«Запрет на развитие России» Часть 1. [/ProjectRussia style]

Irina_Afanaseva

Опубликовано 15.11.2012 http://xn--80abcjv2aebdtdja6qf.su/?p=714#more-714
Запрет на развитие России — это часть организационной войны, ведомой Западом против СССР, а теперь и России. Это система мер, принимаемых западным миром в конкурентной борьбе с Россией, сложившаяся как исторически, так и в недавнем прошлом.
Прошлое. CCCР.
Во времена СССР технологии разрабатывались советскими изобретателями и их коллегами из капиталистического мира независимо друг от друга. При этом имело место двустороннее заимствование (промышленная разведка существовала и тогда). Официальное сотрудничество в этой сфере было ограничено противодействием двух систем – социалистической и капиталистической. Причём, фактически, в каждой системе было независимое правовое поле, существующие международные договоры применялись мало, — именно по причине противодействия двух систем с разной экономикой и идеологией. В силу этого одни и те же изобретения регистрировались, как аутентичные, независимо от наличия аналогичного в другой системе.
Сильной стороной советской науки были, именно, свежие идеи, фундаментальная наука (особенно математика и физика) и изобретение новаторских принципов. Запад отличался в лучшую сторону именно воплощением разработок. Почему? Об этом позже.
Советский изобретатель, в основной массе, не был особенно богатым человеком. Однако, безусловно, был уважаемым. Культ науки и образования в Советском Союзе был императивным.
Немного статистики:
«… В конце 80-х годов в сфере науки работали 4,4 млн человек, в том числе 1,52 млн. научных и преподавательских кадров, включая 542 тыс. докторов и кандидатов наук. Ежегодно регистрировалось 80—85 тыс. изобретений. …»
«… общее число научных работников в СССР на 1 января 1991 г. достигло 1985 тыс. человек. В 1990 г. затраты на НИОКР составили 35,2 млрд руб., или
5,0% произведенного национального дохода и 3,5% ВНП. По этим показателям СССР превышал все страны с рыночной экономикой …» (1)
Борьба за мировой рынок.
Патентные ограничения существенно ограничивали возможности СССР в продаже товаров на международном рынке.
Огромное количество советских изобретений было зарегистрировано или внедрено на Западе, несмотря на то, что приоритет многих их них был за СССР. Например, общеизвестен случай, когда японцы патентовали советские разработки, открыто публиковавшиеся в советской печати (журналах «Юный Техник», «Техника Молодёжи», «Наука и Жизнь» и др.) (2 этим же грешили и другие страны.
Часть изобретений откровенно крали. Занимались этим многие: и военная разведка, и западные учёные, приезжавшие в Союз с визитами. Регистрировали изобретения наши эмигранты, ранее работавшие в НИИ, КБ и на заводах.
Западные страны предпочитают защищать в патентных спорах «своего производителя». И основной вопрос здесь — не прямая выгода от патента и налогов, а закрытие рынка для конкурирующей экономики.
Любые технические новинки, любые инновации должны приносить прибыль — хоть частному производителю, хоть государству. Иначе отсутствует экономический смысл внедрения новинок.
Одна из причин того, что производство технологически насыщенных товаров народного потребления в СССР значительно отставало от Запада — закрытость внешних рынков для советских производителей по патентным ограничениям.

В то же время, на уровне руководства СССР принимался ряд решений, которые лишь увеличивали научную и технологическую зависимость от Запада.
Одной из таких ошибок стал переход к архитектуре IBM в разработке отечественных вычислительных машин, вместо использования собственных разработок.
Тем не менее, в СССР от патентных претензий был защищён хотя бы внутренний рынок.
Годы развала.

Разрушение СССР стало причиной деиндустриализации всего постсоветского пространства.
Рвались хозяйственные связи, многие стратегические производства, многие научные школы, институты, КБ оказывались «за рубежом».
В стране началась политика очернения России. Фактически, Западом была запущена программа по вывозу образованных людей (программы «green-card», репатриация и т. д.). Уезжали те, кто располагал для этого материальными и интеллектуальными ресурсами. То есть, интеллектуальный слой начал истончаться.
При этом, параллельно, работали и другие механизмы – обескровливание экономики с помощью бездумной валютной реформы и других экономических реформ. Вследствие этого почти полностью прекратилось финансирование науки – нищенские зарплаты, криминальный террор и прочие «прелести» пресловутого «переходного периода». Таким образом, были созданы основы для тотального «выдавливания умов» из России.
Когда в СМИ муссировалась история с Григорием Перельманом, я был шокирован количеством русских фамилий среди зарубежных учёных, комментировавших проблематику его научных работ.
В конце 90-х наши «друзья» посчитали, что Россия уже полностью под их контролем. Институты существовали во многом за счёт систем грантов, — благодаря чему за рубежом прекрасно знали о наших разработках, и не гнушались их перенимать.
Другой процесс, идущий параллельно, это навязывание людям «западного» взгляда на жизнь, любви ко всему «западному». Собственно, началось это во времена СССР, достаточно вспомнить песню Бутусова «… меня так долго учили любить твои запретные плоды …». И небезуспешно – у людей, в основной их массе, было сформировано мировоззрение, что всё, сделанное в России – плохо, и всегда будет плохо. А, следовательно, и делать здесь ничего не надо (т.е изобретать не надо, работать не надо и т.д.).
В результате, в России к 1996 году, по отношению к 1991 году, число занятых в сфере НИОКР сократилось на 40,9% (число исследователей на 44,8% число поданных патентных заявок на 49,2%. А затраты на НИОКР к 1996 году составляли уже всего 0,9% ВВП. (23). Как, эффективно поработали наши «друзья»?
Кстати, в 90-е годы российское правительство стало усиленно защищать интересы западных производителей в России, в ущерб собственным предприятиям. После прихода Путина, слава Богу, авторские права западных компаний перестали защищаться так рьяно.
Что же дальше?
Однако, и после развала СССР, несмотря на, казалось бы, открытые границы и полную свободу торговли, никто не торопился развивать в России производство и заваливать нас новыми технологиями. Для этой цели западными правительствами используется законодательство, как старое, так и новое, которое бы ограничивало экспорт технологий.
Одним из ярких примеров такого закона – пресловутая поправка Джексона-Вэника (26 из-за которой сейчас Россия не может в торговле с США воспользоваться и теми небольшими выгодами, которые предоставляет ВТО (4). Кроме того, в Россию из США, фактически, запрещён экспорт технологий так называемого «двойного» назначения, к которым могут быть отнесены, практически, любые высокие технологии. Например, высокопроизводительные компьютеры.
Работая в одной американской компании, я, по роду своей работы, был знаком со специальной инструкцией, по которой, Россия, наравне с Китаем, относилась к группе стран, отправка технологий в которые строго отсеивались специальным отделом. Упомянутый отдел строго следил за выполнением американского законодательства в этой области. Фактически это означало, что какие-либо значимые разработки, а равно информацию о них, в Россию отправлять было просто запрещено.
Это за рубежом. А что у нас? При введении части четвёртой Гражданского кодекса, в связи с подготовкой ко вступлению в ВТО, был исключён такой объект гражданских прав, как «информация» (5 что приводит к отсутствию нижнего (мелкого) уровня объектов, которые могут, например, обращаться на рынке в сфере инноваций.
Кстати, ещё один эффект, к которому приводит отсутствие данного объекта гражданских прав – «информационный шум» в обществе. То есть, когда любое лицо свободно копирует чужую информацию, нередко искажая её, и пускает её, в том числе, и в коммерческий оборот. В результате мы получаем информационный хаос, который особенно хорошо заметен в российском интернете. (6) И такой хаос в информационном пространстве России чрезвычайно выгоден нашим заокеанским «друзьям».
Так как Россия сильна именно в фундаментальных разработках, то возможность регистрировать как можно более «мелкие» объекты жизненно необходима, иначе, при том, что в других странах подобная возможность имеется:
«… Начиная с 1980 года, политика США направлена на усиление режима интеллектуальной собственности. Именно США стали первой страной, распространившей патентную охрану на многие новые технологии и методы близкие к фундаментальным исследованиям. …» (7)
Поскольку на территории России компании не могут законом защитить свои разработки на ранних стадиях, до выпуска/готовности более завершённого продукта. А потому эти разработки будут утекать туда, где их будет защищать закон, и там регистрироваться, внедряться, а к нам возвращаться втридорога в виде готового продукта-»копии», а может и вообще не вернуться.
Другим поставленным барьером является оплата за патент:
«… Отмена Авторских свидетельств, переход к оплачиваемым патентам России для многих изобретателей, особенно молодых, но не уехавших, оказались не подъемными. …» (8) (2)
«… несмотря на мировой финансовый кризис, в 2008 году патентные пошлины в России выросли в два раза. К сожалению, для государственных вузов и научных учреждений, регистрирующих свои результаты научно-технической деятельности, льготы при патентовании не предоставляются. Нельзя сказать, что патентные пошлины слишком высоки, приблизительно 5000-6000 рублей за патент. Но когда речь идет о 50-100 или, например, 500 патентах, сумма для любого вуза выходит значительной. …»(9)
То есть, если это дорого даже для государственной организации, что уж тут говорить о малых, средних или, тем более, индивидуальных предпринимателях-одиночках. Получается, что наши «кулибины» и «левши», которыми всегда была так славна русская земля, должны идти на поклон к крупным фондам, которые, в основном, являются западными. И мы опять видим, в чьих интересах это работает.
В современном мире существует много технологий по злоупотреблению законодательством (патентные тролли) (10 ведению «интеллектуальных войн» (11) (блокирующие, зонтичные патенты и т. д. в которых западные компании набили руку уже чуть ли не столетиями. Российским организациям, всё ещё молодым в мировой конкурентной борьбе, которые не имеют в этом особой помощи от государства, очень тяжело бороться («…это единый ринг для боксеров всех весовых категорий. Там тяжеловесы от промышленности разотрут и выкинут вон легковесов…» (12
Следующее – это проблема запрета выезда западных учёных в Россию. Что же касается учёных-эмигрантов, которые решили вернуться на Родину, то их иногда просто убивают:
«… «С Андреем несколько раз встречались люди из ЦРУ, во всяком случае, он называл их так, когда рассказывал об этом мне, – говорит другой живущий в Америке физик из России, Арон Фридлянд. – Уговаривали не уезжать, угрожали тем, что растопчут его репутацию в учёном сообществе, не будут приглашать читать лекции и заблокируют печатание всех его научных работ. Но Андрей твёрдо решил уехать. Даже уговорил последовать за собой свою супругу и купил два билета на самолёт. И тут его убивают. При этом деталей убийства не знает никто, хотя прошло уже довольно много времени» …»(13)
Вот так…

И, к сожалению, противодействие оказывается не только с внешней стороны, но и изнутри:
«… Ходили слухи, что один из руководителей Российской академии наук, лютый противник возвращения сбежавших на Запад учёных, якобы, чинил препятствия для возвращенцев. В свою очередь, тормозил инициативу премьера и аппарат, так как формально не было отдано распоряжение проработать систему мер по возвращению на родину лучших российских умов.» (13)
Почему так действуют наши чиновники? Саботаж или просто боязнь внутренней конкуренции «возвращенцев»? Возможно, и то, и другое.

Далее. Если у нас будет много разработок, хороших и разных, встаёт проблема внедрения:
«…доля зарегистрированных патентов, которые перешли в продукцию на рынке в России – 0,02, а в Китае, к примеру, равен 0,15…» (14)
Проблема внедрения – это разорённое состояние или отсутствие в России индустрии (производств где патенты могли бы быть реализованы. Вы помните, с чей помощью мы расстались с нашими производствами​? (Правда, в этом смысле, очень отрадно слышать что российское правительство готовит новую волну индустриализации, и оборонный заказ на ближайшие годы составит 23 триллиона рублей. (15
Продолжение следует…

Ola-la

Запрет на развитие России — это часть организационной войны, ведомой Западом против СССР, а

Использовать профессиональные и личные качества в качестве основного критерия отбора на руководящие должности тоже запад запрещает? Всепроникающую коррупцию, надо полагать, тоже запад придумал?

seregaohota

ты не понимаешь, когда при движении к социализму выяснилась экономическая неэффективность - режим удалось перевести в метастабильное состояние идеей "кругом враги"
нынешнему режиму нужен громоотвод, и не один
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: