама собой решится проблема коррупции, ага). С какой стати? Только пещерные люди жили без государств и церквей. Ты бы поехала в джунгли Амазонки к первобытным племенам? Нет, потому что тебе нравятся блага, которыми тебя обеспечивает сильное государство именно за счет того, что оно сильное.

Michael61

знаешь, отсутствие морального ориентира в лице Бога не мешает мне НЕ обирать в темноте прохожих
а от вопрос, почему в меганезии не будет коррупции, мне тоже наиболее интересен из всех вопросов, это я согласна...
но что хочу отметить, посмотри посты в Society же. Хочешь сказать, что "сильные" (под которыми я имею в виду владеющих госвластью/корпорациями) сейчас в России не подчиняют себе "слабых"?.. Тоже подчиняются тем же законам? только сейчас это - меньшинство, подчиняющее себе большинство. При этом большинство благосостояние меньшинства обеспечивает. Это более морально справедливо, если уж пользоваться категориями морали и справедливости? Это типичное татаро-монгольское иго и прочее крепостное право, только оно маскируется под "мы слуги народа". Ты это защищаешь?.. Я понимаю позицию "я этому подчиняюсь, потому что они пока реально сильнее, и иначе меня убьют нафиг, а жить охота". Но позиция "то, что есть, - правильно", меня удивляет.
А мировое сообщество, если читать прочие книги, пыталось навязать свою волю меганезийцам. А меганезийцы не дали, обойдясь без переговоров в ООН
а благами меня не государство как механизм по пилению налогов обеспечивает, а люди, с которыми я осуществляю разделение труда. Что такое государство?..
/ушла гулять)

Michael61

ну вот
во-первых, отвечая по сюжету книжки:
про тех, кто "раньше жил, поэтому имеет право". Если это считать аргументом, то раньше всех там аборигены жили, а из прочих понаехавших все одинаково неправы, но к культуре аборигенов ближе всех свободная Меганезия. Ну а если по реалиям, то правы те, кто это право сумел себе взять.. и по книжке это вновь лучше всех сумела свободная Меганезия
и про блага, которыми меня обеспечивает сильное государство. Ты наше имеешь в виду, что ли? Оплата сайта госдумы за 7 млн из налогов и все прочее - это, конечно, суперблаго. Объективно мне государство дает только отсутствие полного бардака (полный бардак - это когда на улицах днем грабят и стреляют, как сейчас в Киргизии. Сейчас можно стрелять, только если в гос форме; это таки лучше, чем всем подряд). Но эта услуга - и в заметно более качественном исполнении - должна стоить куда дешевле суммы налогов, нефтеденег и прочих поборов.
А милиция сейчас - это нечто вот пожалуйста, ситуация - http://talks.guns.ru/forummessage/20/492508-5.html (первый пост Yakoff74, на человека напали в его доме, он применил ружье - и даже никого не убил - и имел глупость вызвать милицию и его вывод по итогам - http://talks.guns.ru/forummessage/20/492508-18.html (Yakoff74 posted 5-3-2010 14:17). Краткое содержание вывода – милицию, особенно в случае хоть сколько-то успешной самообороны, не вызывать ни в коем случае (цитирую, немного облагораживая язык автора: "Вы должны знать и быть уверенными, что сотрудники МВД в первую очередь думают, как бы им не пострадать, а во вторую – как им на ситуации заработать. Вы как потерпевший никому не нужны. Мой самый главный совет по итогам моей истории: у вас два врага, это напавшие на вас бандиты и сотрудники милиции. Причем если от бандитов вы отделаетесь легко, то от сотрудников милиции гораздо сложней и позже". И там еще советы потерпевшего – как бы он поступил в той ситуации сейчас)
Что еще нам дает государство? Науку? Муж моей бывшей научной руководительницы умер от сердечного приступа на фоне проблем с попытками выиграть тендер. Ему сказали – все отлично, все шансы у вас, только откат – минимум 80%, просто за то, что мы сидим на кране. А как вы будете это все делать - платить зарплату своим сотрудникам, покупать оборудование и реактивы – нас не волнует. Отличное сильное государство
Армию? - мое мнение хорошо выражает статья того же Розова из его жж: http://alex-rozoff.livejournal.com/1830.html. 2005 год, стиль автора с тех пор отточился. Но все равно написано хорошо
Все прочее тоже если делается, то по минимуму и через ж. И! все логично, если принять, что наше правительство - что-то типа татаро-монгольского ига, которое собирает себе дань и подавляет недовольных. Ну, поддерживает самый базовый порядок. А то все обзаведутся для самозащиты ружьями, а с ружьями и до кремля недалеко...
Но рассказывать, что государство что-то для нас делает.. это как восторгаться, что я пришла в магазин и заплатила за классное дорогое вино, а мне продавец в ответ дал бутылку дешевого пива. Правда, офигенно, что продавец не послал меня с моим вопросом "вино или деньги назад", а хоть пива дал? «А он бритвочку взял – и положил.. а мог бы и полоснуть!..»
Цитируя еще раз жж Розова:
"Вышедшая в 1989 монография экономиста-аналитика Эрнандо де Сото «Иной путь. Невидимая революция в третьем мире» произвела в мире эффект мегатонной бомбы. Автор пересчитал на человеко-часы стоимость бюрократических процедур, требуемых современным буржуазным законодательством для реализации экономической свободы и права частной собственности. Он доказал, что демократический экономический порядок и принципы свободной конкуренции существуют только в «неформальной» экономике, которую в продвинутых развивающихся странах не успел задавить тандем государства и финансового капитала. В рамках легального рынка никакой свободы давно нет.
«Процветание компании в меньшей степени зависит от того, насколько хорошо она работает, и в большей - от издержек, налагаемых на нее законом», - пишет де Сото.
«Цена законности» для маленького магазина оказалась равна примерно 500 человеко-дням, для швейной мастерской - около 1000 человеко-дней, а для индивидуального строительство жилья – около 4000 человеко-дней (вдвое выше цены самого жилья). «Демократическая» власть не дает среднему гражданину ни заниматься легальным предпринимательством, ни даже самостоятельно обслуживать свои потребности.
В развитых странах Запада наступление на частные права шло постепенно, и люди в основном смирялись с каждым очередным ограничением свободы и инициативы. В продвинутых развивающихся странах Латинской Америки бюрократические барьеры были возведены в течении жизни одного поколения – и общество воспротивилось. До 40 процентов легального по сути бизнеса ушло в «тень», возник теневой рынок труда и жилья, и наконец – целые теневые муниципалитеты с теневым жильем и теневой инфраструктурой. Де Сото приводит фотографии жилых кварталов Сан-Пауло, не нанесенных ни на одну карту города – поскольку они возведены полностью нелегально. Жизнь этих кварталов связана с государством только через регулярные взятки, которые теневой муниципалитет платит полицейскому начальству за «ненаблюдательность».
Несмотря на нелегальность этих поселений, уровень преступности (в бытовом смысле) тут не выше, чем в легальной части города, локальная полиция работает исправно, а права «теневой» собственности на недвижимость фиксируются в реестрах «теневых» жилищно-эксплуатационных кооперативов (де Сото приводит фотокопии этих документов).
Открытые де Сото «города-призраки» - это естественный эксперимент по выявлению избыточных функций государства. Избыточными оказались практически все. Институты самоуправления жителей эффективнее и дешевле государственных институтов. Огромный объем дешевого ширпотреба, произведенного в этих городах-призраках, на предприятиях-призраках, имеет вполне приличное качество и находит спрос даже в развитых странах. "
..логичен вопрос - что же я делаю в Москве, а не в городе-призраке?
..собираюсь уехать, честно говоря). Несмотря на пламенную статью из соседнего поста, просмотренную по диагонали, хочу жить, а не бороться. Хотя желаю правительству примерно того же, что автор статьи.. но боюсь, что это будет море крови, а потом - очередное правительство. Если останется, что делить, после «помощи» международного сообщества по разруливанию моря крови... В джунгли Амазонки не очень хочется, а в Рунезию (http://runesia.tk/ или перейти с http://www.nesia.ru/ ) я б уже не отказалась. Ну и вообще - вариантов-то много. Здесь сейчас как-то совсем дохленько лучше уж утонуть, увлеченно ныряя у тропических островов, чем, к примеру, поплатиться в метро за политику правительства, которое мне нафиг не сдалось со всей своей политикой. Да еще и из налогов эту политику оплачивать. Мне пофиг и "почему нет", и "что они сделали, чтобы стало да". Кто это поддерживает и зачем - хоть то же правительство для создания внешнего врага, хоть желающие производить и сбывать военную технику, да хоть бы и правда правительство хочет, но не может – мне тоже пофиг. Фишка в том, что на общую сумму налогов и прочих поборов за 15 лет сто раз можно было добиться мира и "да"… Конечно, при малейшем желании и умении не только про сортиры и канализацию с экранов говорить.
За что благодарна Розову - за снятие очков и обретенную однозначность позиции на эти все темы. Человек для государства, а не государство для человека. Религия, если человеку хочется, для человека, а не человек для религии. Правила для человека, а не человек для правил. Ну и прочее в таком духе. Жизнь стала гораздо проще и приятней а с конкретным воплощением для себя - разберусь. Для всех - не знаю, насколько это возможно. Попытка воплощения утопии – дело такое.. вот взять «Атлант расправил плечи» Айн Рэнд и «Доктрину шока» Наоми Кляйн. Первое – утопия нео-либерализма, а второе – практика, блин. Понятно, что с идеальными людьми все отлично получится, даже крепостное право. А с обычными?.. Почему в Меганезии не будет коррупции? – ну, типа как потому, что у всех граждан есть оружие, и они хорошо умеют с ним обращаться. И при попытке коррупции – смертная казнь без вопросов. И на жизнь всем хватает, поэтому нищета на преступления не толкает. Но что-то мне кажется, что этого недостаточно.
Но в любом случае, будет что-то такое в заметном масштабе или нет, мне было очень полезно прочитать для себя... И жж автора, Алекса Розова. http://alex-rozoff.livejournal.com/?skip=100 . Сначала он больше религию критикует (если кто знает сообщество кариан и портал мембрана.ру - Розов там модератор, если не ошибаюсь…). А потом больше про социологию. Очень хорошо пишет.
Я характерные цитаты обещала. Из первой книжки.. сюжет - из страны Конфедерация Меганезия, раскинувшейся по островам акватории теплых океанов, выгнали несколько "борцов за права человека". Журналист сначала берет интервью у первого судьи, который объясняет часть принципов Меганезии. Потом у второй судьи - вторая порция принципов. А потом смотрит по ТВ выступление координатора Меганезии (типа президента) - третья часть.
В прочих книжках сюжета больше но и первая читается легко. Если сама идея так жить нравится...

Michael61

Из интервью первого судьи (Грендаль Влков) журналисту (Малик Секар):
— Вот видите, сен Секар, в чем различие между владением своей вещью и владением чужой? Так и с моральным выбором. Он принадлежит личности, и личность может распорядиться им так и этак, как захочет и когда захочет.
— В том числе, сделать выбор в пользу патриархальной морали, — вставил Секар.
Грендаль энергично кивнул.
— Да. Но только за себя, а не за соседа. Если личность принуждает соседа к своей морали, то присваивает чужое право. Как я, в случае с вашей камерой. Никто не говорит, что запрет отбирать чужую вещь — это нигилистическое отношение к владению, верно? Говорят наоборот: что это — защита права владения. Такую же защиту Великая Хартия обеспечивает праву на моральный выбор. При чем тут нигилизм?
<…>
— Никаких отличий, — спокойно ответил Грендаль, — то же самое касается владения вещами, которые, находясь в частных руках, создавали бы угрозу для всех. Люди договариваются, чтобы частные лица не владели атомными бомбами или национальными электросетями.
— Есть страны, где национальные электросети находятся в частных руках, — заметил Секар.
— В этих странах и грабят безнаказанно, — парировал Грендаль, — причем именно те, в чьих руках электросети. Попробуйте их наказать. Они вам электричество выключат — и все.
<…>
— Хорошо, сен Влков, давайте вернемся к реальности. Как вы прокомментируете заявление представителя Human Rights Watch о том, что в Конфедерации создана — цитирую по памяти — «обстановка тотального глумления над идеалами религиозно-культурных общин, чья мораль и чьи взгляды отличаются от правительственных»?
— О реальности, так о реальности, — согласился Грендаль, — давайте мысленно перенесемся на какой-нибудь из ближайших крупных островов. Ну, например, Нукуалофа. И заглянем в первое попавшееся открытое кафе у берега океана. Что мы увидим?
— Ничего особенного, — предположил репортер, — люди кушают, пьют напитки, или там…
— Мы увидим, — перебил Грендаль, — совершенно разных людей, отдыхающих согласно своему вкусу, но при этом соблюдающих необходимый минимум общих правил. Кто-то может сидеть там во фраке, кто-то — в купальнике, кто-то — в лава-лава, а кто-то — вообще голым. Это — личное дело каждого. Но никто не вправе ломать мебель или нападать на других посетителей и каждый должен платить за то, что съел и выпил. Это так, верно?
Репортер кивнул и Грендаль продолжил.
— При этом, конечно, одним людям может не нравиться внешний вид или стиль поведения других. К примеру, пуританина будут смущать раздетые натуралисты, натуралистам не понравятся мусульмане, закутанные с ног до головы в темную ткань, а мусульманам будет неприятно, что у большинства женщин открыты лица, а у многих — и другие части тела.
Каждый может поспорить с другим о вкусах и приличиях, но другой вправе остаться при своем мнении и даже вообще отказаться обсуждать эту тему, если ему не интересно. Но никто не должен навязывать свой вкус другому. Если пуританин начнет силой натягивать на натуралиста костюм, а тот начнет сдирать с пуританина одежду, то будет черт те что.
— Все так, — согласился Секар, но что, если кого-то так оскорбляет внешний вид другого, как если бы тот ударил его по лицу? Не лучше ли пойти на некоторые компромиссы?
— Не лучше, — ответил Грендаль, — граждане не обязаны терпеть неудобства из-за чьих-то неврозов, а нервного гражданина никто не заставляет бывать в общественных местах.
— Это если речь идет о пляже, — возразил репортер, — а как на счет места работы или учебы?
— Там надо работать или учиться, а не глазеть на коллег, — отрезал Грендаль, — и вообще, как сказал Ганди, пусть каждый занимается своими делами и предоставит другим заниматься своими. Иначе никакое социального регулирование не поможет…
<…>
— Подождите, не так быстро! — взмолился Секар, — что бы ни было написано в этом пункте, основа Великой Хартии в том, что никто не может совершать произвольное насилие над человеком!
— Произвольное объективное насилие, — уточнил Грендаль.
— А ударить по лицу — это не объективное насилие?
— Ударить по лицу — это объективное насилие. А действие, которое только для данного конкретного человека все равно, что удар по лицу — нет. Объяснить подробнее?
Секар кивнул головой, не отрываясь от ноутбука. Его пальцы летали по клавиатуре.
— Я объясню так, как объясняли мне, — сказал Грендаль, — возьмем индивида, который испытывает страдания, если кто-то наступил на его тень. В некоторых племенах тень считается частью организма, так что пример жизненный. Что нам теперь, исходить из этого обычая и защищать человеческую тень так же, как тело?
— Это неудачный пример, — сказал репортер, — какое-то вздорное суеверие…
— Именно поэтому пример удачный. Действия объективно не затрагивают тело человека, но он приравнивает их к физическому насилию. Чтобы учесть такие суеверия, придется урезать свободу передвижения людей, совершить над ними объективное насилие.
— Ладно, пусть будет ваш пример. Конечно, специально защищать тень — это вздор, но, с другой стороны, специально наступать на тень человека, который придает этому значение, как-то нехорошо. А как отмечал доктор Ахмади в своем выступлении…
Грендаль устало потянулся и зевнул.
— Ну, конечно. Этого поросенка раздули до размеров слона.
— Почти что, — согласился репортер, — где-то метра три в диаметре.
— Нет, сен Секар, я имею в виду первого поросенка, с которого все началось.
— Боюсь, я не совсем в курсе, сен Влков…
— Сейчас расскажу. Все началось в школе. Одна семья попросила учителя запретить в классе, где учился их ребенок, авторучки с изображением поросенка из популярного мультфильма. Они были мусульмане, а у них особые табу в отношении свиньи. Учитель сказал, что такие вещи находятся в компетенции родителей. Тогда отец ребенка поднял вопрос о поросенке на родительском собрании, но сделал это недостаточно тактично. В результате ему пригрозили полицией, а об инциденте стало известно всем школьникам. Через несколько дней остальные дети пришли в классе в футболках с большим рисунком того же поросенка, да еще наклеили стикеры с тем же поросенком на все, что можно. У ребенка-мусульманина случилась истерика, а мусульманская община обратились в суд с заявлением об истязании и дискриминации. Суд опросил учителей и школьников, но не обнаружил объективных действий, которые могли бы так квалифицироваться. Разумеется, суд доставил неудобства детям и их родителям, что и вызвало, по выражению прессы «свиной бум». Пиком, как вы знаете, стали огромные резиновые свиньи, надутые гелием — многие жители подняли их над своими домами, кафе и лавками накануне Хэллоуина.
— Из-за чего и произошли стычки, потребовавшие вмешательства полиции, — добавил Секар, — разумно ли было доводить до этого?
— Разумно ли с чьей стороны? — спросил Грендаль.
— Я имею в виду, может, лучше было пощадить чувства этого мальчика и уступить в такой мелочи, как детские авторучки? Свет что ли клином сошелся на этом поросенке?
Возникла пауза. Грендаль на четверть минуты задумался, а затем сказал:
— Авторучки — детские, а проблема — взрослая. Свет всегда сходится клином на какой-то мелочи: картинках, футболках, воздушных шариках. Из этих мелочей складывается наша свобода. Мы учим детей быть свободными именно на таких мелочах. Я прочел в одной старой книжке: свобода — это возможность открыто делать то, что кому-то не нравится. По-моему, очень правильная мысль.
— А вы не боитесь, что таким путем мы отучим детей от милосердия?
— Не боюсь. К милосердию не принуждают — так я ответил доктору Ахмади. Милосердие это стремление опекать и защищать, а не подчиняться и терпеть. Когда четырнадцать лет назад правительство намеревалось проложить дорогу через Леале Имо — что было?
<…>
Репортер улыбнулся и снова кивнул.
— Для уточнения вашей позиции я задам еще вопрос: рассказывая о свином буме, вы упомянули, что отец ребенка недостаточно тактично изложил свои претензии. А что это значит, и как он мог бы сделать это тактично?
— Он сказал примерно так: ислам учит, что свинья — нечистое животное, с этим следует считаться, вы не вправе оскорблять мою веру. Он стал диктовать свободным людям, на что они имеют право, а на что — нет. Если бы он сказал: сын очень страдает из-за этого поросенка, и, если эта картинка для вас не принципиальна, то нельзя ли попросить ваших детей писать ручками с другой картинкой — реакция, наверное, была бы другой.
— Милосердие? — спросил репортер.
— Вроде того, — Грендаль пожал плечами, — В начале-то никто и не думал терроризировать мальчика этими поросятами. Моральный террор начался только в ответ на попытку принуждения. Когда к нам в гости заходит одна милая дама, вегетарианка, мы не ставим на стол мясо. Это не из уважения к вегетарианскому учению, а просто чтобы не обидеть человека из-за ерунды.
— То есть, — сказал Секар, — если бы вегетарианцы потребовали прекратить употребление мясной пищи в общественных местах…
— …То я бы демонстративно жрал сосиски в центральном парке, — закончил Грендаль.
— А если бы они не потребовали, а попросили?
— Тогда я бы не обратил на это внимания. Каждый вправе агитировать за что хочет, в пределах допустимого Великой Хартией, но эта агитация не вызывает у меня отклика...

Michael61

Из интервью со вторым судьей (Джелла Аргенти):
Помаленьку, — ответил Секар, — а ты можешь просто объяснить, как вы принимали это решение?
— Постановление о депортации? — уточнила она, — да не фиг делать. Ты в политике рубишь, или как?
— Наверное, не на том уровне, чтобы…
— Ясно, — перебила Джелла, — тогда погнали от ворот. Рисуем такую схемку…
Она быстро набросала на салфетке несколько квадратиков, кружочков и стрелочек и начала комментировать:
— Вот этот кружочек — любой гражданин. Он работает по найму или на свой бизнес, без разницы. Чего-то наживает и чего-то покупает для себя. Кроме жратвы, хаты, тачки он еще покупает общественный порядок. Порядок — это такой же товар, сечешь?
— Порядком занимается правительство, — заметил репортер.
— Точно! И фишка в том, что оно — естественный монополист. Ведь порядок должен быть один для всех, так? А значит — что?
— Значит, правительство должно быть одно, — ляпнул Секар.
Джелла махнула рукой.
— Это ясно. Но главное — оно должно продавать то, что гражданину нужно, а не всякую лишнюю фигню, и цена должна быть справедливая, а не заряженная. Врубаешься?
— Да.
— …А значит, приходим к заявкам, запросу и конкурсу, — продолжала она, — форма избирательной заявки определена в Хартии. Ты избирательные заявки заполнял?
— Конечно.
— Вот. Заявки граждан усредняются и получается карта общественного запроса. Ничего сверх этого запроса правительство делать не имеет права.
— Ну, это я, положим, знаю, — обижено заметил Секар.
— Йо! Дальше — конкурс команд-претендентов. Координаторы — раз, фонды — два, армия — три, полиция — четыре, преторианцы — пять.
По каждому из пяти, какая команда обязалась дешевле удовлетворит запрос — с той и заключается генеральный контракт. Команда координаторов — это правительство. Оно имеет право собирать с граждан равные взносы, чтобы в сумме получалась цена всех пяти контрактов.
— Это я тоже знаю.
— Дальше — суды трех уровней: муниципалитет, округ, конфедерация. По шесть человек, трое непрофессионалов по жребию, трое профессионалов по общественному рейтингу. Над Верховным судом конфедерации — только Великая Хартия, а если кто-то этого не понял — преторианцы вправят ему мозги. Если кто-то снаружи хочет навязать другой порядок — армия должна гасить его безо всяких правил. Въезжаешь, почему?
— Потому, что на войне вообще с правилами сложно, — предположил Секар.
— Потому, что без правил дешевле, — поправила Джелла, — хотя по жизни ты прав. Какие, на фиг, правила на войне. Вот, вчерне, и вся политика. Йо?
— Ну, да. Примерно так я себе и представлял. Ничего особо сложного, правильно?
— Верно, Малик. Согласно Хартии, политическая система должна быть такой простой, чтобы ее понимал каждый житель со средним образованием. Иначе жители не смогут осмысленно реализовывать управление страной.
Секар отхлебнул саке и спросил:
— Джелла, а какое отношение все это имеет к постановлению о депортации?
— Прямое, бро. Эти типы требовали, чтобы правительство делало то, на что не имеет права.
— То есть, — уточнил он, — мы приходим к разнице между правительством и государством?
— Вот именно.
— А можешь максимально кратко напомнить эту разницу?
— Правительство обслуживает людей, а государство управляет ими.
— Пожалуй, это слишком кратко.
— То-то же, — Джелла усмехнулась, — ладно, объясняю на пальцах. Когда ты заказываешь уборку дома, тебя интересует, чтобы за определенную плату там навели чистоту и тебе по фигу, кто конкретно это сделает. Теперь прикинь, если ты заказал, кто будет делать, но не определил, что именно делать и почем. Ты вернулся домой и видишь: чистота так себе, зато книги на полках и картинки на стенах другие, чем были, ящик стола вскрыт, часть писем выброшена, а вместо халата в ванной висит пижама в клеточку. Стоимость всех этих художеств включена в счет и внизу приписка: мы решили, что так будет лучше.
— Это почему еще?
— Это потому, что у тебя похозяйничало государство. Государство — это каста, которая предписывает обществу какие угодно законы и взимает с людей какие угодно подати. Восточная деспотия делает это открыто, а западная демократия это маскирует с помощью выборов, но суть одна и та же. Государство может заставить тебя отчитываться обо всех доходах и платить в бюджет любую долю от них. Государство может навязать тебе такие правила бизнеса, что ты останешься нищим. Государство может оштрафовать тебя и твою подружку за то, что вы пьете вино и спите вместе без специального разрешения.
— То есть, государство может делать с людьми вообще что угодно?
— Йо! Собирается человек пятьсот из этой касты, штампуют специальный закон — и все.
— Но есть же выборы. Почему не избрать вместо этой касты других людей?
Джелла ответила характерным жестом, хлопнув ладонью левой руки по сгибу локтя правой, после чего пояснила:
— У тебя ни черта не выйдет. Каста пронизывает все структуры управления и все каналы массовой информации. Выборы устроены так, что шансы есть только у членов касты. Я лично знаю только один проверенный способ это изменить.
— Алюминиевая революция?
— Она самая.
<…>
Наконец, нас обвинили в тотальном подавлении культурных общин. В ответ координатор Накамура опубликовал коммюнике правительства, из которого я зачитаю кусочек.
Она потыкала в свой электронный блокнот:
— Ага, это: «Хартия признает субъектом прав только человека. Если какая-то группа людей желает заявить о своих коллективных правах — она создает корпорацию, представляющую лишь тех, кто в нее вступил, и лишь по вопросам, которые он ей делегировал. Этническая или религиозная принадлежность не есть принадлежность к корпорации. Это значит, что никто не может заявлять о правах этноса или религии и выступать от имени всех лиц, к ним принадлежащих. Заявления такого рода будут игнорироваться правительством». Все.
Верховный суд признал коммюнике соответствующим Хартии и контракту правительства.
Секар покачал головой:
— Вот уж действительно жестко.
— Йо! — согласилась Джелла, — но подход себя оправдал. Правительство открыто наплевало на требования, исходящие, якобы, от всех индусов, всех христиан или всех европейцев, и оказалось, что так называемые «все» — это кучка политических аферистов. Их взгляды не разделяются большинством культурной общины. Все здорово упростилось. Взять хотя бы случай с папской энцикликой о евгенике..

Michael61

Из интервью западных СМИ с координатором (Торрес):
«Вы создаете словесную путаницу, — ответил координатор, — право собственности — это возможность распоряжаться имуществом по своему выбору независимо от воли третьих лиц, любым способом, физически не опасным для окружающих. Если у меня за спиной стоит чиновник, который указывает мне, как я должен распоряжаться, — то, значит, я уже не собственник, а болван в преферансе, моими картами ходит другой игрок».
«Надо же, — фыркнул его оппонент. — Что ж тогда крупные бизнесмены не возмущаются?»
«Элементарно, — Торрес улыбнулся, — чиновника ведь можно подкупить, и тогда болваном окажется уже все общество. Именно так и происходит в большинстве развитых стран».
«Вы думаете, у нас не борются с коррупцией?» — возмутился профессор.
«Я не думаю, я знаю. У вас не запрещено лоббирование. Крупные компании не просто так делают огромные пожертвования в кассы политических партий. Инвестиции во власть — это очень выгодное вложение денег. Как говорят русские, «кто девушку ужинает, тот ее и танцует». Вашу якобы демократическую власть танцуют спонсоры ваших политиков».
«А в Меганезии, хотите сказать, кандидаты в парламент оплачивают избирательную компанию из своего кармана?»
Торрес снова улыбнулся: «Вы просто не в курсе. В Меганезии нет парламента».
«Нет парламента? То есть, как нет?»
«Никак нет», — любезно пояснил координатор.
<…>
«Мистер Торрес, а вы не находите несколько несправедливым, что богатый архитектор платит от заработка 0,25 процента налогов, а бедный рабочий — 30 процентов?»
«Не нахожу. В вашей стране рабочий платит 70 процентов, вот это несправедливо».
Улыбка ведущего стала еще шире.
«Вы что-то путаете. У нас подоходный налог работника всего 16 процентов».
«Я ничего не путаю, — сухо возразил координатор, — я просуммировал его подоходный налог и его долю в сумме корпоративных налогов».
«Не понимаю вашей логики. При чем тут налоги с корпорации?»
«Логика элементарная. Вы знаете, что такое «прибавочная стоимость»? Корпоративные налоги выплачиваются за счет прибавочной стоимости, то есть — за счет труда работника».
«Вы — марксист?» — спросил ведущий.
«Обязательно быть марксистом, чтобы понимать, что товары производятся работниками, а не возникают по мановению волшебной палочки дирекции»? — поинтересовался Торрес.
<…>
Из-за стола поднялся строгий пожилой господин со значком международного бюро по правам человека: «А вы готовы честно признать, что ваше правительство игнорирует все международные гуманитарные акты?».
«Если честно — я просто не знаю всех международных актов на эту тему. Я вообще-то не юрист. Огласите весь список того, что мы, на ваш взгляд, нарушили».
«Начну со способов ведения войны. Они нарушают конвенции 1907, 1929, 1936, 1949, 1977 и 2005 года. Ваши вооруженные силы занимаются диверсиями на гражданских объектах на суше и на море и террором против мирного населения».
«Впервые слышу о таком безобразии, — ответил Торрес, — можно конкретно?»
«Извольте. Операция ваших вооруженных сил в эмирате Эль-Шана 2 года назад. Убито 17 гражданских лиц, разрушена электростанция, центральный узел водоснабжения столицы, ВПП гражданского аэропорта и две развязки на главной национальной автомагистрали».
«Минуточку. Какие такие гражданские лица были в резиденции шейха Фархада? Если вы имеете в виду его охрану, то она была вооружена…»
«А его жена, пятеро детей, обслуживающий персонал?» — перебил представитель бюро.
Координатор пожал плечами: «Ну, знаете, это все-таки война. Наша армия, по крайней мере, не забрасывала бомбами жилые кварталы, как это принято в военной практике так называемых цивилизованных стран. Никто, кроме непосредственного окружения шейха, физически не пострадал. У жителей, конечно, были неудобства с транспортом, водой и электричеством, но в условиях войны такие вещи неизбежны».
«Но мистер Торрес, объявлять войну, физически уничтожать семьи высших чиновников государства и угрожать тотальным разрушением инфраструктуры страны из-за какого-то незначительного недоразумения с несколькими гражданами…».
«Это не было незначительное недоразумение, — отрезал он, — власти эмирата Эль-Шана захватили гражданский авиалайнер, взяли в заложники группу туристов, среди которых были наши граждане, и игнорировали наше требование вернуть им свободу».
«Но есть же дипломатические методы…»
«Есть Великая Хартия, — перебил Торрес. — Каждый гражданин Меганезии находится под безусловной защитой правительства. Эта защита не зависит ни от какой политики, ни от какой дипломатии, и осуществляется любыми средствами без всякого исключения».
<…>
«…Йонсен, — сказал дядька, похожий на пингвина. — Я… э… из ассоциации морских перевозчиков. Нас интересует вопрос о безопасности судоходства, в связи с… э…»
«Пиратством», — помог ему Торрес.
«Да, верно. Именно так».
«Это проблема, — согласился координатор. — Пиратство существует в этих водах уже более 300 лет. Мы пока не полностью его уничтожили. Но наше правительство предлагает всем судовладельцам устанавливать спутниковую систему поддержки слежения. Фигурально выражаясь, это тот же ошейник, только для корабля. В случае нападения мы гарантируем прибытие морского штурмовика за четверть часа. Любое пиратское судно уничтожается вместе с экипажем, немедленно и безоговорочно. Пиратам это известно, так что они обходят за 10 миль те суда, которые излучают на частотах нашей системы поддержки».
«Мы это знаем, сэр».
«Вот как? — удивился Торрес. — А что вам мешает заключать договоры с вооруженными силами Меганезии? Цена втрое ниже средней цены страховки груза. В чем проблема?»
«Наше правительство запрещает вступать в отношения с… — Йонсен замялся, — с организациями вроде ваших вооруженных сил. За это у нас лишают морской лицензии».
«Ах, вот оно что. По-моему, этот запрет пахнет прямым пособничеством пиратству».
«Не знаю, сэр Торрес. Мы просто занимаемся бизнесом. Политика — не наше дело. Я хотел спросить, может быть, получится как-то уладить это дипломатически…».
«Это решается безо всякой дипломатии, — отрезал Торрес, — вам достаточно просто нанять на судно команду, состоящую в меганезийском профсоюзе моряков, и не заметить, что они возьмут на борт аппарат поддержки слежения. Все. Остальное — не ваше дело».
«Что, правда? — удивился Йонсен, — а почему мы этого раньше не знали?»
«Вот это уж точно не мой вопрос. Рекомендую вам установить постоянные контакты с нашим правительственным агентством по мореплаванию. Можно — неофициальные, если официально ваши власти вам это запрещают. Мы, в отличие от некоторых правительств, занимаемся делом, а не вставляем палки в колеса бизнесу по политическим мотивам».
«Простите, — нервно заметил ведущий, — у нас время истекает…»
«Правительство установлено, чтобы обеспечить человеку пользование его естественными и неотъемлемыми правами, — продолжал Торрес. — И эти права суть равенство, свобода, безопасность, собственность. Так сказано в революционной французской конституции 1793 года, и в Великой Хартии Меганезии. Мы придерживаемся этих принципов и не отступаем от них никогда, ни при каких условиях, и ни под каким давлением».
«Да, разумеется, — еще более нервно сказал ведущий, — благодарю, мистер Торрес, что вы согласились на эту встречу в студии ABC-online, и надеюсь, что…»

Michael61

во, теперь кому нравится - надеюсь, не поленится хотя бы пролистать
добавлю в тред позитива из жж Розова, пост времен споров про ОПК в школе (которое я как налогоплательщик тоже нифига не заказывала:
Религии мира в школе. Урок №1. (Пьеса).
Учитель: Здравствуйте, дети! Сегодня мы начинаем проходить религии мира. Знаете, что такое религия?
Петя: Это - то, из-за чего евреи все время воюют с арабами.
Вова: Это когда пальцами вот так делают (приблизительно изображает, как крестятся)
Маша: Это - когда ходят в церковь или в мечеть и лбом об пол долбятся.
Миша: Это когда верят в бога и что-то у него просят. Ну, денег, там, или тачку новую...
Оля: Это когда крестик носят, от сглаза и порчи (показывает свой нательный крестик)
Саша: Это - когда читают заклинания, как в Гарри Поттере.
Алиса: Это - опиум для народа.
Лена: Это когда митингуют против обезьяны, от которой человек произошел.
Учитель: Видите дети, какое сложное и многозначное явление религия. И вот, чтобы не воевать из-за этого, как евреи с арабами, и не огорчать, таким образом, своих родителей, мы будем проходить религии мира. Даже академики придают этому большое значение
(надевает очки и зачитывает) «Знакомство с историей и культурным наследием других конфессий будет способствовать улучшению взаимопонимания между представителями различных национальностей и религиозных убеждений. Учебник, написанный сотрудниками Института истории РАН (он называется «Религии мира» хорошо сбалансирован и содержит много сведений, которые следует знать каждому человеку, считающему себя культурным» (снимает очки).
Оля: Василий Иванович, а почему нам этот учебник не выдали?
Учитель: Потому что нет уверенности, что он хорошо сбалансирован, и его никому не показывают, а то кто-нибудь обидится, и из-за этого начнется религиозная вражда.
Петя: Как у евреев с арабами?
Учитель: Нет. Гораздо хуже, потому что в России ядерного оружия больше, чем у евреев и арабов вместе взятых.
Дети (дружно): Ой, блин!
Учитель: …Поэтому мы будем изучать религии мира без учебника.
Маша: А как?
Учитель: Как сказано в инструкции управления образовательных программ Минобрнауки (надевает очки и зачитывает) «Никто не знает, что такое Бог, но все признают, что есть «нечто», существующее в культуре через понятие Бог» (снимает очки). Так что мы будем изучать, нечто, которое признают все, то есть религию по опросам общественного мнения. На общественное мнение не обижаются, потому что не ясно, на кого тут можно обидеться.
(включает проектор, на экране появляется разноцветная картинка).
Дети (дружно): Ой, блин!
Учитель: Не блин, а секторная диаграмма, на которой представлены религии мира в статистической обработке, согласно опросам общественного мнения. Самый большой, черный сектор – это атеисты. Их 1,2 миллиарда. Знаете, во что верят атеисты?
Алиса: в Маркса.
Лена: в Дарвина.
Оля: в Сатану.
Петя: в автомат Калашникова
Учитель: Нет, дети. Они ни во что не верят, потому, что атеизм не религия. Так что атеизм мы изучать не будем. Второй по размеру, светло-зеленый сектор – это мусульмане-сунниты. Их 990 миллионов. Знаете, во что верят сунниты?
Вова: в аятоллу и терроризм.
Саша: в то, что свинину и вино - нельзя, а травку пыхать - можно.
Миша: в джихад и многоженство.
Маша: в то, что надо чадру носить.
Учитель: Нет, дети. То есть да… но это не главное, а главное – они верят в Аллаха. Правда, по-другому, чем мусульмане-шииты, которых только 180 миллионов.
Петя: зато у шиитов террористы круче. Они в Ираке всех суннитов повзрывали.
Вова: ни фига! Главный террорист, Бен Ладен - суннит.
Учитель: тихо, дети! Про террористов вам на ОБЖ расскажут. Третий по размеру сектор, белый – это христиане-католики. Их 970 миллионов. Знаете, во что верят католики?
Алиса: В инквизицию!
Оля: В Папу Римского!
Миша: В Варфоломеевскую ночь!
Петя (решив блеснуть знаниями): А Папа Римский в гитлерюгенде служил.
Учитель: Нет… То есть, все это имело место, но об этом вам на истории расскажут. А верят католики в Христа, но по-другому, чем христиане-протестанты и христиане-православные. Знаете, кто такой Христос?
Вова: Такой, с подбитым глазом, который в «Мастере и Маргарите» Понтию Пилату мигрень лечил.
Маша: Его Иешуа Га Ноцри звали.
Алиса: Из-за него Мастер в дурку попал.
Учитель (растеряно): Ну, это, литературный образ… В евангелие несколько иначе, чем в романе Булгакова и фильме…
Саша: В «Евангелии от Афрания»?
Петя: Классный детектив.
Учитель: Нет, там тоже литературный… Мы с вами еще будем изучать. Может быть.... Не отвлекаемся. Четвертый сектор – индуисты, их 890 миллионов. Знаете, во что они верят?
Лена: В Харе Кришну.
Саша: В Камасутру.
Учитель: Индуисты верят во многих богов, в Кришну, Вишну, Шиву, Брахму. А про камасутру вам на этике семейной жизни расскажут… Может быть… В пятом секторе у нас христиане-протестанты, их 790 миллионов. Из них 470 миллионов, про которых известно, во что они верят, и еще 320 про которых не известно.
Миша: А откуда тогда про 320 миллионов известно, что они христиане-протестанты?
Учитель: Из социологического опроса. Они так назвались, а во что верят – не сказали.
Миша (задумчииво): Пон-я-я-я-тно.
Оля: А они крестик носят?
Учитель: Наверное, носят…
Оля (с облегчением): ну, значит, их хотя бы никто не сглазит.
Учитель: В шестом секторе у нас буддизм и Дао. К этой религии относят себя 580 миллионов. Кто скажет, во что они верят?
Саша: в нирвану!
Миша: в дзюдо!
Вова: в Шаолинь!
Петя: в «матрицу»!
Алиса: в Фэн-Шуй!
Учитель: Знаете, это сложная религия. Будем надеяться, что когда мы до нее дойдем, у нас будет, наконец. какой-нибудь учебник. В крайнем случае, соберем деньги с родителей и пойдем смотреть какой-нибудь фильм про Шаолинь… Седьмой сектор - языческие религии. Язычников и неоязычников 230 миллионов Кто скажет, во что они верят?
Маша: в Зену, королеву воинов.
Оля: в Хэллоуин.
Вова: в Мерлина.
Лена: в Йоду, учителя Джедаев. Да пребудет с нами Сила!
Миша: в Эру Илуватара.
Петя: в Конана из Киммерии. Ин Кром ви траст!
Саша: в Ктулху. П'нглуи мглв'наф Ктулху Р'Лайх вга'нагл фтагн!
Алиса: в магию и астрологию.
Учитель (несколько смущенно): Да язычество – это много разных древних и новых религий. Про них вам лучше на мировой художественной культуре расскажут.
Теперь восьмой сектор. Христиане-православные, 150 миллионов. Из них в России 100 миллионов, то есть 2/3 населения (задумчиво смотрит на учеников и добавляет) Это приблизительно… Православие в России называют культурообразующей религией, потому что… Кто скажет?
Лена: потому, что ее по телевизору показывают.
Вова: потому, что Путин туда ходит.
Алиса: потому, что они на религии хорошие бабки подняли.
Петя: потому, что они водкой торгуют, а водка – это наше все. Как Пушкин.
Учитель: Подождите, дети, при чем тут водка…
Маша: Так, Василий Иванович, у Гоголя же про бога и водку.
Учитель (несказанно удивленный): про что?
Маша: Про то, как Тарас Бульба в банду принимал: «Водку пьешь? В Бога веруешь? А ну, перекрестись!» И пошли грабить поляков. Мы по литературе учили.
Алиса: У католиков тоже круто. В «Королеве Марго», полный ров трупов. Триллер…
Звенит звонок.
Учитель: Урок окончен, до встречи через неделю (ученики разбегаются, он облегченно вздыхает, вытирает пот со лба) слава КПСС, отстрелялся на этот раз… Так, а что там в плане второго урока? (открывает методичку с фиолетовым штампом «для служебного пользования», читает). «Христианские образы в классической европейской литературе». Мать Моржиха! (падает в обморок).
Занавес.
http://alex-rozoff.livejournal.com/16658.html#cutid1
из забавного еще -
Дело о хищении праводславной души
Развивающая игра "Юный основатель религии"
666 век от ПК. Человечий процесс
Живой рационализм троглодитов
скорее разумное: рационально обоснованное предложение заменить выборы лотереей: Честная демократия жребия вместо голосования
и много хорошего аналитического практически все подряд Розов меня.. посвободней сделал в моих выборах. Спасибо ему, хотя вряд ли он когда-либо это прочитает:)
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: