Игорь Лавровский: "Изменяется характер экономического развития"

sever576

Россия потеряла около 10 триллионов долларов из-за грубейших экономических ошибок начала 90-х годов, утверждает сотрудник Института энергетических исследований РАН.
Экономист Игорь Лавровский: «Изменяется характер экономического развития» -
– Игорь Камильевич, откуда возникла такая сумма?
– Считать можно по-разному, но чем проще, тем лучше. Двадцать лет назад, в 1991-м году ВВП России и Китая были примерно одинаковы. Сейчас наш ВВП составляет 20% от китайского. Это значит, что экономика КНР росла в десять раз быстрей нашей.
Если б российская экономическая политика была столь же удачной, как китайская, то Россия дополнительно бы заработала 8–10 триллионов долларов. Но бывшую когда-то сильной социалистическую экономику начали стремительно разрушать и примитивизировать.
А ведь в 1945-м советская государственная система была эффективней тогдашней европейской. Наша страна успешней мобилизовала ресурсы для достижения поставленных целей.
Однако через 46 лет государство почему-то решило, что оно намного отстало от Запада. Но ведь это не так! Отстали только в производстве потребительских товаров.
СССР был нужен свой Дэн Сяопин. Но могли ли найтись у нас лидеры, которые так же эффективно справились с советскими проблемами, как руководство КНР со своими?
Вряд ли. Советская верхушка к тому времени уже не была способна совершить крупный структурный манёвр. Это был дефект системы, которая не подготовила смену тем крупным руководителям, которые построили мощное государство.
Уникальные достижения 30–40-х годов – индустриализация и Победа в войне – так и остались уникальными.
Отсюда очевидный вывод, что Россия – страна упущенных возможностей.
А развал СССР – и политический, и экономический – начался отнюдь не в 1991-м году. Курс на развал был взят ещё при Хрущёве.
То, что тогда называлось «десталинизацией», на самом деле было ударом по центральной власти. Партийные выдвиженцы подмяли под себя государственную бюрократию – и началось ползучее усиление сепаратизма.

– Развал экономики, случившийся в 90-х, был неизбежен?
– У нас экономикой занимались часто те, кого не приняли в технические вузы. Это надо честно признать. Было засилье начётчиков партийных, экономические представления даже у некоторых академиков были очень далеки от реальности.
В комиссии Абалкина по экономической реформе я пытался с ними о чём-то содержательном говорить, но это было бесполезно. Они были полностью дезориентированы.
Академик Шаталин на меня публично орал, что я сталинист, так как выступаю против панацеи приватизации, а я, молодой учёный, тихо возражал: «Тронете государственную собственность – потом тронут вашу личную. В обществе, где единственная легитимная собственность – государственная, если к ней подорвать доверие, подорвёте доверие к собственности вообще».
Так и произошло. Страна ощетинилась стальными дверями и дулами автоматов охранников.
Тогда торжествовало маниакальное стремление сломать всю систему. Не вникая в подробности, как она работает, как пришла в текущее состояние. Но я рад, что хоть что-то удалось спасти. В 1988-м я опубликовал теоретическую статью, где утверждал, что не надо ломать министерства.
Логика была такая: крупные западные корпорации и советские министерства (скажем, «Пепси-кола» и Министерство пищевой промышленности организационно, по сути, ничем не отличались. Они решали одни и те же задачи. Вот здесь была возможна полная конвергенция.
Отличались только тем, что «Пепси-кола» получала реальные деньги за свою продукцию, а с Минпищепромом могли расплачиваться, например, мешками с цементом.
Мой план реформ был в том, что министерства надо преобразовать в государственные корпорации, снять с них правительственный статус и провести реформу цен в отношениях между ними. С тем, чтобы они торговали меж собой не на литры и мешки, а на рубли.
Госплан мог бы, например, стать большой всесоюзной фондовой биржей, помогающей распределять громадные потоки ресурсов – но в денежном выражении.
Тогда бы все эти структуры «отплыли» спокойно. У китайцев примерно то же самое и сделали: бывшие хозяйственные министерства стали коммерческими предприятиями с выходом на мировые рынки.
Единственным, кто принял мои идеи, был Виктор Черномырдин. При преобразовании его министерства в «Газпром» не было громадных затрат.
Наоборот – они возникли, когда министерства начали ломать.
Я тогда был советником у министра нефтяной промышленности Филимонова и пытался такой же план внедрить и в его хозяйстве. В «Газпроме» всё завязано на одну трубу, его не нужно было делить на части. А нефтяная промышленность разбросана географически, надо было создать 4–5 крупных территориальных корпораций.
Но министр, идя на поводу у своих горластых гендиректоров, развалил всё вплоть до НГДУ (нефтегазодобывающие управления). После этого, естественно, начался кавардак, хаос, пошли убийства, повезли мешки с наличностью… Получился полный бардак, потери были гигантские.
Перестреляли уйму народа, вплоть до мэров городов.
Но, в конце концов, когда всё утряслось, вся нефтяная структура стала похожей на ту, что я с самого начала и предлагал. Возникли четыре-пять крупных корпораций, сейчас доминирующих на рынке.
Посмотрите, кто в «перестройку» успешно выжил. Крупнейший в стране «Сбербанк». Что такое «Норильский никель»? Это примерно 70% Минцветмета. В металлургии успешна Магнитка…
А сможете ли вы назвать успешного фермера-одиночку, какого-нибудь энтузиаста-фабриканта? Таких примеров, к сожалению, единицы…
– В публикациях Вы высказываете парадоксальное утверждение, что в США на самом деле социализм…
– Вопрос – на что опираться в определении социализма? Если взять представления Маркса об экономических процессах, то очевидно, что в Штатах социализм. Если взять агитпроп времён «холодной войны», тогда там капитализм.
Почему? Ответят: потому что там не Советский Союз. Потому что всё, что советское – это социализм, а несоветское – капитализм. Но по-моему – это идеологический бред.
Абсолютно дурацкое советское представление о капитализме как об обществе лавочников к 1990-м годам потеряло всякий смысл. Однако наши профессора политэкономии продолжали его навязывать людям.
На Западе реальной экономикой командует тысяча бюрократических корпораций. Но им надо, чтобы сто миллионов человек рисковали своими деньгами, покупали ларьки у этих же корпораций, включались в их экономический процесс… Чтобы их идейно ангажировать в него, и нужна «теория свободного рынка». Но «Кока-Кола» и «Шелл» не управляются по этой теории.
Такие корпорации, как «Экссон» ничего не делают, не посоветовавшись с Госдепартаментом или Министерством энергетики США.
Экономическая формация к идеологии имеет опосредованное отношение. Маркс писал, что происходит экспроприация капитала обществом, и общество начинает централизованно руководить движением капиталов.
Чем занимается Обама? Он именно этим и занимается.
Более того, сейчас в западных экономиках нет больших «капиталистических» рисков. Такой важный для капитализма фактор, как личный риск, практически исчез. Занять деньги в банке становится очень просто!
Потому что огромный общественный капитал стал настолько доступен, что рисковать чем-то лично уже никто не хочет. В отличие от России, кстати.
– Значит, экономика XXI века – принципиально новая?
– Вообще изменяется характер экономического развития. Движущие силы, которые были раньше, уходят.
И вот что самое главное. Прежде предполагали (и Смит, и Маркс что экономика может расти неограниченно. И американская, и советская системы были построены на предположении, что можно расти без ограничений. Но это неверно. Экономика ограничена в нескольких измерениях.
Первое (о нём много говорят, но ещё плохо прочувствовали) – экологическое ограничение.
Раньше цивилизация, загадив окружающую среду, исчезала, но сохранялись другие цивилизации. То есть экономика через экологию ограничивала себя локально. Теперь окружающая среда регулирует экономику глобально. Есть пределы, которые мы не перепрыгнем.
Совершенно безобразная авария на японской АЭС. Они сейчас травят Тихий океан в беспрецедентном масштабе. Как это аукнется, никто не знает. В океане – огромные плавающие зоны, состоящие из пластикового мусора. Эдак и весь мировой океан можно покрыть промотходами лет за 50.
Ограничение второе – долларизация достигла предела. Возник глобальный финансовый оборот, который захватил весь мир. Дальше он расти не может. Просто некуда. Дальше долларизировать можно только пингвинов.
Третье ограничение. С XVIII века крупные державы стали готовиться к переделу мира, ими уже захваченному. Они стали тратить деньги на развитие промышленности, технологий, вооружений. Во время «холодной войны» всё это достигло пиковых значений. Сейчас сильных стимулов нет.
Против кого вооружаться? Деньги могут далеко не всё. Если нет сильной внутренней мотивации, больших результатов не будет. Стимулы, двигавшие мировую экономику последние 50–200 лет, значительно ослабли. Что будет дальше, не совсем понятно.
Мой главный вывод о том, как будет работать экономика – она должна стать подобной живой системе. И сама себя уничтожать, став «смертной». То есть, когда я произвожу продукт, должен заранее продумать, как его «убью».
Это принципиально новый подход. Возникнут совершенно новые отрасли. В ближайшие 10–40 лет разовьётся огромный сектор экономики, работающий на уничтожение ранее произведённой продукции.
– Вы пишете о большой роли государства в современной экономике. Что в США именно оно делает страну сильной. В России либеральные экономисты твердят, что в экономике слишком много государства. Ему за последние 10 лет удалось восстановить некоторые свои позиции. Но постоянно идёт борьба государственников с либералами…
– Главный стимул всегда – страх. И соответственно – инстинкт самосохранения. В больших сообществах страх вызывают голод или угроза уничтожения. Сама система не дойдёт до правильных решений, пока петух жареный не клюнет. А вероятность встречи с таким петухом очень велика.
Мировой кризис продолжается. США – богатая страна с громадными резервами, она выплывет. Однако в этом кризисе некоторые могут и утонуть. И это не только Греция, Португалия, но, если сырьевой рынок рухнет, то у России тоже будет много проблем.
Понимание этого потихоньку просачивается и захватывает всё больше и больше голов. Мы с коллегами об этом начали говорить ещё в 2006-м году. Сегодня уже многие обеспокоены зависимостью от экспорта сырья. Бюджет очень сильно от него зависит. И от налогов на импорт.
Упадёт экспорт, за ним импорт – и что прикажете делать? Грозит большая потеря рабочих мест. Потери могут быть в сотни миллиардов долларов. Подобное уже было в 1986-м, в разгар «перестройки» рынок упал.
Чтобы компенсировать возможные потери, здесь надо выходить на уровень масштабов Госплана и создавать огромные программы. Но так, чтобы их реализовывать в обозримые сроки и чтобы у людей создать реальные перспективы. Люди согласны ждать, когда есть чего ждать.
Единственный разумный способ создать нужное число рабочих мест – вложить деньги в то, что уже развивается, что имеет потенциал взрывной, цепной реакции. Такой потенциал имеет сетевой корпоративный бизнес. Сетевой бизнес несёт высокие стандарты. Торговая сеть «Ашан», например, одинаково работает везде – в Париже, Касабланке, в Москве – где угодно.
Если мы хотим быстро поднять экономику на среднемировой уровень, надо дать возможность людям, знающим эффективную организационную модель, распространить её по всей стране. Она и так постепенно расползается, но если государство будет помогать, процесс пойдёт быстрее.
Здесь должен возникнуть государственно-корпоративный альянс.
– Как Вы относитесь к либеральным теориям «рынка»?
– Либерально-рыночную демагогию надо забыть как можно скорее. Наши придворные экономисты уже помогли развалить одну страну. Сейчас они советуют, как развалить ещё одну. Это экономические кашпировские.
Сначала в «перестройку» народ вертел головой под их песни сирен. Сейчас они пытаются кого-то ещё уговаривать продолжать «либеральные реформы».
Нанотехнологии не создадут сотни тысяч рабочих мест. Нужно использовать стандартные технологии достаточно высокого уровня, которые надо распространять по всей стране. Для этого нужны государственные деньги.
Надо наплевать на рыночное ценообразование, на рыночные банковские проценты. Это должен быть политически мотивированный кредит. На политически мотивированных условиях. Ясно, что это идёт в полный разрез с гайдаровско-фридмановской идеологией.
Дэн Сяопин говорил: не важно, какого цвета кошка, главное – чтобы мышей ловила. Бухгалтерский, мелочный фискальный подход на самом деле удушает экономику.
Как должно быть? Хочешь работать – работай! Хочешь открыть такую же стандартную кофейню – записывайся в программу, плати символически десять тысяч рублей своих собственных денег, чтобы показать серьёзность намерений. Заключаешь договор, тебе выдают государственный кредит, приезжают люди и строят тебе кофейню. А не справишься – тебя заменят другие. Но деньги уже будут вложены в стоящее дело, и точка возникновения оборота будет создана. Рабочие места возникнут.
Необходимо государственно-корпоративное планирование. Но на других принципах, не советских. Это должно быть планирование под спрос, который ещё надо создать, и к нему подтягивать производство.
Надо заключить большой альянс с крупными ритейлерами типа «Ашана» – снизить для них риск до нуля и составить примерно такую программу. У вас сейчас 300 крупных торговых центров. Осваивайте всю страну – и у вас будет 3000, государство согласно в этом участвовать, снижаем для вас кредитный риск. Но поскольку даём вам уникальные условия, нагрузим уникальной задачей – вы будете должны за 5–10 лет локализовать в нашей стране свои источники поставок. Вы обязаны создать региональную промышленность, которая будет работать на ваш спрос.
– У интеллигенции преобладает пессимизм в отношении возможностей экономического развития России. И хуже всего – все врозь.
– Очень важно объединять людей для больших дел. Население у нас сейчас сильно разобщено. Обычные каналы коммуникации, которые были в советское время, отсутствуют.
Российская интеллигенция отличается отсутствием логики. В «перестройку» в КПСС восторжествовали либералы. Зачем же тогда было её разваливать?
Ладно, развалили политическую партию – тогда почему теперь жалуетесь, что государство теперь всем заправляет? Вы же именно этого и добились…
Если нет политической партийной системы для управления государством, то понятно, что государство будет административно и политически предоставлено самому себе, потому и как хочет, так и действует.
Есть голосистые противники «Единой России». Но кто-то создал альтернативную партию? Нет. А как вы тогда хотите? Влиять на политику выкриками на площади? Это несерьёзно.
Мы живём в мире организаций. Есть организация – есть движение, нет её – нет движения. Распространение обмена информацией и формирование политической позиции – это сегодня очень важно. Или ты занимаешься политикой или политика занимается тобой. Иного не дано.
Должно постоянно идти обсуждение политических вопросов. Не только в партиях, а и в разных организациях, в клубах, на сетевых форумах. В политике должны участвовать максимум людей. Это суть демократии.
– Ваша оценка человеческого капитала в нашей стране?
– Пока в России не возьмут курс на меритократию, то есть выдвижение наверх людей по способностям и заслугам, а не только по личным связям – успехов стране не добиться.
Сегодня у нас налицо недостаток людей, способных работать в условиях современной мировой конкурентной экономики. А ведь кадры решают всё.
Но после эпохи Сталина в Кремле оставалось всё меньше людей, понимающих как надо управлять большими системами.
Во власти слишком много тех, кто не способен достигнуть высших мировых результатов. Да они и не стремятся к этому. Личное материальное благополучие, чтобы каша из ушей лезла – для них вершина стремлений.
Сколько ни говори «инновации», результатов не будет. Для нового общества нужны люди с инновационным мышлением, которые не поддакивают начальнику и не ищут готовые ответы в зарубежных учебниках.

malovdan

в принципе, конечно, правильно, но для реализации всего этого нужна серьезная политическая воля, нужна поддержка на гос. уровне, нужно, чтобы государство помогало, давало ориентиры, а не препятствовало через бюрократию чинуш и надзорных органов.
Короче, нужна реальная действия и ориентиры от власти, чего пока не ощущается.

wsda32

Опять пофигист запостил очередное говно!
Почему говно? Сами судите:

- Игорь Камильевич, откуда возникла такая сумма?
- Считать можно по-разному, но чем проще, тем лучше
О, уже пошла наёбка. Известный приём пропагандонов. "Простота - хуже воровства".

в 1945-м советская государственная система была эффективней тогдашней европейской. Наша страна успешней мобилизовала ресурсы для достижения поставленных целей
Опять пропагандистский передёрг. Эффективней для решения тех задач - да, может и была. А для решения других задач - уже неэффективной оказалась.
Мобилизация ресурсов - отнюдь не единственная задача.
И то, западные капстраны, США и ВБ тогда не менее успешно справились со своими целями. Капитализм не менее, если не более эффективно способен мобилизовать ресурсы на войну. Ведь любая война для экономики - бизнес.

через 46 лет государство почему-то решило, что оно намного отстало от Запада. Но ведь это не так! Отстали только в производстве потребительских товаров
Ну это вообще дебилизм. Так отстало или нет? Враловский сперва говорит "это не так", а в следующей фразе "отстало ..."
Отстало, конечно. Отрицать это- - либо глупость, либо обман.
Впрочем, из дальнейшего текста всё понятно. Враловский сторонник больших корпораций, типа Газпрома, считает их эффективными, что спорно.
Но это не удивительно, ибо он ещё и советчик, сторонник госэкономики. Конечно, Шаталин такого сталинистом назвал!
Он ещё и Китай образцом считает.
В общем, мурзилка-экономист, идеологическая обслуга режима, лакей. Зачем здесь его пропаговно?

Nefertyty

Если б российская экономическая политика была столь же удачной, как китайская, то Россия дополнительно бы заработала 8–10 триллионов долларов.
Даже в Microsoft в лучшие годы убытки от пиратства не так нагло считали.

seregaohota

Зачем здесь его пропаговно?
как зачем? Там же в первом абзаце сказано - проклятые девяностые => Путин хороший
Путин все пытается за счет "вали все на предшественника" выехать

malovdan

Даже в Microsoft в лучшие годы убытки от пиратства не так нагло считали
Не собираюсь защищать автора статьи, но твое сравнение не уместно.
крупная компания с численностью работников несколько тысяч человек и крупнейшая страна с промышленностью, научными наработками, населением 150 миллионов - категории разных порядков.

UDmetal

Разговор не о категориях, а о методах подсчета. Порядки разные, достоверность одинаковая.

seregaohota

а ты не бот Пофигиста?

sever576

методика очень простая и очень приблизительная, автор просто проэсктраполировал темпы роста Китая на экономику России
ессно, что это этот анализ весьма условен, но речь не о нем в этой статье, как мне показалось
зы. заголовок вообще, как я подозреваю, принадлежит журналюге и выбран ради броскости

sever576

а вы с сигуртом не близнецы-братья? очень уж похожи и стили и уровень

sever576

прекращай лозунгами шпарить, ты не на митинге

malovdan

а о методах подсчета. Порядки разные, достоверность одинаковая.
метод, предложенный автором кривой и не точный, но он существует и в описан.
аналогичный метод применяется при оценке стоимости бизнеса, когда рассчитываются мультипликаторы для других компаний - аналогов (например, рыночная капитализация к выручке или капитализация к EBITDA и т.п.) и на основе полученных расчетов делается предположение о стоимости объекта исследования.
в случае с микрософтом все намного проще и точнее - примерно известно количество компов с виндой, офисом и т.д., известно сколько лицензий продано, цена известна - и вот результат
так что ты не прав, достоверность, порядки и методы разные.

seregaohota

автор просто проэсктраполировал темпы роста Китая на экономику России
ничего не выйдет - в Китае хоть и не демократия, а аристократия из 1000 человек примерно, но лидер меняется - два срока и свободен
У нас Путин по отношению к китайским лидерам - как Кастро по отношению к американским президентам. Кастро 8 президентов пережил
и пока Путин как Кастро физически не сдаст нас ничего хорошего не ждет что ли? Или как Кастро и после этого своего брата после себя поставил?
уходить Путину надо, а он не может, всем Озером в тюрьму они сесть боятся и бизнес потерять как Батурина у Лужкова
но тем не менее, мы не Латинская Америка и не Африка, все больше людей с пожизненным правлением Путина не согласны

sever576

ну вот пу ушел
и дальше что предлагаешь? как блаженный сигурд - зарплату поднять, налоги снизить, пенсионный возраст снизить до 50 лет, аомия добровольная?

Arthur8

да такие как кса нужны тем, кто не у кормушки. кса может предлагать все что угодно. его поддержат. а там их смелят с костями. Где сейчас всякие реформаторы начала 90-х ?
А так да, походу верно - триллионы это минимум, когда домна одна на магнитке стоит 1-2 млрд долларов, а по ГКО она уходит по 20000 долларов при Ельцине и так во всем... Еще известная история, весь рыболовфлот СССР 10000 (!) кораблей продали за 10 или 20 долларов корабль.
Кто бы инвентаризацию провел, что где стоило

seregaohota

ну гуманитарии обычно более блаженные, чем естественники, вечно прожекты какие-то
я предлагаю конкуренцию, политический рынок как аналог экономическому рынку
из избирателей я оставил бы только налогоплательщиков чтобы люмпенов отсечь от принятия решений, нечто среднее между европейской демократией и китайской аристократией
был бы политический рынок с политконкуренцией - тогда сигурду придется меняться, или избирателю придется реагировать и избирать нового сигурда, когда предыдущий такой избранный популист сигурд приведет страну в жопу
сейчас в политической жизни страны - как в позднем СССР в экономике с продуктами - в магазинах только ёжики из кулинарного жира, с воткнутыми в них спичками вместо иголок, да синяя книжка Брегга "Чудо голодания"
у нас из политических сил сейчас один путинский кулинарный жир с советами поголодать всем остальным
страна этого уже наелась

sever576

статья другого автора
Война с путинской политсистемой в нынешнем виде является делом безнадежным главным образом потому, что «нечестная» политика – не более чем экспликация фундаментально «нечестной» экономики. Однако «нечестность» нашей экономики, в свою очередь, всего лишь проекция (с небольшими местными искажениями) экономики мировой. В ней же по иронии судьбы именно за последние 20 лет – те самые 20 лет, в течение которых мы так упорно стремились туда интегрироваться, – произошли крайне неприятные и опасные сдвиги.
Политическое измерение этого millenial challenge обсуждается даже в нашем кругу уже не первый год – окончание противостояния с СССР сделало ненужным и обременительным такой социальный конструкт, как «средний класс». Раньше он был самым важным «ответом Марксу» – эдакое сообщество дезертиров с фронтов классовой войны, само существование которого как бы отменяло ее inevitability. Однако Карфаген разрушен, «бери шинель, пошли домой» – теперь совершенно не обязательно кормить эту армию дармоедов, подбадривая ее тоффлеровскими сказочками про «новую экономику», «сектор услуг» и прочим камуфлом политически обусловленного перераспределения ресурсов от верхних к нижним. «Теперь заживем», – сказала илита – и зажила.
Как именно «зажила» – это уже экономика. Нынешняя система – это уже не марксов «капитализм», в котором олдскульный «предприниматель» эксплуатировал «трудящихся». Нынешний «предприниматель» – это такой же раб финансовой машины, как и его стафф: практически вся прибавочная стоимость, сколько ее ни есть, утекает в инфраструктурную и финансовую ренту «операторам потоков».
На поверхности это выглядит как резко увеличившиеся безработица и неравенство в доходах и имуществе – то, о чем, собственно, и пишут Стиглиц, Кругман и целая армия тамошних «либералов» (недавно только приводил ссылку на ТЕДовскую лекцию Вилкинсона). Но поскольку они, в свою очередь, тоже неспособны за деревьями увидеть леса, все, что они могут предложить, – это заставить государство раздать побольше денег сирым и убогим, дабы компенсировать market failures (а заодно стимулировать спрос, выйти из рецессии, и все пироги).
Пацаны с Wall Street, читая их воззвания, наверняка потирают руки в предвкушении очередной рубки капусты. Ибо деньги, которые государство раздаст сирым и убогим, в течение пары-тройки лет притекут опять же к ним.
Чтобы понять неизбежность этого сценария, достаточно разобраться в том, «как работает машинка». Для этого опишем несколько сдвигов, произошедших в последние десятилетия главным образом в связи с бурным развитием т. н. «финансового сектора» (но не только).
«Предпринимательский» и «корпоративный» капитализм
Проблема «безработицы» в ее нынешнем виде с т. з. классической мифологии капитализма – вроде как нонсенс. Ну нет для тебя рабочих мест – так создай сам свое дело: обеспечишь работой и себя, и еще нескольких, а если дело хорошо пойдет – так даже и многих. Однако на самом деле количество сфер, в которых можно с долей надежды на успех играть в стартапы, с каждым годом драматически сокращается. Все сколько-либо перспективные рынки стремительно «выедают» крупные компании, вытесняя «мелкоту» на периферию, в маргиналию и, в конечном счете, в небытие. И происходит это вовсе не потому, что «большие» эффективнее «маленьких» – напротив, все крупные компании страдают от внутренней неэффективности, коррупции, громоздкости своих структур, но это компенсируется эффектом масштаба. Который тем более значим, чем более активы приобретают статус залоговой стоимости, то есть позволяют привлекать в практически неограниченном количестве ресурсы с финансового рынка. Это проявляется даже в оценочной стоимости самих бизнесов – скажем, чебуречную в городе ты можешь в лучшем случае продать за две ее «ебитды» (валовой годовой доход а вот какой-нибудь «Норильский никель» стоит все семь. И не потому, что он эффективнее, а потому, что больше: в наше время не так ценятся прибыли, как обороты. По сути, корпоративные «динозавры» попросту вытесняют «теплокровных» из их экологических ниш, попутно увеличивая неэффективность экономики в целом. Но зато, как легко заметить, конечным бенефициаром системы становятся даже не сами «динозавры», а те, кто обеспечивает им возможность захватывать рынки – финансовые институты.
Инфраструктурная революция и новый феодализм
В марксовы времена основным видом ренты являлась рента земельная – собственно, ее механизмы он и описывает в «Капитале». Однако за прошедшие с тех пор полтораста лет в технологическом укладе произошли масштабные изменения, приведшие к появлению целого ряда новых рентных моделей – главным образом сетевых. Появилось – и все время продолжает появляться – огромное количество сетей, без абонентского доступа к которым не может существовать ни один бизнес и даже ни одно домохозяйство. Во-первых, это коммунальные сети: электричество, газ, вода, канализация, тепло и т. д. Во-вторых, это транспортные сети: автомобильные, железнодорожные, водные, воздушные, трубопроводные и т. д. В-третьих, это информационные сети: связь, интернет, медиа и т. д. В-четвертых, это финансовые сети: системы платежей, банкинг и все те «трубы», по которым туда и сюда движутся деньги. В-пятых, наконец, это товаропроводящие сети – крупные торговые машины масс-маркета. Доступ к этим сетям, пользование ими – та сфера, где действуют не модели капиталистической «прибыли», а модели феодальной ренты. Разговоры о «конкуренции» в этой сфере попросту смешны: никто не будет строить две платных дороги из точки А в точку Б, сражающиеся друг с другом за транспортные потоки. Дорога будет всегда одна, хочешь – пользуйся, не хочешь – сиди дома. Но инфраструктурная рента в конечном счете тоже оказывается производной от ренты финансовой: поскольку строительство сетей является делом крайне затратным и обремененным долгим циклом окупаемости, все, что остается их держателям и «девелоперам», – идти на поклон к Большим Деньгам и шерить с ними ожидаемые доходы. Причем финансовые «феодалы» имеют в этом партнерстве заведомое преимущество перед собственно «инфраструктурными»: как минимум они немедленно упакуют ожидаемые доходы от таких проектов в ценные бумаги и покажут их у себя на балансе по номинальной стоимости, подо что еще и привлекут деньги «с рынка». То есть вся эта операция для них будет практически бесплатной.
Торжество кредита
Был такой гарвардский экономист из галутных эмигрантов Хаим Минский, в 70–80-е постоянно пугавший кризисом и заслуживший репутацию штатного Иеремии типа нашего Хазина. Умер в полузабвении, но сейчас его пророчества внезапно стали сбываться одно за другим. Ученик Кейнса и Василия Леонтьева, он построил целую математическую модель, описывающую то, как «стабильность может перейти в нестабильность». Его основной посыл состоял в следующем: долговременный стабильный рост экономики рано или поздно приводит к быстрому увеличению задолженности у большинства экономических субъектов. Происходит это неизбежно: уровень доверия в системе растет, брать в долг и давать в долг становится все более выгодно, объемы кредита все время растут – и в результате наступает такой момент, когда вся система в целом становится очень хрупкой. Он так и называется – «момент Минского»; собственно, на него и ссылается Кругман. И вот уже в этой ситуации любой, даже незначительный фейл (типа случайное банкротство одного или нескольких должников) может привести к резкому обвалу всей системы: банки начинают переоценивать риски, ставки по кредитам растут, бизнес вследствие удорожания денег начинает сокращать затраты, падает спрос – и дальше все идет по спирали. Главный рецепт, который предлагает Минский, – следить за уровнем общей задолженности в системе, не допуская наступления этого самого «момента».
На самом деле, если копнуть чуть глубже, важен оказывается не столько уровень задолженности как таковой, сколько его отношение к уровню накоплений – сбережений, вкладов и т. д. И вот тут вскрывается фундаментальный дефект основного кейнсианского посыла «деньги должны работать». До тех пор пока люди ведут себя по-разному: одни «копят на машину», откладывая по чуть-чуть с получки, а другие, наоборот, берут и покупают автомобиль в кредит, – система в целом остается сбалансированной. Однако когда первых становится все меньше, а вторых – все больше, вероятность наступления «момента Минского» растет стремительно. Что, собственно говоря, и произошло буквально на памяти одного–двух поколений.
Что такое «потребительский кредит»? Если взять во временнóм разрезе – это когда ты отстегиваешь банку определенный процент с каждой крупной покупки. Замечу: еще до этого банк уже получил свое с производителя того же самого автомобиля/холодильника/телевизора, когда прокредитовал его на расширение производства (которое само по себе было бы невозможным, если бы не резкий рост платежеспособного спроса в результате запуска механизмов потребкредитования). В результате в той цене, которую ты заплатил, есть двойной банковский процент: со стороны производителя и со стороны потребителя; причем, выдавая тебе кредит, банк тем самым возвращает деньги сам себе (имея в виду, что до этого он прокредитовал производителя). Производитель в этой схеме – не более чем промежуточное звено, позволяющее банку продать тебе свои деньги с двойной наценкой.
Зато у тебя теперь клевая тачка, чуви.
Наркотик потребления
Теперь давайте разберемся поподробнее, что заставляет людей менять свое финансовое поведение – снижать уровень накоплений, покупать все больше, переплачивая за кредит в тех случаях, когда стоимость покупок превышает актуальные финансовые возможности. В т. н. «развитых странах» это произошло за последние 50 лет в масштабах целых обществ; прямо сейчас на наших глазах то же самое происходит в Китае, в меньшей степени – в Индии и у других «новичков» общества потребления. Китайцы с их многосотлетней традицией копить деньги особенно показательны: если верить Карлу Герту, традиция эта стремительно ломается уже сейчас.
В помощь нам тут будут уже не Кругманы-Стиглицы, а старый добрый Бодрийяр с его «Системой вещей» и маклюэновская модель медиатизированного общества. Не вдаваясь глубоко в детали вопроса, обозначим сразу основной механизм: в той мере, в которой потребление становится средством построения статусной иерархии в обществе, у человека остается все меньше защитных механизмов к сопротивлению «давлению среды». Грубо говоря, родители могут купить своему ребенку-школьнику смартфон – а могут и не покупать, отложив эти деньги, к примеру, на оплату его обучения в вузе; но тогда в глазах соучеников этот ребенок будет выглядеть обсосом и нищебродом (я уже молчу про то, что девчонки в его сторону даже и смотреть не станут). Нужно обладать нехилой волей, чтобы справиться с этой ситуацией (и ребенку, и родителям): понятно, что способны на это очень и очень немногие.
Система массмедиа во всех ее многочисленных проявлениях превратилась в механизм непрерывного стимулирования «активного потребительского поведения»: буквально с каждого забора, где еще вчера красовались три сакральные буквы, на тебя смотрит призыв: покупай, покупай, покупай! У нас часто жалуются на государственный агитпроп, но жалкие 20 минут новостей про очередные похождения П. и М. не идут ни в какое сравнение с многочасовой накачкой куда более откровенными командами, исходящими от прыгающих по экрану маскотов из рекламных роликов: «Купи меня!» В принципе, ты можешь и проигнорить – но сосед-то купит; и поди объясни жене, что можно и обойтись без посудомоечной машинки, когда у ее коллеги по работе руки перестали сохнуть и трескаться от мытья посуды, и она приходит в офис, сверкая новеньким маникюром. Эдак и без жены недолго остаться.
Глядя из угла «обычной» макроэкономики, потребительскому буму можно только радоваться: производство растет, возникают новые рабочие места, увеличивается ВВП, рейтинги растут (а значит, и деньги становятся дешевле)... но в долгосрочном плане расплатой за это оказывается рост имущественного неравенства, концентрация финансовых ресурсов в руках «хозяев денег», стремительно увеличивающаяся задолженность на уровне отдельных домохозяйств, а в финале – кризис, банкротства и про...ное будущее миллионов и миллионов людей.
Пожалуй, достаточно. Думаю, уже ясно, что произойдет, если попытаться сократить растущее имущественное неравенство за счет государственной поддержки неимущих классов, как это сейчас пытаются делать что Путин в России (увеличивая пенсии, зарплаты бюджетников и т. д. что Обама в США (пытаясь снизить стоимость образования и здравоохранения для простых американцев в надежде, что высвободившиеся в результате деньги пойдут в экономику, увеличивая размеры платежеспособного спроса). Люди понесут эти деньги в магазин – купить себе третий телевизор в спальню, новую одежду к сезону или игровую приставку ко дню рождения ребенка. А дальше, совершив свой недолгий путь, эти деньги окажутся в руках тех, кого Стиглиц с Кругманом называют «Top 1%», – «хозяев денег». А потом ресурсы иссякнут, спрос снова упадет, производства встанут, и все, включая государство (т. е. опосредованно опять же налогоплательщики окажутся по уши в долгах – кроме тех, кто давно уже понял, что деньги сами по себе много ценнее, чем любые вещи, которые за них можно купить.
Как выразился однажды Билл Клинтон: «Это экономика, деточка». Но только это уже не «обычный» капитализм, а новый, мутировавший, пока еще даже не имеющий адекватного названия феодальный уклад финансовых потоков.
Поздравляю, господа, мы в ж... И то, что мы там не одни, а вместе со всей «большой двадцаткой», вряд ли сильно утешает.
Надо бы дальше писать раздел «Что делать» – но, пожалуй, в следующий раз.
Источник: Блог Алексея Чадаева

wsda32

Вот, другое дело! Такие правильные статьи пости, сколько надо для просвещения. Тут уже пропаганды гораздо меньше, и она тоньше, и основана на неплохой аналитике. Многое верно подметил Алексей Чадаев (кто это?).
Например:

количество сфер, где можно играть в стартапы, с каждым годом сокращается. Все перспективные рынки «выедают» крупные компании, вытесняя «мелкоту» на периферию, в маргиналию и, в конечном счете, в небытие.И происходит это не потому, что «большие» эффективнее «маленьких» - напротив, все крупные компании страдают от внутренней неэффективности, коррупции, громоздкости своих структур, - но компенсируется эффектом масштаба. Который тем более значим, чем более активы приобретают статус залоговой стоимости, т.е. позволяют привлекать ресурсы с финансового рынкаЭто проявляется в оценочной стоимости самих бизнесов - чебуречную в городе можно в лучшем случае продать за две ее «ебитды» (валовой годовой доход а «Норильский никель» стоит все семь. Не потому, что он эффективнее, а потому, что больше: в наше время не так ценятся прибыли, как обороты. По сути, корпоративные «динозавры» попросту вытесняют «теплокровных» из их экологических ниш, попутно увеличивая неэффективность экономики в целом
Соглашусь. Я тоже против корпораций, ТНК, и всех сверхкрупных экономических гигантов, монополий. Я за маленьких, за мелкий бизнес простых людей, среднего класса, которых обижают и выдавливают акулы большого бизнеса. Миллионеры лучше миллиардеров.
И вообще хорошая статья. Чёткий анализ, всё верно:

Новые рентные модели - сетевые: огромное количество сетей, без абонентского доступа к которым не может существовать ни один бизнес и даже ни одно домохозяйство. 1. коммунальные сети: электричество, газ, вода, канализация, тепло и т. д. 2. транспортные сети: автомобильные, железнодорожные, водные, воздушные, трубопроводные и т. д. 3. информационные сети: связь, интернет, медиа и т. д. 4. финансовые сети: системы платежей, банкинг и все те «трубы», по которым туда и сюда движутся деньги. 5. товаропроводящие сети - крупные торговые машины масс-маркета.
Доступ к этим сетям, пользование ими - та сфера, где действуют не модели капиталистической «прибыли», а модели феодальной ренты. Конкуренции в этой сфере попросту нет: никто не будет строить две платных дороги из точки А в точку Б, сражающиеся друг с другом за транспортные потоки.
Дорога будет всегда одна, хочешь - пользуйся, не хочешь - сиди дома
В РФ то же самое наблюдается: основные сети захвачены государственными феодалами (Аэрофлот, РЖД, Газпром, 1 и 2 каналы, и т.п., не говоря уж о госкорпорациях). Хорошо хоть РАо ЕЭС приватизировали и расчленили, свалив одного монстра. Но ещё много динозавтров осталось.
Я тоже против потребления, точнее, его культа, и основанного на нём потребительского общества.
В конце концов, мы все смотрели "Бойцовский клуб" (кстати, на днях Финчеру 50 лет исполнилось). Увы, потребление, особенно кредитное, кормит не только трудяг-производителей, но и паразитов-финансистов, из обслуживающего экономику персонала финансовых сетей ставших главными кредиторами.
Похожая ситуация в средневековье была, когда все государства, феодальные монархии Европы были в долговой кабале у богачей-ростовщиков, типа Фуллеров, ссужавших королям и императорам.
Капитализм зашёл в тупик сейчас, вырасти на себе, на теле экономики, очередного финансово-кредитного паразита-кровососа, от которого надо побыстрее избавиться, чтобы оздоровить хозяйство.

sever576

хех, ты действительно левак-анархист

malovdan

Вот, другое дело! Такие правильные статьи пости, сколько надо для просвещения. Тут уже пропаганды гораздо меньше, и она тоньше, и основана на неплохой аналитике. Многое верно подметил Алексей Чадаев (кто это?)
Мне кажется, ты не совсем точно понял принципиальную разницу между первой и второй статьями.
Если говорить о характере статей, то:
Первая - позитивная (по типу, что надо сделать
Вторая - критическая (типа кто виноват)
Если ты согласен с описанием "кто виноват", то следующим логическим элементом является ответ на вопрос "что и как делать".
Что делать - в общем понятно - развивать страну, поднимать экономику, науку и т.п.
Следующий вопрос "Как делать, т.е. каков механизм реализации поставленных задач и, самое главное, кто в итоге присвоит результаты титанического труда"
Во второй статье описано, что второй механизм - условно капитализм в его настоящей форме - это обман, наебалово и т.д. и т.п. и ты кстати, с этим согласен.
Что же остается?
Остается вариант - место банков должно занять государство /гос.банки/гос.корпорации, других вариантов как бы нет.
Да, государство и общество сейчас страдает кучей болезней, которые стали следствием неразумного внедрения "рынка" во сферы жизнедеятельности.
Но с чем именно ты споришь и против чего протестуешь, когда говоришь, что все надо переделать, Путина посадить, нефть раздать народу? Против этих болезней общества и государства, при этом понимая связь между деятельностью самого Путина и его окружения и ситуацией в стране, или просто повторяешь озвученную кем-то мысль?

n2610

По первым же абзацам:
– Считать можно по-разному, но чем проще, тем лучше. Двадцать лет назад, в 1991-м году ВВП России и Китая были примерно одинаковы. Сейчас наш ВВП составляет 20% от китайского. Это значит, что экономика КНР росла в десять раз быстрей нашей.
Если б российская экономическая политика была столь же удачной, как китайская, то Россия дополнительно бы заработала 8–10 триллионов долларов. Но бывшую когда-то сильной социалистическую экономику начали стремительно разрушать и примитивизировать.

"Аналитик" не думал о том, почему в развивающихся странах рост выше, чем в развитых?
Или так: в 1991 году ВВП Китая на душу был 10% от российского. Сейчас Китай развился, и его ВВП на душу уже 50% от российского.

TOXA

Крупнейшая страна с населением 150 миллионов на севере и не такая крупнейшая страна с населением 1 миллиард (на тот момент) на относительном юге- тоже.
Россия со своими 150 миллионами чисто физически не может сравняться с Китаем и его 1,5 миллиардами при прочих равных.

redtress

говнюка прорвало на безграмотные говностатьи.
А хватилобы аннотации:
Великий СССР, мобилизация, Победа, предатели, развал, жЫды, 90ые, разруха, суверинетет, вертикаль Власти, загнивающий запад, банкиры-кровопийцы, кредит, потребляди, коллапс, кризис!

redtress

кстати надо сказать, что хоть гипотетически пойди рашка по пути кетая, 90ые бы показались раем земным.
Ибо чтобы по пути кетая пойти надо бы отменить пенсии, загнать всех работать на копеталистов за гроши. Но т.к. ресурсы деревни уже использовал Великий Сталин, то пришлось бы загонять население городов, что привелоб к интересным последствиям.

TOXA

Бля... в Китае это не проблема- всего этого так и так не было :grin:

seregaohota

но у нас-то было

redtress

конечно в китае это не проблема.
но безграмотные пофигисты повторяющие мантры безграмотных совков все время скулят про кетайский вариант.
Забывая напроч предпосылки кетайского чЮда.

TOXA

Ну, кетайский-не кетайский, а вот расхуярить все и вся было, конечно, глупо.

redtress

ну так что коммунисты построили то и сработало.
никто спецом не хуярил(как скажем германию в 45м) ведь.
То, что более ушлые подняли что плохо лежало - ну это закон такой жизни.

BSCurt

Двадцать лет назад, в 1991-м году ВВП России и Китая были примерно одинаковы. Сейчас наш ВВП составляет 20% от китайского. Это значит, что экономика КНР росла в десять раз быстрей нашей.
Т.е. Китай был в раз 10 беднее если на душу населения, а дальше можно вспомнить что развивающиеся страны могут иметь значительно большие темпы роста чем развитые страны, за счет индустриализации, дешевой рабочей силы и так далее.
стремительно разрушать и примитивизировать.А ведь в 1945-м советская государственная система была эффективней тогдашней европейской. Наша страна успешней мобилизовала ресурсы для достижения поставленных целей.
Ага догнали и перегнали,
 

Скорость роста экономики США и СССР после войны была примерно одинаковой и это совсем не скорость роста экономики Китая.
Дальше не читал, пофи опять какую-то ерунду притащил.

Arthur8

Скорость роста экономики США и СССР после войны была примерно одинаковой
только в США не бала разрушена немецким бомбардировками ВООБЩЕ ВСЯ промышленность... Странные коммунисты, у них разбомбили ВСЁ до последнего дома, а они развиваются в ровень со страной которая не воевала 200 лет на своей территории, прямо чудеса какието...

Arthur8

чтобы корректно проводить такие сравнения между СССР и США, нужно массированными ковровыми термоядерными бомбардировками уничтожить всю промышленность США и разрушить все их города, потравить химией народ американский. И вот тогда уже только можно будет сравнивать
вот два бегуна бегут дистанцию, одному в процессе бега постоянно ломают ноги, руки. шею, голову пробивают, и прочее, а он все равно бежит так как здоровый, и еще даже быстрее. Вот такая вот она страна СССР была, как этот бегун
извини, парень, но ты прежде чем подумать, разрешения спроси

karim

душ населения подсократилось еще

BSCurt

только в США не бала разрушена немецким бомбардировками ВООБЩЕ ВСЯ промышленность...
Ты чего-то загоняешься про всю. Но суть в том что после войны(на графике видно) СССР довольно быстро восстановился, но с 50-ых начал расти со скоростью США, если тебя поломало то тебе гораздо проще быстрее наверстывать, чем повышать работающие в полную силу мощности. И да рост экономики СССР со скоростью США это как бы fail, т.к. СССР был беднее США и посему должен был бы расти быстрее.

BSCurt

Для США, кстати, видно, что темпы роста при выходе из великой депрессии больше, чем в спокойное время.

Arthur8

ты не сравнивай великую депрессию и тотальное разрушение промышленности.
при депрессии доменные печи не разрушались, а лишь меняли владельца, не сравнивай течь в крыше с отсутствием оной вообще

n2610

Проблема не в том, за какую сумму имущество перешло из государственной собственности в частную. Проблема в том, что новым собственникам в ряде случаев оказалось выгоднее не использовать его по назначению, а распилить и сдать на металлолом.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: