20 лет ГКЧП

GaliaFo

лет назад совок закончился
Ровно 20 лет назад, 19 августа 1991 г., группировка, состоящая из представителей партийной и государственной номенклатуры, попыталась захватить власть и, закрутив гайки, сохранить Советский Союз. Неудавшееся выступление коллективного Пиночета достигло противоположной цели, оно ускорило распад империи. Мелодия из «Лебединого озера», которую транслировали в дни путча государственные теле- и радиоканалы, превратилась в похоронный марш.
Все больше россиян считают путч трагическим событием отечественной истории. Можно ли было предотвратить «величайшую геополитическую катастрофу» и сохранить страну, охваченную масштабным политическим и экономическим кризисом? Любители порассуждать о возможности развития СССР по китайскому пути в случае победы ГКЧП умалчивают, что эта возможность была упущена задолго до перестройки. Советский Союз был к середине 1980-х урбанистическим обществом с более высокими, чем китайские, стандартами потребления.
Некоторые считают, что крах СССР — следствие эгоизма Запада и США, не предоставивших Кремлю финансовой помощи, достаточной для стабилизации экономики и стимулирования ее роста. Но могла ли спасти и поддержать Советский Союз иностранная помощь? Что-нибудь вроде «плана Маршалла» (его автор, американский госсекретарь Джордж Маршалл, получил Нобелевскую премию мира в 1953 г.)? В 1948-1951 гг. США безвозмездно и в виде кредитов выдали 16 странам Западной Европы $13,3 млрд из испрошенных $19 млрд для восстановления экономики. В частности, Великобритания получила $2,8 млрд, Франция — $2,5 млрд, Италия и Западная Германия — по $1,3 млрд. Деньги по «плану Маршалла» предоставлялись на четких условиях: государства, согласившиеся на участие в плане, обязались сократить бюджетный дефицит, создать валютные резервы, развивать частное предпринимательство, снизить таможенные тарифы при торговле внутри Европы. Промышленное оборудование и продовольствие должны были закупаться у американских компаний и фермеров. Эта помощь помогла большинству европейских стран преодолеть послевоенные неурядицы и разруху, предотвратила социальный и политический кризис. Объем промышленного производства в Западной Европе вырос к середине 1950-х гг. по сравнению с 1946 г. в 2,5 раза и превысил довоенный уровень в 1,6-1,7 раза.
Эксперты МВФ и Всемирного банка в декабре 1990 г. проанализировали ситуацию в СССР. Они констатировали кризисное состояние экономики вследствие неудачных попыток подавления инфляции и товарного дефицита и рекомендовали меры выхода из тупика. Однако, как отмечал в январе 1991 г. Егор Гайдар, рекомендации были расплывчатыми. Западные экономисты раньше не сталкивались с подобным масштабом проблем. «Страна слишком велика и опасна, чтобы кто-нибудь со стороны решился навязывать ей финансовый здравый смысл. Как бы это ни было трудно, придется овладевать им самим», — резюмировал Гайдар. Дисбаланс бюджета из-за резкого падения цен на энергоносители (цена за баррель нефти марки Brent снизилась в 1980-1989 гг. с $36,8 до $18,2) быстро рос. Но советские руководители в отличие от польских или китайских опасались идти на радикальные шаги, способные усилить социальное напряжение. Попытки ограничить увеличение денежной массы и, как следствие, инфляцию чередовались с масштабной эмиссией (денежная масса в 1989 г. выросла на 19,5%, в 1990 г. — на 21,5% ростом не обеспеченных ресурсами социальных обязательств. Несмотря на отсутствие плана экономических реформ и четких обязательств, Запад оказал Москве значительную финансовую помощь, опасаясь неконтролируемого распада ядерной державы. В 1985-1991 гг. СССР получил кредиты на общую сумму $55,5 млрд, из них $30 млрд — в 1990-1991 гг. $55,5 млрд конца 80-х — это в пересчете более $10 млрд 1949 г., что сопоставимо с объемом помощи по «плану Маршалла» и намного больше, чем получила по нему любая европейская страна. Однако эти средства не были использованы для стабилизации экономики и буквально проедены.
http://www.vedomosti.ru/opinion/news/1344302/defolt_imperii#...

antoha

20 лет назад совок закончился
просто трутни были во главе номенклатуры, слабо было разхуярить толпу у белого дома вот и все

GaliaFo

просто трутни были во главе номенклатуры
просто прогнила система и разложилась полностью к тому моменту

Brina

ГКЧП — это современные декабристы. Слишком далеки от народа...

FieryRush

20 лет назад совок закончился
Надо отметить!

GaliaFo

Преображение улицы
— 18.08.11 19:36 —
Путч интересен в основном тем, что после него развалился Союз. Который с конца августа до начала декабря 91-го как-то еще дотягивал свой век, но таки был распущен. Кому-то это показалось катастрофой. Не очень в ходу простая мысль: учреждение СССР стало возможным только после четырех лет войны, которая кончилась, потому что истощились запасы патронов и еды. И все противники нового режима были перебиты – от белых офицеров до басмачей и от дашнаков до русопятых тамбовских повстанцев.
Выжившие братоубийцы и создали новую русскую империю.
Они не думали, что империя переживет много чего, но развалится даже не тогда, «когда закончится нефть» (Юрий Шевчук). Запасов было еще полно, нефть не кончилась, но внезапно подешевела – ни много ни мало в шесть раз. И мы знаем, кто ее обвалил. Страшно? Стра-а-шно! Нового падения цен никто панически не ждет, и привычка запасаться солью, мылом, сахаром, консервами и спичками пропала, как она пропадает в самое неподходящее время. Расслабились, так всегда и бывает!
К юбилею путча я вспомнил главное: какие ж были хорошие лица у людей на улицах в августе 91-го! Когда мы победили. Таких мне раньше не приходилось видеть, чтоб вся Москва была в них. Может, нам такого больше и не выпадет в жизни. Эти лица появились в августе 91-го (а может, и раньше?) и продержались не месяц, не год даже – больше! – до первых чисел октября 93-го.
Пропали.
Когда революция, то меняются враз лица на улицах, заметил зоркий Бунин в своих «Окаянных днях», в книжке, которую при Советах от нас прятали так старательно, что почти все ее прочли уж только в перестройку.
Я полез в «…дни», чтоб найти ту цитату про лица. Все никак не мог. Мне надо было найти, чтоб те августовские лица противопоставить другим лицам, которые появились, когда итоги победы над путчистами как-то, в общем, рассосались. Теперешние лица, которые я вижу на улицах Москвы и по ТВ, имеют ужасное выражение. Убийственное. Да даже и у штатских.
И вот в книжке я, настолько она хороша, застрял. И в ней столько всего нашлось «смешного», актуального, будто Иван Алексеич писал не про свои окаянные дни, а про самые что ни на есть наши. Вот прямо на первой странице я и споткнулся.
«…встретил в Мерзляковском старуху. Остановилась, оперлась на костыль дрожащими руками и заплакала:
– …Куда ж нам теперь деваться? Пропала Россия, на тринадцать лет, говорят, пропала!»
Знаете, так гадают, открыв наугад книгу. Бабка из 1918 года прокаркала нам про то, что еще год терпеть до выборов, а уж после будет два срока не вынимая… Поехали дальше:
«…даже для самого наивного простеца становится ясно, что не только о каком-нибудь мужестве и …достоинстве, но даже о самой элементарной честности применительно к политике … говорить не приходится. Перед нами компания авантюристов, которые ради собственных интересов… готовы на самое постыдное предательство интересов родины…»
«Разговор, конечно, все о том же – о том, что творится. Все ужасались, один Шмелев не сдавался, все восклицал:
– Нет, я верю в русский народ!»
У Шмелева потом народ в лице чекистов ни за что расстрелял сына. Офицера. Совсем мальчишку.
«…молодой солдат с пьяной, сытой мордой предлагал пятьдесят пудов сливочного масла и громко говорил:
– Нам теперь стесняться нечего. Вон наш теперешний главнокомандующий …такой же солдат, как и я, а на днях пропил двадцать тысяч царскими.
Двадцать тысяч! Вероятно, восторженное создание хамской фантазии. Хотя черт его знает – может, и правда».
Это в рамках теперешней президентской борьбы с коррупцией – укладывается в эти рамки вполне. «Как жестоко, отвратительно мы живем!» – и такую бунинскую нервную фразу я вырвал из контекста.
«Что средние века! Тогда по крайней мере все вооружены были, дома были почти неприступны...» – это про наши дебаты про оружие. Про то, что в средние века жилось спокойней и безопасней, чем в 1918—2011-м.
«На углу Поварской и Мерзляковского два солдата с ружьями. Стража или грабители? И то и другое». А не было просто еще тогда слова «оборотни» в сегодняшнем его смысле.
Бунин идет по улице и всматривается… «Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин все как на подбор преступные, иные прямо сахалинские. Римляне ставили на лица своих каторжников клейма: «Cave furem». На эти лица ничего не надо ставить: и без всякого клейма все видно». Нет, это еще не та цитата про лица, которую я ищу, но уже про лица: таких сегодня полно. Это вам не учителя-ботаники, которые тусовались тогда вокруг Белого дома…
А это про кого? Вот это – «заняты сейчас одним: награбить как можно больше денег, так как сами отлично знают, что царствию их конец». Гм…
И – в яблочко! – про борьбу силовиков с бизнесменами и с силовиками других, конкурирующих, ведомств эта подслушанная беседа: «Хожу без работы, пошел в …(совет депутатов) просить места – мест, говорят, нету, а вот тебе два ордера на право обыска, можешь отлично поживиться. Я их послал куда подале, я честный человек...»
«…возле банков туча народу – умные люди выбирают деньги. Вообще многие тайком готовятся уезжать… собираю деньги, уезжать необходимо, не могу переносить этой жизни – физически».
«Поголовно у всех лютое отвращение ко всякому труду», – очень, очень современно! Какие конкурсы в силовые вузы!
«Грузинский сказал:
– Я теперь всеми силами избегаю выходить без особой нужды на улицу. И совсем не из страха, что кто-нибудь даст по шее, а из страха видеть теперешние уличные лица», – цитирует своего товарища Бунин. И добавляет от себя: «Понимаю его как нельзя более, испытываю то же самое, только, думаю, еще острее».
Эта цитата хотя и про лица – те, какие определяют лицо России сегодня, – но все еще не та. И вот еще, заметьте, не я это сказал, но нобелевский лауреат: «Какой позор! Патриарх и все князья церкви идут на поклон в Кремль!»
«Честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой...» Как любил рычать это Горький! А и сон-то весь только в том, чтобы проломить голову фабриканту, вывернуть его карманы и стать стервой еще худшей, чем этот фабрикант». Про что это – про обезжиривание сегодняшних бизнесменов силовиками?
«...это изнуряющее ожидание: да не может же продолжаться так, да спасет же нас кто-нибудь или что-нибудь – завтра, послезавтра, может, даже нынче ночью!»
«Будет жить и через сто лет все такая же человеческая тварь – теперь-то я уж знаю ей цену!» Ста лет еще не прошло, пока что всего 93.
«Вспомнился мерзкий день с дождем, снегом, грязью – Москва, прошлый год, конец марта. Через Кудринскую площадь тянутся бедные похороны – и вдруг, бешено стреляя мотоциклетом, вылетает с Никитской животное в кожаном картузе и кожаной куртке, на лету грозит, машет огромным револьвером и обдает грязью несущих гроб:
– Долой с дороги!»
А не было еще мигалок. Их позже изобрели.
И наконец, искомая цитата, которая оказывается, впрочем, довольно невинной. Но уже не жалко: это копание в «…днях» – уже само по себе вознаграждение.
«Вообще, как только город становится «красным», тотчас резко меняется толпа, наполняющая улицы. Совершается некий подбор лиц, улица преображается. Как потрясал меня этот подбор в Москве! Из-за этого больше всего и уехал оттуда… На этих лицах прежде всего нет обыденности, простоты. Все они почти сплошь резко отталкивающие, пугающие злой тупостью, каким-то угрюмо-холуйским вызовом всему и всем».
«Был В. Катаев (молодой писатель). Цинизм нынешних молодых людей прямо невероятен. Говорил: «За сто тысяч убью кого угодно. Я хочу хорошо есть, хочу иметь хорошую шляпу, отличные ботинки...». Сегодня бы Катаев уже давно работал у Суркова, наверно. Или вел бы телешоу для моральных уродов.
«Во дворе у нас женится милиционер. Венчаться поехал в карете. Для пира привезли 40 бутылок вина, а вино еще месяца два тому назад стоило за бутылку рублей 25. Сколько же оно стоит теперь, когда оно запрещено и его можно доставать только тайком?» А тут и нету никаких параллелей с современностью, поскольку у нас же эти ребята теперь называются иначе: полицейские они. И между подпольным вином и подпольными казино тоже связи нету, как видим.
Вот вам о властях: «Они недаром все наглеют и наглеют. Они знают свою публику».
Про то, что не было люстрации и что чекисты вернулись: «Нет, подумал я, даром наше благородство нам не пройдет! …оптимизм-то и погубил нас. Это надо твердо помнить».
А лучше всего по поводу нашего 1991-го года сказал Наполеон, и Бунин приводит его слова: «Каким прекрасным предлогом дурачить толпу была для нас всех свобода!» От себя могу добавить Бисмарка, который что-то похожее сказал: «Революции совершают романтики, а плодами их пользуются циники». Русских интеллигентов, как всегда, развели на слюнтявку. Они теперь смотрят на чужую власть, на чужие капиталы, чужое ТВ, платную учебу и недоступную медицину и вынуждены также слушать чужую музыку – тот же шансон. «А где же демократические свободы?» – спрашивают они прежних союзников, российских бизнесменов. «Ну, капитализм бывает и без некоторых свобод», – отвечают те спокойно. Что правда. Облезлые и пожухлые беззубые интеллигенты, все в тех же самодельных свитерах, в которых мерзли белодомовскими ночами, пожимают плечами и уезжают на свои деревенские сотки в 300 км от Москвы, где ведут жизнь крестьян XVIII века.
Из сказанного самим Буниным в той книге самое лучшее и современное, в смысле вечное, вот: «…истинно Бог и дьявол поминутно сменяются на Руси». Тоже ничего себе тандемчик.
Вот какой выбор! А вы мне про 2012 год все бормочете.
Тeги: колонка Игоря Свинаренко, 20 лет путчу, август 1991
http://www.gazeta.ru/column/svinarenko/3737497.shtml

kolobok1

ГКЧП - это когорта маразматиков, уверовавших в своё всемогущество за время нахождения на партийном Олимпе, и не понимавших того, что к августу 1991 г. всё уже рухнуло. Население два года жило впроголодь, чуть ли не на подножном корму, получали гуманитарную помощь со всего света, экономика криминализировалась и трещала по швам, добавьте сюда ожесточённую борьбу центра и республик... Что они могли противопоставить этому убойному миксу? Поэтому всё произошло именно так, как произошло.

FieryRush

просто трутни были во главе номенклатуры, слабо было разхуярить толпу у белого дома вот и все
Совок бы это не спасло, хотя были бы потом основания поставить всех к стенке и люстрировать всех коммуняк и гбшников.

GaliaFo

Поэтому всё произошло именно так, как произошло.
щас набегут ымперцы-"патриоты" и будут винить во всем вашингтонский обком

GaliaFo

Совок бы это не спасло, хотя были бы потом основания поставить всех к стенке и люстрировать всех коммуняк и гбшников.
если была бы проведена люстрация, глядишь, жили бы сейчас цивилизованно, а не при пацанате

GaliaFo

истерический процесс набирает обороты :grin:
Цирковое представление №2

irinatt08

ГКЧП — это современные декабристы. Слишком далеки от народа...
То ли дело близкий к народу Гайдар :)

irinatt08

хотя были бы потом основания поставить всех к стенке и люстрировать всех коммуняк и гбшников
Интересно, те, кто сейчас подавляет народные выступления в той же Англии или инициирует свержение власти в государствах Африки - у них как, есть шансы на люстрацию?

irinatt08

если была бы проведена люстрация, глядишь, жили бы сейчас цивилизованно, а не при пацанате
Точно, дело, оказывается, в отсутствии люстраций, а не в толково проведенных "демократических реформах и перехода к рынку"

BSCurt

Интересно, те, кто сейчас подавляет народные выступления в той же Англии или инициирует свержение власти в государствах Африки - у них как, есть шансы на люстрацию?
Упоротый детектед - шансы на люстрацию, очевидно, не плохи у тех кого свергают сейчас в арабском мире.
Большевики, кстати, славно пролюстрировали предшественников.

manof1965

Вообще да, кургинян делает так, что хрен что поймешь. Кто прав, а кто нет из-за постоянного срача не разберешь. Я разделяю его позицию, но перебивать это минус карма.

wsda32


если была бы проведена люстрация, глядишь, жили бы сейчас цивилизованно, а не при пацанате
Да!
Кстати, во ещё на тему путча, и будущего нашего, неплохая статья Дмитрия Орешкина:
Застрявшая страна.
Россия изменилась. Но и ГКЧП никуда не делся
Застрявшая страна. Когда мы бестолково толкались те двое суток вокруг Белого дома (что было правильно и необходимо) и строили баррикады из картонной упаковки и парковых скамеек, никто особенно не задумывался, что будет через 10 или 20 лет. Надо было день простоять, да ночь продержаться. А дальше? А дальше все наладится. Страна станет свободной, экономика станет рыночной, в магазинах все появится… Самое смешное, что так оно и случилось. Но и ГКЧП никуда не делся
К августу 1991 года группа товарищей наверху ясно понимала, что в рамках какой-никакой законности им власть точно не удержать. Легальных рычагов контроля не осталось. Или сливай воду, или, по традиции 1917 года, иди на силовой переворот. Разница с ленинским Октябрем заключалась в том, что у элит ослабела страсть к массовым расстрелам. Маршал Язов потом оправдывался, что танки-то он на улицы вывел, но боекомплекты брать запретил…
Что-то, значит, изменилось в России за три поколения. Стало мешать.
Сеанс гипноза
Патриотический визг, который сейчас стоит в интернете: «Надо было давить, надо было стрелять…» — лучшее подтверждение тому, что тема необратимо выдохлась и съехала с державного уровня на уровень прыщавой любительской самодеятельности. Молчаливые и конкретные палачи, которые действительно любили и умели убивать системно, никогда не стали бы шуметь об этом в Сети. Голосят и изображают крутизну те, кто на самом деле ни на что системное не способен.
Аналогичная ситуация с нынешней путинской реставрацией ГКЧП, заставляющей неотвязно думать, что проигравшие тогда на самом деле победили. Но это реставрация потемкинской деревни СССР. Ситуация понятна. Экономика в 2000-х быстро росла на рыночных основах, с нормальной валютой и финансовой системой. Товарный дефицит исчез, зарплаты начали расти, рубли — спокойно меняться на доллары, а народ — путешествовать по миру и покупать, что ему нужно. Оставалась простая техническая задача: объяснить населению, что все это прямая заслуга В.В. Путина и пришедших с ним во власть чекистов. Поэтому они начали с рейдерского захвата объясняющих мощностей — СМИ. Очень грамотное решение. Людям объяснили, что великое государство было в прошлом — и непременно будет в светлом будущем. Если, конечно, мы по-советски сплотимся вокруг В.В. Путина.
Перед властью опять встанет вопрос ГКЧП: давить или уходить. Куда, когда и как она вывернется, решится власть давить или не решится — нам знать не дано. Скорее всего, попытается
Честнее было бы сказать, что фрагменты той страны благополучно законсервировались вокруг России — в Узбекистане, в Туркмении, Казахстане, Таджикистане, Азербайджане, Приднестровье и отчасти в Белоруссии. Во всех этих замечательных местах ГКЧП, считай, победил. Вот и сравнивайте. Везде спокойствие, порядок, державное величие, несменяемость власти. И само собой — застой и отставание от прочего мира. Люди из этих оазисов бегут, как только предоставляется возможность. Не от идеологии, а от скверных условий жизни.
Россия же застряла на полпути между Средней Азией и Европой. Как удобно под разговоры о великой державе централизовать власть, устранить конкурентов и оппонентов, монополизировать для членов клана наиболее прибыльные отрасли, ввести ручное управление, вернуть милитаристский крен… То есть по второму разу запустить цикл, который в конце концов привел к коллапсу советскую экономику.
Странно было бы, если бы новые люди из старой советской номенклатуры прошли мимо такого сильного соблазна. Они и не прошли. Вот коллективный Путин и крутит кино про победу ГКЧП уже 10 лет. Многим нравится.
Система усложняется
Есть, однако, грубые ограничения снизу, которые не позволят им (и нам тоже) съехать до чисто советских стандартов подлости и маразма.
Более свободная по сравнению с советской эпохой пресса и интернет, которые рассказывают людям больше, чем власти хотелось бы, в том числе о растущей коррупции. Наличие у граждан независимых от государства источников доходов, что позволяет организовать жизнь помимо руководящей и направляющей роли. Частная собственность, которая поневоле означает конкуренцию экономических, а вслед за ними и политических интересов. Свобода иммиграции, что также означает невозможность закручивать гайки до предела: убегут. Зависимость от европейских ценностей, включая недвижимость, обучение детей, счета в банках… Наконец, наличие в элите разных точек зрения на способы выхода, а отсюда появление конкурирующих групп влияния.
Система естественным образом усложняется, вопреки целеустремленным попыткам путинского клана ее упростить до своего уровня компетенции. Раньше или позже она вывернется из-под ручного управления, и перед властью опять встанет вопрос ГКЧП: давить или уходить. Куда, когда и как она вывернется, решится власть давить или не решится — нам знать не дано. Скорее всего, попытается. Как попытался ГКЧП. Но сейчас у них меньше шансов. Народу, и тем более элитам, хорошо известен простой и правильный выход из грядущей конфликтной ситуации. Он называется честные конкурентные выборы. При всех недостатках процедуры это все же лучше, чем стрельба по своим для сохранения плюшевых рабочих мест на галерах.
То, что путинскую гвардию, как и гвардию ГКЧП в 1991 году, честные выборы не устраивают — тоже вполне понятно. Честные выборы приводят не только к потере номенклатурных привилегий (в нашем случае значительно более весомых, ибо они связаны с коррупционной рентой но и, вполне вероятно, к глубокой децентрализации или даже еще к одному циклу территориального сжатия. На Северном Кавказе понемногу растут фундаменталистские настроения, в Калининградской области — сепаратистские, а в центральной России — ксенофобские. Покуда власть, экономику и умонастроения еще можно удержать в узде с помощью фальсификационных технологий — они будут удерживать. Технологии, похоже, приближаются к исчерпанию, но на 2011–2012 годы хватит. А на большие сроки они думать не умеют.
Когда дозреем?
Вряд ли ситуация разрешится благодаря выходу на улицу широких народных масс или сидению Лимонова на асфальте Триумфальной площади. Более вероятным, как и в 1991 году, представляется кризис системы изнутри, из-за оформления политических групп и лидеров, по-разному осознающих тупик и предлагающих разные схемы выхода. Тогда в центральной элите было три группы: Горбачева, Крючкова–Язова–Пуго и Ельцина. Сейчас две с половиной:
Путина, Медведева, Собянина.
Из этого ничуть не следует, что лимоновские сидельцы даром протирают штаны, а Борис Немцов зря подставляется под мерзости кремлевской гопоты. Нет, это очень важно для того, чтобы открыть людям глаза и сформировать протестный фон. Но не менее (честно говоря, более) важны конфликты между вполне «системными» игроками, как мелкими (Миронов против Матвиенко так и крупными (Путин против Медведева). Там, внутри, и созревают неизбежные предпосылки для следующего цикла обновления.
В 1991 году страна прорывалась к будущему из социокультурных норм номенклатурного рабовладельческого строя. Сгоряча многим показалось, что прорыв должен состояться прямо к либерально-буржуазным нормам. С чего бы это?! На дворе феодализм. До перехода к социокультурной норме буржуазно-демократического общества, где права гражданина понимаются как нечто само собой разумеющееся, еще надо дозреть. Сколько будем дозревать — вопрос открытый. Быстрее, чем хочется коллективному Путину, но слишком долго для тех, кто полагает, будто в 90-х годах у нас был прямой путь к свободам европейского уровня. Для республик Прибалтики — точно да. Для советской Средней Азии — точно нет. Россия, Украина и Белоруссия застряли где-то посредине — с возможностью отрулить как туда, так и сюда.
Эта эпоха довольно скоро кончится, и чем ближе к ее концу, тем выше вероятность попытки очередного путча. Как и в 1991-м, они понимают, что не могут легально удержать власть. Как и тогда, какая-то часть из них примет решение действовать помимо закона. Как и тогда, в итоге ничего не выйдет.
Но по дороге людей немало покрошат…
http://newtimes.ru/articles/detail/42491/

frostenrus

Более вероятным, как и в 1991 году, представляется кризис системы изнутри, из-за оформления политических групп и лидеров, по-разному осознающих тупик и предлагающих разные схемы выхода. Тогда в центральной элите было три группы: Горбачева, Крючкова–Язова–Пуго и Ельцина. Сейчас две с половиной:
Путина, Медведева, Собянина.
[Gimli-mode] Невозможно! Не может быть! Невозможно! [/Gimli-mode]

Brina

Эх, если бы сейчас было что-то на ГКЧП похожее...
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: