Про памятник чеченским девам-воительницам

zena72

http://www.apn-spb.ru/publications/article14272.htm
Памятник чеченским эльфийкам
Рамзан Кадыров установил памятник девушкам, которых полевой командир Джохара Дудаева нашёл в народных песнях и выдал за настоящих
Глава Чечни Рамзан Кадыров торжественно открыл памятник 46 чеченским девушкам, погибшим при штурме аула Дади-Юрт русскими войсками 15 сентября 1819 года. Согласно официальной чеченской версии, попав в плен после штурма мирного аула кровавыми русскими карателями, девушки утопились с ними в Тереке. В 2009 году Рамзан Ахматович в честь 190-летия этого события объявил каждое третье воскресенье сентября Днём чеченской женщины, о чём сообщил в блоге:
«Сегодня мы после реконструкции торжественно открыли мемориальный комплекс памяти погибших в сентябре 1819 года жителей села Дадин-Юрт. Этот населенный пункт был полностью сожжен по приказу Ермолова. Все жители, включая женщин, стариков, детей, погибли. Девушки Дадин Айбика, Амаран Зазу и их подруги вдохновляли песнями защитников села, а оказавшись в плену, со связанными руками бросились в бурные воды Терека. Они предпочли смерть бесчестию. Именно ко дню их подвига мы приурочили празднование Дня чеченской женщины».
Интересно, что четыре года назад, сам Рамзан Ахматович описывал события несколько по-другому:
«Мы учреждаем этот праздник также в ознаменование подвига 46 чеченских девушек, которые во главе с Дадин Айбикой 15 сентября 1819 года после того, как село Дади-Юрт было полностью разрушено и сожжено войсками генерала Ермолова и девушки были схвачены в плен, во время переправы через реку Терек предпочли смерть в волнах реки позорному плену и не захотели, чтобы их касались руки тех, кто повинен в убийстве отцов, матерей, братьев, сестер, повинен в сожжении родного села, и они бросились в реку».
Третью версию озвучил сайт Chechenews.com, по данным которого девушки утопились вместе с конвоирами, но конкретно Дади Айбика погибла на вражеских штыках. Есть мнение, что девиц было 36 и утопились они вместе с 36 офицерами, собиравшимися их изнасиловать… Так утопились со связанными руками или бросились в воду вместе с конвоирами? Когда Кадыров лгал: четыре года назад, сейчас, или оба раза? Как погибла прекрасная Дади Айбика? И вообще откуда взялась информация об утонувших девах?
В исторических документах того времени ничего подобного нет, хотя сам управляющий гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях Алексей Ермолов, описывая штурм аула, не скрывает жестокости боя и лишь указывает, что карательная экспедиция была предпринята в ответ на чеченские набеги:
«Желая наказать чеченцев, беспрерывно производящих разбой, в особенности деревни, называемые Качкалыковскими жителями, коими отогнаны у нас лошади, предположил выгнать их с земель Аксаевских, которые занимали они, сначала по условию, сделанному с владельцами, а потом, усилившись, удерживали против их воли. При атаке сих деревень, лежащих в твердых и лесистых местах, знал я, что потеря наша должна быть чувствительною, если жители оных не удалят прежде жен своих, детей и имущество, которых защищают они всегда отчаянно, и что понудить их к удалению жен может один только пример ужаса.
В сем намерении приказал я Войска Донского генерал-майору Сысоеву с небольшим отрядом войск, присоединив всех казаков, которых по скорости собрать было возможно, окружить селение Дадан-юрт, лежащее на Тереке, предложить жителям оставить оное, и буде станут противиться, наказать оружием, никому не давая пощады. Чеченцы не послушали предложения, защищались с ожесточением. Двор каждый почти окружен был высоким забором, и надлежало каждый штурмовать. Многие из жителей, когда врывались солдаты в дома, умерщвляли жен своих в глазах их, дабы во власть их не доставались. Многие из женщин бросались на солдат с кинжалами.
Большую часть дня продолжалось сражение самое упорное, и ни в одном доселе случае не имели мы столько значительной потери, ибо кроме офицеров простиралась оная убитыми и ранеными до двухсот человек. Со стороны неприятеля все, бывшие с оружием, истреблены, и число оных не менее могло быть четырехсот человек. Женщин и детей взято в плен до ста сорока, которых солдаты из сожаления пощадили как уже оставшихся без всякой защиты и просивших помилования (но гораздо большее число вырезано было или в домах погибло от действия артиллерии и пожара). Солдатам досталась добыча довольно богатая, ибо жители селения были главнейшие из разбойников, и без их участия, как ближайших к линии, почти ни одно воровство и грабеж не происходили; большая же часть имущества погибла в пламени. Селение состояло из 200 домов; 14 сентября разорено до основания».
(«Записки А. П. Ермолова. 1798–1826 гг. » М.: Высшая школа, 1991)
Сами чеченцы, десятилетиями обличая Ермолова и живописуя его зверства, до недавнего времени ни словом не упомянули утопление. Впервые о нём заявил министр и полевой командир Дудаева Далхан Хожаев в своей книге «Чеченцы в Русско-Кавказской войне», изданной в Чечне в 1998 году. Конкретных ссылок на источник информации Хожаев в ней не дал, но в соответствующей главе книги в качестве такового указано: «Илли о завоевании Дади-Юрта // Нохчийн фольклор. Т. 1. Грозный, 1959».
Иначе говоря, Хожаев всунул в историческое исследование сюжет из илли – вайнахской героико-эпической песни, а Кадыров после его гибели в бою с российскими войсками приватизировал сюжет и положил эту байку основу своего фальшивого памятника. Солгал он и о поголовном уничтожении населения Дади-Юрта. Трое из переживших штурм детей прекрасно известны всем образованным жителям Чечни.
Один - Константин (Озебай) Айбулат - вырос в семье участника штурма прапорщика Михаила Розена, служил в хозяйственном управлении Синода и, став одним из первых чеченских поэтов, печатался в пушкинском «Современнике». Другой - Пётр Захаров, всегда добавлявший к своей фамилии Чеченец, с юных лет демонстрировал талант художника. Благодаря покровительствовавшему ему Ермолову получил образование и, несмотря на раннюю смерть от чахотки, написал много портретов, часть которых и сейчас можно видеть в Третьяковской галерее. Третий - Боча Шамурзаев - пошёл по военной части и зарекомендовал себя подобно многим чеченцам в последующие века. То есть служил в конвое императорского наместника в Царстве Польском Великого князя Константина Павловича и воевал против бывших соплеменников. Потом перешёл на их сторону, дослужился у имама Шамиля до старшего наиба Большой Чечни, а поссорившись с Шамилём, снова перешёл к русским и опять сражался против земляков…
Жизнь каждого из «кавказских пленников» из Дади-Юрта достойна отдельного исследования и навсегда вписана в историю как Чечни, так и России. В отличие от утопления 46 девственниц, которые имеют к реальности примерно такое же отношение, как ушастые эльфийки из американских блокбастеров. Впрочем, чтобы кинуть лишнее полешко в незатухающий костерок ненависти к русским гоблинам, и эльфийки сгодятся.

stm7504407

у них улицы называют фамилиями коллаборационистов, воевавших на стороне Гитлера, а ты тут такую мелочь упоминаешь )

sever576

надо памятник Ермолову поставить

stm7504407

недавно же в Пятигорске поставили. чехи сразу же заявили, что памятник Ермолову - это как памятник Гитлеру

sever576

надо в Грозном
причем восстановить, в советское время он там был

MAKAR-61

Займитесь этим, Сергей. Предлагаю в качестве первого шага написать гневное письмо Р. А. Кадырову с требованием установки памятника Ермолову и не забудьте указать обратный адрес, чтобы Р. А. Кадыров смог отчитаться перед Вами о выполненной работе.

olg534

четыре года назад, сам Рамзан Ахматович описывал события несколько по-другому
не зря у многих народностей Кавказа есть поговорка:
Поверить чечену - то же самое, как ядовитой змее.

zena72

мне вот непонятна позиция ввп по этому поводу. Ясно, что для эффективности работы, суть держания в ежовых рукавицах чеченской волости, местного бая необходимо ему дать некоторую свободу. Но здесь г-н Кадыров явно перегибает, вбивает явный, наглый и циничный клин между русскими и кЪонахами. Как отреагирует Царь на такой косяк князька? А может, это и не косяк вовсе?..

elenakozl

Где клин-то? Русских давно уже нет в Чечне.

zena72

я про соседние регионы, куда проникают вайнахские щупальца

exsky

Интересно, что четыре года назад, сам Рамзан Ахматович описывал события несколько по-другому:
эти пацанчики в принципе отличаются некоторой непоследовательностью. Например, к слову о генерале Ермолове, я лично знаю чеченца, который снимал квартиру на улице генерала Ермолова. И ничо.

nbjy

видимо, история чечни изучалась рамзаном по песням муцараева и др. подобным источникам - вот он и ляпнул про девушек утопившихся с офицерами, а другие теперь боятся поправить кадырова :grin:

popov-xxx25

мне вот непонятна позиция ввп по этому поводу.
Ты тоже напиши обратный адрес, чтобы ввп смог тебе эту позицию разъяснить :grin:

sever576

я ему лучше книжку по истории пошлю, пусть изучает реальные подвигирусских женщин
Оборона Наурской станицы моздокскими казаками десятого июня 1774 года представляет собой один из тех подвигов, которые, не имей большого политического и военного значения, вместе с тем невольно останавливают на себе внимание и современников и потомства, поражая ум и воображение. И в летописях царствования великой императрицы русской, столь славного богатырскими делами, и в летописях кавказской войны этот эпизод должен занять место между славными подвигами, прославившими русское имя.
Была первая турецкая война, и Наурскую столицу обложило восьмитысячное скопище татар, кабардинцев и турок, под предводительством калги из рода крымских султанов. Строевые казаки еще не возвращались из похода, и дома оставались только старики, женщины, дети и легионная команда. У неприятеля был явный расчет захватить врасплох беззащитных жителей станицы, которая едва только устраивалась, хотя, правда, и была обнесена валом и снабжена орудиями. Неприятель не знал, однако же, с кем будет иметь дело — и встретил небывалое войско с небывалым оружием. Разряженные наурские казачки в красных сарафанах вышли на защиту родного города и отражали неприятельские приступы наряду с мужьями и братьями. На женщин, между прочим, была возложена обязанность поддерживать костры, разогревать смолу и лить со стен кипяток на головы штурмующих. Сохранилось предание, что даже щи, варившиеся к обеду, шли у казаков на дело защиты.
Оборона Наура была первым случаем, когда от кавказской женщины понадобилась серьезная и опасная боевая служба. Впоследствии она уже не расставалась с ней и сроднилась, как с чем-то неизбежным среди суровой обстановки порубежного быта. Моздокские . казачки не пугались ни свиста вражеских пуль, ни стрел, ни дикого рева и гика нападающих неприятелей. Спокойно, рядом со старыми волжскими бойцами встречали они яростные атаки татар, защищались серпами, косили косами смельчаков, появлявшихся на земляном валу станицы. Чугунные пушки перевозились на людях с места на место, смотря по тому, откуда усиливался приступ.
Несколько отбитых штурмов дорого стоили татарам. Полагают, что их потеря простиралась до восьмисот человек и что большая часть ее пала на кабардинцев. В числе убитых кабардинцев был и один из известных владельцев, князь Кагока Татарханов, и тело его осталось на поле сражения. Уже одно это обстоятельство показывает, как сильно было смятение татар, считающих священным долгом выносить из боя тела убитых товарищей, а тем более вождей и предводителей.
Целый день длилась кровавая борьба за обладание Науром, и целый день, истомленные боем, наурцы ожидали выручки, но выручка не появлялась. Станица Червленная лежала всего в сорока верстах, но сообщение с ней было прервано.
Говорят, что в Червленной был слышен гул пушечных выстрелов, но что командир пехотного полка, расположенного в станице, почему-то думал, что у наурцев идет совсем не кровавая драма, а водевиль с потешными огнями, до которых, нужно сказать мимоходом, был великий любитель начальник моздокских казаков старый полковник Савельев.
Так прошел день десятого июня. Одиннадцатого с рассветом вновь загремели казацкие пушки, но к общему удивлению неприятель быстро стал отходить от станичных валов, и скоро беспорядочные толпы его скрылись из глаз изумленных наурцев. Никто не знал и не догадывался о настоящей причине столь поспешного отступления вражеского табора, и уже впоследствии только стали говорить, что снятием осады Наур обязан был казаку Перепорху, наведшему орудие прямо на высокий курган, где стояла ставка калги, и счастливым выстрелом убившего любимого племянника предводителя. В этой случайности кал га увидел для себя дурное предзнаменование и больше не хотел оставаться на тех полях, которые обагрены были неповинной кровью юноши...
Спустя много лет после этого события, в 1838 году, казаки разрывали однажды станичный курган, на котором, по рассказам их дедов, стояла ставка крымского султана, и действительно нашли в земле человеческие кости, серебряный кувшин и золотые украшения с пояса и конской сбруи. Кто знает, быть может, это и были останки того человека, случайная смерть которого решила участь наурской осады.
Хотя рассказ с казаке Перепорхе и его удачном выстреле и довольно популярен среди жителей Наурской станицы, но большинство казаков и доныне приписывает снятие осады и бегство неприятеля только особому Божьему покровительству. Предание говорит, что на заре одиннадцатого июня, в день памяти святых апостолов Варфоломея и Варнавы, два всадника на белых конях и в белой одежде проехали вдоль вражеского стана и навели на татар панический ужас. В ознаменование этого события в наурской церкви устроен даже придел во имя апостолов Варфоломея и Варнавы, и день одиннадцатого июня празднуется в Моздокском полку до настоящего времени.
"Это бабий праздник", — говорят о нем казаки, вспоминая славное участие, которое приняло в бою женское население станицы. Многие из представительниц славного дела дожили до позднейшего времени, и посетители Наура еще не очень давно встречали старых героинь, украшенных медалями за его оборону.
Видная роль, выпавшая на долю женщины-казачки при защите Наура, была особенной причиной, почему кабардинцы долго не могли забыть позора своего поражения. Даже мирные из них старались не встречаться с моздокским казаком, боясь насмешек насчет того, "как Кабарда пошла воевать, да не управилась с казацкими бабами". Когда же приходилось встречать кого-нибудь из них с обожженным лицом, то казак и казачка не пропускали, бывало, случая позубоскалить над злополучным джигитом.
— А что, дос (приятель не щи ли в Наурс хлебал? — спросит, бывало, линеец и провожает добродушным смехом угрюмо молчащего кабардинца.

nbjy

:crazy:
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: