А тем временем ровно 20 лет назад

sever576

исчез СССР

Brina

Печальный день...

redtress

и бедному вьюношу Пофику пришлось зарабатывать 20 лет на хату... которую в его юношеских мечтах ему вот уже почти что бесплатно дали!

RUS2009

и бедному вьюношу Пофику пришлось зарабатывать 20 лет на хату...
Повезло пацану, а так бы всю жизнь пришлось отрабатывать бесплатную хату где-нить на крайнем севере

sever576

Первый президент Украины Леонид Кравчук через 20 лет после распада СССР признал, что в Беловежской пуще он, Борис Ельцин и Станислав Шушкевич совершили мирный государственный переворот. «Мы впервые смогли государственный переворот такого масштаба осуществить мирно. Это уникальное явление во всей мировой истории», - рассказал он в комментарии Радио Свобода. По словам Кравчука, со временем люди поймут, насколько это было не просто, но важно, и какие исторические последствия имело для России, Украины и всего мира. Кравчук убежден, что Советский Союз сохранить было невозможно, и объективные процессы все равно бы привели к его краху, однако в случае неуправляемого распада могли погибнуть миллионы людей. «Мы в Украине увидели, что Москва вообще против независимости как таковой. ГКЧП это подтвердил, заявив, что Горбачев и его команда повели страну не туда, и что мы должны вернуться к истокам того, что было - к централизованной власти со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. Понятно, что это противоречило уже нашей философии, видению процессов, происходивших в СССР», - вспомнил он. «Мы жили уже в конфликтном мире. Тогда перед нами встал вопрос: согласится ли украинский народ на такой сценарий, не приведет ли это к политическому взрыву в стране, под обломками которого могут погибнуть миллионы», - добавил Кравчук.

sever576

Восьмого декабря 1991 года в Беловежской пуще лидерами союзных республик Российской Федерации, Украины, Белоруссии был подписан исторический документ о прекращении существования СССР как субъекта международного права.
Произошедший в 1991 году распад СССР резко изменил соотношение сил в мире. Русские оказались разделенной нацией. Возник русский вопрос, связанный с дискриминацией русских в ряде бывших союзных республик (Латвии, Эстонии и др.). Уровень жизни в большинстве государств СНГ существенно снизился. Так, в современной России смертность на 30% превышает показатели советских времен. Национальные и межгосударственные конфликты на постсоветском пространстве, сепаратизм и терроризм стали нормой. Россия утратила статус сверхдержавы, ее влияние на международной арене несопоставимо с ролью, которую играл Советский Союз.
Существует точка зрения, согласно которой СССР был государством имперского типа и, как все империи, должен был уступить место независимым национальным государствам. Но адепты закономерности исчезновения СССР не отвечают на вопрос, почему этот распад не произошел раньше, когда Советский Союз переживал тяжелейшие испытания, и что было бы, если бы перестройка не началась вообще или реформы проводились более ответственными лидерами.
Американский политолог и историк Стивен Коэн в книге «Вопрос вопросов: почему не стало Советского Союза» поставил под сомнение распространенную точку зрения, как западных, так и многих российских исследователей о невозможности реформирования СССР и коммунистической системы. Он с иронией замечает, что «многие западные ученые впоследствии решили, что Советский Союз был явной империей, но до 1991 года мало кто из них действительно считал это многонациональное государство империей».
Коэн отмечает: «Не существовало экономической эксплуатации союзных республик со стороны российского центра. Напротив, отсталые республики подверглись при советской власти существенной модернизации – во многом за счет экономики России».
Некоторые либеральные политики и журналисты до сих пор оправдывают беловежские соглашения, говоря, что они предотвратили возможную войну по югославскому сценарию, игнорируя при этом катастрофические последствия распада единого государства, экономические, социальные, геополитические...
Конечно, беловежские соглашения не были спонтанным переворотом, неожиданно упразднившим единое союзное государство. К моменту подписания соглашения о создании Содружества Независимых Государств тремя руководителями союзных республик России, Украины и Белоруссии, Советский Союз уже не был единым централизованным государством. В центре фактически существовало двоевластие: союзное и российское руководство, многие республики не подчинялись президенту Горбачеву. А после провала выступления ГКЧП в августе 1991 г. власть союзного президента стала номинальной.
Следует напомнить о кровавых межнациональных конфликтах в Нагорном Карабахе, Сумгаите, Баку, Фергане, не говоря уже о приходе к власти в Литве, Латвии, Эстонии, Грузии сторонников полной национальной независимости. По оценке аналитиков ЦРУ, датированной 1 марта 1990 года, советское правительство оказалось пред лицом «…общей неспособности добиться осуществления своих распоряжений, потери контроля над обществом в целом, стремительного упадка КПСС, сепаратистских движений, серьезных межэтнических конфликтов и продолжающегося ухудшения состояния экономики». Объективно назревшие политические и экономические реформы в СССР не могли не сказаться на государственном устройстве Союза. Процесс демократизации не мог не сопровождаться расширением прав союзных республик. Однако в ходе острой борьбы за власть конституция СССР была принесена в жертву политической конъюнктуре.
СССР согласно конституции был федерацией союзных республик, в состав некоторых из них входили автономии. На практике Советский Союз до начала реформ Горбачева оставался жестко централизованным государством, где власть принадлежала монопольно правящей Коммунистической партии (КПСС руководящая роль которой была закреплена законодательно, а политическая оппозиция не допускалась.
Следует обратить внимание на то, что инициатором преобразования Союза в 1989 году выступило руководство КПСС во главе с Горбачевым в условиях роста сепаратистских настроений в республиках Прибалтики, Закавказья и Молдавии. Именно оно выдвинуло идею заключения нового союзного договора, что фактически означало преобразование СССР в принципиально иное государство – демократическую федерацию. Предлагая выработать новый договор, советское руководство исходило из того, что вся власть в стране находится руках КПСС, в то время как она уже стремительно ее теряла.
В начале 1990 года, то есть до принятия Россией декларации о суверенитете, М. Горбачев предложил всем союзным республикам законодательно подтвердить свой суверенитет. Следует учитывать, что согласно конституции СССР союзные республики обладали суверенитетом и имели право выхода из Союза. Следовательно, подтверждение суверенитета вовсе не означало обретение независимости. Но само решение о выработке нового союзного договора создавало двусмысленную ситуацию. В этом случае решение о том, каким будет новый Союз, должны были принимать сами республики. А это автоматически ставило под вопрос легитимность центральных органов власти: Верховного Совета и Съезда народных депутатов СССР. В результате судьба страны оказалась в руках высшей номенклатуры республик. Изменилась и сама трактовка понятия суверенитет. Если согласно конституции СССР приоритет оставался за союзным законодательством, то республики, принимая декларации о своей суверенности, стали толковать его в противоположном ключе. Что в конечном итоге и привело к трагическому финалу – соглашению в Беловежской пуще.
М. Горбачев попытался укрепить свою власть, превратив СССР в государство с президентской формой правления. 15 марта 1990 года Горбачев был избран президентом СССР. Однако его серьезной ошибкой было решение об избрании на пост президента СССР на съезде народных депутатов, а не на всеобщих выборах. Именно институт союзного президентства, с широкими полномочиями, основанный на всенародном голосовании мог стать реальной преградой на пути к распаду страны.
Решающую роль в процессе дезинтеграции сыграла Декларация о суверенитете РСФСР (июнь 1990) и последующая политика российского руководства во главе с Ельциным.
Вместо того чтобы помогать правительству СССР реформировать союзную государственность на новых основаниях, Ельцин из ненависти к своему сопернику Горбачеву сделал все возможное для ослабления центральной власти. Существует достаточно доказательств, в том числе и официальных высказываний самого Бориса Ельцина задолго до декабря 1991-го, подтверждающих намерение упразднить или свести к декоративным функциям полномочия союзных органов власти.
Незадолго до принятия Декларации о суверенитете Ельцин на пресс-конференции 30 мая 1990 года дал свою интерпретацию происходящего. «Россия будет самостоятельной во всем и ее решения должны быть выше союзных». Выступая 2 августа 1990 года в Верховном Совете Латвии, председатель Верховного Совета РСФСР Б. Ельцин заявил буквально следующее: «Мы считаем, что надо идти к развитию горизонтальных связей. Надо разрушить этот вертикальный стержень. Разрушить и идти на прямые связи добровольных, суверенных, независимых государств». В этом же выступлении Ельцин прямо заявил, что предлагаемый центром союзный договор не может удовлетворить Россию, и высказался за создание содружества суверенных государств. Поэтому попытки оправдать беловежские решения как вынужденные выглядят неубедительно.
Вместо необходимых преобразований в экономике, социальной сфере начался так называемый «парад суверенитетов» и «война законов».
Наряду с республиками Прибалтики и Закавказья, избранный на демократической основе Верховный Совет РСФСР включился в противостояние с союзными органами власти, не имея на это от своих избирателей никаких полномочий. Ни одна из аморфных политических группировок, участвовавших в выборах в российский парламент, не призывала к ликвидации союзного государства.
В ответ на принятый Верховным Советом СССР закон, подтверждавший приоритет союзных законов над республиканскими, Верховный Совет РСФСР в тот же день, 24 октября 1990, подтвердил свое решение о приоритете республиканского законодательства, а 31 октября того же года был принят закон об экономическом суверенитете России.
Характерна быстрая смена взглядов лидеров демократического движения - от робких выступлений за демократизацию государства к борьбе с самим союзным государством как таковым. Так, в январе 1991-го Совет представителей Движения "Демократическая Россия" принял постановление «О задачах демократического движения», в котором была отмечена необходимость «формирования на базе соглашений между республиками принципиально иных параллельных структур, которые будут способны вытеснить нынешнее союзное руководство и явиться основой для возникновения будущего Содружества».
Против сохранения единого государства выступил и Александр Солженицын. Знаменитая брошюра «Как нам обустроить Россию?», изданная в 1990 году огромным тиражом, в которой обосновывалась неизбежность демонтажа СССР, сыграла большую роль в идеологической борьбе в России и в процессе разрушения Союза.
В этой работе писателя критически оценивается не только советский период, но и политика расширения российской империи в ХIХ веке. Солженицын писал тогда: «И так я вижу: надо безотложно, громко, четко объявить: три прибалтийских республики, три закавказских республики, четыре среднеазиатских, да и Молдавия, если ее к Румынии больше тянет, эти одиннадцать - да! - НЕПРЕМЕННО И БЕСПОВОРОТНО будут отделены». Писатель предложил создать новое федеративное государство - Российский союз, объединяющий Россию, Украину и Белоруссию.
Существовало три основных взгляда на будущее Союза. Это - сторонники сохранения Союза как единого централизованного государства в сложившихся границах; сторонники реформирования Союза, превращения его в полноценную федерацию, допускавшие потенциально выход из него некоторых республик, а также сторонники роспуска СССР и создания независимых государств. Михаил Горбачев под давлением обстоятельств, стремления республиканских элит к большей самостоятельности попытался преобразовать Союз в новое федеративное объединение на основе соглашения республик и союзного центра. Результатом такой политики маневрирования стали договоренности (9 + 1) девяти союзных республик и союзного центра в апреле 1991 года о выработке и заключении нового варианта союзного договора. Предусматривалось новое название государства – Союз советских суверенных республик, а определение «социалистический», игравшее важнейшую идеологическую и объединяющую роль, исключалось.
Важно учитывать, что резкое ухудшение социально-экономической ситуации в стране в годы перестройки вело к поляризации общественных настроений и ослаблению авторитета президента СССР и генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева. Все большая часть населения России выступала за отстранение КПСС от власти. В то же время среди немалой части коммунистов нарастало разочарование политикой своего партийного лидера. Многие консервативно настроенные коммунисты во главе с секретарем ЦК Егором Лигачевым открыто выступили против политических и экономических реформ.
Попытка сохранить централизованное государство в исторических границах, сложившихся после Второй мировой войны, предпринятая по инициативе ближайшего окружения Горбачева, недовольного уступками последнего республиканским лидерам, провалилась. Сторонниками решительных действий по спасению СССР выступили создатели ГКЧП вице-президент СССР Геннадий Янаев, глава КГБ Владимир Крючков, глава союзного правительства Валентин Павлов, министр обороны Дмитрий Язов, министр внутренних дел Борис Пуго и другие руководители, давно предлагавшие президенту СССР Горбачеву пойти на введение чрезвычайного положения в стране.
Неслучайно выступление Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) произошло 19 августа 1991 года, накануне готовившегося подписания нового союзного договора. Инициаторы заговора, отстранившего президента СССР от власти, хотели сохранить Советский Союз и обеспечить его территориальную целостность, восстановить верховенство центральной власти и предотвратить провозглашение нового союзного государства с более слабым центром и широкими правами союзных республик, однако на практике своими непоследовательными действиями только способствовали ускорению процессов дезинтеграции. К тому же существует целый ряд свидетельств, что Б. Ельцин не собирался подписывать уже согласованный текст союзного договора, а его влиятельные сторонники (Ю. Афанасьев, Е. Боннэр и др.) прямо призывали не делать этого. Так, 12 июля 1991 года, за 18 дней до намеченного подписания, Верховный Совет России принял постановление, в котором содержалось требование о доработке проекта союзного договора, вразрез с достигнутыми договоренностями.
После провала ГКЧП попытки заключить новый союзный договор продолжались. На 25 ноября 1991 года было намечено провозглашение Союза Суверенных Государств (ССГ). Однако оно было сорвано, поскольку президент России Б. Ельцин, заявил на заседании союзного Госсовета, что проект договора его не устраивает, поскольку «российский парламент не готов ратифицировать концепцию единого союзного, даже конфедеративного государства».
В связи с распадом СССР некоторые историки обращают внимание на определенные пороки самой изначальной модели Союза.
Историк Рой Медведев в работе «Русская революция: победа и поражение большевиков» пишет: «Разумно предположить, что главные трещины в несущих конструкциях общества и государства были результатом недостатков самого проекта, наспех созданного создателями Советской России».
В самом деле, в созданном по ленинскому плану в 1922 году СССР предусматривалось два центра власти – Союзный центр, объединяющий все республики и Российский (РСФСР которые отчасти дублировали друг друга. В конечном итоге конфликт двух центров в годы перестройки и стал важнейшим фактором распада. Любопытно, что в период создания СССР в 1922 году возможность возникновения такого конфликта предсказывал Сталин. В письме В. Ленину и членам Политбюро ЦК РКП(б) от 27 сентября 1922 года Сталин не соглашался с предложением Ленина о создании «наряду с ВЦИКом РСФСР ВЦИКа федерального», поскольку, по его мнению, «существование двух ЦИКов в Москве ничего кроме конфликтов и трений не даст». В то же время стоит отметить, что выработка основных положений договора о создании СССР в 1922 году проходила на демократической основе, в условиях широкой дискуссии между сторонниками централизованной модели объединения и защитниками прав национальных республик.
Некоторые исследователи видят главную причину распада Союза и краха социализма в попытках реформаторов ввести в стране нормы и институты, характерные для западных демократий, в совершенно иных, не приспособленных для этого социальных условиях. Историк В. Согрин в книге «Политическая история современной России. 1985 -1994. От Горбачева до Ельцина» отмечает: «Как выяснилось очень скоро, но о чем не подозревали Горбачев и его окружение, реформистско-демократическая модель была совершенно несовместима с устоями советского социализма, властью КПСС, унитарной сущностью СССР. Ее внедрение в жизнь, развитие политических свобод разрушило все эти советские основы и устранило возможность органического и относительно безболезненного развития общества и модернизации».
Безусловно, в условиях демократизации серьезная трансформация СССР была неизбежна. Но результаты референдума 17 марта 1991-го, прошедшего в большинстве союзных республик, за исключением Прибалтики, Армении, Грузии, Молдавии, выявили волю большинства народов СССР – сохранение обновленного союзного государства. Эта воля была проигнорирована российским руководством, а союзный центр не нашел в себе силы отстоять демократический выбор народов.
Таким образом, не демократические процедуры, а наоборот, игнорирование их результатов (ведь референдум является высшей формой демократического волеизъявления привели к исчезновению Советского Союза.
Стивен Коэн пишет: «Один из наиболее идеологических мифов, окружающих кончину Советского Союза, гласит, что он был «разрушен руками собственного народа», в результате чего к власти пришли «Ельцин и демократы». На самом деле никакой народной санкции в виде – революции, референдума или общенациональных выборов на распад Союза не было. Ни одного эмпирического свидетельства, подтверждающего такое предположение, просто не существует».
Подводя итог, можно сделать следующий вывод. Союз не мог быть сохранен без поддержки со стороны официального руководства Российской Федерации. Позиция, занятая не только президентом России Борисом Ельциным и его радикально-демократическим окружением, но и большинством политических сил России, включая коммунистов (принятие Верховным советом России декларации о суверенитете, так называемая война законов с союзным центром, ратификация абсолютным большинством Верховного Совета РФ беловежских соглашений) поставили крест на союзном государстве.
А Горбачев как президент СССР не решился использовать свои полномочия для отмены беловежского соглашения. В это время он уже не контролировал силовые структуры и фактически стал заложником собственной политики бесконечных уступок.
В книге «Неоконченная история. Три цвета времени» (Беседы М.С. Горбачева с политологом Б.Ф. Славиным) содержится такой диалог. «Б. Славин. Вы как-то сказали, что если будет угроза существованию Союза, Вы обратитесь к народу и армии. Почему же Вы этого не сделали? М. Горбачев. ….Я направил письма депутатам, … предупреждая о том, к чему может привести развал Союза. Рассматривая беловежское соглашение, депутаты должны все взвесить и решить. Украинцы поторопились и без обсуждения утвердили беловежское соглашение. В российском Верховном Совете против этих соглашений было только шесть человек. Спрашивается: так кого же мне надо было разгонять и арестовывать? Верховный Совет?».
В годы перестройки в России не нашлось влиятельных политических сил, способных обеспечить единство государства и в то же время выработать оптимальную модель эволюционных реформ.
Как предупреждал философ Иван Ильин: «Мы должны быть готовы к тому, что расчленители России попытаются провести свой враждебный и нелепый опыт даже в послебольшевистском хаосе, обманно выдавая его за высшее торжество свободы, демократии и федерализма».
Печальный опыт распада страны показывает, насколько опасной, в условиях многонационального государства, может стать идеология изоляционизма. В России тогда - 20 лет назад - многим казалось, что, избавившись от бремени союзных республик, можно зажить лучше. Некоторые современные националисты демагогически призывают «перестать кормить Кавказ», что может привести Российскую Федерацию к повторению печального опыта СССР, а русский народ к национальной катастрофе.

ermol

и это пройдёт
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: