Умер Юрий Скоков

nadezhda

Оказывается еще неделю назад. По Радио России не сообщали. Хотя это человек помасштабнее того же Черномырдина. Одна из ключевых фигур первых лет Ельцина.
Потом в тени, но судя по всему был доверенным лицом мощных сил в ВПК.
Последние годы топ-функционер в Справедливой России.
Смерть скоропостижная, диагноз не объявлен, но в пояснениях на этот счет путаница, вплоть до "тяжелой и продолжительной болезни", но без указания какой.
Прошла информация о пресловутой сердечной недостаточности. Внезапной.
По-видимому отравили. Еще один симптом жесткой подковерной борьбы.
Конечно СправРоссия далеко не его масштаб. Но то, что он там присутствовал и на одной из первых ролей все же говорит о недостаточно плотном контроле со стороны путинского клана. Последние наезды на Миронова так же показывают, что власти чувствуют опасность с этой стороны. Хотя, конечно, все гораздо глубже.
Удар все же видимо наносился именно по "красным генералам".
В Москве на 75-м году жизни умер бывший секретарь Совета безопасности РФ Юрий Скоков. Причиной смерти стали проблемы с сердцем, передает РБК.
http://www.novoteka.ru/sevent/6098935/
Бывший секретарь Совета безопасности РФ Юрий Скоков скоропостижно скончался в Москве. Об этом журналистам сообщили в Совбезе.
Причины смерти и другие подробности не сообщаются. По некоторым данным, он умер в следствие продолжительной болезни.
http://expert.ru/2013/02/5/skoropostizhnaya-smert/
Как рассказал "Росбалту" один из близких знакомых Юрия Скокова, экс-секретарь Совбеза скончался минувшей ночью в Москве после продолжительной болезни. Его похороны состоятся в пятницу или субботу.
Подробнее: http://www.rosbalt.ru/moscow/2013/02/05/1089985.html
Мое прим.: близкий знакомый, но болезнь даже приблизительно не назвал!
Юрий Скоков, который в начале 90-х годов был секретарем Совет безопасности РФ, скоропостижно скончался в Москве
05 февраля 2013 | 13:35
сообщил РИА «Новости»во вторник представитель Совбеза. "Мы подтверждаем факт смерти Юрия Владимировича", - сказал собеседник агентства, не уточняя подробностей. Скоков был первым секретарем Совбеза РФ, эту должность он занимал с весны 1992 по весну 1993 года.
http://www.echo.msk.ru/news/1005472-echo.html
В Москве сегодня на 75-м году жизни скоропостижно скончался бывший секретарь Совета Безопасности РФ Юрий Скоков.
"Сегодня утром, когда Юрий Владимирович был дома, у него что-то случилось с сердцем. Точный диагноз пока не известен" , — сообщила "Интерфаксу" его помощница Татьяна Яковлева.
http://www.vesti.ru/doc.html?id=1024278
В Москве на 75-м году жизни скончался 1-й секретарь Совета Безопасности РФ
Утром 5-го февраля в результате сердечного приступа в столице скоропостижно скончался 1-й секретарь Совбеза России Юрий Скоков. Человек, сторонившийся первых ролей и показной публичности, выступавший организатором разных политических сил, пытавшийся противостоять Гайдару, разрушительной приватизации, менявший партии, но не убеждения.
Долгое время над ним довлел образ «ортодоксального оборонщика» - предполагало и происхождение (Юрий Владимирович родился в июне 1938-го во Владивостоке в семье офицера НКВД и его жизненный путь - Скоков закончил в 1961-м Ленинградский электротехнический институт, распределился в НИИ Минобороны, и работал в отрасли до конца 80-х.
Став народным депутатом СССР в 1989-м, он поддержал Ельцина, а в августе 91-го именно ему Борис Николаевич поручил переговоры с Павлом Грачевым, от позиции которого в определяющей степени зависел исход противостояния с ГКЧП. Входя в 90-91-м годах в правительство Силаева и будучи его первым заместителем, Скоков вместе с группой экономистов готовил концепцию экономической реформы, которая оказалась невостребованной. Ельцин в этот период его ценил и даже доверил ему руководство созданным Советом Безопасности страны, который стал весьма могущественной организацией. Но и опасался.
В 92-м, на съезде народных депутатов, которые устали от Гайдара и потребовали отставки, Скокову предлагали на должность премьер-министра, и по результатам голосования он опередил Черномырдина. Но в итоге кабинет министров возглавил Виктор Степанович - «команда демократов» не могла допустить на это место несговорчивого Скокова, который считал либерализацию цен пригодной только «для сложившегося рынка», приватизацию - разрушением национального богатства, а экономическую политику тех лет - «чередой ошибок, ведущей к трагедии».
В марте 93-го Скоков отказался визировать указ о приостановке деятельности Верховного Совета РФ, чего ему не простили. Уже в мае его отправили в отставку. А в октябре на прямую наводку вывели танки.
Ему предлагали вступать в разные партии, но он оставался членом КПСС вплоть до ее запрета. А потом сам неоднократно выступал в числе организаторов разных политических сил, чья идеология отвечала его убеждениям. Он был у истоков Комитета «Согласие ради Отечества», призывавшего отказаться от силовых методов в решении противоречий внутри страны, Конгресса Русских общин (КРО выступавшего за "восстановление прав русского народа и мир для всех народов России", партию российских регионов, ставшей одной из основ «Родины». А в последнее время был одним из руководителей «Справедливой России».
Мир праху Юрия Владимировича. Кто знает, в какой стране мы бы жили, если бы ему удалось все, что он хотел.
http://www.kp.ru/daily/26026/2945558/

kild

Дверь-то починил?

blackout

Черт, мы специально ждали до 75 чтобы ты подумал, что это естественная смерть.
Так в каком возрасте нужно травить, чтобы ты ничего не заподозрил?

zena72

Прошла информация о пресловутой сердечной недостаточности. Внезапной.
По-видимому отравили. Еще один симптом жесткой подковерной борьбы.
гуманитарий такой гуманитарий

marina355

Руслан, а почему армия в России имеет такое низкое политическое значение? Все нормальные страны третьего мира сцуться от всяких хунт, коварных заговоров офицеров, а у нас армия пресмыкается перед спецслужбами?

nadezhda

по-видимому это связано с русским этническим менталитетом - в России хунта не получается. Ни народ, ни верхние страты ее нормально не воспринимают, да и сами хунтисты быстро становятся неадекватны, причем сверху до низу, что, в частности, видно на примере белогвардейских режимов.
В России эффективно только бюрократическое правление, этим она, несмотря на коренное отличие в менталитте, сходна с Китаем (анализировать Китай не берусь)

nadezhda

это абзац только для вас, реально человек может быть достаточно физиологически эффективен.
Особенно если подключен к нормальной медицине, тем более - к спец.
Накануне все было ОК.
Вел активную политическую жизнь, что говорит о хорошем жизненном и физиологическом тонусе.
Вместе с тем что-либо внятное о диагнозе не говорится, более того, появляются топорные вбросы, свидетельствующие о поиске приемлемых объяснений.
Явно нечистое дело.
Фигура была влиятельная, эдакая политическая черная дыра, типа глазом не видно, но пространство деформирует.
На 99% уверен, что отравили. 1% - дам за "естественный конец".

nadezhda

Довольно любопытная статья с приемлемым уровнем вдумчивости, что не часто встречается в нынешней журналистике.
Кстати и Вяхирев как-то странно умер. Черномырдина ликвидировали это 100% - опасались, что Медведев мог бы назначить его премьером на место Путина.
Крысы доедают гиен.
Не договорившее поколение
Глеб Черкасов

Заместитель главного редактора газеты "Коммерсантъ"
13.02.2013 12:18
20 лет и два месяца назад жизнь этих людей могла бы повернуть совсем в другую сторону. В декабре 1992 года Юрий Скоков, секретарь Совета безопасности и близкий соратник Бориса Ельцина, набрал наибольшее количество голосов на съезде народных депутатов и должен был стать премьер-министром. Но поскольку голосование носило рекомендательный характер, Ельцин депутатов не послушался и поставил во главе правительства вице-премьера Виктора Черномырдина. Если бы президент согласился с мнением съезда и премьером бы стал Скоков, Черномырдин, скорее всего, вернулся бы в «Газпром», сдвинув на ступеньку ниже своего соратника Рема Вяхирева. Этого не произошло. Скоков не решился выступить против Ельцина (он сделает это позднее в более невыгодной для себя ситуации) и не поставил в сложное положение Вяхирева – уступать первое место, пусть даже и старшему товарищу, всегда очень неприятно.
Расспросить о совсем недавних события практически уже некого (если говорить о непосредственных участниках и первых лицах).
Почти все ушли. Последними, буквально только что, с разницей в несколько дней, Скоков и Вяхирев. Было бы натяжкой назвать это концом поколения, его история завершилась куда раньше.
Жизненный путь схож почти до идентичности. Родились перед войной. Почти обязательный тяжелый физический труд в юности. Потом Черномырдин, если верить записи его беседы с Александром Коржаковым, скажет: «Ну если мне в руки молоток, я им что-нибудь сделаю». Профессиональная, чаще всего хозяйственная карьера с элементами партийной жизни. Мерный трудовой подъем до 1985 года. С приходом Горбачева резкий взлет, у кого-то головокружительный, как у Ельцина. У кого-то поскромнее, как у Вяхирева: с простого заместителя министра газовой промышленности до первого. В 1988 году хозяйственная карьера приобретает отчетливо коммерческий оттенок: Скоков участвует в учреждении банка, Черномырдин задумывается о преобразовании своего ведомства в концерн. Удачный политический выбор в начале 90-х годов – шаг в сторону от валящегося Горбачева. Гласная и негласная поддержка демократических протестов, удачная игра на противоречиях союзного и российского руководства. Пик могущества в 1992—1995 годах. Скоков в тот момент считался одним из самых влиятельных политиков в ельцинском окружении. Его сила была и в связях, и в молчании: он был закрыт наглухо от СМИ и избегал любых публичных ситуаций. Черномырдин такой роскоши позволить себе не мог и с первых же своих выступлений завоевал славу невольного златоуста. Тогда над его выражениями смеялись, не думая, что через много лет станут тосковать об их авторе. Но в целом бог был накрепко схвачен за бороду, митинговые активисты либо выдавлены из власти, либо в лице наиболее квалифицированных кадров приспособлены к делу. Жить да поживать.
Неприятности начались в 1995 году. Скоков собрал отличную предвыборную команду и с ней не набрал нужных процентов на думских выборах. Его слава могущественного человека развеялась с появлением цифр ЦИКа. Черномырдин в Думу прошел, но шанс стать вторым президентом упустил одновременно с подведением итогов все тех же думских выборов. Для Рема Вяхирева судный колокол прозвонил в 1997 году, когда Борис Немцов, вице-премьер и главный объект сатирических шуток, поставил вопрос о контроле государства над «Газпромом» – немцовское дело завершит потом Путин. И если посмотреть на карьеры других представителей этого поколения, то переломный момент именно там: в 1995—1997 годах. Просто кто-то ухнул вниз сразу, кто-то медленно, но верно сползал, а кто-то сначала чуть-чуть подрос, но только для того, чтобы ниже падать.
Где-то не хватало таланта к публичной политике, где-то осознания необходимости перемен, где-то банально подвело здоровье и неумение разобраться в своем окружении. Чем дальше, тем комичнее выглядели эти люди. Поколение стало уходить, явно не договорив до конца.
Собственно, и от дел мало что осталось: Путин и его команда переиначили все по-своему, эволюционно по форме, революционно по сути.
Историческое поражение поколения Ельцина—Черномырдина—Скокова—Вяхирева легко и даже правильно объяснить их изначальной неготовностью построить новое государство на руинах рухнувшего (при некотором их содействии) СССР. Все-таки одной хозяйственной сметки и партийного слова недостаточно для того, чтобы стать отцами-основателями. Так же, как их старшим братьям — поколению Горбачева—Лигачева—Рыжкова — не хватило схожих умений, чтобы удержать Советский Союз.
На самом деле нет учебного заведения, в котором учат руководить страной. Это достигается только практикой, сначала на третьих, потом на вторых ролях. Главное — вовремя двигаться вперед. Во времена Леонида Брежнева естественный ход истории был несколько сбит. К власти пришли немолодые люди. Самому Брежневу в 1964 году исполнилось 58 лет, его соратники были или чуть помоложе, или чуть постарше. Затоптав союзников помоложе, они оставались наверху ровно столько, сколько физически могли.
Следующее поколение, которое должно было прийти наверх в середине 70-х, сгинуло, не оставив следов. У них не было не единого шанса. Собственно, о Горбачеве и его команде, равно как и Ельцине и его поколении, мы знаем только потому, что в момент воцарения Леонида Брежнева им было чуть больше 30.
Появление на первых ролях не готовых к власти людей – прямое следствие игр в несменяемость и геронтократию. Неготовность искать смену приводит к тому, что она подворачивается под руку и не совсем годна к исполнению своих функций. Жаловаться потом не на кого. История на вопрос «если не тот, то кто» отвечает предельно жестко: «Значит, никто».
http://www.gazeta.ru/column/cherkasov/4962621.shtml

nadezhda

в тему:
Последнее интервью Рема Вяхирева: «Путин когда услышал, что я ухожу, так обрадовался»
Экс-руководитель «Газпрома» Рем Вяхирев дал большое интервью Forbes после десяти лет молчания. Так получилось, что оно стало последним публичным выступлением основателя крупнейшей компании России
фото Юрия Чичкова для Forbes
Вяхирев о детстве, начале карьеры и знакомстве с Виктором Черномырдиным: «Из партии меня решили не исключать, хотя была такая мысль»
В 1941 году я пошел в первый класс. Две-три недели проучились, и мужиков всех забрали в армию. У нас было огромное село, Большая Черниговка Куйбышевской области (с 1990 года область переименована в Самарскую — Forbes). Там два колхоза было, и мужиков в нашем районе никого не осталось. А надо убирать урожай, солдат кормить и все прочее. Наш первый класс повезли картошку собирать. Я смотрю сейчас на своих внуков и правнуков — куда их пошлешь? Они тебя послать могут (смеется). В третьем-четвертом классе я уже пошел корову пасти, она у нас дурная была, со стадом не ходила. В девятом-десятом — летом на Волге суда разгружал, чтобы купить себе штаны и рубаху. Сусликов в степи ловил — сорок шкурок сдашь, поменяешь на тапочки.
Мать и отец были учителями, институт заканчивали в Ленинграде, там и познакомились. В Большую Черниговку их отправили по распределению. Нас у них было шестеро детей, я старший. Один умер в войну.
Школу я в итоге закончил в Куйбышеве. Там же поступил на нефтегазовый факультет политехнического института. Специальность новая, и чтобы набрать курс платили повышенную стипендию — в 1,5-2 раза больше обычной. Вот я и пошел. Процентов 80-90 на факультете были участники войны — все серьезные люди, и нас «пацанов» (это они нас так звали) — человек семь-восемь в группе. По распределению нас отправили после окончания в «Куйбышевнефть». А потом в Оренбурге открыли газовое месторождение. Мне один друг предложил, я и поехал.
Там и с Черномором [Виктором Черномырдиным — Forbes] познакомились. Он перешел к нам на завод из партийцев. В «Оренбурггазпроме» было два основных подразделения — газодобыча и газопереработка. Вот он в переработку пришел из горкома партии, а я дослужился до главного инженера всего объединения.
Помню, как мы при первом же пуске взорвались. В СССР же ни труб хороших, ни оборудования промыслового не было. У нас сепаратор, который газ от конденсата отделяет, несколько дней проработал и рванул. Два человека погибли. Мы все побежали туда, надо же вентили закручивать — взлетит все. Как сейчас помню, День космонавтики был — 12 апреля. Грязь такая, чуть не по пояс в ней бегали. А потом министр прилетел, стали разбираться. Могло все плохо для меня закончиться. Но повезло, министры грамотные попались, сами инженеры. Из партии меня решили не исключать, хотя была такая мысль. А исключали обычно только для того, чтобы под суд отдать.
фото Юрия Чичкова для Forbes
Вяхирев о создании «Газпрома»: «Я вообще не люблю быть первым лицом»
Может, я дурную вещь сделал, но не нравилась мне структура министерская — вроде и не чиновники, но и не производственники (в 1989 году Министерство газовой промышленности СССР преобразовали в Государственный газовый концерн «Газпром» — Forbes). Бюрократическая безалаберность все-таки была в министерстве, формальное отношение к производству. А газовая промышленность должна быть в одних руках, в руках государства. Производство нужно организовывать, народ воспитывать, приучать к работе. Это сейчас одни разговоры — как слезть с газовой иглы. Глупости все это. Это кормилица, а не игла! Страна и тогда, когда цены были маленькими, и сейчас, когда они выросли, живет этими деньгами.
Вот я и говорю — дайте нам место, чтобы людей посадить концепцию концерна писать. Нам выделили одну из подмосковных дач, которую раньше какой-то вождь военный занимал. Старшей Черномырдин назначил [Евгению] Селихову (отвечала за экономические вопросы в министерстве — Forbes). И вот они там сидели несколько месяцев, даже домой не ездили. Крикнут — я к ним бегу. Они что-то расскажут, а я к Черномырдину докладывать. Хороший документ у нас получился, я считаю. Там все основные вещи корпоративные были расписаны, устав. Но на совете министров нам эту идею пришлось раза четыре защищать. [Николай] Рыжков (председатель Совета министров СССР в 1985-1990 годах — Forbes) все не понимал, чего мы добиваемся — ведь вот же министерство, а тут какой-то колхоз хотят сделать. Но в конце концов махнул рукой: «Черт с вами, делайте, что хотите».
Я никогда не собирался быть главой компании, я не люблю быть первым лицом. Советская власть, наверное, научила — человека же драли ни за что, никто тогда не знал за что ему башку оторвут. Но что отказываться, когда все хозяйство на руках (Вяхирев возглавил правление «Газпрома» в 1992 году после ухода Черномырдина в правительство — Forbes). Кому-то отдашь — пропьет или потеряет (смеется). Надо было все это до ума довести. Нас ведь все тогда с ценами дурили, а в России вообще никто не платил. Мы по шесть месяцев не давали зарплату людям на Севере. Спасало только то, что продукты заготавливали заранее на девять месяцев вперед — эту систему еще в советское время придумали. Кормили людей, за счет этого и выживали. На балансе «Газпрома» находилось больше 200 совхозов, целые районы приходили нам сдаваться. Мы с них продукты собирали и отправляли на Север. Всем приходилось помогать — от колхозников до генералов. Денег ни у кого не было — тяжелое время.
фото Юрия Чичкова для Forbes
Вяхирев об управлении «Газпромом», реформаторах и попытках «разодрать» концерн: «Мы все прятали, потому что в государстве были жулики»
Справка Forbes: Борис Ельцин подписал указ о приватизации «Газпрома» в 1992 году. В федеральной собственности Ельцин закрепил только 40% акций концерна (из них право голосовать 35% получил менеджмент «Газпрома» около 48% было продано населению (из них около 15% приобрели работники газовой отрасли еще 10% за приватизационные чеки выкупил сам «Газпром» (этот пакет концерн должен был продать для финансирования строительства газопровода «Ямал-Европа»).
У нас было напрямую 35% акций «Газпрома», ну и еще акции, которые мы рассовывали по своим. В разных местах прятали, потому что в государстве были жулики Чубайс, Немцов и прочие — они же первые все отняли бы. Но все, тот же Беккер, по первому же требованию обязывался все бумаги нам вернуть («Стройтрансгаз» Арнгольта Беккера в 1995 году за $2,5 млн получил почти 5%акций «Газпрома» в счет выполненных работ — Forbes).
Мне кажется, что вреднее Чубайса человека для государства российского не было, и не скоро появится, наверное. Они все [реформаторы — Forbes] хотели разодрать «Газпром», у них два действия в голове — отнять и разделить. Умножить и прибавить они не знали. Ну, допустим, добычные предприятия, действительно, необязательно государству все иметь. Можно оставить ровно столько, чтобы обеспечивать свои интересы. На случай любой войны или революции нужно, чтобы государство могло напрямую распоряжаться ресурсами, а не рассчитывать на какие-то там налоги. А так, у нас месторождений в России много, на всех хватит. Все равно в итоге весь газ придет в одну трубу. А вот транспортную систему государству, конечно, нужно иметь у себя. Я думаю, и Путин, и Медведев за 12 лет хорошо это поняли. С трубой государство всегда будет в доходе. Ее нельзя поделить между разными хозяевами, ведь у каждого из них будут свои интересы.
Все говорят: вот нефть поделили и добыча растет, а газ не тронули — и не растет. Добыча газа не поэтому не растет, а потому что новые месторождения не запускаются. Заполярку [Заполярное месторождение — Forbes] я еще сдавал. Даже Южно-Русское [«Газпром» запустил его в 2007 году — Forbes] при нас осваивать начали, там просто трубу нужно было проложить. Выходит, то ли денег нет на серьезные месторождения, то ли мозгов.
С энергетиками тоже ругались. И они до сих пор не научились нормальным технологиям сжигания угля. Когда я еще работал, в Японии были две станции, которые на угле работали и не травили атмосферу. А у нас уголь пропадает. Меня обвиняли, что я просто хочу больше газа на экспорт уводить. Но я же первый противник этого. Я всегда говорил, что больше 140-150 млрд куб.м. в год вывозить нельзя. Это вместе со всеми нашими соседями — Украиной, Средней Азией, Прибалтикой, Белоруссией и прочими. А остальное нужно сохранять. Газ кончается, нефть кончается, чем топить будем?! Страна северная, большая, огромная. Мы первые замерзнем и Европа над нами смеяться будет. Пока они своими дровишками будут печь топить, мы уже помрем в это время.
фото Юрия Чичкова для Forbes
Вяхирев о Кремле, Ельцине, Абрамовиче и других: «Ельцин все-таки, при всей дикости своего характера, управляемый был человек»
Я однажды в Ленинград приехал — тогда как раз «царские» выборы начались — ко мне пришли все генералы, все главы воинских частей, которые там рядом, поговорить. И в это время мне «царь» Борис звонит. Кто-то ему сказал, что наши северяне будут против него голосовать. Я ему говорю: кто вам сказал, вот интересно? Нет, говорит, разберись. Я говорю: сейчас поздно уже, люди у меня. А утром в самолет и полетел разбираться. Бабке только своей позвонил, чтоб прислала бельишко с моим самолетом.
Ельцин меня обычно рано утром вызывал. Ну, наверное, так с обкома партии — привык чуть свет совещания назначать. Он так-то хозяйственный был мужик. Когда первые газопроводы строили в Свердловской области, он сам в планерках участвовал. Такое редко найдешь.
С Черномырдиным у нас были свои отношения, я все-таки постарше его. Много партийности было в его сознании, но она постепенно вытряслась все же. Нормальный был мужик, соображал. «Царь» Борис ему доверял. Ельцин все-таки, при всей дикости своего характера, управляемый был человек. В тех вопросах, в которых он не разбирался, он доверял кому-то. Вот в газе он доверил Черномырдину и все. Это мое мнение, но думаю, что я прав.
С Березовским мы не ссорились никогда. Он просился одно время быть моим замом каким-то, хотел, чтобы экономику и финансы «Газпрома» ему отдали. Но я ему сказал: «Иди…». И он больше не приходил с этим. Отстал от меня и все.
Голдовский за что пострадал (бывший руководитель «Сибура» Яков Голдовский после отставки Вяхирева оказался за решеткой и провел там несколько месяцев, выйдя на свободу только после продажи всех российских активов в нефтехимии «Газпрому» — Forbes)? Не знаю. Вероятно, не сумел чего-то отдать вовремя. Те, кто дали, те и жили спокойно.
Абрамович, когда какой-то скандал у нас с Ельциным происходил, приезжал ко мне, пытался помирить, успокоить. Помогал как-то, морально, по крайней мере. Он, наверное, от «Семьи» приезжал. «Семья» ему рассказывала. Они следили, чтоб мы не ругались с «царем». Понимали, наверное, что «Газпром» важен для государства.
фото Юрия Чичкова для Forbes
Вяхирев о Тимошенко и Туркменбаши: «Юлю они зря посадили, я думаю»
Главная советская глупость, что все трубы повернули через Украину. Хуже не было у нас соседа, они вообще не платили, да еще и газ воровали. И до сих пор воруют. И Юлю [Тимошенко] они зря посадили, я думаю. Они все там воруют, поэтому надо как-то договориться, что государству, что себе. Просто у них координатора нет хорошего (смеется).
Игорь Макаров (владелец «Итеры» — Forbes) сам долго в Туркмении работал и с Туркменбаши был в хороших отношениях. А тот капризный был, как ребенок. Мы с Макаровым там, у туркменов, и познакомились. Он просто взял часть заботы моей на себя: за счет туркменского газа закрыл Кавказ и частично Украину. Я как рассуждал — раз украинцы все равно не платят и воруют, так уж пусть чужой газ, а не мой. В Европу мы все равно не пускали никого, а Макарову Украина и то была куском хлеба с маслом. «Газпром» в этой схеме ничего не делал, зато получал деньги за транзит газа. И мучиться не надо с этими хохлами, деньги с них собирать. Ну, Свердловскую область мы ему еще отдали и какую-то добычу на севере. Надо ж было кому-то отдавать, сами все равно все не разработаем. Но Макарова все равно потом съели, сейчас до сих пор еще доедают.
Контракты с европейцами, совместное предприятие с немцами (Wingas — Forbes) — это спасение для «Газпрома». В России не платили совсем ничего, в СНГ — то же. У «Газпрома», благодаря Европе, деньги появились. И за ними сразу очередь выстроилась: налоги начали платить, зарплата пошла, что-то еще на строительство оставалось. И государство из нас выдирало постоянно. Все денег просили — и пограничники, и генералы. Все у меня в друзьях тогда ходили. Режиссер Никита Михалков — и тот на «Сибирского цирюльника» приходил просить. Талантливый он артист, пришлось дать. У нас вообще-то маленькая хитрость была: кабинет-то у меня здоровый и стол мой в самом конце стоял, а впереди у самой двери — маленький, круглый. Вот новых людей, которым что-то от меня было нужно, я за этот столик как раз сажал. Быстро переговорили и на вылет, до свидания.

фото Юрия Чичкова для Forbes
Вяхирев о Путине, своей отставке и пенсии: «Я лично, уйдя из «Газпрома», ничего не потерял»
Новый «царь» начал мне вопросы задавать довольно-таки интересные. Ну, я и говорю: если я не на месте, то сейчас прямо и ухожу. Это в марте 2001 года было, а контракт у меня в мае заканчивался. Так и договорились. У меня ведь дерьма нет внутри, оно все осталось где-то на работе в лопате, с которой я ходил. В 2001 году мне уже 66 лет было. И так перебор уже. Да и допекли меня, невозможно работать: обложили, как медведя в берлоге, всякими дуростями, проверками. Я думаю, нашли бы какую-то причину, башку бы оторвали мне, а зачем ждать, когда оторвут?
Путин когда услышал, что я ухожу, так обрадовался, что прямо при мне начал звонить [Александру] Волошину (в 2001 году занимал пост руководителя администрации президента — Forbes) с поручением выписать орден. Правда, они мне его не вручали до самой зимы. А Медведев меня еще и в совете директоров попросил остаться. Я туда ходил, как дурак. Ну, на самом деле, что мне там делать. Они сидят, шепчутся друг с другом, делают, что хотят, а ты как баран. А я пешкой не привык быть. Миллера я совсем чуть-чуть знал, он замминистра энергетики был совсем недолго.
Ни о каком возврате активов «Газпрома» со мной не беседовали. У меня дама была, знакомая юристка, умерла сейчас. Вот она бегала между мной и теми, кто шуровал там, объяснительные писала. Она в Минюсте работала. Тогда же еще вместе с Голдовским [Вячеслава] Шеремета (первый зам Вяхирева — Forbes) забрали. Он сутки торчал в КПЗ. Так, эта дама свела меня с каким-то большим человеком из Минюста. Он поверил в то, что я рассказывал. Скоро Шеремета выпустили. А вообще зло берет иногда за такие разговоры, потому что кто делал деньги, он и делает их до сих пор и как-то сумел откупиться. Вот мне дали значок [орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени]. Ну и я доволен. Сказал «спасибо» и пошел, и все нормально.
Я лично, уйдя из «Газпрома», ничего не потерял. У меня что было, то и есть. У меня свои акции «газпромовские» (0,01182% — Forbes) и хозяйство. Акции мне достались как члену правлению «Газпрома». Я по ним дивиденды получаю. Много лет эта копилка почти пустая была, но в прошлом году хорошо заплатили, а в этом еще лучше должно быть (по итогам 2011 года Вяхирев должен получить на свой пакет около 23,5 млн руб. — Forbes). У меня хозяйство большое, за счет дивидендов я больше чем наполовину обычно его обеспечиваю. И еще одна есть у меня надбавка к пенсии: Селихова, когда мы в «Газпроме» еще работали, организовала какую-то программу для пенсионеров (НПФ «Регионфонд» — Forbes). Вот за счет этих выплат оставшиеся расходы на хозяйство закрываю. Иногда, если на жизнь не хватало, Макаров еще помогал. Но вообще, человек, который просит, не нужен никому.

Акции «Стройтрансгаза» у Татьяны (дочь Вяхирева — Forbes) были. Но Беккер же несколько допэмиссий провел, ободрал нас. Мы хватились по результатам только через год. Ну, я и говорю: хватит баловаться, давайте их толкнем. Там совсем небольшой пакет, мы его [Алишеру] Усманову продали, пока Беккер нас дальше не размыл.
Мне про нынешний «Газпром» тяжело говорить. Я как ушел, не открывал никакую книгу, ни тетрадь, не интересовался никогда их жизнью. Не хочу и все. Это же бесполезно шашкой махать — глупость, потеря времени и нервной системы. А у меня дел много. Вот вы проехали мимо забора — это подсобное хозяйство, юридически на дочь записано. Там я держу скотину всю для питания, у нас ведь штук десять семей, братья там, сестры, дети, внуки. Все приезжают регулярно за продуктами. Там я еще держу 17 оленей пятнистых. Раньше северных тоже брал, но они сдохли: не могут без ягеля. А этих держу и ничего — плодятся. Собаки, правда, пролазят через забор, пугают, и они помирают моментально от страха, сердечко слабое. Коровы, свиньи, овцы, козы, куры, гуси еще у меня. И огород вместе с садом — гектара два, наверное. И картошки, и другой всякой ерунды много у нас. Сахар и соль только покупаем, наверное.
А недавно я на Север летал: в Тюмени праздновали юбилей института. Я к ним заехал прямо с самолета, на мероприятии побыл и вечером улетел в Сургут, потом в Уренгой — с объездом завода. Газовики заказали самолет мне, нормально все сделали. На промысла тоже съездил, на Ямбург посмотрел. Оттуда в Югорск, там тоже завод компрессорный. Люди-то на производстве старые, в основном. Встречали очень хорошо. Культура, конечно, стала хорошая, все нормально, все к чему мы стремились. И платят хорошо. На этот счет у нынешних мозги хорошо работают: они же понимают откуда бабки, что такое Север и кому надо платить.
http://www.forbes.ru/sobytiya/lyudi/116511-eksklyuzivnoe-int...

Интересный был человек.
А вот как забирали рассованные им по родственникам активы Газпрома:
Пенсионер Вяхирев, напротив, теперь далек от газпромовских дел. Он скромно проживает в одном из коттеджных поселков по Киевскому шоссе. У него свое хозяйство: корова, овцы, куры и 17 пятнистых оленей — в память о годах, проведенных на севере. С журналистами Вяхирев не общался уже лет десять, но на просьбу рассказать об Усманове откликнулся. «Хороший мужик, иногда звонит, к праздникам всегда подарок посылает», — рассказывает Вяхирев о бывшем подчиненном. «Алишер появился в конце 1990-х, предложил свои услуги, и мы его взяли», — вспоминает он за чаем (три чашки из нового сервиза лопаются, как только помощница Вяхирева наливает в них кипяток. «Давай простые, рабоче-крестьянские», — ворчит он). «У него было что-то вроде металлургического холдинга, и он нам предложил поучаствовать, сумел все объяснить по-человечески», — говорит Вяхирев. Усманов убеждал, что «Газпром» сможет поучаствовать в прибыли металлургов и глава концерна согласился: «Времена были такие, что любой дополнительный источник дохода обеспечивал жизнь, так что если бы были более дурные предложения, мы бы и их приняли». К тому же «Газпрому» нужно было «наладить производство труб, в Советском союзе трубопроводного хозяйства не было, а в конце 1990-х вообще ничего не стало — даже картошки, — вздыхает Вяхирев. — Мы людям на севере по полгода зарплату не платили».
Усманов продал «Газпрому» 20% «Интерфина», который владел акциями ОЭМК, а сам в итоге стал гендиректором «дочки» концерна — «Газпроминвестхолдинг». Дальше скупку металлургических предприятий вела уже она, собрав к 2001 году 57% акций Лебединского ГОКа (ЛГОК) и дополнительные 17% ОЭМК. Параллельно Усманов и Мошири (оба стали советниками Вяхирева) организовывали финансирование для «Газпрома» в западных банках.
Партнеры Усманова по «Интерфину» тоже были при деле. Скоч в 1999 году стал депутатом Госдумы — с тех пор его акции находятся в специальном фонде, а все права на управление и голосование ими — у Усманова. В Думе Скоч первым делом выполнил просьбу ОЭМК и ЛГОКа — добился отмены НДС (20%) с промышленного оборудования, которое не производилось в России. «Закон проработал всего год, но за это время российские предприятия ввезли в страну оборудования на $2 млрд» — не без гордости вспоминает он. Кветной остался руководить «Интерфином», продолжавшим скупку акций металлургических предприятий параллельно с «Газпромом».
Кто кому помог?
В стране тем временем сменилась власть. Кадровая перетряска в «Газпроме» была одной из первых серьезных кампаний президента Владимира Путина. В 2001-м Вяхирева сменил петербуржец Алексей Миллер. Следом полетели головы ближайших соратников Вяхирева: сына Юрия (возглавлял «Газэкспорт» его замов Александра Пушкина и Вячеслава Шеремета и многих других. Усманов не только усидел, но и получил новый ответственный фронт работ — возврат активов «Газпрому».
При Вяхиреве часть активов концерна перекочевала в компании его друзей. Эти истории Вяхирев вспоминает неохотно: «Было много желающих «Газпром» «разодрать», я этого очень боялся, поэтому приходилось рассовывать все по разным местам». Главный подрядчик концерна «Стройтрансгаз» еще в 1995 году получил 4,8% акций «Газпрома» в счет оплаты работ на $2,5 млн, лицензия на гигантское Южно-Русское месторождение оказалась у дружественной команде Вяхирева «Итеры», контроль в нефтехимическом холдинге «Сибур» «Газпром» едва не уступил его создателю Якову Голдовскому. Как раз после этой истории последовал грозный окрик из Кремля: «Надо внимательно подходить к вопросам собственности, а то разинете рот — и не будет у вас не только «Сибура», — предупредил Путин Миллера. Закипела работа. «У нас была целая карта размером с большой стол, на которую были нанесены все спорные активы, я с ней почти не расставался», — вспоминает Сергей Лукаш, отвечавший при Миллере за экономическую безопасность и кадровые вопросы.
И тут Усманов очень пригодился новому главе «Газпрома». Руководство «дочек» концерна перетряхивали, вспоминает бывший сотрудник концерна, насчет Алишера были сомнения, но проверка «Газпроминвестхолдинга» нарушений не выявила, хотя у компании и были деловые связи с какими-то его фирмами (Усманов утверждает, что никогда не допускал конфликта интересов). Решающим аргументом стало то, что в переговорах о возврате активов «Газпрома» Вяхирев и его люди хотели иметь дело только с Усмановым, утверждает источник Forbes. Новым менеджерам, которых Вяхирев называл «бусурманами», они не верили. «Старой команде нужен был человек, который смог бы гарантировать им все платежи, — подтверждает Усманов. — Я им сказал: «Не волнуйтесь, я у вас покупаю, я куплю».
Одним из первых взялись за «Стройтрансгаз». Главная борьба шла за принадлежавшие подрядчику 4,8% акций «Газпрома». На тот момент в госсобственности было всего 38,4% акций концерна, и Путин поставил задачу вернуть государству контроль. Но основной владелец «Стройтрансгаза» Арнгольт Беккер ни за что не хотел расставаться с ценным активом, «Газпром» начал судиться за спорный пакет. Одновременно концерн решил стать совладельцем и самого «Стройтрансгаза» с годовой выручкой около $1,4 млрд (большая часть заказов подрядчика приходилась на «Газпром»). Кроме Беккера в числе акционеров «Стройтрансгаза» были дочь Вяхирева, дети его зама Шеремета и премьер-министра Виктора Черномырдина. Изначально у них было не меньше 48% акций «Стройтрансгаза», утверждает близкий к «Газпрому» источник, но Беккер постепенно размыл эту долю. «Мое дите раза в четыре ободрал, — вздыхает Вяхирев. — Люди, которые делают деньги, не обращают внимания ни на тебя, ни на кого другого. Мне следить за всем этим было некогда, поэтому мы решили продать оставшийся пакет Алишеру» (размер пакета и сумму сделки Вяхирев и Усманов не раскрыли).
Пока вокруг «Стройтрансгаза» шли суды, Усманов начал переговоры с предусмотрительно перебравшимся в Германию Беккером. «Я к нему пришел, спросил, сколько ему надо. Он говорит: вот столько. Ну, я ему эти деньги и заплатил», — описывает Усманов. Беккер настолько не доверял новой команде, что Усманову, по его словам, пришлось выкупать активы самому, а уже потом — за те же деньги — переводить их на «Газпроминвестхолдинг». Судя по отчетам «Газпрома», 4,8% своих акций концерн оплатил векселями стоимостью $152 млн, на рынке такой пакет стоил тогда около $900 млн (по средней капитализации «Газпрома» за 2002 год). А 26% «Стройтрансгаза» «Газпром» выкупил примерно за $109 млн. Теперь эту компанию контролирует Геннадий Тимченко.
В числе других побед Усманова — возврат «Газпрому» Южно-Русского месторождения, оказавшегося у «Итеры» Игоря Макарова. А также покупка у Николая Богачева лицензии на одно из крупнейших в мире Южно-Тамбейское месторождение (этот актив тоже впоследствии оказался у Тимченко, а потом у «Новатэка», где основатель Gunvor — крупный акционер). По словам Усманова, контроль над компанией, владевшей лицензией на Южно-Русское, он отсудил (Макаров не захотел вспоминать эту историю а Богачеву предложил деньги. «Богачева я знал давным-давно. Газпромбанк за ним полтора года ходил, судился, рядился. А это же плохо, когда судятся. Я к нему пришел и говорю: послушай, что ты хочешь — деньги или дальше судиться», — описывает Усманов. Богачев выбрал деньги. Сейчас он говорит, что у него нет претензий к газпромовскому переговорщику, заплатившему за актив около $400 млн: независимые аудиторы оценивали Южно-Тамбейское в разы дороже, но ни один из многочисленных покупателей (включая Сулеймана Керимова) не предложил больше Усманова. «Просто человеку нужно дать так, чтобы ему было удобно брать», — улыбается Алишер.
Сейчас «Газпроминвестхолдинг» занимается возвратом плохих долгов «Газпрома», а контракт с генеральным директором Усмановым недавно был продлен. Зачем первому человеку из списка Forbes оставаться наемным менеджером? «Пока я нужен, я буду в «Газпроме». Как можно забывать тех, кто когда-то нам помог, кто поверил в тебя?» — отвечает на этот вопрос Усманов. Часть нынешнего металлургического холдинга Алишера и партнеров — это бывший «Газметалл», созданный в 2000 году, когда «Газпром» и «Интерфин» объединили свои доли в ОЭМК и ЛГОКе. «Газпром» получил 48% компании, но при Миллере этот актив был признан непрофильным и по преимущественному праву продан владельцам «Интерфина» за $72 млн (продажей непрофильного имущества занимался Усманов). Сейчас эта сумма не кажется большой: в 2010 году чистая прибыль только Лебединского ГОКа составила $745 млн, но в 2001 году предприятие было убыточным (чистый убыток — $5,5 млн). Усманов настаивает, что сделка была выгодна «Газпрому»: концерн получил на $20 млн больше, чем вложил. А для «Интерфина» $72 млн тогда были очень внушительной суммой, и партнеры Усманова сомневались до последнего в перспективности таких инвестиций, но тот настоял на своем.
История с «Газпромом» принесла Усманову и другой бонус. О возврате активов менеджеры концерна отчитывались лично перед главой совета директоров — будущим президентом Дмитрием Медведевым. «И у Усманова сложились с ним хорошие, неплохие отношения», — замечает бывший сотрудник «Газпрома». Алишер вообще всегда очень тонко умеет найти подход к людям, говорит другой его сослуживец. «Когда Алексей Борисович [Миллер], к примеру, празднует день рождения, у него весь стол бывает завален подарками. Он постоит над ними, как ребенок над игрушками, и выберет тот, что от Алишера. Как-то удается Усманову угадывать, что человеку понравится», — восхищается собеседник Forbes.
http://www.forbes.ru/sobytiya/lyudi/81454-alisher-usmanov-mi...

nadezhda

— вспоминает он за чаем (три чашки из нового сервиза лопаются, как только помощница Вяхирева наливает в них кипяток. «Давай простые, рабоче-крестьянские», — ворчит он
Хоть и мелкая деталь, а как капля воды отражает содержание океана, так и в ней вся нищета их замка на песке.
Сырьевая империя способна только гнать нефть и газ в обмен на китайский ширпотреб.
И пить приходится из немудренной, но надежной дедовской чашки.
Вобщем свидетели уходят. Закулиса надеется таким способом остаться в тени.
Не надейтесь.

Logon

Не надейтесь.
Руслан, а сколько тебе лет? Как думаешь, до 75 дотянешь?

nadezhda

Думаю дотяну и дольше.
К чему этот вопрос.

marina355

Как этот Скоков относился к введению войск в Чечню в 94м?

nadezhda

сам уже не помню, а в интернете не нашел ...
Зато вот интересная ссылка:
http://obsrvr.livejournal.com/1438062.html
Масштабный был человек. Серьезный. Примаков последний из таких глыб. Дай Бог чтобы мои слова не стали для него .... (не хочу и думать)

marina355

Масштабный был человек. Серьезный.
P.S. Итого по Скокову.
Тому, кто видел в живую советских директоров, фигура Скокова понятна. Крепкий мужик, у которого "все схвачено", дела на предприятии под контролем, дает план, наградами не обижен, обширные связи. Чистый тип сенсорика. Но как и любой сенсорик прокалывается на неспособности прогнозировать. Это понятно - "Я самый умный и хваткий, тертый калач, царь горы". Один из первых пошел перекачивать деньги из безнала в нал, готовя себе номенклатурную приватизацию.
Кто им противостоял этим "капитанам индустрии" - всякая "шелупонь" без опыта работы на производстве (о-о-о! это был конек "красных директоров" - ты с начала на низовке поработай). Но на всякую хитрую ж... находится свой х... с винтом. Выкормыши другого Юрия Владимировича показали, что они не зря грызли граниты "Экономикс" и западной социологии. Собственно наглядный пример - кто мощнее советские или западные "общественные науки". Совок ничего не мог дать конкретного, зато Запад кучу рецептов и анализа различных ситуаций на все случаи жизни.
Собственно Гайдар развел "красных директоров", привыкших властвовать в закрытой советской экономике, как малых детей. Хотели они финансирования - получите, но вместе с гиперинфляцией.
Что такое гиперок красные дуболомы не знали, а тем временем у либералов имелся прекрасный кейс - германская гиперинфляция 1921-1923.
На стороне либералов были и простые человеческие чувства - если "капитаны индустрии" хотели все приватизировать для себя, то либералы "давали жить другим", а кто захочет пахать на дядю...
"Красных директора" были абсолютные нули в идеологии - им нечего было предложить работягам, никаких заманух кроме тяжелой работы, а либералы давали свет в окне - порвать структуры повседневности, не пахать на дядю, а на самого себя. Плюс, скажем честно, контингентец под рукой у "красных директора" оставлял желать лучшего в плане креативности и инициативности. Это и понятно - они все имели, для чего рыпаться, в то время как молодых гайдаровских волков в буквальном смысле кормили ноги.
Собственно весь период 1992-1993 - это картина постоянной потери темпа, нарастающего отставания антилиберальных сил, постоянные судорожные реакции. Оно и понятно - сложно одновременно "подымать народ" и одновременно строить хитрые элитные комбинации, которые рассыпались после новых денежных вливаний гайдаровцев. Я помню одно из интервью Гайдара начала 1992 г., где он спокойно говорил, что руководители предприятий не понимают сути рыночной экономики, и Гайдар тут был прав. Именно власть над финансами помогла либералам, а "красные директора" со своей распрекрасной промышленностью и трудовыми коллективами пошли в жопу.
Собственно политическая биография Скокова - прекрасный пример, того как на одни закулисные хитрости могут найтись другие закулисные хитрости, гораздо более эффективные.
Все советские понты не смогли никак устоять против щедрого Гайдара, одаривавшего всех возможностью обогащаться.
Аналоги скоковского хитромудрия задним умом, но в армейской среде - это Рохлин и Квачков, а еще ранее всякие "всеармейские совещания". Советская армия, как и советский ВПК в лице Скокова показали себя динозаврами - прожорливыми, но совершенно безмозглыми. Героический Квачков решил покушаться на Чубайса, аж в 2005 г., когда уже вся либеральная партия была сыграна и выиграна...

nadezhda

это две стороны одной медали и нужно быть либо жопоголовым, либо ангажированным, чтобы этого не понимать или игнорировать.
Как бы то ни было у них были ОСНОВЫ - личностный стержень и приемлемая широта мышления.
Сравни это с постсоветской быдлоэлитой.
Конечно, в кислотной среде всевластия околоельцинской политшпаны все сколько-нибудь конструктивные и разумные действия были обречены превратиться в пародию на самое себя.
Текст интересен, я потому его и привел, но ясно же, что пишет подонок, глумливо стебающийся над тем, как радикалы хапка натянули умеренных и вменяемых.
Ты, судя по всему, на стороне автора.
И "title" у тебя соответствующий :grin:
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: