Уничтожение Всероссийского института растениеводства (ВИР)

nedanna

http://argumenti.ru/toptheme/n398/270980
На наших глазах в Петербурге разворачивается операция по уничтожению коллекции семян Всероссийского института растениеводства (ВИР). «АН» рассказывали об этом в №44 за 2012 год.
Учёные твердят, что коллекция – это единственный в России генный банк растений, основа продовольственной безопасности страны и стоит несколько её годовых ВВП. Основная беда ВИР – в его дорогостоящих землях и недвижимости. А выделяемые на поддержку растениеводства вполне приличные бюджетные средства мистическим образом не доходят до адресата. У многих научных сотрудников зарплата не окупает даже расходов на поездку на работу. Власть решила взять их измором – создав невыносимые условия труда.
ВИРу – мир
За годы демократии численность сотрудников ВИР сократилась с советских времён в четыре раза – с 1200 до 300 человек. Сегодня пожилые люди в несвежих халатах, копающиеся в земле, – сплошь доктора наук. Лаборантов почти не осталось, на зарплату в 6 тыс. рублей из нынешней молодёжи пойдёт только фанатик. Но эти детали мало трогают, пока не уяснишь себе, какую ценность представляет собой коллекция на вировских полях в Пушкине под Петербургом.
Её начали собирать в 1894 г., когда при Министерстве земледелия возникло Бюро по прикладной ботанике. Большевики, взрывавшие дворцы и церкви, коллекцию не только не разорили, но и создали на её базе Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур, из которого вырос ВИР. В голодные для страны годы глава института, академик Николай Вавилов отправлял экспедиции в Китай, Эфиопию, Чили для сбора семян сельхозкультур. А страна продавала из Эрмитажа картины Рафаэля и Леонардо, чтобы добыть те доллары и франки, которые тратил Вавилов. Просто без коллекции семян в изолированной от буржуазного мира стране нечего стало бы кушать.
– Нельзя из года в год сеять один и тот же сорт пшеницы, потому что через 3–4 года бактерии и болезни приспособятся к его биологической защите, – говорит биолог Дмитрий Матвеев. – Нужна постоянная селекция сортов, в ходе которой ослабляются нежелательные и усиливаются хозяйственно полезные признаки. Современная селекция до сих пор базируется на идеях Вавилова об исходном материале. Он считал, что на земле существуют семь центров происхождения культурных растений, каждый из которых способен дать гибриду эксклюзивные свойства. Великий учёный культивировал их на полях ВИР в Пушкине, потому что чем больше местного и инорайонного материала – тем больше выбор для селекции. Кстати, неурожай 2010 года показал, что создание устойчивых сортов – это до сих пор острейшая мировая проблема.
Сегодня коллекция ВИР составляет 323 тыс. образцов культурных растений и их диких родичей, представленных 64 ботаническими семействами, 376 родами и 2169 видами из 60 стран мира. Более 20% коллекции составляют сорта и популяции уже исчезнувших с лица земли форм. Из них выведено 4,5 тыс. сортов основных культур, из которых более 500 продолжают возделываться в России. Коллекция ВИР является крупнейшей в Европе, но уже четвёртой в мире, её обогнали генбанки США, Китая, Индии. В затылок дышат Япония и Бразилия. Экспертная группа Всемирного банка оценила рыночную стоимость коллекции генов ВИР в 8 трлн. долларов США. Такая астрономическая сумма объясняется невозможностью создать подобную коллекцию ни за 20, ни за 30 лет.
Как же сегодня сохраняется это баснословное национальное богатство, о котором Дмитрий Медведев с гордостью рассказывал гостям Петербургского экономического форума в 2009 году?
Пушкино уже не «наше всё»
Вокруг опытных полей Пушкинских лабораторий – ни заборов, ни охраны. Гордая вывеска «ВНИИ растениеводства им. Н. И. Вавилова» на воротах грубо завешена баннером «Шиномонтаж». На месте бывшего гаража – авторемонт. Масло, бензин, грязь с машин текут прямо на землю. Буквально в нескольких метрах – изношенная до основания котельная. Объект повышенной опасности. Даже без арендаторов она не обеспечивала нормальный температурный режим. Сейчас же температура в главном лабораторном корпусе зимой не поднимается выше 7–9 градусов.
– Ровно год назад из штата Пушкинских лабораторий уволились якобы «по собственному желанию» более 25 человек обслуживающего персонала (из 45). На территории лабораторий нет места учёным. Нас выгоняют в прямом смысле слова, зато всё – здания, земли – сдают в аренду бизнесу. Мотивировка проста – нет денег на содержание исторического имущества, – говорит сотрудник лаборатории.
По его словам, многочисленные арендаторы счётчики на воду, тепло и электричество не ставят. За них расплачивается ВИР, руководители которого жалуются на отсутствие финансов. И долги перед коммунальщиками растут как снежный ком.
Главным арендатором называют некую фирму «Багратион». Уставная деятельность – ресторанный бизнес. Именно «багратионовцы» при помощи директора ВИР Н. Дзюбенко смогли в рекордные сроки прибрать к рукам всю научную и производственную базу Пушкинских лабораторий.
– 1 августа прошлого года на учёном совете Дзюбенко просто поставил нас перед фактом, что институт сокращает свою службу технического обслуживания научных полевых экспериментов и по договору передаёт арендатору – фирме «Багратион» – территорию и всю материально-техническую базу экспериментальных Пушкинских лабораторий. Финансовая составляющая договора – военная тайна, – говорит сотрудник института.
Техника, ранее обслуживающая научные исследования, теперь отправлена в Павловск, территория исторического памятника – усадьбы князя Владимира с уникальной эколого-климатической территорией, которую 90 лет назад выбрал для первой опытной станции сам Вавилов, захламлена и отдана под ремонт автомобильной техники и проведения строительных работ. В теплицах же выращивают зелень для ресторанного бизнеса «Багратиона».
Лаборатория технологической оценки качества сельскохозяйственных культур сокращена, оборудование исчезло, здание в 1000 кв. метров передано в аренду. Общежитие, в котором раньше проживали аспиранты, отдано гастарбайтерам.
– Это прямое уничтожение научно-исследовательской базы ВИР. Лишить агрономов и селекционеров земли – то же самое, что у хирурга отобрать скальпель или у астронома – телескоп. Как такое могло случиться с институтом, имеющим мировое значение?! – с возмущением спрашивает бывший директор института академик Виктор Драгавцев.
Как отмечают уцелевшие научные сотрудники, круговорот финансов в институте крайне запутан. А миллиарды, выделяемые из бюджета по профилю ВИР, до института и его опытной сети просто не доходят.
Дворцы, земля и доля
Для чиновника главная проблема в том, что коллекцию растений практически невозможно продать на рынке и конвертировать в деньги. Другое дело – собственность института. За ВИР закреплено 38 объектов недвижимости, в том числе два здания на Исаакиевской площади в Петербурге – между гостиницей «Астория» и Мариинским дворцом. Стоимость метра площади вокруг доходит до 2 млн. рублей. На половину из 38 зданий не зарегистрировано право оперативного управления в ЕГРП, да и фактически распоряжаются всей недвижимостью института Россельхозакадемия и Росимущество.
Ушлые господа нашли лазейку для вполне законного рейдерского захвата и этих помещений. Дело в том, что, согласно распоряжению правительства, многолетние арендаторы могут выкупать свои помещения после определённого срока аренды по бросовым ценам. А арендаторов у ВИР – легион. В зданиях прекрасно «ютятся» фирмочки, связанные с именем известного московского олигарха, близкого к Медведеву и Дворковичу. Под крышей – в буквальном и переносном смысле слова – организовано 5 неких фирм, имеющих в своём названии аббревиатуру ВИР и модное словечко «малое инновационное». Ни одна не соответствует уставной деятельности института. Фирмочки занимаются очисткой сточных вод, почвогрунтами, мусоропереработкой и т.д. Зато отцы-основатели ООО одновременно занимают разные должности в ВИР. Все они могут претендовать на свою площадь.
Много лет для института не могут построить современную научно-исследовательскую базу, хотя земли под неё уже есть. Зато с молотка пошли 2 тыс. га опытной станции в Павловске, 300 га – на Истре в Подмосковье, 2 тыс. га – в печально известном Крымске, столько же под Анапой и в Ступино. Куда ушли деньги от продаж – загадка. В итоге у ВИР осталось всего 10 станций, а коллекция сократилась на 5%. При оценке всей коллекции в 8 трлн. долларов сумма ущерба почти 400 млрд. американских «рублей»!
Из-за недостатка средств, вдвое сократилось полевое изучение образцов, полностью прекращено биохимическое изучение коллекций. Почти на ноль сошли госдотации на формирование и закладку многолетних насаждений. При этом расходы государства на фундаментальную науку являются открытой информацией. Например, Россельхозакадемия получит на эти цели 7,3 млрд. рублей в 2013 году. Программа финансирования, подписанная премьером РФ Дмитрием Медведевым, на статью «Поиск, мобилизация и сохранение генетических ресурсов культурных растений» (это только тема ВИР и, возможно, ВИЛАР – Института лекарственных растений) выделяет 470 млн. рублей. Или на статью «Фундаментальные проблемы развития сельскохозяйственной биотехнологии в целях создания новых высокопродуктивных форм культурных растений» – 732 миллиона. Работники ВИР говорят, что кроме них в России этими темами никто всерьёз не занимается, а в программе ещё три тематики, где тоже должен участвовать институт. Тогда где деньги?
Замы растут как грибы
Получить разъяснения у собственного руководства коллектив не может – вся финансовая информация закрыта. С приходом в 2006 г. нового директора Николая Дзюбенко стали происходить странные пертурбации. Количество замов руководителя возросло с 3 до 7 штатных единиц. И совсем уж комично, что при возросшем административном блоке руководство решило нанять управляющую компанию «Балтсервис». Из-за этого уволили около 50 человек техперсонала ВИР, которые на всех получали в год 3 млн. рублей. А «варягам» собираются платить почти в три раза больше, хотя среди них нет специалистов, годами изучавших коллекцию?
Многие из назначенцев в ВИР раньше не работали. Например, зам по инвестициям и инновациям Олег Горохов – по образованию социолог, и сотрудники института не могут припомнить ни одного инновационного проекта или отчёта, который он представил бы на учёном совете за 6 лет. Зато злые языки утверждают, что Горохов является гендиректором нескольких фирм в Астраханской, Волгоградской и Московской областях, где ещё уцелели опытные станции ВИР.
Экспериментальная база в Пушкине – старый фахверковый дом, где снимали фильмы про Шерлока Холмса, отремонтирован, но из него выселены лаборатории, и что там сегодня – неизвестно: в окна видны только диваны в разных комнатах, доступ к этим пенатам для сотрудников закрыт.
– Шила в мешке не спрячешь, как ни закрывай финансы. Вон видите металлический остов теплиц двадцать на сто метров. 19 миллионов! За что? У нас доктора наук пенсионного возраста со всеми надбавками получают менее 20 тысяч рублей. Ещё коллеги видели лицензионный строго секретный договор, по которому главному арендатору зданий ВИР А. Пасмурову отдали результаты интеллектуальной деятельности коллектива института за 1450 рублей 50 копеек с правом передачи в третьи руки без ведома института. Почему Путин, который отдаёт в управление неграмотным чиновникам нашу науку, не понимает, какое богатство теряет? Даже в блокаду последователи Вавилова пухли с голода, но не трогали образцы из коллекции. Получается, даже история родного города президента не трогает? К чему тогда его патриотические заявления? – говорит один из сотрудников института.
По глубокому убеждению сотрудников ВИР, сам факт передачи интеллектуальной собственности – это предательство национальной продовольственной безопасности. На что в УК РФ имеется соответствующая статья. Но, несмотря на все обращения, ФСБ предпочитает ловить мелких «экстремистов» за записи в Фейсбуке.
Пожилые учёные удивляются, почему бесценные образцы коллекции передаются в другие страны, в первую очередь в Китай, в ущерб интересам России. Только за 10 месяцев прошлого года, отдел кормовых культур ВИР отправил в Пекин почти 1300 образцов местных кормовых культур, произрастающих от Мурманской области до Дальнего Востока. В ответ Россия получила только 14 образцов. Диспаритет по обмену уникальным коллекционным семенным материалом не обсуждается даже на учёном совете. Никто, кроме дирекции, не знает – на каких условиях происходит обмен. И все ли образцы, которые вывозят в Поднебесную, попадают в официальную статистику.
Отдельного упоминания заслуживает так называемое «хранилище судного дня» на острове Свалбард (Норвегия). Учредители этого сомнительного проекта: Фонд Сингента – швейцарская компания, производитель генетически модифицированных семян и химикатов, Фонд Рокфеллера, производящий семена-гибриды, защищённые от размножения, и Фонд Монсанто – держатель патента на растения, которое «совершает самоубийство» сразу после одного урожая. Для вторичного урожая его надо снова закупать у владельцев.
В 2011 г. ВИР отправил в Свалбард коллекционный фонд семян из 3184 образцов без права дальнейшего доступа к ним российской стороны. За 10 месяцев прошлого года отправлено ещё 2200 образцов уникальных образцов. Причём бесценных, единственных в мире, большинство которых уже исчезли с лица земли.
При этом ВИР ещё с 1977 года имел в Якутске своё хранилище семян. Условия хранения образцов были не хуже, чем в Свалбарде, и при проверке всхожести после 35 лет хранения она составляла не менее 95%. В 2010 г. было решено оснастить его современным оборудованием и превратить в генбанк стран АТЭС. Однако до сих пор дирекция ВИР при поддержке некоторых членов правительства продолжает гнать уникальные образцы в Норвегию.
В 2011 г. много шуму наделало обращение 10 российских академиков к президенту Дмитрию Медведеву с просьбой о защите национального достояния – вавиловской коллекции ВИР. Президент дал приказ устранить все огрехи до апреля 2012 г., но воз и ныне там. Мало того, подпись Медведева стоит под Федеральным законом от 24 июля 2008 г. №161-ФЗ, на основании которого создан Фонд содействия развитию жилищного строительства. Не найдя других земель в огромной России, он демонстративно нагло воюет за отъём у ВИР под коттеджи 90 га Павловской опытной станции.
На сайте фонда красуется цитата Медведева: «Нужно сделать так, чтобы земли работали для жилищного строительства». И Путина: «Нужно по всей стране так делать. И побольше». Надо полагать, именно здесь следует искать корни нынешнего разгрома РАН, РАСХН и РАМН.
От редакции. В здании ВИР недавно размещался клуб мужского стриптиза «Царица». Теперь там внешне благонравное кафе. Наверное, владельцы также мечтали превратить науку в дешёвый стриптиз. Российским чиновникам это почти удалось.
Аргументы цифр
Сохранение 330 тыс. образцов коллекции генбанка ВИР требует в год: на 100 тыс. образцов ежегодного пересева на полях станций – 14 млн. долл.; на 220 тыс. образцов, хранящихся в холодильных камерах, – 5,5 млн. долл.; на 10 тыс. образцов в хранилищах «in vitro» и на жидком азоте – 4 млн. долларов.
Итого только на сохранение и поддержание вавиловской коллекции требуется ежегодно 23,5 млн. долл., или 705 млн. рублей. Годовой бюджет института – 254 млн. рублей. Эти деньги, помимо сохранения и поддержания коллекции, включают в себя затраты на содержание научных отделов и лабораторий, на экспедиции, защиты диссертаций, публикации, проведение конференций… Несложный подсчёт показывает, что ВИР имеет менее 25% средств, необходимых для нормальной работы.

TOXA

Хм... надо банк эвакуировать в Европу, чтоб не пропало. А здания, уходя, можно поджечь. Чтоб не достались врагу.
Отдать коллекцию "в добрые руки". Бесплатно. На условиях сохранения.

a100243

зато стабильность. Вон придёт навальный и тогда лично вытопчет участок. А сейчас спокойно, мирно и не надо никаких острых перемен. Тихо исчезает национальное достояние. Если о годах труда вспоминать не принято, можно подумать о вложенных долларах. Сколько таких вложений исчезнет, к тому моменту, когда население осознает до мозга костей необходимость перемен? Но основании чего будет восстанавливать экономику после кризиса переходного времени?

TOXA

Ну как обычно, резко настанут "времена такие" и нужно будет положить в землю миллионов пять человек во имя очередного "великого рывка"...
А всякие хуесосы-государственники-ымперцы будут на вышках сидеть- следить, чтоб все Родину любили.

Lena1962

живучие же. с 2003 года все отбирают и отбирают
http://2003.novayagazeta.ru/nomer/2003/29n/n29n-s24.shtml

TOXA

Кстати, пидоры-сталинисты Вавилова в свое время замучили голодом. Теперь вот эта хуйня.
Если кратко, то России походу все это растениеводство нахрен не нужно- и так все збс.

TOXA

Ну, эту коллекцию в свое время в блокаду отстояли.

kolobok1

АдЪ... Вдумайтесь: это тот самый ВИР, в котором в блокаду Ленинграда 28 сотрудников умерли от голода, но при этом не было тронуто ни одного зернышка из коллекции.

selena12

по современной российской юридической терминологии - просто лохи

bogdan

Вон придёт навальный и тогда лично вытопчет участок.
А что Навальный собирается делать с ВИРом?

redtress

и чего?

TOXA

Через плечо.
Хуесосы путинские просирают то, за что было заплачено кровью.
За этой коллекцией- людские жизни, самопожертвование и прочее. Лучшие проявления человеческого духа. Не Духовность и прочий ахтунг- а люди реально-конкретно сознательно погибли от голода, спасая коллекцию от мародеров, крыс и неблагоприятных условий.
Практически тот же Сталинград, только жестче.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: