22 июня 1941 к нам пришел беспощадный колонизатор

sever576

Об этом убедительно свидетельствуют материалы видных немецких историков, представленные в выпуске Zeit Geschichte 2/11, посвященном 70-летию нападения Германии на СССР.
В свое время советские информационные власти совершили большую ошибку, представив Великую Отечественную войну как сражение, где на одной стороне был советский народ вместе со всем прогрессивным человечеством, а на другой - стая варваров. Но когда советского народа не стало, а всё прогрессивное человечество занялось перекачкой капиталов из России в западные банки, то стали плодиться теории насчет того, что объединились бы тогда с германцами, сбросили бы сообща коммуняк, сейчас бы пили баварское.
Не пили бы. И материалы журнала кричат-вопиют об этом, если даже ни слова не понимать в немецком, а рассматривать одни фотографии.
Кстати, ничего просоветского и русофильского в высказываниях авторов я не нашел. Достаточно много антисоветских клише. Много искажений, например занижена численность войск, сражавшихся против СССР и потери вермахта на восточном фронте, но завышены оные на западном фронте (поверить в 2 млн погибших немцев на западном фронте можно только в случае, если признать уничтожения как минимум миллиона немецких военнопленных в лагерях западных стран).
Все гражданские потери Германии, около 2 млн, были записаны на счет действий Советской армии – про «демократические» бомбежки и этнические чистки, осуществляемые чехами и поляками, авторы прямо забыли. Иногда авторы сознательно или бессознательно придерживаются старой и недоброй расистской версии, что русские все-таки звери и могут победить «цивилизованных европейцев» только большим числом и свирепостью. (Вершиной мерзости были выступления нескольких российских авторов, сводящиеся к тому, что Сталин был хуже Гитлера и вообще мы сами себя поубивали.)
Однако центральную часть занимают материалы, показывающие, что германская агрессия не была превентивным ударом по коммунизму, который хотел-де изнасиловать Европу, и не являлась результатом размолвки двух «тоталитаризмов». Нападение на СССР отнюдь не вытекало из скверного желания одного свихнувшегося экс-ефрейтора, который как-то уговорил всех остальных, умных, честных и добрых европейцев.
Поход германских войск на Восток был глубоко предопределен. Идея германской колонизации «жизненного пространства» на территории России возникла отнюдь не в воспаленном мозгу отдельного Гитлера, а давно развивалась германскими стратегами и была идеей фикс германской элиты еще в преддверии предыдущей Первой мировой войны. Уже тогда элита кайзеровской Германии говорила себе, что Россия – большая, но структурно слабая страна, что выражалось в пропагандном образе «колосса на глиняных ногах». И уже тогда говорилось о необходимости «немецкого натиска на Восток» и территориального приращения за счет России с особым упоминанием «украинской зерновой житницы».
С 1912/1913 в обиход был запущен лозунг «неизбежной решающей войны (Existenz- und Endkampf) между германцами и славянами. С одной страны славянский мир представляли как «потоп» и «наводнение», с другой упоминалось, что германцы в политическом, хозяйственном, военном и духовном отношении превосходят русских и всех остальных славян. Таким образом германцы, которым при разделе мира досталось так мало, имеют право завоевать «Восток» (чем мы хуже англосаксов политически его подчинить и хозяйственно использовать. (Wolfram Wette. Sie wollten den totalem Krieg. S.17)
В ходе войны 1914-1918 образ России в германской пропаганде представлялся все более кошмарным, отношение к русским пленным уже тогда было много хуже, чем к пленным западных держав, не говоря уже о том, что австрийские союзники германцев осуществляли массовые репрессии против русского (русинского) населения Галиции. Виселицы и лагеря для русинов были ярким прообразом расправ с мирным советским населением в годы ВОВ.
После окончания 1 мировой войны в 1922 будущий рейхсканцлер, кстати убежденный англофил, заявляет о необходимости завоевания жизненного пространства в России, причем «с помощью Англии». Вскоре после прихода Гитлера к власти 5 февраля 1933 он выступает в Берлине перед командованием (все еще) Рейхсвера, указывая, что решение нынешнего кризиса может быть осуществлено только через «завоевание нового жизненного пространства на Востоке и безоглядную его германизацию».
Гитлер вспоминает образ кайзеровской пропаганды, представляющий Россию как «колосс на глиняных ногах», который неизбежно развалится под ударом германских войск. И если ранее НСДАП поддерживалась только немецкими корпорациями, то теперь в нацизм начинают инвестировать и заокеанские финансовые структуры.
О финансировании нацистской индустрии американскими корпорациями пишет Энтони Саттон в книге «Wall Street an the Rise of Hitler», а об идеологически английских корнях германского фашизма - такой проницательный исследователь как М. Саркисянц: «связь между геноцидом, проводившимся поселенцами колоний XVIII—XIX веков и геноцидом XX века может быть прослежена в гитлеровской программе "жизненного пространства"» («Английские корни немецкого фашизма», Спб, 2003. Ни в теории ни в практике гитлеровской колонизации Востока не было ничего такого, что не присутствовало бы уже в деяниях старших англосаксонских братьев. И расизм германская верхушка переняла от старших братьев, причем задолго до Гитлера.
Эту идеологию не надо воспринимать в стиле современных либеральных публицистов – как противодействие дремучих националистов глобализации. Совсем наоборот – расизм был информационно-психологическим обеспечением первой глобализации – экспансии европейского в первую очередь английского капитала, нуждающегося в дешевых ресурсах и рынках сбыта за пределами метрополий. Легче выжимать сок из тех, кого считаешь людьми второго сорта, легче сгонять с земли тех, кого считаешь людьми второго сорта. И уже кайзеровская верхушка не только «классически» использовала расизм, например при уничтожении народа герреро в юго-западной Африке и разграблении китайских городов во время подавления боксерского восстания, но и стала разворачивать его в сторону восточных славян. Гитлер лишь повторял за ней, что славяне не способны к государственному строительству.
Брехня о «превентивной войне», высказанная Гитлером 22 июня в «Обращении фюрера к немецкому народу» и 60 лет спустя подхваченная резунистами и либералами, начисто бьется выдержками из высокоранжированных германских документов. Война на Востоке стала стратегической целью германской верхушки и была поставлена на повестку дня Гитлером уже 31 июля 1940 в Оберзальцберге, вскоре после разгрома Франции. 18 декабря 1940 фюрер обозначил перед верховным главнокомандованием (ОКВ) задачу по планированию войны против СССР. А 30 марта 1941 перед 250 генералами будущего восточного фронта он определил характер будущей войны – уничтожение государства русских.
Определялось, что не должно быть проявлено никакого солдатского товарищества (Kameradentum) по отношению к коммунистам. «Речь идет о войне на уничтожение (Vernichtungskampf)». Ни один генерал не выступил с протестом. Хотя говорилось не о русских, а коммунистах, однако ни солдаты ни офицеры действующей армии не получили ни одной инструкции, как отличить русского от коммуниста – это на практике оказалось уничтожением даже школьных учителей. Еще до начала войны перед командованием германских армий была поставлена задача ликвидации политсостава Красной Армии ("Указания об обращении с политическими комиссарами" от 6 июня 1941г.). Эти директивы были дополнены «Боевыми приказами» главы РСХА Гейдриха ( № 8 от 17.07.1941 г. и № 9 от 21.07.1941 означавшими автоматический смертный приговор для политических работников РККА.
Наверное настоящими откровениями для большинства немецких читателей указанного журнала оказались материалы, показывающие вермахт, организацией столь же беспощадной к мирному советскому населению, как и СС, и карательные полицейские подразделения. Единственным смыслом этой беспощадности могла быть очистка территории от коренного населения. То, что мне когда-то казалось натяжкой в фильме как «Иди и смотри» теперь подтверждено немецкими историками, поднявшими огромное количество низовых документов, включая домашние фотоальбомы бывших солдат и послевоенные записи разговоров немецких военнопленных.
Всё это было. Истребление в деревнях и селах «неместных» - людей, пришедших из городов за хлебом. И огненная смерть деревень вместе со всем населением – во время больших антипартизанских акций, проводимых концентрическим образом, от периферии к центру, когда вырваться из смертоносного кольца было невозможно. И истребление именно детей и пожилых – «бесполезных едоков», которые не могут работать на Германию . Массовая жестокость, садизм и сексуальная разнузданность расцветали под прикрытием распоряжений о неподсудности военнослужащих (приказ ОКВ «Об особой подсудности в районе «Барбаросса» от 15 мая 1941 г. и директивы ОКВ "О поведении войск в России", утверждённая Кейтелем 19 мая 1941). И опять таки мы видим подобное в истории британских и бельгийских и так далее колонизаторов, только у Третеьго Рейха это происходило в турбо-режиме. Миллионы изнасилованных женщин были, но только не в Германии, как сочинил фальсификатор Бивор, а на оккупированной территории СССР – потому что германские солдаты, в отличие от советских, наказания за насилие не несли.
В рамках подавления сопротивления оккупированного населения происходило натравливание одних «аборигенов» на других, что также известно из истории британской колониальной империи. Отсюда взаимоистребительные войны украинцев и поляков, как на Волыни, поляков и литовцев в Виленской облати, поляков и белорусов в Западной Белоруссии, привлечение всех желающих к охоте на евреев и русских – отсюда экспедиции «охотников за головами» из Прибалтики на оккупированную территорию России.
Затронута естественно в материалах номера и тема советских евреев, которых было убито около 2 млн, однако был высвечен другой аспект холокоста. Германские военнослужащие убивали евреев не как унтерменшей, а как расу господ, управляющие вялыми и безвольными славянами.
Полностью отметают концепцию якобы «превентивной войны» вскрытые авторами номера долгосрочные планы германизации и эксплуатации «жизненного пространства» на Востоке.
2 мая 1941 года в Берлине встретились госсекретари (министры) ключевых хозяйственных ведомств, которые обсудили экономические аспекты предстоящего завоевания Востока. Было согласовано, что продукты питания из СССР должны обеспечить потребности солдат вермахта и что это приведет на Востоке «без сомнения к голоду для десятков миллионов людей».
В том же месяце штаб хозяйственного управления «Ost» сформулировал указания для вермахта, названные «Зеленой папкой», по максимально возможному использованию советского сельского хозяйства для нужд германской армии. В министерстве продовольствия (Reichsernährungsministеrium) госсекретарь Баке вместе с экспертом Рике, руководителем группы сельского хозяйства управления «Ost», установили, что такая экономическая политика будет «политикой голода» так как лишит снабжения советские города.
Население «лесной части» СССР, включая Ленинград и Москву, больше не должно было снабжаться из южных советских регионов. Украинская «kornkammer»(житница) и южнорусские земли становились ресурсной базой вермахта и населения Германии. «Более 10 миллионов человек станут в этом регионе избыточными, вымрут или должны будут выселиться в Сибирь», подсчитали Баке и Рике. В первую очередь были выделены Москва и Петербург как скопления «избыточных едоков». (Jörg Ganzenmüller. Hunger als Waffe. P.48)
С конца 1939 под руководством Гиммлера составлялась общая концепция германизации в оккупированных восточных регионах.. Под управлением ученого-аграрника и штандартенфюрера СС Конрада Майера был составлен Generalplan Ost, окончательно представленный Гиммлеру в 1942 г. Согласно ему в течении 20 лет на пространстве между Ленинградом и Крымом должно быть поселено 5 миллионов немецких колонистов и одновременно выселено на Восток 50 млн «избыточного местного населения». То есть нацисты собирались повторить в турбо-варианте англосаксонский опыт в Северной Америке и Австралии, как например акт конгресса США, принятый в 1830, определивший выселение индейцев атлантического побережья на запад, что собственно закончилось вымиранием переселенных, как в пути, так и в новых районах «обитания». Можно представить себе, что и депортация полсотни миллионов русских означало бы судьбу для большинства из них, схожую с индейцами. Согласно плану «Ост» население бывшего Ленинграда, обозначаемому как Ингерманланд, должно быть сокращено с 3,2 млн до 200 тыс. человек и в послевоенных расчетах не учитываться вовсе.
Дела не разошлись с директивами.Главным средством очистки оккупированной и предназначенной для колонизации советской территории стал и на практике голод.
Именно в рамках преднамеренного голода было истреблено большинство из 3,3 млн убитых советских военнопленных, часть из которых вовсе и не держала оружия, а была захвачена в плен в оккупированных регионах просто как молодые мужчины. Голод охватил оккупированные районы с населением 30 млн чел и его жертвами стала большая часть из 13 млн гражданских лиц, погибших под оккупацией. Часто изъятие продовольствие в той или иной деревне превращалось в ее истребление. Еще в июля 1941 Гитлер решил - полностью прекратить снабжение Ленинграда, если даже защитники города капитулируют. В сентябре 1941 группе армий Норд было направлен приказ Гитлера город не брать, а только блокировать. И возможные просьбы о сдаче всего города или части населения должны были вермахтом отклоняться. (Jörg Ganzenmüller. Hunger als Waffe. P.48)
Таким образом, голодная смерть ленинградского населения была стратегической целью германского руководства.
Москве вражеское командование предусматривало ту же участь, что и Ленинграду. Целью операции «Тайфун» являлось полное окружение Москвы и уничтожение городского населения. В гитлеровских планах было даже затопление города с помощью открытие шлюзов на канале Москва-Волга (неизвестно, реализуемое ли технически)...
Германское руководство вообще рассматривало большие русские города как «мешающий фактор» (Störfaktor который должен быть устранен еще во время военных действий. Так Ф. Тоду, министру вооружений и амуниции, и Ф. Заукелю, генеральному уполномоченному по трудовым ресурсам, Гитлер говорил: «Мы не будем входить в русские города, они должны полностью вымереть».
И итог (согласно оценкам современных немецких историков): на оккупированных территориях до 12 млн убитых и истребленных голодом и холодом гражданских лиц, 3,3 млн истребленных и выморенных военнопленных, 70 тыс. опустошенных населенных пунктов, 1700 опустошенных городов, 65 тыс. км разобранных ж-д путей, десятки тысячи разрушенных и демонтированных предприятий.
Послевоенному СССР надо было не только выбраться из разрухи, но еще надлежало выковать ракетно-ядерный щит для предотвращения американской ядерной зимы и превратить страны недавнего «антибольшевистского санитарного кордона» в соцлагерь, чтобы навсегда избавиться от угрозы очередного нашествия западных колонизаторов. (В отличие от Штатов, разжиревших на войне и подчинивших доллару весь мир, в отличие от колониальной Британии и Франции, от Западной Германии и Японии, наконец получивших выход на все рынки и доступ к дешевому сырью Третьего мира, полуубитому СССР надлежало это сделать, только опираясь на собственные ресурсы. Еще один забытый подвиг.)
Авторы номера, в частности W. Wette, объясняют, почему правда о масштабных злодеяниях вермахта десятилетиями скрывалась от жителей ФРГ и остального Запада – западногерманская элита, военная и гражданская, почти сплошь состояла из бывших офицеров вермахта, разведки, гестапо и т.п.. Их стараниями антибольшевизм времен Гитлера плавно перетек в антисоветизм времен Холодной войны. (Добавлю, что все это происходило под крылышком американских оккупационных властей.). Более подробно о глубоких корнях агрессии, начавшейся 22 июня 1941 г., в следующем посте
А.Тюрин

BSCurt

Я правильно понимаю что Drang nach Osten в первую очередь подразумевал под собой освоение таких исконно русских земель как Польша, Прибалтика, Белоруссия и Украина?

TOXA

начисто бьется выдержками из высокоранжированных германских документов. Война на Востоке стала стратегической целью германской верхушки и была поставлена на повестку дня Гитлером уже 31 июля 1940 в Оберзальцберге, вскоре после разгрома Франции.
Изящный аффтар: Резун какбе этот факт приводит в доказательство своих теорий.
А тут это, оказывается, контр-аргумент...
Дальше не читал- типичное нытье.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: