Как Малайзия решает проблему «понаехавших»

demiurg

Только она у них немного наоборот, чем в Европе. Там исторически коренные малайцы-мусульмане оказались в роли необразованных и бедных низов общества при понаехавших немусульманах-китайцах и индийцах.
----
http://slon.ru/blogs/lankov/post/593551/
Как Малайзия решает проблему «понаехавших»
Зачем титульная нация отнимает бизнес у китайцев
Похоже, что проблема иммиграции будет одной из основных проблем наступившего века. Что бы ни говорили по этому поводу оптимисты (в основном, настроенные либерально) и пессимисты (по преимуществу, настроенные националистически простых решений у этой проблемы нет. Развитым странам не удастся ни закрыть границы, ни интегрировать всех пришельцев. Поэтому имеет смысл присмотреться к опыту тех стран, в которых эта самая «проблема понаехавших» стоит уже давно. Их опыт этот не всегда оптимистичен, но знать его надо – знать и делать выводы.
Одна из таких стран – Малайзия. Страна это небольшая, с населением 27 млн человек. ВВП на душу населения приближается к $15 000, что по меркам региона весьма неплохо. Однако есть в Малайзии одна интересная особенность – собственно малайцы составляют там всего половину населения (точнее – 50,4%).
Кроме них есть в Малайзии и аборигены, коллективно именуемые Оранг Асли, то есть «изначальные люди». Их 11%, но живут эти малые народы в джунглях и выступают чем-то вроде местных чукчей – экзотического нацменьшинства, к которому малайцы относятся свысока и покровительственно.
Проблемы создают не эти охотники за головами из джунглей Саравака, а две другие общины: китайцы и индийцы, которые составляют, соответственно, 24% и 7% всего населения страны. К ним относиться покровительственно не получается никак. В отличие от большинства стран, где первые поколения иммигрантов живут довольно бедно и занимаются той деятельностью, которой местные брезгуют, в Малайзии дела обстоят ровно наоборот: в руках понаехавших находятся и экономика, и образование, и большинство престижных видов деятельности (за исключением госслужбы).
Малайцы – коренное население Малайского полуострова и прилегающих к нему островов, большинство которых сейчас входят в состав Индонезии. Собственно говоря, малайский и индонезийский – это два близких диалекта одного языка, отличий между ними существенно меньше, чем между русским и украинским. Сначала малайцы были индуистами, но с XIV века начали переходить в ислам. Однако стабильного государства создать они так и не смогли – вплоть до появления колонизаторов регион представлял собой мозаику микрогосударств, где султаны и раджи постоянно воевали друг с другом. В 1824 г. территорию поделили между собой Британия и Голландия. Та часть, которая отошла к Британии, впоследствии стала основой Малайзии, а оставшаяся у голландцев территория превратилась в ядро Индонезии.
К тому времени в регионе уже жили многочисленные китайские торговцы. Земля эта была богата пряностями, дорогим деревом, но торговать гордые султаны не умели, так что в руках китайцев оказалась почти вся внешняя торговля. С приходом британцев на смену торговле пряностями пришло выращивание каучука и добыча олова. Британские менеджеры обнаружили, что представители «титульной нации» не слишком хорошо работают на производстве – для них важнее получать удовольствие от жизни и соблюдать время молитвы. Поэтому в середине XIX века начался массовый завоз китайцев и индийцев – дешёвой и дисциплинированной рабочей силы. Китайцы в основном направлялись на шахты, а индийцы – на плантации каучука.
Индийцы не слишком преуспели (хотя в целом живут значительно богаче малайцев а вот китайцы быстро пошли вверх, так что к началу XX века и местный бизнес, и образование оказались под их контролем. Здесь немалую роль сыграло и то, что малайцы не слишком хотели посылать своих сыновей в современные школы, во главе которых стояли «неверные», а вот молодые китайцы активно осваивали ньютонову физику и бухгалтерию. Впрочем, большинство китайцев тогда трудилось в шахтах и в мастерских: квалифицированные рабочие были по преимуществу китайцами. Понятно, что и Малайская коммунистическая партия тоже являлась китайской организацией.
Непропорционально большая роль китайцев в экономике вообще характерна для стран Юго-Восточной Азии: похожая картина наблюдается и в Индонезии, и в Таиланде (с той разницей, что там китайцы научились скрывать своё происхождение). В целом они играют примерно ту же роль, какую евреи играли в средневековой Европе, а армяне и греки – в Османской Империи. Однако мало где китайское доминирование в экономике носит такой же явный характер, как в Малайзии.
Во время японской оккупации 1941–45 гг. малайская аристократическая верхушка не слишком сопротивлялась пришельцам – для нее разгром британцев был простой сменой одних колонизаторов другими. Партизанскую войну в джунглях вели преимущественно китайцы-коммунисты. Однако вернувшиеся в 1945 г. англичане предпочли по-прежнему сотрудничать с малайскими аристократами, а не с лидерами сопротивления. Оно и понятно: началась Холодная война, и оснований доверять Малайской компартии у британцев не было – тем более, что сама эта партия находилась на содержании и под контролем Пекина (что тоже вполне естественно). В 1948 г. компартия начала массовую партизанскую войну, которая фактически продолжалась до 1960 г. (формально о ее прекращении было вообще заявлено только в 1989 г.).
Войну коммунисты проиграли в первую очередь потому, что для малайцев они остались партией китайцев. Так оно, в общем, и было: из 10 партизанских полков девять было чисто китайскими, и лишь один – смешанным. Малайские крестьяне посчитали, что в случае победы коммунистов (то есть китайцев) их ждёт судьба дискриминируемого меньшинства на собственной земле – и стали союзниками британской администрации, которую они восприняли как меньшее зло.
В такой обстановке и было в 1957 г. основано независимое государство Малайзия, во главе которого с самого начала встали малайские националисты (с тех времён и до наших дней этнические малайцы доминируют на госслужбе и в силовых органах). Первоначально в состав нового государства вошёл и китайский Сингапур, однако его присутствие означало, что в новом государстве малайцы оказались в меньшинстве. Поэтому в 1965 г., после серии конфликтов, малайские националисты пошли на шаг, для националистов весьма необычный: они исключили расово ненадёжный Сингапур из состава Малайзии, урезав таким образом её территорию.
В итоге этот развод пошёл, кажется, на пользу обеим сторонам. Китайцы Сингапура, освободившись от контроля малайзийских бюрократов, достигли такого уровня процветания, о котором соседи не могут и мечтать: несмотря на полное отсутствие ресурсов, ВВП на душу населения в Сингапуре сейчас в пять раз выше, чем в богатой нефтью, лесом и оловом Малайзии. С другой стороны, пожертвовав Сингапуром, малайские националисты сместили в свою пользу этнический баланс и, соответственно, перестали бояться того, что китайцы станут в стране титульной нацией.
Однако экономическое неравенство сохранялось: в конце 1960-х годов малайцы, составляя половину населения, контролировали только 2,4% всей собственности страны – ситуация, пожалуй, беспрецедентная. Вдобавок, общины не слишком смешиваются между собой и бережно хранят свою культуру и традиции. Например, 90% китайцев получают образование на китайском (как ни странно, не на родном диалекте, а на путунхуа – официальном языке КНР и отправлять своих детей в малайские (то есть мусульманские) школы совершенно не хотят. В 1967 г., описывая в интервью ситуацию в стране, премьер-министр сказал прямо: «Фактом является то, что в настоящий момент экономическая власть находится в руках китайцев, а политическая власть – в руках малайцев».
После того, как в 1969 г. по стране прокатилась волна антикитайских погромов, сложился необычный компромисс: китайцы и индийцы фактически согласились с серией мер, направленных на их дискриминацию, в первую очередь в экономической сфере. Эти меры, осуществлявшиеся в 1970–1990 гг., известны как «Новая экономическая политика» (НЭП). В несколько смягчённом виде она продолжается и сейчас.
Малайзийский НЭП ставил своей целью довести к 1990 г. долю малайских капиталов в ВВП до 30% (вообще-то, довольно скромная задача). Формально, впрочем, речь шла не только о малайцах, но и о представителях местных племен. Малайцы и аборигены составляют специальную категорию, которую назвали красивым словом «бумипутра», то есть «дети земли». Им дают льготные ссуды в банках, их субсидируют при покупке недвижимости, им предоставлено преимущественное право на получение стипендий. Для китайцев и индийцев в вузах была вполне официально установлена процентная норма, которая ограничивает их доступ к высшему образованию. Разумеется, на практике все эти льготы коренного населения оплачиваются за счёт налогоплательщиков, которые в основном являются китайцами.
Первый раунд НЭПа окончился лишь частичным успехом. Доля бумипутра в собственности сейчас составляет 19–20% – существенно ниже 30%, запланированных первоначально. Бумипутра стало существенно больше, чем раньше, среди квалифицированных специалистов – врачей, инженеров. Однако по-прежнему среди наиболее обеспеченных и наиболее образованных слоев преобладают этнические китайцы.
Любопытно и другое. В последние десятилетия малайзийские политики очень осторожны, когда речь заходит об отношениях между общинами. Казалось бы, национализм – идеальное оружие политической мобилизации, однако в малайзийской политике к нему прибегать боятся – по-видимому, слишком свежа память о погромах 1969 г. и китайском коммунистическом восстании 1948-60 гг. Наоборот, в государственных СМИ постоянно и весьма навязчиво воспевается малайзийское единство.
Малайзия в её нынешнем виде – необычный конгломерат. В большинстве случаев подобные проблемы приводят к территориальному размежеванию, которое на практике часто принимает форму этнических чисток, но в Малайзии это решение в принципе невозможно. Все три общины живут смешанно, и после изгнания Сингапура при всём желании на территории страны нельзя выделить «этнически чистые» районы. Кроме того, все три общины были вполне способны постоять за себя, а новой гражданской войны не хочет никто. И, наконец, некогда «понаехавшим» ехать теперь некуда: и китайцев, и индийцев на исторической родине ничего особо хорошего не ждет, и они это понимают. Отчасти с этим связана и их готовность делиться с малайцами – ведь в случае конфликта они пострадают больше. В общем, деваться жителям многонациональной Малайзии некуда: надо как-то учиться жить вместе.

mtk79

Злые нэпманы не дремлют —
Мудрый Ста-Лин всех спасет!

zulya67

Внесу поправки.
1. Индусы, понаехавшие в Малайзию - индусы-мусульмане. А не индуисты.
2. Именно благодаря китайскому бизнесу расцвела малайзийская экономика. И по сути - малайцы имеют благосостояние за счет господдержки и ограждения их от активных китайцев.
3. С Малайзией устанавливает тесные связи Кадыров. В Куала-Лумпур замечены на ПМЖ чеченцы. Мафия там тоже есть, только не знаю какая.
То есть в целом пример некорректный. Нет аналогий особых. Вот Таиланд как пример, тайское законодательство запрещает брать иностранцев на работу без двух условий - три четверти работающих дб тайцы, либо плати миллион бат (или что-то вроде того). Там много нелегально работающих иностранцев, коррупция, но тем не менее законодательство таково и арестовывают за его нарушения часто.
В общем страны ЮВА мне видятся наиболее патриотичными примерами, и в миграционной политике, и в науке, и в сфере наказаний за наркоту. Сюда еще следует прибавить Сингапур. Там кстати, много мусульман, но так как в Москве или Париже, они себя не ведут.

filippov2005

Для китайцев и индийцев в вузах была вполне официально установлена процентная норма, которая ограничивает их доступ к высшему образованию.
Как для евреев в СССР

sidorskys

Там кстати, много мусульман, но так как в Москве или Париже, они себя не ведут.
Видимо, первопричиной являются "национальные традиции" людей, а не религия.

sidorskys

 

Китайцы составляют 10% населения Таиланда и контролировали половину его ВНП; составляя треть населения Малайзии, китайцы-хуацяо владеют практически всей экономикой страны; в Индонезии китайская община не превышает 3% населения, но контролирует 70% экономики. На Филиппинах китайцев не больше 1%, но они владеют не менее 35% промышленного производства страны.

TOXA

Кроме того, все три общины были вполне способны постоять за себя, а новой гражданской войны не хочет никто. И, наконец, некогда «понаехавшим» ехать теперь некуда: и китайцев, и индийцев на исторической родине ничего особо хорошего не ждет, и они это понимают. Отчасти с этим связана и их готовность делиться с малайцами – ведь в случае конфликта они пострадают больше. В общем, деваться жителям многонациональной Малайзии некуда: надо как-то учиться жить вместе.
Неипаццо решили проблему...

narkom

очень сомнительное утверждение, что-то мне не верится, что тайванцы, сингапурцы и тд будут счастливы попасть под коммунистическую крышу.

sidorskys

Не, там был тезис, что диаспора будет финансировать и в какой-то степени поддерживать родной Китай.

FieryRush

Не, там был тезис, что диаспора будет финансировать и в какой-то степени поддерживать родной Китай.
Сомнительное утверждение. Китайцы - это собирательное название, народностей там до фига и больше, с разным языком. Какие-нибудь малазийские китайцы вполне могут смотреть на северных китайцев как на говно.

sever576

мы путешествовали по Малайзии в свое время
местные рассказывали, что у них во всех сферах лимит для малайцев есть
иначе китайцы бы реально их отовсюду бы выдавили

sidorskys

Китайцы - это собирательное название, народностей там до фига и больше, с разным языком.
Это если только с этнографической точки зрения. А реально там 92% ханьских китайцев. :p
Хотя языки разошлись, да.

sidorskys


Диаспоральное поведение
Китай. Китайская диаспора имеет долгую историческую традицию и сложившийся позитивный имидж трудолюбивых, добросовестных, дисциплинированных представителей родины пороха, бумаги и чая, которые привержены семейным и общинным ценностям, всегда поддерживали своих родственников в Китае и пользуются там большим уважением. На протяжении веков были главным источником прямых иностранных инвестиций в экономику Китая.
Для китайской диаспоры характерно представление о себе как о листьях, опавших с одного великого дерева. Эти люди стремятся сделать для родины нечто полезное, «вернуться к корням» в старости.
Институциональные связи материкового Китая со своей диаспорой прерывались только в период культурной революции в КНР. Комиссия КНР по делам зарубежных китайцев с собственной инфраструктурой в регионах была воссоздана в 1978 году, как и Всекитайская федерация вернувшихся зарубежных китайцев. С 1983 года во Всекитайском собрании народных представителей действует Комитет по делам зарубежных китайцев. Основная задача всех этих институтов – стимулирование вклада диаспоры в развитие страны.
Китайская диаспора вносит огромный вклад в развитие страны по таким направлениям, как ориентация на иностранные инвестиции, перенос технологий, ускоренное развитие науки, образования, высокотехнологичных секторов экономики с одновременной реструктуризацией традиционных ее секторов при жестком государственном регулировании диаспоры.


Китайская диаспора (хуацяо) насчитывает по разным оценкам до 300 млн. человек. Китай проводит исключительно мудрую и дальновидную политику в отношении своих соотечественников за границей, защищает согласно Конституции честь и достоинство всех выходцев из Поднебесной. В отличие от других мировых диаспор Китай-Диаспора может выступить в качестве самостоятельного геополитического игрока. Она выделяется исключительной экономической и интеллектуальной мощью, сопоставимой с континентальным Китаем, осуществляет не менее 75 % иностранных инвестиций в Поднебесную. Но если для еврейской диаспоры главной ячейкой общества является семья, то для хуацяо – китайское государство. Согласно исторической традиции, все представители китайской диаспоры де-факто являются гражданами Китая. Хуацяо исключительно успешно адаптируются к разным политическим режимам.

philnau

малазийские китайцы вполне могут смотреть на северных китайцев как на говно.
Скорее нордические китайцы смотрят на друзей с югов как на гавно.

Ryfargler

А реально там 92% ханьских китайцев.
официальная статискика Китая, лживая

vadim67

а вы проверяли? где реальные факты? где документы сведетельствующие? все пустые слова..чтобы реально знать факты, нужно не один десяток лет потратить на изучения литературы, изучения документов, иметь в закрытых кругах "своих людей" и тд...

maksim23

мы путешествовали по Малайзии в свое время
местные рассказывали, что у них во всех сферах лимит для малайцев есть
иначе китайцы бы реально их отовсюду бы выдавили
Короче, проводится националистическая политика на государственном уровне, дабы уменьшить национализм на бытовом уровне?
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: