Население специально травят наркотиками

Irina_Afanaseva

Бархатный геноцид

Содержание: 1. что случилось и 2. как с этим бороться.
1.
Министерство образования разработало «Концепцию профилактики злоупотребления психоактивными веществами в образовательной среде», а специалисты на местах поспешили создать соответствующие программы, которые все более уверенно занимают свое место в школьном образовательном процессе.
Кажется, сегодня в нашей стране не осталось родителей, которые не были бы обеспокоены проблемой наркомании. И потому любые меры профилактики встречают безоговорочную поддержку общества. Создается даже впечатление, что это есть некая точка схода самых разных общественно-политических сил: всем жалко детей, никто не хочет, чтобы погибала молодежь. Сходятся люди и на том, что вопросами профилактики наркомании должны заниматься не только медики, но и школа.
Однако печальный опыт последнего десятилетия говорит о том, что не стоит слишком доверчиво относиться к инициативам сверху. Даже если на первый взгляд не возникает сомнений в их гуманности. Вот почему мы считаем необходимым познакомить родителей с тем, каким образом детей будут отваживать от наркомании. В данном случае начать уместно с истории вопроса.
На орбите контркультуры
В XX веке правящая англоамериканская элита взяла курс на «бархатный геноцид», заявив, что планете грозит катастрофическое перенаселение и этому нужно воспрепятствовать. Наркотизация молодежи стала одним из основных способов «выбраковки лишних». Не случайно именно в 60-е годы, когда влиятельнейшая масонская организация под названием «Римский клуб» начала транслировать идею перенаселения, западное общество подверглось первому натиску наркотической контркультуры.
Культура эта возникла отнюдь не стихийно, как думают многие.
Она была тщательно продумана, спланирована или, как выражаются социологи, смоделирована.
Делалось это в основном на государственные средства США, при активнейшем участии ЦРУ.
Немало послужили такому социальному моделированию очень известные ныне люди, такие как философ Герберт Маркузе, писатели Жан-Поль Сартр и Олдос Хаксли, композитор и теоретик новой культуры Тимоти Лири, поэт Аллен Гинсберг, психиатры Юнг, Камерон, этнологи Маргарет Мид, Грегори Бейтсон и многие другие. На Западе все это хорошо известно и многократно описано. Мы же, не имея в советское время доступа к большинству западных источников, только сейчас начинаем делать эти горькие открытия.
Создатели контркультуры очень точно назвали ее культурой «рока-секса-наркотиков» (rockserug culture). Именно в этой последовательности происходит втягивание подростков и молодежи в ее орбиту. Сперва они начинают слушать рок-певцов, от музыки и текстов которых растормаживается сфера влечений. Потом, подражая своим кумирам, предаются «свободной любви».
Но «свободная любовь», если называть вещи своими именами, это разврат. Старательно подавляемое чувство стыда приводит к депрессиям. Отсюда возникает жажда «оторваться», «улететь».
Подальше от постылой жизни.
За последние 40 лет Англия и Америка сделали очень много для распространения культуры «рока-секса-наркотиков». Можно просмотреть груды подростково-молодежных журналов и тысячи молодежных телепрограмм и убедиться в том, что различия в них носят чисто формальный характер, а идеология и технология абсолютно идентичны: ребят усиленно приобщают к рок-секс-наркотической культуре. Как? Прежде всего, через молодежный жаргон, который сейчас так или иначе весь связан с наркотической стихией.
Огромную роль играют и персонажи, которые подаются в молодежных СМИ в качестве эталонов. В подростках, когда откровенно, а когда более завуалированно, но с завидным упорством подогревается сексуальность. Одновременно прививается легкое, «безбашенное», нерефлексивное отношение к жизни, раздуваются эгоизм и претензии к другим при резком снижении самокритики. Всеми способами дискредитируются родители. И это понятно, ведь именно родители передают детям традиционные модели поведения, традиционную для данной культуры этику.
До середины 80-х годов наше государство ставило надежный заслон на пути наркотической контркультуры. Если что-то втихаря и проникало, то такими крохотными порциями и в такие узкие круги, что «не делало погоды». Кроме того, милиция, суд, законодатели, медики выполняли заказ государства на подавление наркомании и наркоторговли. Результат был налицо: наркоманы у нас встречались настолько редко, что большинство людей за целую жизнь ни разу с ними не сталкивались и даже не знали, как они выглядят.
Как это по-русски?
Однако с середины 80-х архитекторы и прорабы перестройки стали действовать не в интересах своей страны, а исходя из соображений личного благополучия – больших денег и стремительной карьеры. В результате самым радикальным образом поменялась российская государственная политика в области наркомании.
Фактически были открыты все шлюзы. Наркотическая контркультура хлынула потоком, который не только не иссякает, но и обретает все большую мощь.
А теперь давайте подумаем, как будет действовать наркомафия в таких условиях? Когда, с одной стороны, она всячески поддержана некоторыми властными ведомствами и «отдельными их представителями». С другой – ощущает нарастающий гнев общества.
Значит, по поводу ужесточения законов можно не волноваться: чуть кто заикнется о необходимости более строгих норм, в «свободной» прессе моментально поднимается крик о грубейших нарушениях прав человека.
Что же до недовольного общества, то это как раз проблема.
И проблема нелегкая, ведь родители, которые столкнулись с наркоманией вживую, вовсе не готовы смириться с ней как с неким непобедимым роком. Надо их успокоить? Безусловно. Но как этого достичь, ничего не теряя? Способ есть, и он проверен веками: попытаться оседлать волну народного гнева и направить ее по безопасному для себя руслу. А что в данном случае безопасно?
Переключить внимание с преступника на жертву. Мол, чего с наркомафией бороться, она все равно непобедима, как жара летом и снег зимой. Это новая данность, в которой надо учить детей безопасному поведению.
И эта интеллектуальная задача была решена. Как? Пускай ответят сами программы. Мы проанализировали несколько методических материалов: Камалдинов Е. и др. «Я хочу провести тренинг», Антирейкина Л.И., Дума Е.А., Калашникова Ж.Ю. «Методическое пособие по профилактике нарко– и токсикомании в школе», Дейв Бурроу, Мурдо Байл, Франц Трауман, Юрий Саранков «Программа обучающего курса по профилактике ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков в Российской Федерации, «Программа снижения вреда» (голландская секция «Врачей без границ» «Чей это выбор?» (программа «Перекресток», Российский благотворительный фонд НАН «Охота на тебя» (выпущено Ассоциацией по борьбе с незаконным оборотом наркотиков). Но на самом деле вполне можно было ограничиться какой-нибудь одной программой, ибо утверждается в них фактически одно и то же, стилистика – и та сходная. Даже молчат они об одном и том же!
Предлагаемая ими модель «снижения вреда» не дает никаких оценок и суждений, касающихся употребления наркотиков, которое она рассматривает, как один из вариантов социального поведения. Эта модель не рассматривает потребление наркотиков как что-то плохое само по себе В программе «Я хочу провести тренинг» очень доходчиво объясняется, что же такое это пресловутое снижение вреда: «Достаточно трудно сразу прийти к самому безопасному поведению. А может, человек и не ставит перед собой такой цели… Начинать можно и с небольших изменений.
Ниже приводится иерархия снижения риска:
1. Не начинай употреблять наркотики, если начал – прекрати.
2. Если употребляешь наркотики, не делай это инъекционным путем.
3. Если все же вводишь наркотик внутривенно, делай это только новым (стерильным) шприцем.
4. Если нет возможности каждый раз пользоваться стерильным шприцем, по крайней мере, никогда не пользуйся чужим.
5. Если пользуешься чужим шприцем, всегда дезинфицируй его».
Такая модель «снижения вреда» фактически ориентирует юных наркоманов на «безопасное» самоубийство. Впрочем, и заявленная в программах «медицинская модель» не менее «гуманна». В соответствии с ней «химическая зависимость рассматривается как заболевание, а подверженный зависимости – как человек, страдающий хронической прогрессирующей болезнью». Симптоматично и то, как заявлена основная цель работы по медицинской модели: «Целью... является начало выздоровления индивидуума – процесса, который может длиться всю его жизнь».
Педалирование темы болезни, да еще тяжелой, хронической, длящейся всю жизнь, выполняет в «антинаркотических» программах многоцелевую функцию.
Во-первых, это снимает ответственность с наркомана: с больного и взятки гладки.
Во-вторых, человек, который смеет порицать наркомана, автоматически записывается в разряд злодеев: разве можно порицать и без того несчастного горбуна за его горб? Таким образом, создается перевернутая система ценностей: осуждается не порок, а люди, смеющие этот порок обличать.
В-третьих, внушается, что стать наркоманом может каждый, ведь никто не застрахован от болезни.
Попробуй, уберегись от гриппа во время зимней эпидемии! В «Методическом пособии...» прямо говорится, что специалисты рекомендуют бороться с убеждением «Это не может случиться со мной». Мол, ничего подобного, очень даже может!
В-четвертых, перевод разговора о наркомании в плоскость болезни способствует вербовке новых «больных» еще и потому, что о больном заботятся, его жалеют, ограждают от трудностей. А многим подросткам этого как раз и не хватает! По наблюдениям наркологов, почти у всех наркоманов в анамнезе разлаженные отношения с родителями, чувство одиночества, «недолюбленности».
В-пятых, концепция наркомании как тяжкой болезни парадоксальным образом ласкает слух родителей. Казалось бы, они должны испугаться, но это лишь верхний слой сознания. Подспудно «медицинская модель» успокаивает совесть.
Ну и, наконец, в-шестых, «медицинская модель» совершенно исключает поиск и наказание преступников.
А между тем источник распространения наркотиков может находиться в соседнем с вами подъезде, о чем знает как минимум полдома. Конечно, в государстве, реально заинтересованном в борьбе с наркоманией, с такими «источниками» прежде всего разбираются органы милиции. Но и в обстановке государственного попустительства общество все равно имеет в своих руках вполне эффективный рычаг воздействия.
Этот рычаг – общественное мнение. И школьные программы могли бы сориентировать подростков на соответствующее отношение к наркоторговцам.
Скажи мне, кто твой друг
Вот, например, какую историю предлагается обсудить в некоторых из вышеперечисленных программ: «Володя и Катя дружат полгода. Мальчик хорошо учится в школе, занимается спортом и очень нравится Кате. Однажды во время школьной дискотеки Володя позвал Катю в пустой класс и признался, что в последние два месяца несколько раз вводил себе опий, ему понравилось, и он не считает себя наркоманом. Володя предложил Кате уколоться и «испытать кайф». Катя, боясь потерять расположение этого друга, согласилась ввести наркотик. Ощущения были великолепными, но на следующий день девушку стало тревожить чувство вины и страх, что она уже стала наркоманкой.
Катя обратилась к своей однокласснице Свете. Света сообщила о случившемся классному руководителю. Был собран педсовет, вызваны родители Володи. От него отвернулись одноклассники, и только друг Дима оставался рядом.
Володя больше не употребляет наркотики и не дружит с Катей».
За читкой рассказа следует обсуждение и составляется рейтинг персонажей по двум критериям: 1) Кто наиболее симпатичен? 2) Чьи действия были наиболее правильны?
Только не вздумайте отвечать на поставленные вопросы, не прочитав следующего пояснения:
«Ключевые понятия в ходе дискуссии – «ответственность» и «дискриминация». Так что Света, которая показалась вам «ответственной», повела себя неправильно, потому что «дискриминировала» отличника и спортсмена Володю.
И классный руководитель, поднявшая в переполох, тоже должна быть осуждена за «дискриминирующую позицию». Ну, а про Катю и говорить нечего. Впрочем, эта ябеда жестоко поплатилась за свое предательство и кукует теперь одна, без кавалера.
Как легко догадаться, истинно положительный герой незатейливой истории – мальчик Дима. Он один остался верным Володе, не бросил друга в беде.
Может, кто-то из родителей тоже растроган и считает, что нельзя отваживать детей от дружбы с наркоманами? Тем более, сейчас такая мода на права ребенка. Что ж, таким людям, пожалуй, будет полезно узнать мнение крупнейшего подросткового нарколога России, руководителя отделения детской и подростковой наркологии НИИ наркологии Алексея Валентиновича Надеждина. «Наркобизнес совершенно не нуждается в платной рекламе, – говорит он. – Каждый наркоман добровольно распространяет этот яд. Система так устроена, что он просто вынужден втягивать в наркоманию своих друзей, иначе ему не на что будет покупать наркотики».
Совершено в том же духе и игры, предлагаемые программами.
Сутью получаемых в игровой форме знаний, на наш взгляд, следует заинтересоваться всем. Например, создатели программы «Я хочу провести тренинг» гордятся тем, что проигрывание ситуации «Во время вечеринки с дачи вернулись родители» позволяет усвоить навык уборки территории в течение 30 секунд. Хороши наставники! Учат детей обманывать родителей.
Во все времена воспитание детей не мыслилось вне солидарности взрослых – учителей и родителей. Они были (и должны быть!) заодно в порицании детских пороков. Это основа нормального воспитания. Кому выгодно потакать детям в их желании скрыть от папы с мамой дурное? Разумеется, преступникам, ведь они таким образом заполучают как жертв, так и подручных.
Читатель может задать вполне уместный вопрос: а что на все это скажет Министерство образования? Мы знаем, что оно скажет.
Дескать, да, все это ужасное безобразие, но образование-то у нас нынче вариативное, а потому нередки случаи самодеятельности, встречаются недоработки. Но министерство здесь ни при чем. Мы, наоборот, разработали прекрасную «Концепцию профилактики злоупотребления психоактивными веществами в образовательной среде».
Как всегда, в таких документах очень много устрашающих цифр, общих слов и обтекаемых фраз.
А главное, дана отличная, четкая, жесткая формулировка: «избавление от наркомании абсолютно нереально». После таких слов наркомафия может спать спокойно.
Министерство даже не считает нужным скрывать, что оно берет на вооружение голландскую стратегию «снижения риска», что собирается обеспечить детям «свободу выбора» при «максимальной информированности».
В переводе на русский язык это значит, что перед школьникам будут развенчивать «мифы» о наркотиках и подробно рассказывать об их воздействии. Конечно, под предлогом предупреждения о негативных последствиях! Но уже многократно подтверждалось, что информация о наркотиках оказывает парадоксальное воздействие: чем больше знаешь, тем больше хочется.
Эта парадоксальная закономерность особенно применима к подросткам и молодежи. Она была прекрасно известна советским наркологам, которые предупреждали, что ЛЮБАЯ информация о наркотических веществах должна быть максимально закрытой для общества.
2.
Деловые предложения
– Ну, хорошо. А что тогда нужно? – спросит читатель. А нужно прежде всего подумать, что помешает наркодельцам чувствовать себя в нашей стране вольготно.
Главное – ужесточить законы и строго следить за их исполнением. Без этого вообще смешно о чем-либо говорить.
В самой «общечеловеческой» стране мира, Соединенных Штатах Америки, много лет читали профилактические лекции о вреде курения. Результат был прямо противоположным, особенно в подростковой среде. Потом там законодательно запретили курение в общественных местах, начали штрафовать, увольнять с работы – и проблему решили. Теперь американцы не курят.
Необходимо вернуть прежнее отношение к наркоманам. Почему-то людей, заболевших чумой или холерой, изолируют в лечебные учреждения, и никому не приходит в голову кричать о правах человека. А ведь наркоманы энергично втягивают окружающих в свою орбиту, то есть они в каком-то смысле очень заразны.
Если выполнить эти два условия, да еще не нашпиговывать средства массовой информации наркотической масскультурой, воздух уже очистится настолько, что не потребуется никакая профилактическая педагогика. Именно в эту сторону должны направить свои усилия родители, учителя и государство.
Следует играть на подростковом самолюбии, объяснять, что наркомания – удел людей неразвитых, недалеких, не знающих, куда себя деть. На подростков оказывают большое впечатление слова, что наркоманы не знают счастья любви. Что все самое интересное в жизни проходит мимо них, что люди отшатываются от них, как от прокаженных.
Такие аргументы действуют на молодежь, а рассказы о том, как пошатнется здоровье, и даже про угрозу смерти проходят мимо. Это особенность возраста. Болезней и смерти боятся дети и старики-атеисты. Молодые же, входящие в период физического расцвета, чувствуют себя неуязвимыми.
И уж если сообщать правду о наркотиках, то нельзя не сказать о самой главной правде. Наркомания – не только преступление и не просто болезнь. Это болезнь в первую очередь духовная, форма одержимости. Человек уже не принадлежит себе, не владеет собой. Это им владеют, держат душу в кольце. Не потому ли так скромны результаты усилий врачей-наркологов?
И, наоборот, поражает количество исцеленных, прошедших через православные центры реабилитации. Например, в Душепопечительском Центре во имя св. праведного Иоанна Кронштадтского (Москва, Крутицкое Патриаршее подворье который возглавляет иеромонах Анатолий (Берестов процент исцеленных составляет порядка 70%. Более того, известно немало случаев, когда наркоманы обходились даже без реабилитационных центров – просто начинали посещать церковь, регулярно исповедоваться и причащаться

Kraft1



В XX веке правящая англоамериканская элита взяла курс на «бархатный геноцид», заявив, что планете грозит катастрофическое перенаселение и этому нужно воспрепятствовать. Наркотизация молодежи стала одним из основных способов «выбраковки лишних». Не случайно именно в 60-е годы, когда влиятельнейшая масонская организация под названием «Римский клуб» начала транслировать идею перенаселения, западное общество подверглось первому натиску наркотической контркультуры.
Хаха, "Легенды и мифы Древней Греции" на современный лад!

Irina_Afanaseva

Легенды и мифы
Враждебность гитлера к ссср тоже была мифом. до памятного рассвета 22июня.

neemah86

Однако с середины 80-х архитекторы и прорабы перестройки стали действовать не в интересах своей страны, а исходя из соображений личного благополучия – больших денег и стремительной карьеры.
Извини, но сказать это мог только человек не далекий. Авторы кричат, что хотят рассказать правду о наркоте, но видно что правда их совсем не интерисует. Они вполне довольствуются наспех состряпанными объяснениями.
Немало послужили такому социальному моделированию очень известные ныне люди, такие как философ Герберт Маркузе

Конечно человек писал о филосовской системе Гегеля и о ее влиянии на последующую европейскую философию - уже пропаганда наркоты. Человек выставил на показ все язвы современного общества запада, раскрыл его глубоко тоталитарную сущность, показал всю неприглядность "одномерного" человека общества потребления - однозначно, пропаганда наркотиков!
Но хорошо, есть у нас еще такие как И.Медведева, Т. Шишова , которые историей не интересуются, никаких философов в жизни не читали, но зато они прекрасно видят, что их детки не во всем хотят быть похожими на своих почтенных родителей. В чем причина?! Ну, конечно, план таинственной массонской организации!

vodes5311

Делалось это в основном на государственные средства США, при активнейшем участии ЦРУ.

Автор держал свечку?
За последние 40 лет Англия и Америка сделали очень много для распространения культуры «рока-секса-наркотиков». Можно просмотреть груды подростково-молодежных журналов и тысячи молодежных телепрограмм и убедиться в том, что различия в них носят чисто формальный характер, а идеология и технология абсолютно идентичны: ребят усиленно приобщают к рок-секс-наркотической культуре. Как? Прежде всего, через молодежный жаргон, который сейчас так или иначе весь связан с наркотической стихией.

Обычная попытка манипуляции читателем. Дескать все знают, какая вредная культура запада. Интересно, что еще находятся люди, которые на это ведуться
Кстати, в СБ по идее есть управление, которое заниамается как раз анализом вредности для население. (Бывшее 5-ое).
Если кому не жалко времени тусить на иракваре и кропать подобные статьи - обратитесь к ним с коллективным письмом, по поводу их оценок, с фактами, анализом по фокус группам, критерием оценок и.т.п. Не думаю, что такие данные секретны.

Inerren

ханжеская поебень

lenmas

Предложи что-нибудь лучше, чтобы оно работало. Или тебе лучше, чтобы твои дети умирали от наркоты и алкоголя?

narkom

rockserug culture

вроде "sex-drug-rnr"
Делалось это в основном на государственные средства США, при активнейшем участии ЦРУ.
Автор держал свечку?

На правах слухов: слышал, что СССР очень сильно поддерживало колумбийскую наркомафию, чтобы отравить Штаты, Штаты сделали плацдарм наркоты в Афгане.
Интересно, что авторы посчитали главным в статье рассказать, что случилось. А но то как с этим побороться отвели пару абзацев. Единственное с чем согласен, что зависимость психологическая, а не физическая. Поэтому избавиться от неё можно с помощью психиатора, которые никакого лекарства кроме электрошока не изобрели.

TashaV

ПОБЕЖДЕНО ДОБРОМ БУДЕТ...
(Православная Церковь о наркотиках)
“Говорю вам, друзьям моим: не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать;
Но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто по убиении может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь”. (Евангелие от Луки: 12, 4-5)
Избавить от наркомании может только добро.
(Из газет)
Вселенская злоба изобрела уже немало способов разрушения человеческой личности, но и среди них наркотизация выделяется, как одно из самых жутких средств убийства души и тела.
Слово “наркотик” в переводе с греческого означает - “наносящий удар”, “поражающий”. Но этот удар проламывает защитную оболочку души, одурманивает разум, парализует волю, ввергая жертву в плен демонских миражей. Наркотический монстр действует быстро: достаточно всего нескольких таких ударов, - и человек становится жалким рабом призрачного мира, в который влечет его убийственное зелье.
Наркомания - единственная психическая болезнь, носящая эпидемический (пандемонический) характер. Это не только личная трагедия его самого, но горе и позор семьи. Наркотики подобны оружию массового поражения - бактериологическому, химическому, ядерному. Обрушенное на общество, оно подрывает государство, обрекает на вырождение народы.
Наркотический монстр нацелен прежде всего на юные неопытные души, стремясь растлить и уничтожить молодежь, подрубить под корень будущее нации.
В современном мире наркотизация все плотнее сращивается с остальными видами злодеяний. В некоторых странах - по статистике - до 80% совершающихся преступлений так или иначе связано с наркотиками. Наркоман - “естественный рекрут” преступного мира. Раб одуряющего зелья, он становится послушнейшим рабом тех, кто ему это зелье предоставляет. Главари мафии, террористических групп и сатанинских сект хорошо знают, что простейший способ сделать человека покорным орудием своих злых замыслов - это “посадить его на иглу”, приучить к наркотикам. Недаром французское слово “ассасин”, означающее “убийца”, происходит от термина “потребитель гашиша”. Из числа наркоманов вербуются “рядовые” гангстеры, фанатичные “боевики”, “киллеры-камикадзе”. Через наркобизнес злоумышленники рвутся не только к богатству, но и к политической власти: доходы от торговли наркотиками идут на приобретение оружия, а из “зомбированных” наркоманов создаются “ударные” военные отряды. Политические потрясения, кровавые междоусобицы - это та “мутная вода”, из которой наркодельцы черпают свою гнусную выгоду. Ни для кого не секрет, какую кромешную роль наркомафия играет в разжигании гражданских войн в Таджикистане и Афганистане, в чеченском уголовном “беспределе”.
Православная Церковь видит ужас наркотического душегубства не только в массовых и глобальных злодействах. Согласно православному учению: для Бога Вселюбящего каждая (каждая!) бессмертная человеческая душа дороже всей материальной вселенной, со всеми ее смертными сокровищами - золотом и бриллиантами, роскошью и комфортом, со всеми планетами, звездами, галактиками... И каждый, кто падает в наркотическую бездну, обрекая вечной гибели в аду свою бессмертную душу, не “единица” кошмарной статистики, но - катастрофа вселенская.
И если мы сможем предостеречь хотя бы одного из наших ближних от наркотического монстра: это уже будет великое дело.
I. Разложение личности.
“Если не испытал греха, не стремись испытать его на деле, да не вкусишь смерть в горести его; ибо, и не испытав его, знаешь, что он мерзостен, и за ним следует горькая болезнь, и, вкусивши его, нельзя избавиться от скорби и печали”.
Из всех гибельных человеческих грехов и пороков под это определение святителя Димитрия Ростовского наиболее подходит наркомания. Заразившегося страстью к наркотическому зелью ждет действительно неизбывная чаша “скорби и печали”; употребляющий его - поистине “вкушает смерть”.
Известна судьба пристрастившихся к “тяжелым” наркотикам: “через два года - калека, через пять лет - труп”.
Приверженцев менее концентрированного дурмана ожидает несколько более длительное (и потому более мучительное) духовно-телесное разложение. Именно на них сбывается восточное проклятие: “жизнь твоя будет короткой, а смерть долгой”.
Даже когда наркоман еще дышит и движется в этом мире, он уже подобен мертвецу. Он мертв для лучших человеческих чувств: для любви и дружбы, для совести и для веры. Своим родным и близким он не способен принести ничего, кроме страданий и отчаянья. Нет слов, чтобы описать горе матерей, всматривающихся в безумные зрачки своих детей-наркоманов. А сами наркотические маньяки уже равнодушны ко всему, кроме очередного шприца, понюшки, “ширки” или “косяка”. Это - их идол, их кумир, которому они рабствуют - зачастую буквально, валяясь в ногах у своих жестоких хозяев-наркодельцов, вымаливая для себя очередную “дозу”.
Наркомана в “ломке” невозможно назвать разумным человеком: это комок озверелого мяса, каждая клеточка которого рычит и воет: дай наркотик!
Наркомания - порок дорогостоящий: ради его удовлетворения маньяк готов на любое предательство и на любое преступление: украсть, ограбить, убить - лишь бы, в конце концов, дорваться до вожделенного “кайфа”.
Наркомания, по самому смыслу термина, есть маньячество - то есть психическая болезнь. Качественно отличается эта форма психоза от остальных только своим происхождением: не из-за плохой наследственности или внешних потрясений, а по собственной воле обзаводится наркоман сумасшествием. (Впрочем, в некоторых преступных группах “сажают на иглу” и насильственно). Медицинская наука пока еще смутно представляет себе механизм действия наркотика на мозг и нервную систему человека. На духовный же взгляд: схема внедрения наркотического демона в человеческую душу до ужаса очевидна.
Верующий человек с помощью воздержания, молитвы и Таинств Церкви бдительно охраняет свой внутренний мир от заражения нечистыми страстями, от проникновения злых духов. Тот, кто решил “попробовать” наркотик, поступает прямо противоположным образом: посредством дурманящего зелья, словно отмычкой, он отпирает и распахивает настежь свою душу, - как бы приглашая злобных демонов: пожалуйте, входите! И в душу несчастного входят и воцаряются в ней эти страшные “господа”.
Один из мыслителей новых маловерных времен точно заметил: “Самая хитрая уловка диавола - это убедить людей в том, что он не существует”. Для знакомства с сатаной современному неверующему человеку уже не обязательно совершать магические ритуалы. Героинщик, разводящий своей кровью наркотик, с тою же непреложностью продает свою душу аду, - с какой делал подобное древний колдун, дававший кровавую расписку в верности “князю тьмы”.
Всевышний Творец создал человека по образу и подобию Своему, - одарил его многими совершенствами. Человеку дарована свободная воля, ибо свободна должна быть любовь его к Небесному Отцу, - этот драгоценный, но опасный дар Божий: ибо люди вольны направлять свою волю не только на добро, но и на зло. Человеку дан светлый разум, чтобы различать - что идет ему на пользу, а что во вред, что ведет к жизни, а что к погибели. Наконец, человеку дарована совесть - этот голос Божий в его душе, предостерегающий от грехов, делающих душу добычей духов злобы. Если добрая воля, разум и совесть человека, скрепленные святой верой, находятся в единстве, - его душа подобна неприступной крепости, куда не проникает никакое зло. В любых обстоятельствах такой человек наслаждается внутренним покоем, предвестием вечного счастья на Небесах. Это и есть “защитная оболочка”, дарованная Богом душе человека.
Из рук Творца каждая человеческая душа выходит чистой, Божественно прекрасной. Но в течение земной жизни, данной нам, как испытательный срок на пути к вечности, человек может осквернить, искалечить или погубить свою душу - поддаваясь непотребным соблазнам: “похоти плоти, похоти очей, гордости житейской”, за которыми кроются ловушки демонской злобы. По православному учению: человек есть единое душевно-телесное существо (это внутренне единство прерывается лишь временно - до Страшного суда Божия - физической смертью). Поэтому средства демонического воздействия на человеческую душу могут быть не только духовны, но и материальны. Обжорство, пьянство, блуд, роскошь: все эти пагубные соблазны носят грубо-материальный характер. Так же и наркотическое вещество через мир телесный наносит удар по невещественному душевному миру. Но если другие пороки деформируют и разрушают душу сравнительно медленно, а впавший в них человек бывает способен еще опомниться, покаяться, изменить свою жизнь, то наркомания действует стремительно, взрывает, подобно бомбе, поддавшуюся ей душу и обращая внутренний мир человека в заполненные призраками развалины. Вырваться из этого адского состояния собственными усилиями почти невозможно; в большинстве случаев оказывается бессильна и медицина.
Наркотик отнимает у человека свободу воли. Противоестественная потребность в одурманивающем зелье становится несравненно сильнее естественных нужд в пище и питье. Жгучая и сосущая тяга к дурману делается непреодолимой: единственную цель жалкого существования маньяк видит в том, чтобы погрузиться в наркотический мираж. Порабощение полное: из живого человека наркоман превращается в придаток мертвого наркотического вещества.
Наркотик помрачает человеческий разум, повергая свою несчастную жертву в безумие. Сознание наркомана перевернуто: реальные ценности - духовность и любовь, красота и созидание, высокие чувства и чистые радости - утрачивают для него всякую привлекательность. Реальный мир перестает для него существовать: одержимый наркотическим бесом стремится в мир иллюзорный, не понимая и не желая понимать, что катится в пропасть физической смерти и вечной гибели.
Наркотик умерщвляет совесть человека. Наркомана интересует только прельстительный дурман, ко всему остальному он равнодушен. Честь, человеческое достоинство - эти понятия забыты одержимым: ради ублажения своего порока он готов унижаться как угодно и перед кем угодно. Естественный стыд, отвращение, которое испытывает нормальный человек перед нравственной мерзостью, - наркоманом утрачены: никакая противоестественная, патологическая грязь его не остановит. Наркотическому маньяку безразличны страдания других людей, пусть даже самых родных и близких. Безжалостный к себе, маньяк беспощаден и к другим: убить человека для него так же просто, как разломать куклу.
По слову учителя Церкви, святителя Филарета Московского: “Грех лишает душу - мира, ум - света, землю - благословения. Грех начинает тем, что вселяет ад в человека, и оканчивает тем, что человека во ад вселяет”. На наркоманах особенно ярко видно, как человек еще в земной жизни может испытывать адские муки. Жуткое зрелище - “ломка” наркоманов, не получивших зелья: судороги их тел, кошмарные гримасы, стоны, вопли и скрежет зубов...
Что же касается жизни загробной: по учению Православной Церкви, погибший грешник в аду будет мучиться собственным же пороком, не получающим удовлетворения, - так наркоман обрекает себя на нескончаемую, вечную “ломку” во мраке преисподней, под хохот демонов, которые на земле прельщали несчастных наркотическим “кайфом”.
Наркомания сродни самоубийству: страшнейшему греху разрушения собственной, дарованной Богом, жизни. Такое надругательство над образом Божиим в душе не прощается грешнику во веки веков. С точки зрения христианства: это грех Иуды-предателя, самоубийством переполнившего чашу своего злодейства. О том же говорит и мусульманский хадис: “Тот, кто убил себя какой-либо вещью, на Страшном суде будет казним этой вещью”.
В древности наркотики были принадлежностью языческих культов, являющихся по сути поклонением силам зла. Черные маги использовали наркотические зелья для вызова духов злобы. В наркотическом трансе пифии выкрикивали свои темные и лживые прорицания. Наркотические курения клубились во время человеческих жертвоприношений, “ритуального” противоестественного или свального разврата. И в наши дни наркотики входят в арсенал некоторых тоталитарных сект. Не говоря уже об открытых сатанистах; с помощью наркотических зелий вербовали себе “верующих”-рабов изуверы из “Белого братства”, “Богородичного центра”, “Аум-Синрике” и целого ряда мелких сект, обещая невеждам или открытие “тайн Востока”, или “возведение на седьмое небо”. Несколько лет назад за применение психотропных препаратов для вербовки последователей была выдворена из Туркменистана секта “свидетелей Иеговы”. С верой в Истинного Бога подобное преступное “миссионерство” не может иметь ничего общего, ибо с помощью насилия над душой можно получить не верующих, а фанатиков, служащих не Богу, а диаволу. И как бы ни называли себя секты, применяющие наркотики (гипноз, кодирование и прочие демонические приспособления - необходимо знать, что их кумир не Бог, а сатана. Вообще, тем кто ищет какую-то духовность в “экзотических” или новоявленных сектах, надобно остерегаться: они играют с адским огнем, ввергающим под власть не спасителей, а губителей и душ, и тел.
Как известно всякому духовно просвещенному человеку: диавол - лжец и отец лжи. “Князь тьмы” соблазняет невежд и сладострастников греховными “сладостями и радостями”, каждая из которых таит в себе смертоносный яд. Но что же это за “безумное счастье”, ради которого наркоман жертвует всеми благами земными и вечными, - собственным разумом, волей и совестью, попирает в себе образ Божий, превращается в маньяка?
Медицина определяет состояние одурманенного наркотиком сознания, как “галлюцинаторный психоз”. Духовную суть таких фантасмагорий описывает преподобный Григорий Стифат: “Бес непотребства, омрачив их ум сладострастным огнем, сводит их с ума, представляя им некие мечтательные призраки”.
При первых приемах наркотика несчастная жертва соблазна действительно испытывает некое “потустороннее удовольствие”. Вид абсолютного зла тошнотворен, чудовищен и невыносим для человека (преподобный Серафим Саровский замечает о бесах: “они гнусны” поэтому бесы-обманщики не торопятся предстать перед соблазняемым в своем настоящем облике: они являются ему в обличии “светлых ангелов”, представляют ему лживый “суррогат рая” с “чудесными видениями” и “безумными радостями”. Но когда человек втягивается в употребление демонского зелья, диавольская ловушка захлопывается, - духам злобы становится уже незачем ублажать, развлекать его, и они начинают издеваться над своей добычей. Наркоман видит, как “прелестные призраки” его галлюцинаций делаются жуткими монстрами. “Неземная радость” сменяется пыткой. “Кайф” превращается в кошмар. Потребность в наркотике непреодолима, но и прием “дозы” влечет за собой ужас и мучение. Несчастный оказывается между двумя безднами адских, нечеловеческих страданий: страданиями наркотической “ломки” и страданиями наркотического кошмара. И единственным выходом из этого бесовского тупика им видится физическая смерть: наркоманы нередко кончают самоубийством - и тем увековечивают муки своей бессмертной души во мраке преисподней.
Архимандрит Псково-Печерский Лазарь пишет о процессе соблазнения человека наркотиком:
“Само произволение человека к принятию такого вещества, желание испытать сильное, необъятное, непостижимое состояние или прикоснуться через это к неизвестному таинственному миру, - это уже добровольное приглашение духам тьмы воспользоваться его чувствами, возобладать над его душой, лишь бы это было чем-нибудь “интересненьким”, приятным, необыкновенным... Такой человек вскоре попадает под всецелое влияние злых духов, становится их рабом - и телом и душою. Он начинает жить в несуществующем мире, состоящем из “розового тумана”, но затем демоны лишают его и этого утешения, потребность же принять “вещество” усиливается, дозировки растут, без него все труднее жить, а ощущения теряют свою первую “прелесть”, угасают, и постепенно из этого “розового облака” все яснее просматривается жуткая ухмыляющаяся гримаса диавола. Тогда злой дух начинает грубо насмехаться над своей жертвой, более не льстит и не ласкает ее, а безжалостно топчет и начинает навязывать мысль о самоубийстве, ведь его конечная цель - окончательно заполучить душу. Самоубийство есть самая любимая ядовитая снедь, которую диавол предлагает напоследок своим избранным”.
Нам говорят: наркоманов надо лечить. Нам показывают оптимистические телепередачи, например, популярное ток-шоу “Мы” Владимира Познера. И надо “отдать должное” той ловкости, с какой он под видом “милости к падшим”, “человеческого понимания”, уже рекламировал все виды порока: и супружеские измены, и проституцию, и самоубийство /эвтаназию/ больных и престарелых, и прочее подобное, наконец - и наркоманию. В этой программе, вроде бы “критикующей” страшную беду, лейтмотивом звучало: “Наркоманов надо жалеть, наркоманов надо любить. Пусть молодежь “побалуется” наркотиками, - авось потом вылечится”. Выступающих В. Познер подобрал с профессионализмом: “полностью излечившиеся наркоманы” убедительно повествовали о своей победе над пристрастием к зелью. Однако при этом ни ведущим, ни кем-то из них не было сказано: сколько таких излечившихся: один на сто? на тысячу? Итог таких “шоу”: убаюканное общественное мнение, внушенное телеэкраном представление о наркотическом монстре если уж не как о совсем “безобидном”, то хотя бы “не таком страшном”.
Наркомания поддается лечению на “ранних” стадиях? Но как отделить “раннюю” от “поздней”, когда трех доз героина для взрослого (и всего одной, первой же, - для подростка) достаточно, чтобы страсть к наркотику стала непреодолимой?
При лечении врачу нужно содействие пациента, усилия его разума и воли, - но откуда взяться этим качествам, если наркотик прежде всего помрачает разум и парализует волю человеческую? Пусть ответят честные медики: велики ли успехи в борьбе с алкоголизмом? А ведь в сравнении с наркоманией порок пьянства - все равно что ангина или грипп по сравнению со смертоносной чумой. И для большинства наркоманов, увы, становится реально наблюдение одного западного врача-нарколога: “Лечение мучительное, страдают эти люди ужасно; и только ты решишь, что все в порядке, как они снова начинают колоться”.
Конечно, “надежда умирает последней”. Лечить необходимо, и каждый вправе надеяться, что именно с его ближним, упавшим в наркотическую бездну, произойдет чудо, - его сумеют спаси, вернуть к нормальной человеческой жизни. По слову Священного Писания: “дай место врачу, ибо и его создал Господь, и да не удаляется от тебя он, ибо он нужен” (Сирах. 38, 12). Повторяю: с точки зрения Православия спасение даже одного человека - великое, вселенское дело. Истинное же милосердие, а не сахарный сироп “человеческого понимания” по отношению к наркоманам, в том, чтобы лечить их принудительно, а не дожидаться, пока в ком-то из несчастных безумцев вдруг пробудится атрофированная наркотиком сила воли. К лечению нужно приступать немедленно, как только будет поставлен страшный диагноз - “наркомания”. Так больше шансов застичь душеубийственный недуг на излечимой “ранней” стадии. В данном случае общество так же вправе применять насилие, как применяет его при врачевании буйнопомешанных: ибо наркотический маньяк не только болен, но и социально опасен.
Выше уже говорилось о том, что наркоман почти неизбежно вступает в ряды уголовных преступников. Порабощенные “бешеным” зельем должны добывать на него “бешеные” деньги. Наркоман не способен на честный труд, тем более труд высокооплачиваемый. И заразившие себя наркоманией юноши становятся ворами и бандитами (начиная обычно с ограбления собственных родителей а девушки-наркоманки делаются проститутками. Для многих из них характерна патологическая жестокость: они постоянно страдают сами, и им доставляет садическое удовольствие видеть страдания других. Наркотический маньяк становится агитатором, пропагандистом и распространителем гибельной отравы. Жертва делается палачом.
Неизбежным спутником наркомании является еще одна чудовищная болезнь - СПИД. Для духовно зрячих, верующих людей очевидно, что представляет из себя этот недуг, прозванный чумой ХХ века: это бич Божий на блудников, содомитов и наркоманов. А сообщества приверженцев диавольского зелья - это концентрация всех “групп риска”, вбирающая в себя все виды богопротивной мерзости. Наркоман быстро перестает быть мужчиной, переходя в разряд “пассивных” содомитов. Наркоманка - это бесполое существо, которому все равно, кто и что делает с ее телом, особенно если на этом можно “заработать” на наркотик. При этом всем им “глубоко наплевать”, заразились ли они сами СПИДом или венерической болезнью, заражают ли этим других. Их мир иной. Вампирические сборища наркоманьяков, с одним шприцем на несколько человек, с кровавыми “смывками” - одно из главных мест процветания ВИЧ-инфекции. И распространение наркомании в обществе неминуемо влечет за собою “обвальное” поражение СПИДом.
Да, наркоманы достойны жалости: это несчастнейшие люди, обманутые злой силой, “неведающие, что творят”, оскверняющие и разрушающие в себе прекрасный образ Божий. Их надо пытаться лечить, их надо пытаться спасать. Но общественную болезнь: чудовищную опухоль, жиреющую и разбухающую на гибели этих несчастных, - преступный наркобизнес - бесполезно лечить “косметическими средствами”; зло необходимо выжигать каленым железом.
II. Наркоубийцы и их сообщники.
По слову блаженного Августина: “Не думай, что ты не убийца, если ты наставил ближнего своего на грех. Ты растлеваешь душу соблазненного и похищаешь у него то, что принадлежит вечности”.
Бессмысленно призывать главарей наркомафии и “оптовых” наркодельцов к каким-то человеческим чувствам. Это люди с “сожженной совестью”. Сами они не прикасаются к своему отравленному “товару”, ведут “здоровый образ жизни” и в изобилии наслаждаются безопасными материальными благами. Им все равно, что их гнусное богатство основано на массовом садистском душегубстве; им безразлично, сколько тысяч и миллионов человеческих судеб раздавит их чудовищный “бизнес”. На земле им может быть понятно только одно - цитированный А. И. Солженицыным довод юриспруденции царской России: “Согните им шею под железное ярмо закона”. На Страшном суде Божием эти приспешники сатаны будут судимы вместе с самим диаволом и обрушатся в глубочайшие бездны вечной муки. Они в это не верят, но - так будет.
И не только они, эти массовые душегубы, но и все соучастники зловещего “бизнеса” - и крестьянин, сеющий опийный мак или коноплю, и наркокурьер, и “мелкий” наркоторговец, - все, все должны быть названы своим настоящим именем: убийцы. Каждый из них должен понимать, что их “товар” неминуемо где-то взорвется безумием, гибелью, неизбывным людским горем. Некоторые “милостивцы” чуть ли не причитают: “Мол, бедный человек решил заработать немножко денег, зачем его наказывают?”, не видя, что почти таков же характер “работы”, допустим, наемного киллера, расстреливающего из автомата указанную ему жертву. А ведь преступления наркоторговцев несравненно масштабнее и потому страшнее одиночных убийств. Стали бы “милостивцы” призывать к сочувствию тем, кто, к примеру, решил “заработать” на заражении холерными бациллами системы водоснабжения огромного города или целой страны? Наркотизация же куда опаснее холерной эпидемии, но именно “милостивцами” спровоцированная безнаказанность “мелкого наркобизнеса” довела Россию до нынешнего наркотического кошмара. И сегодня российские юристы вынуждены свидетельствовать: в их практике рядом с наркотическими преступлениями меркнут все прочие виды уголовщины.
Парламентарий, “лоббирующий” интересы наркомафии (в Российской Госдуме доходило до призывов к “легализации легких наркотиков”. К чему могла привести свободная продажа кокаина в аптеках и газетных киосках, жутко себе и представить чиновник, берущий взятку от наркодельца и покрывающий его, - это не только убийцы, но - по большому счету - предатели Родины и народа, оказавших им доверие.
Есть и еще один, весьма “уважаемый и популярный”, во многом недоступный юридическому возмездию сорт наркоубийц - это рекламаторы наркотической смерти.
Ни один нормальный человек по доброй воле не захочет “попробовать” серную кислоту, заразиться брюшным тифом или “приобрести” депрессивный психоз. Почему же смертоносный недуг наркомании привлекает столь многих? Да потому, что это - разрекламированная, “престижная” душевная болезнь.
К несчастью, разоблачающие зло материалы зачастую имеют сухой, казенный характер, не затрагивающий ни ума, ни сердца. А вот иная преступная реклама наркомании делается “на очень высоком уровне”. Нередко деятели литературы, журналистики, кино, эстрады как бы берут на себя роль “косметологов”, замазывающих и приукрашающих омерзительные язвы наркомании, - косвенно становясь соучастниками наркотического душегубства. Такая злая пропаганда начата (видимо, по недопониманию) еще Александром Дюма-старшим; в “Графе Монте-Кристо” он радужными красками рисовал наркотические грезы. С еще большим знанием дела знаменитый Олдос Хаксли расписывал “таинственный мир” наркомании. Да и наш современник, весьма талантливый поэт Тимур Зульфикаров изливается в восторженных гимнах наркотикам. Это на уровне, так сказать, интеллектуальной литературы. Пресловутая же “массовая культура” буквально пестрит рекламой наркобезумия. “Рок-поп-эстрада” насыщена пропагандой наркотического “кайфа” до предела. Часто возводя наркоманов на пьедестал “звезд”, она же затем оплакивает “трагическую” гибель своих кумиров-самоубийц и массовых соблазнителей. В боевиках показывается роскошная жизнь “наркобаронов”. “Крутые супермены” не перестают быть “крутыми” и употребляя наркотики. Так например, - в приключенческом фильме “Любовь к камню” действуют “симпатичнейшие” наркодельцы, а красавица-”героиня” курит марихуану. В видеопрокат попал фильм, где “наркоманы спасают человечество от нашествия инопланетян”. Подобных примеров - десятки. Иногда апология наркобизнеса проводится даже под видом “борьбы с наркоманией”. В этом смысле уже упоминалась одна из передач В. Познера. А в другой, тоже якобы “антинаркотической” передаче: весьма поэтически восхвалялись языческие (то есть демонические) ритуалы с применением наркотиков, само же наркотическое зелье именовалось “священным”. Единственным, пожалуй, сетованием стало такое: мол, напрасно такими хорошими, “священными” веществами торгует нехорошая наркомафия. Что это, если не лукавая, не лицемерная реклама диавольской отравы?
Зачем так бесстыдно лгут обществу авторы подобной “культурной продукции”, далеко не бесталантные деятели искусств и средств массовой информации? Неужели им неведомо, что наркоман - это никакой не “супермен”, а безумец, за несколько лет превращающий себя в дистрофичного психопата, что наркоманка - это никакая не кинематографическая красавица, а грязное истощенное существо, что кощунственно называть “священными” зелья, которые уже довели до сумасшествия и гибели миллионы людей? Впрямую ли на деньги наркомафии создается эта злодейская реклама, или ее авторы наживаются опосредованно, на “щекотании нервов” публики, а то, может быть, сами увлеклись гнусной “романтикой” наркомании, - преступная суть их деяний от этого не меняется. “Искусство” подобного рода Г. К. Честертон определяет, как “рожденное в мрачных безднах преисподней”. Рекламирующие сатанинскую отраву, в земной жизни могут чваниться своим талантом, могут иметь “бешеный” успех у публики, быть почитаемыми, богатыми, они могут даже не верить в жизнь загробную: но горе тем, кто дарованный ему Богом талант использовал не на добро, а на зло.
“Реклама - двигатель торговли”, - увы, этот афоризм вполне справедлив и в отношении торговли наркосмертью. Прикрыв красочной рекламой сатанинскую ухмылку, наркотический монстр наносит удар по наиболее уязвимой части общества - по подросткам и молодежи. Употребление смертоносного зелья поначалу для них некая “бравада”, “лихость”, до которых бывает лакома неразумная юность.
С особо изощренной подлостью наркомафия “формирует рынок сбыта”, спекулируя на неопытности и внутренней беззащитности молодых людей. В России возрастной ценз массового совращения в наркоманию “снизился” до 14-ти лет: чудовищное “достижение”! Процесс этот сродни растлению малолетних, да по сути таковым и является. Для применения адского соблазна выбраны юные человеческие существа, у которых разум еще не созрел, воля не закалена в жизненных испытаниях, - но уже просыпаются страсти, жажда познать жизнь через новые впечатления и чувства, самоутвердиться. В том самом возрасте, который психологи называют “переходным”, “критическим”, призывая обращаться с подростками особо деликатно, - ухватывает их своими щупальцами беспощадный наркотический монстр. Юная душа романтична, желает приключений и подвигов. Но спекулируя на этом, наркоагент предлагает в качестве “романтического подвига” прыжок в безумие и мучительную смерть.
“Неужели еще не пробовал? - прельщает романтичного подростка наркоагент, - Так попробуй разочек, от этого ничего не будет, зато узнаешь - какой кайф”. При этом чаще всего дорогостоящее зелье с бесовским “бескорыстием” предлагается совершенно бесплатно. Предложение исходит обычно от старшего по возрасту или от сверстника, пользующегося авторитетом “крутого, бесстрашного пацана”. Внимание таких “покровителей” льстит подростковому тщеславию: “Ну, давай, ты же “крутой”, неужели боишься?” И, уязвленный подозрением в трусости, подросток “храбро” делает укол, “браво” закуривает “травку” или “лихо” глотает таблетку. На следующий день тот же авторитет предлагает: “ну как, браток, кайфанем еще разок?”. Та же подростковая бравада не позволяет отказаться, тем более что тяга к наркотику уже зародилась. “Бесплатный кайф” продолжается до тех пор, пока наркоагент не убедится - его жертва уже крепко заперта в наркотической ловушке. Если речь идет о “тяжелых” наркотиках, совращение проходит особенно легко: одной дозы уже довольно, но для верности совратитель выделяет своей добыче еще две-три. А затем: “щедрость” “старшего товарища” или “сердечного дружка” кончается, и на мольбы соблазненного безумца о новой дозе - тот отвечает жестокой усмешкой: “Понравилось кайфовать? Плати! Где взять деньги? А где хочешь”. Впрочем, если наркоагент из “серьезного” криминального мира, он может еще раз проявить “доброту” - изыскать для новообращенного возможность “зарабатывать” на зелье, сделав его своим рабом и орудием в совершении краж, грабежей или же розничным наркоторговцем.
Так наркомания становится эпидемией, выкашивающей подрастающее поколение, угрожающей государству крушением, а народу - его гибелью.
Не остановленная вовремя, наркотизация превращается в способ геноцида.
III. Борьба с наркотическим монстром.
“Кесарь не напрасно носит меч”, - так сказано в Священном Писании. Из древнерусской истории известно заблуждение, в которое однажды впал Креститель Руси, святой равноапостольный Владимир. Приняв христианство, он настолько проникся любовью и жалостью ко всем людям, что ему показалось недопустимым казнить даже разбойников. И грабежи, разбои от безнаказанности страшно умножились на Русской земле. Тогда к великому князю пришли христианские учителя, епископы и духовенство, и вразумили его: “Ты государь, твой долг - карать злодеев”.
Некоторым покажется странным слышать от меня, православного иерарха, призывы к непримиримой борьбе с наркомафией: мол, христианство - это: “ударят по одной щеке, подставь другую”. Но не надо путать веру Христову с “толстовством” - непротивленчеством злу насилием. Христос заповедал прощать личные обиды, но восставать на борьбу с сатанинским злом, угрожающим твоим ближним, всему народу Божию.
Уроки прошлого весьма наглядно показывают, чем чревата свобода торговли наркотиками. В Китае например, беспощадно и публично карают наркодельцов потому, что хорошо помнят историю своего государства. Некогда горделиво именовавшийся Поднебесной Империей, Китай претерпел горчайшие бедствия и унижения, когда покрылся сетью опиумокурилен. Гашиш и опиум были теми язвами, которые подточили и мощь знаменитых держав Востока, Египетского и Турецкого Султанатов. Во Франции “легчайший” наркотик - полынный дурман (абсент) едва не привел к вырождению нации. И это происходило в те времена, когда еще не было “тяжелых” наркотиков, когда химики и технологи еще не концентрировали сатанинские зелья до их нынешней убойной силы.
Наркотическая катастрофа в современной России по своей чудовищности превосходит все исторические примеры. Наркотизация стала одной из главных составляющих “российского креста” - совершающегося на наших глазах духовного и физического уничтожения огромного русского народа, преступления, неслыханного в веках. Статистика ужасающа: каждый третий российский школьник употребляет наркотики. Подобный эффект получился бы, если бы над несчастной страной взорвали сотни атомных бомб и поразили треть молодежи лучевой болезнью. Неужто уже начали сбываться пророчества Апокалипсиса, и от адских “огня, дыма и серы умерла третья часть людей” (Откровение 9, 18)? Нет. Причина этого тотального бедствия - вполне земная: попустительство государственной власти, подмена демократии вседозволенностью.
Демократия в точном значении слова - есть власть народа. А любой народ в подавляющем большинстве состоит из добрых людей, желающих жить в мире, наслаждаться дружбой, любовью, семейным счастьем, растить детей и быть спокойными за их будущее. Люди безнравственные, подлые, преступные в любом народе составляют ничтожное меньшинство. И когда такое отребье получает свободу творить зло, истязать весь народ, - это никакая не демократия.
Нынешние российские псевдодемократы постоянно усиленно ратуют за “права и свободы” разных ааeeральных меньшинств, громко призывая “жалеть” меньшинства криминальныРbе, то есть преступников. Но “добрых загубит, кто злых щадит”, - гласит старинная народная мудрость. И вот результат усилий “правозащитников” и “жалельщиков”: вседозволенностью отравлена современная Россия. Мы видим жуткий разгул коррупции и уголовщины. Наркомафия почти беспрепятственно растлевает молодежь, умерщвляя будущее народа.
Адепты вседозволенности спекулируют на высоком понятии милосердия: но государство должно проявлять милосердие не к преступникам - а к невинным людям, прежде всего ограждая их от произвола злодеев. В этом не просто принцип юриспруденции, а священный долг государственной власти.
В течение многих лет розничные наркоторговцы в России вообще не привлекались к уголовной ответственности. Правоохранительные органы занимались только попытками выявить оптовых наркодельцов и крупные партии их “товара”. Это все равно, как если бы милиции был отдан приказ: не обращать внимания на то, как бандиты убивают людей на улицах, а все силы посвятить поискам тайных складов оружия. Конечно, безнаказанность смертоносной розницы принесла именно те ядовитые плоды, которые можно было легко предвидеть: пока доблестные сыщики охотились за трудноуловимыми “наркобаронами” и изредка захватывали оптовые партии зелья, львиная доля сатанинского импорта все же просочилась в Россию, а наркомафия успела завербовать множество сообщников, наладить “транзиты” и организовать “рынок сбыта”.
Наркобизнес - чудовищное зло, и борьбу с ним нужно вести на всех ступенях душегубской пирамиды. “Жалельщики” весьма умилительно защищали “мелких”, розничных торговцев бесовской отравой: мол, они сами наркоманы, больные, несчастные люди. Да, они действительно несчастны: но безумие не дает права маньяку свободно губить других. И для таких несчастных даже пребывание в местах заключения, где труднее достать зелье, может оказаться спасительным лечением, остановить их на пути медленного самоубийства.
Тимур Шихалев в статье “Прорва” * дает оценку роли наркотического монстра в экономической разрухе, в обнищании некогда богатейшей державы: “По данным аналитиков, в России вращаются примерно 11 миллиардов наркодолл

freya83

Тема как бороться не раскрыта. То что предложено: пропаганда и соц.реклама - полная лажа и никогда не помогало ничему, кроме освоения бюджета.
Надо делать продажу наркоты невыгодной экономически, т.к. именно из-за большой прибыльности она процветает и находятся желающие рискнуть и нажиться. Например, сделать рупь некорвентируемым, а другую валюту запретить. Продавать наркоту сразу станет невыгодно, т.к. прибыль нельзя вывезти из страны. Можно товарами, но это геморойно и заметно. Так было в СССР. Возможны наверное другие варианты.
Вот в каком направлении надо думать государству. А пичкать молодежь очередными страшилками про разрушенную жизнь, болезнь и т.д. это очередной распил бюджета. Чтобы потом можно было сказать - "государство сделало всё возможное! Просто народ сам хочет себя убивать наркотой". Опять народ будет виноват, что такой уродился.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: