самое время вспомнить Бродского

Ola-la

навеяно комментариями отдельных юзеров в тредах, посвященных РПЦ
 
Входит некто православный, говорит: "Теперь я -
     главный.
 У меня в душе Жар-птица и тоска по государю.
 Скоро Игорь воротится насладиться Ярославной.
 Дайте мне перекреститься, а не то - в лицо ударю.
 Хуже порчи и лишая - мыслей западных зараза.
 Пой, гармошка, заглушая саксофон - исчадье
     джаза".

wsda32

Одно, должно быть, дело нацию крестить,
а крест нести — уже совсем другое.
У них одна обязанность была.
Они ее исполнить не сумели.
Непаханое поле заросло.
"Ты, сеятель, храни свою соху,
а мы решим, когда нам колоситься".
Они свою соху не сохранили.
Сегодня ночью я смотрю в окно
и думаю о том, куда зашли мы?
И от чего мы больше далеки:
от православья или эллинизма?
К чему близки мы? Что там, впереди?
Не ждет ли нас теперь другая эра?
И если так, то в чем наш общий долг?
И что должны мы принести ей в жертву?

igor_56

Я люблю родные поля, лощины,
реки, озера, холмов морщины.
Все хорошо. Но дерьмо мужчины:
в теле, а духом слабы.
Это я верный закон накнокал.
Все утирается ясный сокол.
Господа, разбейте хоть пару стекол!
Как только терпят бабы?

lasor

даже боян с дёрти приносит девиденды :smirk:

Ola-la

это Бродский, а не "боян с дерти", балбес. Ты кроме мануалов по 1с вообще, что ли, книг никаких не читаешь?

lasor

иди нахуй пес, ты спиздил пост с дёрти

Ola-la

во-первых, я не читаю дерти
во-вторых, я периодически перечитываю Бродского
и в-третьих, иди ка ты на хуй

lasor

да мне пох, тут просто завелось много борцух с перепостом с дёрти

igor_56

В связи с тредом и процитированном в нем Маяковским
НА НЕЗАВИСИМОСТЬ УКРАИНЫ
Дорогой Карл Двенадцатый, сражение под Полтавой,
слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,
время покажет — кузькину мать, руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.
То не зелено-квитный, траченый изотопом,
— жовто-блакитный реет над Конотопом,
скроенный из холста: знать, припасла Канада -
даром, что без креста: но хохлам не надо.
Гой ты, рушник-карбованец, семечки в потной жмене!
Не нам, кацапам, их обвинять в измене.
Сами под образами семьдесят лет в Рязани
с залитыми глазами жили, как при Тарзане.
Скажем им, звонкой матерью паузы метя, строго:
скатертью вам, хохлы, и рушником дорога.
Ступайте от нас в жупане, не говоря в мундире,
по адресу на три буквы на все четыре
стороны. Пусть теперь в мазанке хором Гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,
а курицу из борща грызть в одиночку слаще?
Прощевайте, хохлы! Пожили вместе, хватит.
Плюнуть, что ли, в Днипро: может, он вспять покатит,
брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
отвернутыми углами и вековой обидой.
Не поминайте лихом! Вашего неба, хлеба
нам — подавись мы жмыхом и потолком — не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коли была промежду.
Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом!
Вас родила земля: грунт, чернозем с подзолом.
Полно качать права, шить нам одно, другое.
Эта земля не дает вам, кавунам, покоя.
Ой-да левада-степь, краля, баштан, вареник.
Больше, поди, теряли: больше людей, чем денег.
Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза,
Нет на нее указа ждать до другого раза.
С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса

lenmas

строчки из Александра, а не брехню Тараса
Не знал, что Бродского можно было затроллить :) Забавно!

igor_56

Сам Бродский это стихотворение никогда не публиковал (а написано оно в 1991 году но
читал при стечении большого количества народа на творческих вечерах.
Стихотворение слегка рвет шаблон, в том смысле, что проявились какбы не
свойственные для Бродского имперские чувства.
Для Бродского самой корневой и самой трансцендентной и непознаваемой сущностью
всегда являлся язык. Он придерживался формулы - язык, как самостоятельная форма бытия, определяет сознание, а сознание зрелого человека уже в свою очередь определяет бытие этого человека.
Как пример, абсурдистскую сюрреалистическую литературу (Кафка, Джойс, Платонов, Пруст) он понимал не как рождение новой эстетики в мировой литературе, а как закономерную реакцию языка на переоценку ценностей, главным образом христианских, внутри европейской культуры:
Ибо сюрреализм — отнюдь не эстетическая
категория, связанная в нашем представлении, как правило, с
индивидуалистическим мироощущением, но форма философского бешенства, продукт
психологии тупика.
Эта мысль запечатлена у него и в стихах:
Зоркость этих времен — это зоркость к вещам тупика.
Не по древу умом растекаться пристало пока,
но плевком по стене. И не князя будить — динозавра.
Для последней строки, эх, не вырвать у птицы пера.
Неповинной главе всех и дел-то, что ждать топора
да зеленого лавра.
Таким образом, язык по Бродскому - это наше все. Это корневой признак самоидентичности людей.
Возвращаясь к нашим баранам, вспомним, что, как нам сообщают лингвисты, дивергенция русского и украинского языков началась в интервале между 1311 и 1581 гг. Т.е. еще каких-нибудь 500 - 700 лет назад не было даже намека на самостоятельное национальное государство Украина. Был единый народ, так как он говорил на одном языке. Поэтому Бродский воспринимает уход Украины в свободное плавание как что-то ужасно неестественное, как будто взбесившаяся рука, сходившая с ума 600 лет, в конце концов, объявила свою независимость от всего организма. Отсюда и лингвистическая вторичность поэзии Шевченко по отношению к поэзии Пушкина, которая выражена Бродским в последних строках.
Вот такой литературный империализм,ага.
Но это стихотворение далеко не единственное прояление оного.
В живописных имперских красках Бродский, например, повествует о том как он покидал Россию
Как бессчетным женам гарема всесильный Шах
изменить может только с другим гаремом,
я сменил империю. Этот шаг
продиктован был тем, что несло горелым
с четырех сторон - хоть живот крести;
с точки зрения ворон - с пяти.
Дуя в полую дудку, что твой факир,
я прошел сквозь строй янычар в зеленом,
чуя яйцами холод их злых секир,
как при входе в воду. И вот, с соленым
вкусом этой воды во рту,
я пересек черту
и попылыл сквозь баранину туч. Внизу
извивались реки, пылили дороги, желтели риги.
Супротив друг друга стояли, топча росу,
точно длинные строчки еще не закрытой книги,
армии, занятые игрой,
и чернели икрой
города. А после сгустился мрак.
Все погасло. Гудела турбина и ныло темя.
И пространство пятилось, словно рак,
пропуская время вперед. И время
шло за запад, точно к себе домой,
запачкав платье тьмой.
Я заснул. Когда я открыл глаза,
север был там, где у пчелки жало,
Я увидел новые небеса
и такую же землю. Она лежала,
как это делает отродясь
плоская вещь: пылясь.

wsda32

Бродского можно часто вспоминать, как и любого гения, по разным поводам, ибо их, поводов, слишом много. В этом и состоит гениальность - в универсальности: каждый гений сказал обо всём, что Пушкин, что Бродский.
Осень - хорошее время, если вы не ботаник,
если ботвинник паркета ищет ничью ботинок:
у тротуара явно ее оттенок,
а дальше - деревья как руки, оставшиеся от денег.
В небе без птиц легко угадать победу
собственных слов типа "прости", "не буду",
точно считавшееся чувством вины и модой
на темно-серое стало в конце погодой.
Все станет лучше, когда мелкий дождь зарядит,
потому что больше уже ничего не будет,
и еще позавидуют многие, сил избытком
пьяные, воспоминаньям и бывшим душевным пыткам.
Остановись, мгновенье, когда замирает рыба
в озерах, когда достает природа из гардероба
со вздохом мятую вещь и обводит оком
место, побитое молью, со штопкой окон.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: