пути преодоления голландской болезни экономики рф

alex_zubkov

сабж

alex_zubkov

все умеют только минусы мне ставить? поумнее ничего не придумали? например, ответить на вопрос!

strelok69

я например вопроса не вижу и даже вопросительных знаков не наблюдаю

Irina_Afanaseva

+1
все идут смотреть на пути и не видят их

atsel

«Голландская болезнь» и монетарный эффект природной ренты
Последней и обычно самой большой проблемой, связанной с природной рентой, является так называемая «голландская болезнь», то есть макроэкономические нарушения, вызванные квази-притоком финансовых средств от рентных платежей. Это явление и термин уже привычно ассоциируются с Нидерландами, поскольку именно в Голландии, ставшей в свое время крупнейшим экспортером природного газа, оно проявило себя со всей очевидностью. Экономисты-эксперты были тогда весьма озадачены тем, что темпы роста страны не только не выросли, но стали падать. При этом такое падение нельзя было объяснить ни одним из перечисленных выше патологических факторов.
Для того чтобы понять как «работает» голландская болезнь, возьмем простой пример. Представим, что экономика некой страны изначально разделена на два сектора: первый (А) представляет собой отрасли, производящие товары и услуги, торгуемые на международных рынках, то есть такие отрасли, которые конкурируют с международными производителями либо внутри страны (с иностранным импортом либо за ее пределами (через экспортные поставки). Это может быть все что угодно: молочные изделия, обувь, легковые автомобили и т.д. На другом полюсе (Б) - товары и услуги, которые не конкурируют с международными производителями: парикмахерские услуги, услуги госчиновников, розничная торговля и т.д.
Представим теперь в рамках нашей модели, что совершенно неожиданно в этой стране произошло открытие крупнейшего месторождения с огромными запасами природного газа, добыча которого формирует третий полюс притяжения - сектор В, при этом газ, который не может быть потреблен внутри страны, в массовом порядке экспортируется за рубеж. Экономика страны получает приток денежных средств, отражаемых в текущем платежном балансе и не привязанных к обычным схемам вознаграждения труда и капитала, а являющихся единственно следствием обладания ограниченными природными ресурсами (в нашем случае - запасами газа). Это дополнительное вознаграждение и есть природная рента в классическом определении Риккардо.
В том случае, если национальная валюта имеет плавающий курс, приток денежных средств, аккумулируемый в секторе В, вызовет повышение паритетного курса национальной валюты по отношению к валютам торговых партнеров этой страны. Допустим, что курс вырос с 1 до 2 долларов США. Это означает, что импортные товары станут на 50 процентов дешевле. Местные производители, не имеющие возможности снизить производственные издержки и цены на свою продукцию на 50 процентов, разорятся. Рабочие, уволенные с разорившихся предприятий, начнут искать работу в секторе Б, цены на продукцию которого (относительные цены на услуги, скажем, парикмахерских по отношению к продукции обувных предприятий) будут более высокими на фоне падения цен в секторе A. То же самое произойдет с инвестициями: они все более станут ориентироваться на сектор Б - это могут быть вложения в недвижимость или строительство торговых центров.
Затем, на третьем этапе, несмотря на повышение спроса в секторе Б (работники парикмахерских, например, смогут приобрести две пары обуви по цене одной большинство производителей в секторе A попросту исчезнут, не выдержав конкуренции с дешевым импортом на внутреннем рынке. На каком-то этапе совокупный объем импорта сравнится с притоком средств в сектор В и платежный баланс придет в равновесие, то есть не будет оказывать давление на национальную валюту в сторону ее повышения или понижения. Экономика страны окажется зажатой между двух полюсов: сектором Б (не торгуемые на внешних рынках товары и услуги) и сектором В (экспорт газа).
Если национальная валюта имеет фиксированный курс или ее курс в значительной степени регулируется Центральным Банком (то есть Центробанк покупает или продает СКВ для поддержания определенного обменного курса то ценовые диспропорции между секторами А и Б окажутся, в конечном счете, одинаковыми. Однако, в отличие от предшествующего сценария, вызваны они будут не дифференцированной дефляцией, а дифференцированной инфляцией национальной валюты. Для того, чтобы держать обменный курс на фиксированном уровне, Центробанк начнет скупать доллары и запустит печатный станок для оплаты валютных интервенций. Это приведет к 100-процентному повышению денежных агрегатов. При этом указанное повышение практически не скажется на ценах в секторе А, так как представленным там производителям придется конкурировать с импортной продукцией, цены на которую останутся на прежнем уровне вследствие установленного паритета курсов валют. В то же время производители в секторе Б смогут в два раза поднять цены на свою продукцию и услуги, поскольку им не надо опасаться внешней конкуренции. В результате, производители из сектора А будут вынуждены платить гораздо более высокую цену за товары и услуги, относящиеся к сектору Б. Это в первую очередь касается заработной платы, а также перетекания кадровых ресурсов в сектор Б, предлагающий более высокие заработки и доходы. В конечном счете, производители сектора А будут, как и при плавающем курсе национальной валюты, страдать от ценовых ножниц и разоряться.
Именно в такой ситуации оказалась сегодня Россия. После впечатляющего экономического подъема в посткризисный период, когда проявления «голландской болезни» компенсировались низкими ценами на товарно-сырьевую продукцию и огромным оттоком капитала, отрасли сектора А с большой численностью работающих (легкая промышленность и сельское хозяйство) в настоящее время страдают от «голландской болезни» и ценовых ножниц, демонстрируя отрицательные темпы роста (в 2004 году при общем росте ВВП 6,9 процента (!) показатели легкой промышленности составили -7,5 процента).
Сложившееся положение хорошо иллюстрируется на примере дифференцированного развития различных компонентов индекса потребительских цен (ИПЦ). Если взять за точку отсчета уровень цен в январе 1997 года (100 то мы увидим, что цены в период до августовского кризиса 1998 года на внутренние услуги (сектор Б) росли более высокими темпами, чем цены на товары сектора А – продовольственные и прочие потребительские товары, торгуемые на внешних рынках. После обрушения рубля цены в секторе А выросли как в абсолютных, так и в относительных величинах. Российские производители продовольственных товаров в посткризисный период стали вполне конкурентоспособными на международном уровне и восстановили ведущие позиции на внутреннем рынке. После этого они стали утрачивать свои конкурентные преимущества, так как цены в секторе Б росли опережающими темпами.
Мы видим очень сильную зависимость между ростом реальных денежных агрегатов и показателем отношения неторгуемых товаров к торгуемым. Поскольку большая часть повышения денежных агрегатов в настоящее время связана с обращением профицита торгового баланса в денежные накопления Центробанка, что само по себе говорит об устойчивости рентных доходов экспортеров, мы имеем дело с классической формой «голландской болезни».
Мы считаем, что эта «голландская болезнь», интенсивность которой пока не демонстрирует тенденции к снижению, может в ближайшем будущем еще более усилиться. Поскольку сейчас доля неиспользуемого производственного потенциала значительно сократилась, и в настоящее время некоторые отрасли российской экономики испытывают недостаток рабочей силы, мы не можем считать, что следует ожидать в ближайшем будущем повторения благоприятной ситуации недавнего прошлого. Любое дополнительное увеличение денежных агрегатов должно привести к перепроизводству товаров и услуг, не могущих конкурировать с эквивалентами мирового рынка (Б постепенно сводя на нет конкурентоспособность отраслей экономики, создающих торгуемые товары, за счет повышения стоимости локальных факторов производства, в особенности стоимости труда.
Если правительством России, заявляющим о своем желании диверсифицировать экономику, в ближайшее время не будет принята скоординированная стратегия, данная ситуация может обернуться разрушением многих производственных отраслей экономики и увеличением зависимости от экспорта товаров и полуфабрикатов. В долгосрочной перспективе это не может обеспечить стабильный рост, что приведет к созданию другой системы развития, которая вряд ли будет способствовать достижению официально поставленной цели об удвоении российского ВВП в течение десяти лет.
Кристоф Кордонье. Диагноз: природная рента. Март 2005.
эксперт Российско-европейского Центра
экономической политики

yupa33

Спасибо, очень интересно.
А можно ссылку на источник?
Уже нашёл

natunchik

Как интересно получается... Хотя и совершенно логично.
Продав за рубеж газа на миллион баксов, экономика неизбежно должна импортировать что-нибудь полезное на тот же миллион баксов, причём отказ от целеустремлённого импорта этого чего-нибудь приводит к изменению курсов валют и автоматическому импорту чего придётся. Пошлины, естественно, не помогают, а только перемещают лишние баксы от частных лиц к государству, которому их точно так же нужно будет потратить (хотя, конечно, тут можно будет как раз тратить целеустремлённо, в том числе и через регулировку пошлин).
А проблема в том, что если на этот миллион баксов закупаются импортные сосиски, например, то хотя общество в целом оказывается богаче на кучу сосисок (то есть повышается уровень жизни етс но отечественное сосисочное производство немедленно загибается.
Поэтому маза нефтебаксы тратить на то, что в стране не производится и/или объявлять некоторые отрасли беспонтовыми, убивать их, но субсидировать небольшое количество на всякий случай. Например: очень мазёво импортировать удобрения и понижать цену на солярку на внутреннем рынке, тогда сельское хозяйство станет прибыльным, снизятся цены на еду и все граждане получат повышение качества жизни без каких либо вредных побочных эффектов (а отечественные производители удобрений переквалифицируются). В принципе, можно покупать непосредственно зерно, тогда опять же подешевеет и хлеб, и мясо, но в заповедники придётся переводить всех зернорастителей, а это неприкольно, стратегический продукт, как никак. Цену на электричество можно неслабо опустить, тоже полезно. Ну и вообще на бензин, а то что за фигня? Короче, маза закупаться сырьём типа.
Потом, когда люди перестанут хронически недоедать, можно покупать компы, мобильники етс. Ну то есть снизить ввозные пошлины вплоть до отрицательных. Тогда у всех будут компы и мобильники. Всё равно их тут никто не делает.
Как-то так, видимо. Ну и конечно необходимо национализировать весь нефтегазовый комплекс (или налоги/пошлины поднять дофига как сильно чтобы полученным миллионом баксов могло распоряжаться государство, а не отдельные частные лица.

demiurg

Ну и вообще, термин "болезнь" интересен.
Если неизвестно, что делать с валютой за нефть, так может не продавать столько нефти?

alex_zubkov

Как интересно получается... Хотя и совершенно логично.
Продав за рубеж газа на миллион баксов, экономика неизбежно должна импортировать что-нибудь полезное на тот же миллион баксов, причём отказ от целеустремлённого импорта этого чего-нибудь приводит к изменению курсов валют и автоматическому импорту чего придётся. Пошлины, естественно, не помогают, а только перемещают лишние баксы от частных лиц к государству, которому их точно так же нужно будет потратить (хотя, конечно, тут можно будет как раз тратить целеустремлённо, в том числе и через регулировку пошлин).
А проблема в том, что если на этот миллион баксов закупаются импортные сосиски, например, то хотя общество в целом оказывается богаче на кучу сосисок (то есть повышается уровень жизни етс но отечественное сосисочное производство немедленно загибается.
Поэтому маза нефтебаксы тратить на то, что в стране не производится и/или объявлять некоторые отрасли беспонтовыми, убивать их, но субсидировать небольшое количество на всякий случай. Например: очень мазёво импортировать удобрения и понижать цену на солярку на внутреннем рынке, тогда сельское хозяйство станет прибыльным, снизятся цены на еду и все граждане получат повышение качества жизни без каких либо вредных побочных эффектов (а отечественные производители удобрений переквалифицируются). В принципе, можно покупать непосредственно зерно, тогда опять же подешевеет и хлеб, и мясо, но в заповедники придётся переводить всех зернорастителей, а это неприкольно, стратегический продукт, как никак. Цену на электричество можно неслабо опустить, тоже полезно. Ну и вообще на бензин, а то что за фигня? Короче, маза закупаться сырьём типа.
Потом, когда люди перестанут хронически недоедать, можно покупать компы, мобильники етс. Ну то есть снизить ввозные пошлины вплоть до отрицательных. Тогда у всех будут компы и мобильники. Всё равно их тут никто не делает.
Как-то так, видимо. Ну и конечно необходимо национализировать весь нефтегазовый комплекс (или налоги/пошлины поднять дофига как сильно чтобы полученным миллионом баксов могло распоряжаться государство, а не отдельные частные лица.
план путина прям :grin: :grin: :grin:
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: