Муть времени

eremastream

На форуме много критикуют движение "Суть времени", но мало кто читал его программные документы. Автор простыни попробовал в них разобраться.
В конце автор формулирует несколько вопросов членам движения. Здесь есть некоторое количество поклонников Кургиняна (хотя они заметно приутихли в последнее время). Хочется услышать от них ответы на эти вопросы.
http://rabkor.ru/press-corr-post/2013/03/26/the-essence-of-time

Последнее время информационную повестку большинства СМИ формируют, на первый взгляд, весьма незначительные новости — типа депутатских твиттер-оскорблений, наличия роскошной недвижимости у казенных борцов с коррупцией, прочие сплетни и курьёзы. Подобная «мелочность» безусловно является следствием временного (как бы ни хотелось пропонентам «стабильности» верить в обратное) спада протестной активности, о котором не упомянул лишь ленивый.
Период относительного политического затишья — наиболее подходящее время для разработки стратегий, решения теоретических вопросов, построения альтернативных программ развития, да и просто чтобы «перевести дыхание». Не менее полезно и обвести взглядом всё поле деятелей и организаций, заявляющих о необходимости решения тех или иных социально-экономических вопросов.
В данном обзоре я предлагаю остановиться на одном подобном движении — знаменитой «Сути Времени» Сергея Кургиняна. Харизматичный и эрудированный Кургинян запомнился политизированной аудитории как автор видео-лекций, участник множества телевизионных программ, непримиримый противник «ювенальной юстиции», пламенный борец с «либеральной белоленточной угрозой». Анализ самой идеологической платформы Кургиняна тем интереснее, что, учитывая все нюансы, он позиционирует себя как человека просоветского, справедливо обличая все общественные несчастья, ударившие по населению России в результате стремительного прихода «кумовского капитализма».
Яркая фигура Сергея Ервандовича является объектом острой полемики. При желании можно отыскать множество споров между его сторонниками, противниками, да и просто сомневающимися. Следует с сожалением отметить, что эти дебаты не отличаются ни глубиной анализа, ни его содержательностью. Постоянно скатываясь в оскорбления, участники обсуждают внешность Кургиняна, его манеру говорить и вести себя на публике, фотографии с Сурковым, дружеские визиты и поддержку Путина, взаимную проплаченность врагами народа и много чего подобного. Легко видеть, что способствует такая манера общения только одному — нагнетанию взаимной ненависти, искусственной демаркации на «наших» и «чужих». Словом, если нашей целью является действительно разобраться в основаниях и целях деятельности «Сути Времени», необходимо прибегнуть к разбору совсем иного характера.
Пожалуй, ничто не может сказать о деятеле\партии\движении больше, чем собственные документы. Это оказывается верно и для «Сути», ведь на их официальном сайте мы находим 43-страничный манифест «После капитализма», призванный очертить основные контуры работы движения. На отдельные положения этого документа я и предлагаю обратить дальнейшее внимание.
Состоящее из 4-х принципов введение полно художественных метафор и оборотов, но в нём проскальзывает несколько очень важных мыслей, в частности:
Все мы относимся к краху СССР как к личной трагедии.
Ответственные за этот крах силы лишили нас нашей Родины. Это особенно ясно теперь, когда всё те же силы стремятся добить до конца Россию, используя буквально те же приемы, которые позволили им организовать крах СССР…
Мы хотим знать, почему распался Советский Союз и кто
виновен в этой трагедии. Мы понимаем, что ответ на этот вопрос крайне сложен.
Что враг применил против нас сложное и коварное оружие…
Мы хотим понять не только то, кто виновен в распаде СССР и
в чем подлинный замысел сил, сумевших обеспечить его распад…

Получается, что активисты «Сути» знают, что некоторые силы, разрушившие СССР, стремятся проделать то же самое и с нынешней Россией, но не знают, кто это именно? Если так, то это очень интригующее начало! Навскидку, можно предположить, что далее речь пойдёт или о верхах советской номенклатуры, выгодно приспособившихся к новым реалиям, или о «ельцинистах» и «семье» как таковой, или просто о некоторых «рыночниках», утверждавших о безусловном превосходстве капиталистической модели ведения хозяйств. Будем надеяться, нам предоставят разгадку на этот вопрос.
Нижеследующая Часть 1 заходит издалека, погружая нас в исторические вопросы:
Крах российской буржуазии после Февральской революции обернулся
крахом страны, которую большевики с огромным трудом спасли от окончательной гибели. И ведь как спасли? Проводя радикально антибуржуазную политику. То есть, отказавшись от сращивания исторической России с буржуазностью. Обнаружив какой-то непреодолимый тканевый барьер между этой самой буржуазностью и Отечеством.

Несмотря на разнообразное личное отношение к большевикам, едва ли можно представлять их картинными спасителями отчизны. Во-первых, большевики, да и революционеры вообще почти два десятилетия как могли подтачивали и раскачивали режим, в том числе, призывая к убийствам наиболее «пророссийски», т. е. реакционно ориентированных групп и классов. Во-вторых, едва ли партию, один из руководителей которой прямо заявляет о необходимости гражданской войны, можно заподозрить в охранительстве.
Да и потом, взгляды на роль России в мировом революционном процессе сильно разнились. Соглашаясь с тем, что судьба мира решится итогами революционной борьбы в странах Запада, революционеры придерживались разной тактики относительно России. В частности, «левые коммунисты», одним из лидеров которых выступил молодой Николай Бухарин, полагали, что сохранность России не должна и не может являться приоритетом в данный исторический период. С подробностями этих дискуссий читатель может ознакомиться, изучив, например, полемику начала 1919 года на тему обороны Петрограда.
Опять же, отказ от буржуазной политики никак не может быть приписан «непреодолимому барьеру» культурного характера. Достаточно вспомнить, что именно ограниченное внедрение «чуждой буржуазности» помогло достаточно быстро восстановиться от хаоса и провала периода военного коммунизма, да и впоследствии вполне себе капиталистические методы мотивации применялись не раз и не два.
Далее снова идут сокрушения по поводу всех бедствий, которые принесли народам России последние десятилетия. Подобная риторика периодически прерывается предупреждениями достаточно пугающего типа:
Нам абсолютно необходимо понять, какое именно состязание мы
проиграли. Тут недопустима никакая неточность. Потому что враг намерен
повторить все те же приемы и добить Россию окончательно. Нам нужна поэтому
полная — глубокая и беспощадная — аналитика явления, именуемого
перестройкой. Тем более, что все уже понимают: России теперь, двадцать лет
спустя, навязывается новая перестройка, «Перестройка-2». И именно эта
перестройка, коль скоро ей не удастся дать отпор, станет окончательной русской
смертью.

О какой «перестройке» идёт речь? Что такое «Перестройка-2»? Подразумевается ли под этим дополнительное внедрение рыночных принципов? Не верится, что в современной России, стремительно приближающийся к европейским жизнеописаниями конца 19 века, возможно как-то добавить «рыночности».
Правда, что правящий класс крайне недоволен тем, что население ещё по недоразумению пользуется морально устаревшими услугами здравоохранения и образования, но плавная работа по исправлению такого положения дел ведётся уже давно, то затихая, то ускоряясь. Словом, что можно «перестроить» в обществе, составляющим причудливую феодально-капиталистическую смесь? Увы, мы не встречаем никаких разъяснений.
Продолжая пробираться сквозь заросли поэтических и мистических умопостроений, мы мимолётом встречаем упоминание о тех злодеях, с которыми «Суть времени», по-видимому, и собирается вести борьбу:
СССР, советский образ жизни, весь альтернативный капитализму мировой
проект раскурочили создатели «Треста ДК» («Даешь капитализм!»)…
Верит ли сам «Трест ДК» в свою историческую правоту?
Прочитайте внимательно все его псевдоконцептуальные документы.
Ознакомьтесь с идеями авторов «Стратегии-2020» (и дополнениями к «Стратегии-
2020»)…

Кстати сказать, в манифесте утверждается, что если «Россия не опомнится», то к этому самому 2020 году её уже просто не станет на мировой карте. Впрочем, это существенный шаг вперёд, ведь теперь мы знаем, что «тёмная сторона» российского общества — это именно «Трест ДК». Но кто входит в этот «Трест», как эти люди связаны с нынешней правящей элитой, иначе говоря, каков расклад сил? За всеми этими ответами мы продолжаем своё путешествие по тексту.
В путешествии обнаруживаются всё новые исторические замечания:
Большевики апеллировали не только к хлебу, миру и разделу помещичьей
земли. В противном случае они никогда не смогли бы победить эсеров, у которых
они эти апелляции, мягко говоря, позаимствовали. Большевики апеллировали к
новому великому Красному антикапиталистическому проекту. В котором
историческая Россия каким-то сложным образом сумела рассмотреть нечто,
глубоко созвучное ее сокровенной сути.

Внимательное ознакомление с первыми годами большевистской власти (например, по трудам Александра Рабиновича) позволяет нам утверждать, что своей победой (как и многими поражениями) большевики были обязаны не «народному отклику» (тем более что с мнением сельского населения большевики не особо считались а опоре на жёсткую насильственную политику, позволившую не только разделаться с нерешительностью конкурентов, но и подавить, в том числе, и бывших союзников-эсеров. Пасторальные картины «сокровенных созвучий» могут создать (и наверняка создают) у иного читателя крайне искажённую версию событий первых десятилетий двадцатого века.
Последующие несколько десятков страниц, полные соображений о трудах Маркса, Вебера, Фрейда, Эйнштейна, Фромма, исторической миссии эпохи Модерна и идеологических течениях американской политической мысли, тем не менее, никак не проясняют ситуацию текущую, российскую. Пути к прояснению мы встречаем в начале Части 2:
К чему на самом деле стремится «Трест «Даешь капитализм!», разрушивший
двадцать лет назад СССР и сформировавший новую реальность?

К сожалению, не считая перечисления крайне разумных следствий интеграции в мировую экономику (коротко говоря — превращение в примитизированный сырьевой придаток соседние абзацы нисколько не помогают на пути осознания состава и структуры зловещего «Треста ДК».
Аналитику подобного рода заменяют различные призывы, в том числе:
Мы должны сказать ухмыляющимся десталинизаторам, десоветизаторам, антиимперцам и русофобам:
«Да, вы правы! Историческая Россия не совместима с Модерном.
Да, для того чтобы преодолеть эту фундаментальную несовместимость,
нужно отказаться от всего: от русскости, от имперскости, от советскости. При этом нужно отказаться от всего сразу. Потому что и русскость, и имперскость, и советскость — это звенья одной цепи».

Понять всю дикость и, главное, бессмысленность перечисления «имперскости» и «советскости» в качестве «звеньев одной цепи» можно, например, обратившись к советскому пониманию государства. Как известно, аутентичный большевистсктий проект, тактично «забытый» сытыми номенклатурными последователями, состоял не только в уничтожении буржуазии и «мировом пожаре»,
Состоял он в необходимости уничтожения государства как такового. Уничтожения не физического, а путём постепенного растворения его в институтах гражданского самоуправления. Этому вопросу посвящён один из программных трудов Ленина «Государство и революция». Более того, эти же цели провозглашаются и в написанной им конституции 1919 года, что является уникальным историческим прецедентом. Полагать, что «имперскость», ориентированная на жёсткую централизацию, чёткую иерархию, подчинение воли «верхов» как-то может быть созвучна ультрадемократичному проекту, стремящемуся к уничтожению иерархии как таковой — значит совершенно не понимать социальной теории.
Впрочем, подобного мы не можем сказать о «русскости», ведь содержание этого понятия в манифесте не проясняется. Относительно близким к «русскости» можно признать следующие пассажи:
Дело не в том, что у России есть особый путь. О котором так любят говорить
наши почвенники, избегая особых уточнений в вопросе о том, что стоит за словом «особый». Дело в том, что Россия являлась и является — даже в ее нынешнем, крайне прискорбном состоянии — монопольным обладателем такого нематериального актива, как альтернативная Модерну парадигма развития…
Россия веками не хотела интегрироваться в Модерн. Но она веками же
развивалась. Из этого логически проистекает не ее инаковость вообще, а ее способность сформулировать, а главное – реализовать немодернистский способ развития.

Возмутительность подобного утверждения настолько высока, что заставляет перечитывать текст снова и снова. В самом деле, просоветская, антикапиталистическая «Суть Времени» говорит о наличии какой-то уникальной альтернативной стратегии развития, которой обладала Россия (от Руси — до СССР но которая, очевидно, утеряна в последнее двадцатилетие.
Но что собственно «уникального» мы можем обнаружить в российской истории? Картины быта того же Киева в первой половине 11 века составляют образ типичной военной демократии, вполне характерной для воинственного прошлого многих европейцев. Постепенная монополизация власти всемогущим монархом, по своему усмотрению решающим судьбы миллионов людей, выступавших его личной собственностью — этим до сих пор полна история той же Азии.
Сословное общество, небольшая и крайне вестернизированная часть которого наслаждается жизнью, в то время как основная масса населения прозябает в нищете, снабжая своим трудом европейские рынки столь необходимым хлебом? Но позвольте, сословие «силовиков», де-факто освобождённое от принципа равенства перед законом, «крышующее» немногочисленных буржуа и шикующее за счёт вывоза уже нового вида ресурсов — чем же это отличается от дореволюционной ситуации? Напротив, следуя историческому анализу, мы вынуждены будем заявить, что последние 20 лет не явились каким-то «сбоем» общественной программы развития, наоборот, Россия вернулась к тому состоянию, случайной помехой которому выступил период СССР.
Остаток манифеста вбирает в себя слишком много тем — от уничтожения Западом Азии и до неизбежности мировых перемен — чтобы мы могли уделить им здесь внимание. Достаточно будет сказать, что к собственно программе (т. е. последовательному набору действий) «Сути Времени» там едва ли что-то относится.
Не удовлетворившись столь скупой информацией, посмотрим, что ещё можно обнаружить на официальном сайте. В частности, наш взгляд попадает на раздел «Принципы управления», который, несмотря на предполагаемый технический характер изложения, содержит много любопытного, но в силу ограниченных размеров обзора, ограничимся только двумя пунктами.
В одном из них первым делом говорится о том, что «Суть Времени» — движение вождистское, и, не считая форс-мажора, ситуацию эту менять нельзя и не требуется:
Поскольку и передача «Суть времени» является авторской передачей С.Кургиняна, и Манифест написан тем же автором, то и клуб «Суть времени» очевидным образом построен вокруг С.Кургиняна…
нет С.Кургиняна – нет клуба…
невозможно существование клуба «Суть времени» вопреки Кургиняну и на базе отрицания Кургиняна. То есть, конечно же, в каком-то смысле это возможно. Но это будет уже другой клуб. Каждый волен создавать свой клуб. А клуб «Суть времени» – волен информировать общество о том, что создан новый клуб, не имеющий отношения к «Сути времени». И в этом – сходство нашей ситуации с историей политического марксизма…

Нисколько не оспаривая право активистов организовывать свою деятельность на наиболее рациональных, в их представлении, положениях, обойдёмся простым предупреждением. История политического марксизма в России как раз показала, что вождизм способен привести не только к жестокой борьбе за власть, неизбежной после отхода от дел первоначального лидера, но и к полному опрокидыванию всего содержания революционных преобразований.
Россия заплатила такую цену, когда каждое «колебание партии» отдавалось многочисленными смертями и искалеченными судьбами, только ради того, чтобы в итоге поставить новую планку лишений и разорения. Разумно ли, учитывая это, брать пример с движения, которое потерпело первое своё поражение ещё до смерти «вождя», а второе, уже окончательное, 70 лет спустя?
Следующим, можно сказать, оглушающим положением, выступает следующий пассаж:
Мы собрались, чтобы противостоять разрушительным силам, которые хотят распри между белыми и красными, между левыми и правыми, между националистами и интернационалистами. Именно эти распри не позволяют погружённому в них большинству вернуть себе отнятую страну.
Не совсем ясно, сознательно ли автор прибегает к такому противоречию, или это соскочило с пера невольно, но парадоксальности это не убавляет. Подбирая прямые антонимы, составитель принципов говорит, что важно не допустить между ними распри. Как можно «не допустить распри» между представителями политических лагерей, безжалостно уничтожавших друг друга весь двадцатый век? Каким должен быть ответ на основные вопросы о, например, частной собственности и миграционной политике, если мы должны «не допустить распри»?
«Лишь бы не было войны» — известный принцип, широко используемый центристами всех мастей. Но у центристов не было и не может быть чёткой собственной позиции уже просто потому, что их положение определяется относительно крайних полюсов, а не на основе личных убеждений. Получается, что покончить с «распрями» можно лишь одним путём — отказавшись от любых сколь-либо определённых утверждений и ориентиров. Такое поведение более чем подходит для представителей безликой парламентской массовки, но с ролью ниспровергателей капитализма явно не вяжется.
Подводя итог, мы можем заключить, что «Суть Времени» — пример крайне колоритного, талантливого проекта, который можно целиком отнести к жанру художественной геополитики. Тайные интриги, эпичные противостояния сил, борьба с историей и вечные корни народной психологии — всему этому с избытком находится место. Увы, как зачастую случается с художественными произведениями, попытка их формализовать и систематизировать «вымывает» всё изначальное обаяние, оставляя лишь невзрачную пустышку.
Собственно, в случае с движением Кургиняна достаточно попробовать получить ответы на ряд очень простых вопросов, неизбежно возникающих по ходу ознакомления с концепцией клуба:
1) Кто именно является представителями «Треста ДК», какая роль им отводится в нынешней политической системе РФ?
2) Учитывая однозначное отношение к неолиберальным «Стратегиям 2020», надо ли понимать, что злоумышленники однозначно совпадают с нынешним правительством и прочими «околомедведевскими» кругами?
3) Как получилось, что тот же Путин, получивший власть из рук однозначного «трестовца» Ельцина, оказался спасителем от «белоленточной угрозы»?
4) Почему сопротивление деятельности «Треста» не привело к преследованиям олигархов, членов старой «семейной» группировки, почему, наконец, нисколько не колебались позиции Гайдара и Чубайса?
5) Признавая, что в РФ построена модель «мафиозного государства», что «Суть Времени» говорит об авторитете институтов власти? Стоит ли признавать какую-то роль за выборами, надо ли призывать к вооружённому восстанию, как относиться к принимаемым законам?
Пожалуй, ряда признаний по перечисленным пунктам вполне хватит для того, чтобы сверкающее и величественное здание «Сути Времени» Сергея Кургиняна начало давать крупные трещины, а, может, и вовсе распалось на куски. И вменять это Сергею Ервандовичу в вину явно не следует — ведь мы не ожидаем от дантиста того, что он сможет настроить нам компьютер. Так почему от поэта и сочинителя мы ожидаем подлинной политической активности?

Jusun

Здесь есть некоторое количество поклонников Кургиняна (хотя они заметно приутихли в последнее время). Хочется услышать от них ответы на эти вопросы.
Вроде Кургинян всё. И поклонники его тоже всё.

svarg

ничего - надо будет, ближе к выборам и Кургинян, и поклонники вылезут)

test_2008

Товарищ сделал свой выбор 4 февраля 2012 года. Можно выбросить на свалку истории.

LAPIN

Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: