Началось финансирование строительства термоядерного реактора "Игнитор"

sever576

МОСКВА, 31 января. /ИТАР-ТАСС/. Итальянцы настолько заинтересованы в создании новейшего термоядерного реактора "Игнитор" от "Росатома", что уже начали финансирование этого проекта, не дожидаясь подписания межправительственного соглашения. Об этом заявил сегодня ИТАР-ТАСС заместитель директора Института физики токамаков Национального исследовательского центра /НИЦ/ "Курчатовский институт" Михаил Субботин.
"Речь идёт о создании термоядерного токамака для зажигания термоядерной реакции с плотной высокотемпературной плазмой, - рассказал он. - Разработчиком и инициатором проекта является итальянский профессор Бруно Копи. Но это - паритетный проект. Проект «Игнитор» поддержали и у нас в России. Мы будем в него вкладывать столько же, сколько и итальянцы".
"Итальянцы настолько заинтересованы в "Игниторе", что уже начали финансирование этого проекта, не дожидаясь подписания межправительственного соглашения, - подчеркнул Субботин. - И тот факт, что они не отказались от проекта даже во время экономического кризиса, говорит о его важности и мировом признании наших учёных".
Токамаками занимается весь мир, сказал физик. И развиваются они по двум направлениям – так называемые адиабатические токамаки /проект ITER, что возводится сейчас во Франции усилиями 8 стран, в том числе и России/ и токамаки с омическим нагревом. Последние требуют сверхсильных магнитных полей. Раньше технологии создания их не существовало, но сейчас такая возможность появилась. И как раз в проекте "Игнитор" её пытаются реализовать, подчеркнул Михаил Субботин.
Преимущества России в том, что у нас есть уникальная энергетическая площадка, которая позволяет реализовать инженерную инфраструктуру под этот токамак, добавил он. "Таким образом складывается некая кооперация: итальянцы предлагают проект токамака и его производство, а мы со своей стороны вкладываемся инженерной и диагностической инфраструктурой, а также предоставляем площадку для размещения токамака. Её особенность в структуре энергосетей и возможности обслуживать. Именно в районе Троицка вполне реально без просадки снять в течение короткого времени требуемое напряжение. Там есть для этого всё необходимое, включая соответствующий персонал и инфраструктуру", - рассказал Субботин.
Предполагается, что сборка и подготовка площадки для производства самого "Игнитора", подготовка российской площадки для его размещения, сборка и тестирование должно завершиться к 2016-2017 годам. С этого момента начнётся отсчет 10 лет исследований на этом токамаке.
Всего же финансирование из-за рубежа получили уже три из шести предложенных Россией проекта класса "Мега-наука". Кроме "Игнитора" от "Росатома" стоимостью 16 млрд рублей это также высокопоточный пучковый исследовательский реактор ПИК, спроектированный в НИЦ "Курчатовский институт" /бюджет проекта - 15 млрд рублей/, а также комплекс сверхпроводящих колец на встречных пучках тяжёлых ионов NICA Объединенного института ядерной физики /15 млрд рублей/.
"Проект ПИК поддерживает Германия, уже выделившая оборудование на сумму около 29 млн евро. Италия, несмотря на свои финансовые проблемы, хочет развивать научный потенциал и заложила в бюджет порядка 80 млн евро на поддержку проекта "Игнитор". Проект NICA поддержал Объединенный институт ядерных исследований, также готовность подкрепить интерес финансово проявляет ЮАР и что- то выделят страны СНГ", - сообщил директор департамента международной интеграции Минобрнауки Игорь Проценко.
По мнению директора НИЦ "Курчатовский институт" Михаила Ковальчука, такой результат закономерен. В последние два десятилетия, отметил он, несмотря на нелёгкие для отечественной науки времена, российские учёные и разработки были очень востребованы в крупнейших ядерных проектах, и наша страна "превратилась в дом интеллектуальной моды". Россия, по словам Ковальчука, внесла огромный вклад в международную большую науку, и теперь настало время "обратить внимание на внутренние проблемы и создать меганауку внутри страны".
По его мнению, очень большие перспективы открывают решения проведённой в этому году правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям в Дубне. "Было сказано, что государство инвестирует значительные средства на создание мегаустановок национального базирования, - отметил Ковальчук. - То есть речь идёт о строительстве коллайдеров, ускорителей на территории России. Это колоссальная вещь, это большие перспективы для отечественной науки, хотя проекты и будут международными. Но это и к лучшему, ибо ещё больше укрепит авторитет российской науки".
"В глобальном смысле мы начинаем возвращаться к тем позициям, которые занимали в мировой науке в советские времена, но на качественно новом уровне", - подчеркнул директор НИЦ КИ.
Источник: http://www.itar-tass.com/c16/330198.html

alexshamina

Сережа, с тобой никакое би-би-соси не надо :grin:

Jusun

Преимущества России в том, что у нас есть уникальная энергетическая площадка, которая позволяет реализовать инженерную инфраструктуру под этот токамак, добавил он.
Гордо за СССР!

Brina

комплекс сверхпроводящих колец на встречных пучках тяжёлых ионов NICA Объединенного института ядерной физики
Объединенный институт ядерных ИССЛЕДОВАНИЙ! Эх, журналисты...
В другом абзаце правильно.

Brina

На самом деле, те лабы, которые выжили в 90-е, не процветают, конечно, но и не нищенствуют уже.

a100243

Началось финансирование строительства
Судя по построению фразы, строить будут наши

Sergey79

Судя по построению фразы, строить будут наши
ага :D финансирование будет, строить не будут. Потом в авральном режиме слепят кое как для виду.

Andris

директора НИЦ "Курчатовский институт" Михаила Ковальчука
О каких исследованиях может идти речь под началом Ковальчука? Исследование бездонности бюджета РФ?

stm7929259

О каких исследованиях может идти речь под началом Ковальчука?
Типа вбросил гавна? Много знаешь?

Andris

я б сказал, что многого не знаю. Например я бы очень хотел узнать, куда делись деньги с помпой выделенные на проект XFEL в 2009 году

rjhgec

По мнению директора НИЦ "Курчатовский институт" Михаила Ковальчука, такой результат закономерен
этош известный распильщик. как еще навальный не добрался? там же колоссальные бапки прошли и проходят. проходят мимо нс, прямо в карман блатной верхушки.. пиздят по примитивным схемам через друзей-швейцарцев. простейшая проверка вам покажет что все закупки идут через какието странные швейцарские фирмы, у которых даже офис не всегда есть.

Andris

что характерно, в инторнетах тоже помнят о выделенных деньгах.
Пока мы на STRF обсуждаем меганауку в России, уже пару лет действует очень странная конструкция: за участие в проекте Европейского лазера на свободных электронах (XFEL) от РФ платит РОСНАНО – компания, не устающая объяснять ученым, что она не имеет ничего общего с расходами на фундаментальные исследования.
И вот открываются новые подробности: деньги на лазер (а это 250 миллионов евро на несколько лет) на самом деле компенсируются Минобрнауки в форме субсидии РОСНАНО: «Субсидия предоставляется в размере документально подтвержденных ранее произведенных фактических расходов по оплате целевого взноса на строительство и эксплуатацию установки Европейского рентгеновского лазера на свободных электронах». Ну, понятно: для РОСНАНО это непрофильные расходы. Подчеркну, это деньги, дополнительные к обычному ежегодному многомиллиардному вкладу из федерального бюджета в уставной капитал ОАО и субсидиям фонду инфраструктурных и образовательных программ РОСНАНО, также выбитым Чубайсом.
Но зачем вообще нужна вся эта схема с прокачиванием денег через ОАО? Выходит, огромные деньги просто пропускают через нанопосредника и его «расчетный счет, открытый в кредитной организации». Остается добавить цитату с сайта РОСНАНО: «Россия стала участником проекта по инициативе директора РНЦ «Курчатовский институт», члена наблюдательного совета РОСНАНО Михаила Ковальчука и заместителя директора ИЯФ СО РАН Геннадия Кулипанова, поддержанной Министром образования и науки РФ Андреем Фурсенко».
А у Михаила Ковальчука уже наготове новые инициативы на российской территории: сомнительный токамак ИГНИТОР и «Источник специализированный синхротронного излучения четвертого поколения» (ИССИ-4). Последний особенно выделяется из мегапроектов-финалистов:
а) про него ровным счетом ничего неизвестно, хотя должен быть сайт или минимум Design Report в открытом доступе (вот как он выглядит у людей, еще не получивших никаких обещаний финансирования). Без этого международные проекты такого уровня не делают.
б) это самый дорогой из мегапроектов. По моим сведениям, Минобрнауки запрашивает для Ковальчука на ИССИ-4 от 40 до 60 миллиардов рублей.
в) это единственный проект, по которому нет никаких международных договоренностей (немудрено, учитывая пункт а).
  

fabio

овальному не интересен кооператив "озеро" куда входит ковальчук
тут вообще все масштабнее http://afrikanbo.livejournal.com/134560.html
например
До 80-х годов лечение больных методом протонной терапии вообще было уделом физиков, занимавшихся фундаментальными исследованиями на ускорителях частиц (один из классических примеров, для чего нужны человечеству ученые, работающие в сфере фундаментальных исследований). В Европе первый специализированный медицинский центр протонной терапии заработал только в 1984 году в Германии. Сегодня каждая мало-мальски цивилизованная страна имеет несколько таких медицинских центров.
Работы по созданию такого специализированного медицинского центра проводились и в России, в Москве при больнице им С.П.Боткина. Эти работы, конечно, велись при непосредственном участии физиков ИТЭФ, которые на протяжении десятилетий продолжали эффективно лечить людей от рака на своем институтском ускорителе. С созданием госкорпорации Росатом Кириенко работы по строительству медицинского центра были постепенно свернуты, а с назначением год назад директором ИТЭФ ставленника Ковальчука Ю.Ф.Козлова и лечение больных на ускорителе ИТЭФ было полностью прекращено. Конечно, мне не так жалко уже потраченных полмиллиарда бюджетных рублей на проект медицинского центра, но больные то тут причем? Ведь лечили же тысячи пациентов на уникальном оборудовании ИТЭФ, который исправно работал и совершенствовался на протяжении десятков лет!
Но, самый прикол состоит даже не в этом! То, что поступило на ленты новостей, как нельзя лучше характеризует сегодняшнюю ковальчуковско-путинскую продажную Россию. «Центр протонной терапии — одного из самых прогрессивных на сегодня методов лечения рака — может появиться через несколько лет в Москве. Проинвестировать строительство высокотехнологического гиганта готова чешская компания, уже запустившая аналогичный проект в Праге и реализующая подобный в Венгрии.» http://www.mk.ru/social/article/2012/01/29/665477-pravila-ho... Оказывается, что никто иной, как чехи нам создадут основанную у нас на Родине и своими же руками задушенную протонную терапию! Когда через год-два М.В.Ковальчук окончательно придушит ИТЭФ целиком, то заниматься фундаментальной наукой в России, наверное, пригласят физиков из Зимбабве.

maksim23

В Новосибирске предпочитают ГОЛ - Гофрированные Открытые Ловушки. И не зря:
Исторически первыми были изобретены ловушки на адиабатическом принципе удержания. Однако оказалось, что работают они плохо. Дело в том, что удерживаются не все частицы, а только те, у которых спираль траектории достаточно крутая. Если же частицы между собой сталкиваются, направление их скорости меняется и рано или поздно они покидают ловушку. Кроме того, оказалось, что плазма всё время «гудит» из-за развития разных неустойчивостей. Это «гудение» тоже рассеивает частицы, причём намного эффективнее, чем просто столкновения. Зеркальные ловушки работали хуже, чем токамаки сравнимого размера, и их закрыли в семидесятых годах. Остались они только у нас и в Японии. Почему?
Потому что это уже не простые зеркальные ловушки, а установки на новых принципах. Например, действующая в нашем институте установка ГДЛ (Газодинамическая ловушка) основана на ограничении потока газа через отверстие.
Алексей Беклемишев (ИЯФ СО РАН) о термояде Рис. 1. Газодинамическая ловушка.
В области пробки силовые линии магнитного поля, вдоль которых частицы вылетают из ловушки, сгущаются. Это значит, что если мы сделаем очень сильную магнитную пробку, то плазма будет вытекать из основной ёмкости через очень маленькую дырочку. Тогда даже если частицы сильно рассеиваются внутри ловушки, их поток будет ограничен. Через сопло может вытечь только определённое количество газа, поскольку в самом узком месте он течёт со скоростью звука. Однако в такой схеме расчётные продольные потери гораздо больше, чем при классическом адиабатическом удержании. Поток плазмы растёт при увеличении рассеяния частиц до тех пор, пока он не будет ограничен «вытеканием через маленькую дырочку». Это удержание по принципу «хуже быть не может». Если рассчитать, какой должна быть длина ловушки, чтобы на таком принципе удержания сделать термоядерную электростанцию, то получится что-то огромное. Поэтому исходно ГДЛ была ориентирована не на энергетику, а на материаловедение, как прообраз источника нейтронов.
Вторая наша ловушка, ГОЛ-3 (Гофрированная открытая ловушка основана на совсем другом принципе. Это многопробочная ловушка с гофрированным полем, которая состоит из последовательности маленьких пробкотронов. Плазма в ней нагревается коротким импульсом мощного электронного пучка. После нагрева плазма разлетается вдоль ловушки, но медленно, так как поток тормозится из-за рассеяния частиц в пробкотрончиках. Исходная идея состояла в том, что термоядерная реакция могла бы произойти раньше, чем плазма разлетится вдоль трубы. Так что это – принципиально импульсная установка.
Алексей Беклемишев (ИЯФ СО РАН) о термояде Рис. 2. ГОЛ-3.
Хотя во всём мире открытые ловушки закрыли, эти две остались, и мы существенно продвинулись в понимании их работы. Они работают гораздо лучше, чем ожидалось, а турбулентность улучшает, а не ухудшает их характеристики! Это позволяет нам строить амбициозные планы при почти полном отсутствии конкурентов.
– Какие у открытых ловушек преимущества?
— Одно из основных преимуществ – это большая плотность энергии плазмы, которую можно удержать. Плотность энергии – это произведение плотности плазмы на её температуру. Значит, мы можем работать с горячей и плотной плазмой и получить большой выход термоядерной мощности из малого объёма плазмы. Магнитное поле, которое удерживает плазму, обладает упругостью, пропорциональной квадрату напряжённости поля. Давление плазмы может составлять только какую-то часть полной упругости магнитного поля. Иначе плазма выдавливает магнитное поле, а сама попадает на стенку. Отношение давления плазмы, которое можно удерживать, к давлению магнитного поля в открытых ловушках составляет 60 процентов, такой результат был получен на ГДЛ. В токамаках эта величина составляет всего 5–10 процентов. То есть эффективность применения магнитного поля в токамаках гораздо хуже. Почему это плохо? Потому что объём плазмы, а значит, размер установки становится большим. Особенно это проявляется, если мы хотим использовать DD-реакцию (реакция слияния двух ядер дейтерия) или другие «продвинутые» топлива. В токамаках плотность выделения энергии будет очень маленькой, так как ядра дейтерия взаимодействуют между собой в сто раз слабее, чем с тритием. А чтобы сделать энерговыделение большим, нужно большое давление. Так что DD-реактор возможен только на открытых ловушках и некоторых альтернативных системах, а токамаки на него даже не претендуют.

Полный текст: http://opolicii.ru/lenta/15449-aleksey-beklemishev-iyaf-so-r...

Verun84

"В глобальном смысле мы начинаем возвращаться к тем позициям, которые занимали в мировой науке в советские времена, но на качественно новом уровне", - подчеркнул директор НИЦ КИ.

Фобос-Грунг рыдает кровавыми слезами.
ИМХО это отмывка бабла на гос.уровне

popov-xxx25

ИТЭФ
С ним вообще печалька выходит конкретная

fabio

тудаже по теме
«Я не астроном, но знаю, где какой климат» http://www.gazeta.ru/science/2012/02/07_a_3991449.shtml
Михаил Ковальчук о вступлении России в ESO и финансировании науки в России
О том, как российские ученые могут получить деньги на науку, на примере возможного вступления России в Европейскую Южную обсерваторию «Газете.Ru» рассказал Михаил Ковальчук, учёный секретарь совета при президенте РФ по науке, технологиям и образованию, директор НИЦ «Курчатовский институт» и Института кристаллографии РАН.
— Как сейчас обстоят дела со вступлением России в Европейскую Южную обсерваторию? В прошлом году и премьер-министр Владимир Путин обсуждал это с президентом РАН Юрием Осиповым, и президент России Дмитрий Медведев выражал свою поддержку этой инициативе…
— Все вопросы вступления в международную организацию связаны с простой вещью: надо сначала провести ревизию того, что сейчас делаем мы. У нас есть обширное астрономическое сообщество, есть астрономические обсерватории в Пулково, в Архызе. На них тратятся деньги. Сейчас речь идет о том, чтобы внести в обсерваторию в Чили очень большие деньги, сотни миллионов евро. Поэтому вопрос в окончательной беседе в министерстве или в академии наук заключался в том, что надо провести: а) ревизию того, что есть у нас; б) точно сформулировать программу работы, что мы делаем здесь.
То есть сказать, что мы ничего не делаем, строить ничего не будем и не можем, закрываем астрономию и давайте вступать туда.
Или скажем — давайте подтянем свои установки. Надо просто посмотреть и выяснить, может быть, закрыть какие-то институты или сделать их только учебной базой. Вот у нас с реакторами так было, мы провели анализ и выяснили, что есть, к примеру, реактор хороший, можно провести его апгрейд и он прекрасно будет работать, а есть реактор, который слабый и плохой (не буду говорить где) и он хорош для учебных дел. Так же и в астрономии. Просто там не прошел еще тот процесс, который, например, прошел в физике высоких энергий.
— А эта ревизия в астрономии — она сейчас проводится?
— Это вопрос не ко мне. Это вопрос к министерству или к академии наук. У меня в институте нет астрономии. Короче говоря, астрономическое сообщество само должно сгруппироваться, как в свое время сорганизовалось синхротронное и нейтронное, понимаете? Вы должны провести ревизию и точно сказать, чего вы хотите. Вам никто другой не скажет. Здесь как пока получается: люди ходят и просят деньги. Это путь бесперспективный, путь в никуда. Потому что все просят деньги и как бы все гуляют по кругу. Вы придите с программой и скажите: вот у нас в стране (это относится не только к астрономии, но в данном случае, раз вы задали вопрос) существует такое-то количество центров, в них столько-то человек работает, средний возраст такой-то, решаются такие-то задачи, такие-то результаты получены, такие-то международные контакты вон там-то, такие-то у нас установки. Дальше мы говорим: вот эти установки еще могут работать, если в них вложить, и могут получать результаты.
Такие-то установки надо закрыть. И нужно вступить в такие-то иностранные центры.
Вот тогда будет целая программа на 10—20 лет вперед, будет ясная картина. После этого можно будет говорить о деньгах.
А когда люди говорят, мол, дайте 300 миллионов евро, я думаю, никто денег не даст.
— Не 300 миллионов, а 150 миллионов.
— Да все равно. Я бы, если принимал решение, денег бы не дал, потому что непонятно, на что. Дайте картину этого поля, чтобы она была понятна любому человеку, обывателю, налогоплательщику. И потом человек, который принимает решение, уже имеет базу для того, чтобы перспективно, осознанно, с государственной точки зрения это решение принять. Это волюнтаристское решение — одному дать, второму не дать. Я правильно говорю? Я понятно вам говорю?
— Очень понятно.
— Очень хорошо.
— Есть уточняющий вопрос: а кто принимает окончательное решение?
— Это вопрос не по адресу. Я не принимаю окончательных решений. Вы меня спросили — я вам объяснил свою точку зрения. Вот я бы, как научный работник и как директор института, если бы ко мне пришли и сказали: дай денег, я бы сказал: нет, не дам. Дайте мне всю картину, от начала и до конца. А когда вы просите часть — это наперстничество. Все понятно?
— Все понятно, да…
— А в принципе, это важнейшее дело. Я, например, считаю, что надо вступать в ту обсерваторию, но это надо принимать как осознанное решение. Был вон еще проект некоего центра в Суффе, в Узбекистане. Давайте все на стол положим, на это посмотрим, и сами астрономы пусть скажут, что нужно.
И пусть привлекут международное сообщество. Которое, кстати, сейчас нам и говорит: дайте денег.
Поэтому им нужны наши деньги, и сегодня мы являемся затыкателем дыр европейского бюджета.
— Так можно часть денег «отбить» на заказах для Лыткаринского завода.
— Заказ, заказ… Так можно получить заказ для того, чтобы у нас что-то делать. Можно получить заказ, не можно — это ж опять слова!
— Для того чтобы у нас что-то делать, у нас плохой астроклимат.
— Да я все понимаю. Я не астроном, но знаю, где какой климат астрономический. Все, нет смысла дальше продолжать. Я вам другого не скажу. Я считаю, что деньги давать надо. Но только посмотрев картину целиком.
Когда государство переходит от щипковой деятельности к системной, частное решение не интересно.
Мы должны идти от вопроса развития астрономических исследований в стране: что делается в теоретической астрономии, на Кавказе, в Пулково, что мы делаем в космосе и т. д. На все надо посмотреть. Это и есть ответ. Я каждому, кто ко мне приходил, а ко мне приходили десятки, русским языком несколько лет тому назад сказал: «Будете ходить, тратить время — ничего не получите. Потому что время щипков закончилось, вам никто денег не даст просто так. Вы представьте программу и видение, которое будет ясно людям, принимающим решение и которых интересует будущее страны».
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: