Теоретическая физика -- настоящая и гопническая

Brina

Вот объясните мне такую вещь. Выступаешь с докладом перед крутыми теоретиками. И говоришь "Коллапс солитона" (как бы дико это не звучало) — и ты крутой, свой. А говоришь "Самофокусировка" — и ты почти экспериментатор, прикладник, гопник и быдло. Или там: теория суперструн — это мегакруто. Хотя понятно, что с экспериментальными подтверждениями — ботва. А когда копаешься в экспериментальных данных, пытаешься согласовать с ними свою теорию — опять гопник. Если квантуешь классическое решение — ты крут, хотя часто это лишено всякого смысла, квазиклассики тридцать три раза за глаза... Все три глаза.
Можно еще массу примеров привести. Хотелось бы спросить — почему Теоретики (именно с большой буквы) так далеки от народа (экспериментаторов)? Почему сводить теорию с экспериментом — это гопничество? И вообще, что за стремление к физике ненаблюдаемых явлений?..

antill

И вообще, что за стремление к физике ненаблюдаемых явлений?..

Brina

Так нет. Таким теоретикам особо то бабла не дают... Вот в чем засада.

stm7543347

Ты ваще с какой теории гравитации?

antill

это шутка была
правда, вероятно, в том, что каждый аффтар имеет своё видение того, куда должна развиваться наука... а именно, она должна развиваться так, чтобы исследования аффтара стали внезапно актуальными и объясняющими что-то очень-очень важное
теоретики и экспериментаторы поплёвывали в адрес друга имхо всегда после выделения в среде учёных тих двух ипостасей
(истеки ядовитой слюной, Гимли) У химиков есть такое понятие как "меловая химия". Настоящая, живая химия --- руками в лаборатории, а выдуманная, меловая --- мелом на доске.

antill

Ты ваще с какой теории гравитации?
пять!

mtk79

Выступаешь с докладом перед крутыми теоретиками. И говоришь "Коллапс солитона" (как бы дико это не звучало) — и ты крутой, свой. А говоришь "Самофокусировка"
Судя по этим данным (если тут не было гипотетических аллегорий из больного воображения Вы говорили и то, и другое. Т.е. Вы — бисексуал. А, значит, должны быть готовы, что не примут за своего ни те, ни эти.
Всегда Ваш, КО.
Если же вся эта ситуация - Gedankenexperiment — то ответ Вы так же себе смоделируйте

mtk79

Из этого, не побоюсь этого слова, крика души осталось неясным: так Вы за какую теоретическую физику — настоящую или гопническую?

Brina

теоретики и экспериментаторы поплёвывали в адрес друга имхо всегда
Я и сам поплевываю в них, но работать как-то надо. Иначе очень легко научиться получать безумно красивые аналитические и численные решения, не значащие ничего, что могло бы быть наблюдаемо.

Brina

Т.е. Вы — бисексуал.
Скорее тогда бисайнсит... Но нет. Я гордо говорю — самофокусировка!

Brina

Я — скорее за гопническую.

Jeton89

Ты не обобщай. Гопником считают конкретно тебя, и по вполне понятной причине. Ты ни экспериментатор ни нормальный теоретик. Так, ни рыба ни мясо.

karim

ээ, а что в этом плохого?

mtk79

А в чем тогда проблема?
Вы за гоптеорфизику, считаете себя гопником-теорфизиком и остальные тоже считают Вас гопником. — Казалось бы радоваться надо: вот оно, Признание! Но нет, Вы все равно чем-то недовольны...
Вы только представьте, если бы все теорфизики были столь же прекрасны, как Вы, т.е. являлись теорфизгопотой: как же это было бы скучно и неинтересно — не было бы этих ненавистных очкастых снобов-профессоров, приходящих в оргазм при произнесении "аннигиляция солитона на инстантоне" и т.д. и т.п.

Brina

Я недоволен тем, что меня считают гопником... Не настоящим теоретиком...

mtk79

Вы только что доказали, что быть гопником — прекрасно. Что настоящая теорфизика — гопническая. Значит, Вы занимаетесь любимым делом и Настоящей Теорфизикой.
Гордиться надо, батенька!

Brina

Пусть перешло во флуд. Проблема в том, что мне как-то хочется признания и от "этих" людей.

Brina

А если серьезно... Как-то мне не нравится, что люди, занимающиеся физикой ненаблюдаемых явлений, считаются очень крутыми и не уважают "пацанов", занимающихся чем-то более реальным.

mtk79

Прибавлять ноль. Умножать на единицу. Дифференцировать экспоненту. Брать Фурье от Гаусса.
Свертывать с дельта-функцией не пробовали?

Brina

Я хотел еще вписать — загонять солитонное решение в уравнение распространения... Но слишком длинно получилось. А про свертывать с дельта-функцией — это идея.

BSCurt

А если серьезно... Как-то мне не нравится, что люди, занимающиеся физикой ненаблюдаемых явлений, считаются очень крутыми и не уважают "пацанов", занимающихся чем-то более реальным.
Так очевидно ж, любое быдло может изучать то что можно «пощупать», а ты попробуй изучать то, что даже непонятно существует ли.

demiurg

считаются очень крутыми и не уважают "пацанов", занимающихся чем-то более реальным.
ну так это в их же среде. в принципе в своей среде все же считают, что они занимаются самыми важными и интересными вещами

lenmas

Так очевидно ж, любое быдло может изучать то что можно «пощупать», а ты попробуй изучать то, что даже непонятно существует ли.
Это как в математике --- ввести объекты, составляющие (неявно) пустое множество? :grin:
И потом доказывать про них теоремы :cool:

Lene81

занимающиеся физикой ненаблюдаемых явлений
Это как?

igor_56

почему Теоретики (именно с большой буквы) так далеки от народа (экспериментаторов)

Я думаю, зрелый человек вполне отдает себе отчет в том, что такое деление на "быдло" и "небыдло" в науке - это пошлость и проявление юношеского максимализма. Другое дело, что многие ученные так и не становятся взрослыми людьми в силу своих аутических наклонностей, поэтому упомянутый максимализм сопутствует им всю жизнь, но им это наверно можно простить.

lena1978

не срать в зачотном треде!

L2JVIDOCQ

Как-то мне не нравится, что люди, занимающиеся физикой ненаблюдаемых явлений, считаются очень крутыми и не уважают "пацанов", занимающихся чем-то более реальным.
Дело в том, что такие люди - сами гопники по характеру, поэтому их мнение можно пренебречь. Еще у меня наблюдение, что такое происходит в институтах ран, где самый последний мнс считает себя крутым и смотрит на всех свысока. У себя я такого не замечал. Наоборот, людям интересно послушать какого-нить феноменолога, чтобы узнать как их идеи пытаются проверить вживую.

antill

занимающиеся физикой ненаблюдаемых явлений

Это как?
Трурль и Клапауциус были учениками великого Цереброна Эмдеэртия, который целые сорок лет излагал в Высшей Школе Небытия Общую Теорию Драконов. Как известно, драконов не существует.
Эта примитивная констатация может удовлетворить лишь ум простака, но отнюдь не ученого, поскольку Высшая Школа Небытия тем, что существует, вообще не занимается; банальность бытия установлена слишком давно и не заслуживает более ни единого словечка. Тут-то гениальный Цереброн, атаковав проблему методами точных наук, установил, что имеется три типа драконов: нулевые, мнимые и отрицательные. Все они, как было сказано, не существуют, однако каждый тип - на свой особый манер. Мнимые и нулевые драконы, называемые на профессиональном языке мнимоконами и нульконами, не существуют значительно менее интересным способом, чем отрицательные.
В дракологии издавна известен парадокс, состоящий в том, что при гербаризации (действие, отвечающее в алгебре драконов умножению в обычной арифметике) двух отрицательных драконов возникает преддракон в количестве около 0,6. По этой причине мир специалистов разделился на два лагеря: члены одного придерживались мнения, что речь идет о доле дракона, если отсчитывать от головы; сторонники другого помещали точку отсчета в хвост.
Огромной заслугой Трурля и Клапауциуса было выяснение ошибочности обеих упомянутых точек зрения. Друзья первыми применили в этой области знания теорию вероятностей и создали тем самым вероятностную дракологию, из которой вытекает, что с точки зрения термодинамики дракон невозможен лишь в статистическом смысле, подобно домовому, эльфу, гному, троллю, ведьме и т.п. Из формулы полной невероятности оба теоретика получили коэффициенты регномизации, разэльфивания и пр. Из этой же формулы вытекало, что самопроизвольного появления дракона следует ожидать в среднем около шестнадцати квинтоквадриллионов гептиллионов лет.
Безусловно, весь этот круг вопросов оставался бы интересной, но чисто математической редкостью, если бы не прославленная конструкторская жилка Трурля, который решил исследовать задачу экспериментально. А поскольку речь шла о невероятных явлениях, Трурль изобрел усилитель вероятности и испытал его сначала у себя дома, в погребе, а затем на специальном, основанном Академией Дракородном Полигоне, или Драколигоне. Лица, незнакомые с общей теорией невероятностей, и по сей день задают вопрос, почему, собственно, Трурль сделал вероятным именно дракона, а не эльфа или гнома, однако задают его по невежеству, ибо им неизвестно, что дракон попросту имеет большую вероятность, чем гном. Трурль, видимо, намеревался пойти в своих опытах с усилителем дальше, но уже первые эксперименты привели к тяжелой контузии - виртуальный дракон лягнул конструктора. К счастью, Клапауциус, помогавший налаживать установку, успел понизить вероятность, и дракон исчез.
Вслед за Трурлем многие другие ученые повторяли эксперименты с дракотроном, но поскольку им недоставало сноровки и хладнокровия, значительная часть драконьего помета, серьезно покалечив ученых, вырвалась на свободу. Только тогда обнаружилось, что эти отвратительные чудовища существуют совершенно иначе, чем, например, шкафы, комоды или столы: дракон характеризуется в первую очередь своей вероятностью, как правило, достаточно большой, раз он уже возник. Если устроить охоту на такого дракона, да еще с облавой, то кольцо охотников с оружием, готовым к выстрелу, натыкается лишь на выжженную, смердящую особой вонью землю, поскольку дракон, когда ему приходится туго, ускользает из реального пространства в конфигурационное. Будучи скотиной нечистоплотной и необычайно тупой, дракон делает это, разумеется, руководствуясь инстинктом.
Примитивные особы, не могущие понять, как сие происходит, петушась, домогаются увидеть это самое конфигурационное пространство, не ведая того, что электроны, существования коих никто в здравом рассудке не оспаривает, также перемещаются лишь в конфигурационном пространстве, а судьба их зависит от волн вероятности, Впрочем, упрямцу легче настаивать на несуществовании электронов, чем драконов, поскольку электроны, по меньшей мере в одиночку, не лягаются.
Коллега Трурля, Гарборизей Кибр, первым проквантовал дракона, введя константу, называемую дракнетоном, которой, как известно, кратны числители драконов; он определил также кривизну их хвоста, за что едва не поплатился жизнью. Но разве же интересовал этот успех широкие слои населения, страдавшего от драконов, которые вытаптыванием посевов, общей своей назойливостью, ревом и испусканием пламени наносили огромный ущерб, а кое-где даже требовали дани в виде девиц?
Разве же интересовал несчастных обывателей тот факт, что драконы Трурля, будучи индетерминированными, а стало быть нелокальными, ведут себя, хоть и в согласии с теорией, однако вопреки всяким приличиям, что теория эта предсказывает кривизну их хвостов, уничтожающих села и нивы? Стоит-ли удивляться, если широкие слои, вместо того чтобы по-настоящему оценить достижения Трурля, совершившие подлинный переворот в научных воззрениях, поставили их ему в вину, а кучка заядлых обскурантов даже чувствительно побила знаменитого конструктора.
Однако Трурль вместе со своим другом Клапауциусом неутомимо продолжал исследования. Из них вытекало, что дракон существует на уровне, зависящем от его настроения и от состояния общего насыщения, а также что единственным надежным методом ликвидации является сведение вероятности к нулю и даже к отрицательным значениям. Как не понять, что эти исследования требовали много труда и времени, а между тем драконы, находясь на свободе, свирепствовали в свое удовольствие, опустошая многочисленные планеты и спутники, и, что еще прискорбней, даже плодились. Это дало Клапауциусу повод опубликовать блестящую работу под заглавием "Ковариантные переходы от драконов к драконьим отродьям как частный случай перехода из состояний, запретных физически, в состояния, запрещенные полицией".
Эта работа наделала много шума в научном мире, где все еще широко обсуждался знаменитый полицейский дракон, посредством которого бравые конструкторы отомстили злому царю Жестокусу за несчастья своих неоплаканных коллег. Какие ж возникли пертурбации, когда стало известно, что некий конструктор, по имени Базилей и по прозванию Эмердуанский, путешествуя по всей Галактике, одним лишь своим присутствием вызывал появление драконов там, где до этого их никто в глаза не видел. Когда всеобщее отчаяние и состояние национальной катастрофы достигали кульминации, он являлся к властелину данного государства, чтобы, поторговавшись вволю и взвинтив гонорар до головокружительных размеров, заняться истреблением чудовищ. Последнее ему почти всегда удавалось, хотя никто не знал, каким способом, ибо он действовал скрытно и в одиночку.
Впрочем, Базилей лишь статистически гарантировал успех драколиза, а с той поры, как некий монарх воздал ему лучшим за хорошее, уплатив дукатами, полновесными также лишь статистически, он стал подвергать унизительному исследованию посредством царской водки природу желтого металла, которым ему платили. В эту-то пору Трурль и Клапауциус встретились в один погожий денек и между ними произошел следующий разговор.... далее здесь: http://e-lib.info/book.php?id=1121021017&p=5

Brina

ну так это в их же среде.
Занимаясь теорией НАБЛЮДАЕМЫХ явлений волей-неволей приходится с ними общаться...

Brina

К физике ненаблдюдаемых явлений в оптике относится 7/8 солитонов. А главная теория ненаблюдаемых явлений — теория супер-гипер-триппер-струн.

Brina

деление на "быдло" и "небыдло" в науке - это пошлость и проявление юношеского максимализма
Это реальность жизни... И вообще. Тогда везде такое деление — пошлость.

seregen-ka

Подход должен быть такой: вы все тут уебки старые, нихера не понимаете в моей заебенной теории, смиренно внимайте и не выебывайтесь, - "подойдите ко мне бандерлоги".

fabio

деление на ноль это пошлость -
а гопники и быдло это просто классификация

Brina

Среди них и молодые встречаются... Очень амбициозные. А вообще в Стади материться — плохо!

ereyzer

Хотелось бы спросить — почему Теоретики (именно с большой буквы) так далеки от народа (экспериментаторов)?
А мне кажется, это потому, что далеки от народа именно теоретики с маленькой буквы, те, у которых есть комплекс неполноценности. "Крутизна" у них является просто самозащитой. Неокоторые из таких "крутых" со временем превратятся в больших и мудрых учёных, и тогда вся крутизна пропадёт, и они поймут, что теория и эксперимент - звенья одной цепи, которые не могут существовать по отдельности.
Ведь никто из действительно мудрых людей не кичится своей крутизной, её у них просто нет. Всегда так: чем больше человек знает, тем шире у него граница соприкосновения с незнанием, и он тогда понимает, что на самом деле знает очень мало.

Brina

Ты не прав! Совсем не прав!
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: