Литвиненко про Путина

Yuri

Небольшой отрывок из книги Литвиненко "Лубянская преступная группировка". В ней рассказывается про работу в ФСБ во второй половине 90-х. Описывается убийство Листьева, заказ Березовского, побег из России и конечно теракты 99 года. Ниже его история про первые контакты с Путиным и его связи с контрабандой накротиков. Больше всего удивляет, конечно, почему ему верил Березовский. Полная книга тут.
Справка для Путина
- Из твоего рассказа следует, что твои отношения с начальством в УРПО, мягко говоря, не сложились. Сколько времени ты там проработал?
- Со дня моего поступления и до того момента, как мы подали заявление на руководство УРПО в прокуратуру, прошло ровно шесть месяцев.
- За это время ты два раза убеждался в "узбекских" связях Хохолькова - в историях с Нанайцем и с Юршевичем. Ты что-нибудь сделал с этой информацией?
- А что я мог сделать? Ковалёв сказал - забудь про Хохолькова. Трофимова Ковалёв снял с Московского управления и вывел за штат, было ясно, что его влияние уменьшилось и рассчитывать на его помощь бесполезно. А влияние Хохолькова между тем росло.
Я тем не менее продолжал отслеживать узбекские контакты в Москве и даже добыл у своего друга в УСБ оперативную справку на "узбеков". Но никому её не показывал. Мне, кстати, сам Трофимов сказал: "Саша, смотри, будь осторожен. Всё куплено. Я тебе не советую регистрировать свою агентуру или протоколировать информацию, если не хочешь её расшифровать".
Первый, кому я показал эту справку, был Путин, когда его назначили директором ФСБ. Говорили, что к этому был причастен Березовский, который пожаловался то ли Ельцину, то ли Татьяне Дьяченко.
- Ты передал материалы в руки Путина?
- Мы встречались с ним в 1998 году, сразу после его назначения. Березовский организовал эту встречу. Это было уже после того, как мы получили от наших начальников приказ ликвидировать Березовского и написали об этом заявление в прокуратуру. Березовский мне сказал: "Иди к Путину и расскажи всё, что знаешь. Я этому человеку доверяю. Думаю, он всё поймёт, это умный человек".
Дня через два-три Березовский перезвонил:
- С Пуганым встретились?
- Нет. Меня никто не вызывал.
Он дал мне телефон помощника Путина. Я позвонил, тот сказал:
- Да, Владимир Владимирович вас ждёт. Мы вас ищем два дня. Нам отвечают, что такой сотрудник не служит.
Я говорю: "Я вот есть". Он: "А когда вы можете прийти?" - "Как скажете", - отвечаю.
На следующий день у нас состоялась встреча. Я принёс большую схему, на которой вся известная мне организованная преступность была расписана.
Основные бандитские группировки, наиболее опасные. От них были выведены стрелки к коррумпированным связям в государственных учреждениях, в МВД, в ФСБ, в налоговой полиции. Вниз шли стрелки к коммерческим фирмам, через которые отмываются деньги.
- Эту схему ты показал Путину?
- Для него и делал. Кроме того, дал справку по узбекской группировке. Там значились "филиалы" в России, Америке, в Афганистане, а также связи с нашими генералами ФСБ, с руководящими лицами в МВД. Было указано, что они занимаются незаконным оборотом наркотиков. И что наркотики идут от генерала Дустума из Афганистана.
Помимо чисто криминальных связей, узбекские контакты в Москве выходили на высший круг государственных чиновников. Была оперативная информация, что Сергей Ястржембский построил себе дачу на Соколиной Горе на деньги Гафура, которые переводились через Алишера - доверенное лицо Гафура в Москве. Когда Ястржембский был послом в Словении, то сдавал свою квартиру этому Алишеру за пять тысяч долларов.
По оперативной информации УСБ, Алишер был близким другом Ястржембского, Хохолькова и Андрея Кокошина, бывшего замминистра обороны и секретаря СБ. Жена Алишера, старший тренер сборной по гимнастике, ждала его из тюрьмы восемь лет. Через неё шла связь с Шамилем Тарпищевым и еще одним министром - спорта, Иванюженковым, членом подольской преступной группировки, уголовная кличка Ратан.
Его, министра, в США не впустили.
Кроме этого, Тарпищев был в близких отношениях с вором в законе Аликом Тахтахуновым, уголовная кличка Тайванчик. Сам Тайванчик - выходец из Узбекистана, с Хохольковым в Ташкенте в одну школу ходили. Вот и близкая связь - Гафур, Алишер и Хохольков. Тайванчик был смотрящим узбекской группировки в Европе. А в Америке эту роль выполнял Иваньков (Япончик пока его американцы не посадили. По оперативным данным, с Тайванчиком и Япончиком имели неслужебные контакты близкие к Коржакову офицеры СБП. Вот и получается схема: Гафур с Тайванчиком, Тайванчик с Тарпищевым, Тарпищев с Алишером, Алишер с Ястржембским, Ястржембский с Гафуром, а между ними офицеры спецслужб. Одно слово - вертикаль.
Всё это было в той справке, что я принёс Путину.
Путина больше всего заинтересовали связи Ястржембского. Он мне сказал:
- Да-да! У меня тоже есть информация по Ястржембскому.
И мою оперативную справку забрал себе. И назначил Ястржембского своим помощником.
- Расскажи подробнее, как проходила встреча.
- Я был у Путина не один. Со мной пришли полковник Шебалин и, по-моему, майор Понькин. Но Путин принял меня одного. Он вышел из-за стола, поздоровался. Видимо, хотел показаться открытым человеком, располагающим к себе. У нас, оперов, особый стиль поведения. Мы друг с другом не раскланиваемся, обходимся без любезностей - и так всё ясно. Посмотрим друг другу в глаза, и сразу понятно, можно верить или нет. И вот у меня сразу сложилось впечатление, что он неискренний. Он больше напоминал не директора ФСБ, а человека, который играет директора. Я открыл перед ним схему. Он сыграл лицом, что вроде как просмотрел её. Но эту схему нельзя просмотреть за три минуты. Он говорит: "Да, да. Я понимаю. А это что? А это?"
Он больше напоминал партийного работника, который всю жизнь работал в сельском хозяйстве, а тут его привели на металлургический завод. Он спрашивает: "А это что?". Ему объясняют: доменная печь. Что ещё может спросить руководитель, глядя на доменную печь?
Так и Путин, глядя на схему, начал спрашивать: "А это что? А это?". И сейчас, оценивая эту встречу, я понимаю: либо он не знает оперативной работы, раз такие вопросы задавал, либо прикидывался, что её не знает. Я спросил:
- Вам оставить её?"
- Нет, нет, не надо. Спасибо. Заберите.
- На том всё и кончилось?
- Ещё я Путину дал список фамилий и сказал: вот люди, которых я хорошо знаю и которые готовы бороться с коррупцией. Первым в списке стоял Трофимов. Я предложил ему создать вертикаль - от директора до оперативного работника. Попробуем хотя бы взять ситуацию под контроль. Установим наиболее коррумпированных лиц в высших эшелонах власти, их связи с преступниками.
Путин со всем соглашался, список оставил. Справку про узбекскую группировку взял. Попросил домашний телефон. Обещал позвонить, но не позвонил. Позже из материалов уголовного дела мне стало ясно, что сразу после этой встречи Путин приказал продолжить слежку за мной.
- А Трофимов знал, что ты дал его фамилию Путину?
- Нет, впоследствии я пожалел, что дал его фамилию Путину. Он меня об этом не просил, и я боюсь, что я невольно ускорил его судьбу. Наш последний разговор состоялся незадолго до этого, на следующий день после назначения Путина.
Трофимов меня позвал и говорит:
- Передай Березовскому: что они там, в Кремле, с ума посходили?! Зачем они его поставили? Они не понимают, что происходит в Питере, это же бандиты!"
- Ну и что ты сделал?
- Передал.
- А Березовский?
- А он не согласился с такой оценкой. Знаю, что Трофимов после этого с ним встречался. О чём они говорили, мне неизвестно, но, перед тем как идти к Путину, я спросил у Березовского: "А как насчет предупреждения Анатолия Васильевича?". Березовский сказал: "Я с ним не согласен. Иди, - говорит, - к Путину, я ему верю". Я сходил, рассказал.
- Думаешь, Березовский сейчас жалеет, что поддерживал Путина?
- Это ты у него спроси. Но я думаю, что если бы я исполнил приказ руководства убить Березовского, то Путин президентом России точно бы не стал.
Общие деньги
Вскоре после этого меня начали увольнять из ФСБ. И тогда мой бывший начальник по Антитеррористическому центру генерал-лейтенант Иван Кузьмич Миронов пошёл к Путину за меня просить.
- А зачем было Миронову за тебя просить?
- Это особая история, потом расскажу. Так вот, вышел Миронов от директора и говорит:
- Александр, я тебе не завидую - там общие деньги.
Что он имел в виду? Тогда я не понял. Сейчас думаю, что он имел в виду Хохолькова, его дела с узбекской группировкой и контрабанду афганских наркотиков.
Это понимание пришло позже, уже когда я вышел из тюрьмы. Я узнал, что взаимоотношения Путана с командой Хохолькова уходят корнями в питерский период, когда Путин работал вице-мэром по экономике у Собчака.
Один мой доверенный в те годы находился в близком окружении Путина. И имел контакты с уголовной средой Петербурга. Когда Собчак проиграл выборы, Путина выгнали со всех постов. Он очень переживал. Доверенный мой встретился как-то с ним в ресторане, и Путин посетовал, что он на мели. К тем деньгам, что у него были припрятаны, он боялся подойти: за ним следили. МВД тогда кинулось сажать всю прежнюю власть в Питере, на Собчака завели уголовное дело.
В тот вечер мой доверенный - звали его Давид Двали - дал ему две тысячи долларов. Позже, когда Путин стал президентом, Давида сделали его помощником по экономике.
Хотя Давид был моим доверенным, я с ним активно не работал, так как у меня не было дел в Питере. Но когда я вышел из тюрьмы, мы с ним встретились. Он сказал:
- Путин тебя будет давить, и никто не поможет. Он тебя задавит, потому что они по Питеру работают с узбекской командой. Путин уже давно кормится от этих ребят. Там общие деньги, и они тебя придушат.
"Общие деньги" - точно те же слова, что и Миронов сказал до этого.
Давид прямо говорил, что Путин связан с уголовщиной. Я ему не поверил:
- Да ты что? Ведь он - президент.
Давид улыбнулся:
- Он же металлом занимался в начале 90-х годов. Лицензии выдавал на вывоз. Ты сколько по линии организованной преступности работал? В начале 90-х годов можно было хоть килограмм металла вывезти из страны, минуя бандитов?
- Нельзя, - говорю.
- Да бандиты бы поезд под откос пустили, если бы он без них эти дела проворачивал. Сейчас ничего не вывезешь, если не заплатишь, а тогда и подавно. Это сейчас всё под крышей ФСБ, милиции. А тогда всё было под крышей бандитов.
Мы сидели в ресторане с тремя знакомыми, и Давид говорил о Путине в их присутствии:
- Очень быстро Володя полюбил власть. Ты смотри, Ельцин когда ездил, только половину дороги перекрывали. А Володя едет - всю дорогу очищают. Он не тот человек, которому можно власть давать. У него нет политических навыков и какой-то другой способ мышления. Про Ельцина можно говорить всё, но он был политик. А Путин - нет. И он опасен для власти.
Давид выпил, и его понесло. А за столом сидел человек, который контролировал меня от ФСБ...
- Ты ему никакого сигнала не подал?
- А какой сигнал я ему подам? Потом уже ему сказал: "Ты чего несёшь? Проблемы нужны? Завтра на Лубянке будут знать, что ты мне рассказываешь".
Потом моего Двали застрелили. Через две недели после этого разговора. Я узнал об этом по телевизору: убит помощник президента по экономике. Говорили, будто встречный велосипедист застрелил. Прямо в глаз попал. Написали, что из-за его коммерческой деятельности. Одна из версий. Но я знаю, что никаким бизнесом Давид не занимался.
Да и пойми: помощников президента просто так не убивают.
- Из того, что ты говоришь, вытекает, что ты обвиняешь Путина в том, что он лично связан с контрабандой афганских наркотиков в Россию и Европу. Тебе не кажется, что это слишком?
- Я никого не обвиняю. Я не прокурор, а опер. Я анализирую оперативную информацию. В чём она состоит?
Первое: два независимых источника сообщают, что у некоего гражданина П. - "общие деньги" с неким Хохольковым из ФСБ. Одного из источников убивают, как только ФСБ становится известна его связь со мной.
Второе: Хохольков крышует узбеков - поставщиков афганских наркотиков в Россию. При этом живёт как миллионер, имеет возможность проиграть за одну ночь больше ста тысяч долларов.
Далее: гражданин П. прикрывает Хохолькова и прессует его оппонентов. Он также прикрывает некоего Ястржембского, своего близкого сотрудника, который получает деньги от тех же узбеков.
Далее: гражданин П. не может не знать, что Хохольков и Ястржембский связаны с наркобизнесом, то есть его не используют втёмную. Более того, когда совершались преступления, гражданин П. сидел на ключевой позиции в крупном северном городе, который уже триста лет называют окном в Европу. Известно, что этот город - перевалочный пункт на пути афганского товара на западные рынки.
У меня как у опера возникают вполне обоснованные подозрения в отношении гражданина П. - что он является участником той же банды. Что здесь необычного? Такие вещи происходят сплошь и рядом. Тебя удивляет, что гражданин П. оказался президентом Российской Федерации? Меня тоже. Но ведь в то время он не был президентом. Он был всего лишь вице-мэром Питера. Если я тебе скажу, что вице-мэр, например, Екатеринбурга замешан в подобном деле, ты удивишься? Нет. Такое будет в порядке вещей.
Более того, добавлю, что сегодня не только гражданин П. пошёл вверх и сидит в Кремле. За три года так же сильно поднялся статус первичных поставщиков товара - боевиков генерала Дустума. Теперь они называются Северным альянсом и участвуют в борьбе с международным терроризмом - совместно с гражданином П.
Другое дело, что данные против гражданина П. основаны на оперативной информации и должны быть проверены. Если бы гражданин П. не был президентом, то я не стал бы это публиковать, а завёл бы на него оперативное дело. И если бы мои подозрения подтвердились, то через год он оказался бы за решёткой. Но он - президент, и проверить эти факты обычным путём невозможно, к тому же он - лицо нации, и спрос с него другой. Он должен отвечать на эти вопросы перед общественностью. Но для начала я хочу посмотреть, что будет с той газетой, которая эти вопросы опубликует.

wsda32

Верю, легко.
Крайне похоже на него, на Путина. Уголовничество, бандитизм, коррупция, грязные денги, и такая же грязная власт.
Гоблины они все там, во власти.

alexshamina

до австралии, как я смотрю, новости обычно доходят в виде старостей?
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: