Дальнобойщики ездят по одному

MAKAR-61

В 90-е по НТВ шел один из первых русских качественных сериалов - "Дальнобойщики", с Гостюхиным и безвременно ушедшим недавно Галкиным в главных ролях. Сериал, натурально, рассказывал о приключениях на бескрайних просторах России двух напарников - водителей-дальнобойщиков.
Прошло чуть больше 10 лет, но сериал уже устарел. Дело в том, что нынче дальнобойщики почти не ездят парами - "невыгодно". Дальнобойщик нынче в кабине один. Причем не сказать, чтобы время доставки грузов существенно удлинилось... Отставший от жизни читатель спросит - как так? Ведь два водителя всегда будут быстрее одного! Когда едут вдвоем, один отдыхает, второй ведет машину, потом меняются. А если за баранкой один - значит, он спит, и в это время машина стоит!
Не совсем так. Нынешние "гостюхины", потерявшие в бурных волнах путинской России своих "галкиных", просто едут "так" - то есть без отдыха. Сидят за рулем до упора. Падают, но ведут машину - свой огромный "трак".
Принято считать, что таковы нынче требования "современного капитализма": мол, что поделать, приходится работать вдвое больше, больше утомляться, ничего не поделаешь... Дело, однако, в том, что утомлением вопрос вовсе не ограничивается: водители "траков" не просто устают - они РИСКУЮТ. Когда дальнобойщик вместо 10 часов за рулем проводит за ним все 20 ч - у него притупляется реакция, начинают слипаться глаза, становятся менее резкими движения. Это неизбежно; особенно, если это происходит ночью, на темной дороге, когда свет фар вырезает из темноты лишь узкий участок...
Все дело в том, что это - общая тенденция. По всей России на производстве не просто возрастает, говоря попросту, уровень эксплуатации - то есть когда рабочего вынуждают (часто - практически за те же самые деньги) выполнять больше работы за меньшее время; это считается хорошо, это "рост производительности труда". Однако повсеместно этот самый "рост производительности" обеспечивается параллельным - а то и опережающим! - ростом уровня РИСКА. Почему-то в нашей бедовой стране производительность растет вместе с опасностью самого процесса производства. Дальнобойщик тут только один из примеров, и не самый яркий.
Приведу еще несколько примеров из того же ряда. К примеру, почти по всем "живым", то есть что-то производящим или перевозящим предприятиям в РФ за последние годы прошли не одна, а несколько волн т.н. "оптимизаций", говоря проще - сокращений персонала. Штаты сокращали пачками, в итоге на множестве заводов, фабрик и комбинатов он нынче меньше не на проценты, а в разы - 3, 4, 5 и более раз. Принцип, очевидно, тот же, что и в случае с парой дальнобойщиков: избавились от "лишнего рта" - сократили издержки, следовательно - увеличили прибыль.
Проблема, однако, в том, что "лишний" напарник все же не был совсем лишним - он все-таки должен был в определенные моменты вести машину. По идее, сокращение персонала надо было бы компенсировать какими-то иными мерами, заменяющими сокращенных работников - автоматизацией там, или какой-то революционно более эффективной организацией труда оставшихся... На деле же во многих случаях вся "компенсация" ограничилась лишь повышением нагрузки на оставшихся: на них "повесили" функции убранных напарников, с копеечной оплатой за совмещение или вообще без оной. Причем на большом количестве производств персонала стало не хватать просто физически - из-за чего работники вынуждены чаще работать сверхурочно, выходить на 2 смены подряд, переходить на 3х-сменный график при 12-часовой смене и т.п. Естественно, в этом случае не так уж мала вероятность, что на переутомленном шахтере или слесаре скажется "эффект дальнобойщика": просто если прикрывший на минуту глаза шофер улетит в кювет, то рабочий прозевает приближение сзади многотонного крана, а шахтер заснет на конвейерной ленте и свалится с 5 метров вместе с тоннами угля в углехранилище...
Но "оптимизация" и связанное с ней переутомление - далеко не полный перечень угроз. Все чаще в последнее время хозяева и менеджеры производственных холдингов с ужасом смотрят на цифры травматизма на своих предприятиях. Люди гибнут или получают серьезнейшие увечья, ведя себя так, словно вообще незнакомы с правилами техники безопасности. Они "упорно" работают в так называемой "активной зоне" огромных заводских агрегатов, проводят мелкий ремонт и уборку конвейеров без обязательного их выключения, "варят" (работают сваркой) стоя на неустойчивой лестнице, гоняют тяжелые грузовики на повышенной (неразрешенной) скорости по гололеду, "чинят" проводку высокого напряжения, не отключая это самое высокое напряжение, и т.д. и т.п. Причем все это проделывают не какие-то новички, еще не знающие что к чему, а наоборот - опытнейшие работники, часто со стажем в 10, 20 и более лет!
Апофеоз - это, конечно, проникшие в прессу рассказы о шахтерах с шахты "Распадская", которые якобы сами специально портили импортные приборы контроля уровня метана в воздухе шахты: по сигналу о повышенной концентрации метана шахтеры должны были бы срочно прекращать все работы и подниматься на поверхность - а они этого не хотели, хотели "делать план" - вот и сделали...
Ко мне как к специалисту по "производственной социологии" и обращались представители холдингов: проведите исследование, объясните - что происходит? Почему наши рабочие так себя ведут? Они что все - самоубийцы? Им жизнь не дорога?! Московские специалисты по корпоративному управлению персоналом говорили даже с некоторой обидой: мы их (работников холдинга по всей России) учим-учим, разрабатываем плакаты, правила по ТБ (технике безопасности заставляем всех их учить, сдавать по ним зачеты и экзамены - а поди ж ты! Они все равно переутомляются, выходят на работу как сомнамбулы, лезут в "активную зону", снимают очки и каски... ПОЧЕМУ?
И излагали даже свою теорию, которую им хотелось бы подтвердить: мол, дело действительно в каком-то специфически искаженном восприятии реальности, присущем старым, опытным работникам, в каком-то "притуплении чувства опасности", будто бы всем им свойственном. Другими словами, если говорить попросту: они очень хотели бы услышать, что рабочие немного (или "много") сумасшедшие, "не такие как мы" - потому и лезут, куда не надо, и гибнут от этого...
Рассказывать о конкретных примерах из моего исследования я, естественно, не могу - корпоративная этика, конфиденциальность и все такое. Но в этом и нет нужды; для иллюстрации вполне достаточно информации, имеющейся в открытых источниках. Въедливым читателям могу лишь сказать, что я знаю, поверьте, гораздо больше примеров, чем привожу здесь - причем из самых разных производственных сфер. Ситуация везде примерно одна и та же.
Я провел фокус-группы с рабочими на десятке разных предприятий - и одно могу сказать на 100%: они показались мне какими угодно, но только не сумасшедшими. Я бы даже сказал, что это люди не просто нормальные, а супернормальные. Они работают за ОЧЕНЬ небольшие деньги, и их нагрузка действительно колоссальна, причем - постоянно растет. Я побывал внутри многих из этих предприятий (Заказчики хотели, чтобы я изучил все "на своей шкуре") - некоторые из них показались мне, буквально, настоящим адом. Но там, в диких условиях, при нагрузках порой на грани физического выживания - они-таки дают ПРОДУКТ. Которым, между прочим, все мы так или иначе пользуемся.
Так вот вопрос, мучивший моих заказчиков из теплых офисов: хотят ли эти люди жить? Ответ таков: БЕЗУСЛОВНО, ДА. Так почему же тогда они идут - да, идут! - на постоянное, СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ нарушение правил техники безопасности?!
Давайте вернемся на минуту к тем, с чего мы начали - от рабочих к дальнобойщикам. Шофер спит 4 ч, 20 часов без перерыва гонит свою фуру по весьма и весьма НЕПРОСТЫМ российским дорогам - всё, лишь бы успеть "в срок". Вопрос - надо ли ему доплачивать, помимо платы за стандартные транспортные услуги, еще и "за риск"? Ведь он реально рискует своей жизнью?!
Если вы зададите такой вопрос грузоотправителю, то он сначала не поймет, о чем вы, а потом, вполне возможно, обидится. За что платить? Какой риск? Да, - скажет он вам, - допустим, что "дальнобой" уснет за рулем на 19-м часу "гонки" - и на полном ходу врежется в стоящую на обочине цистерну с бензином. Он, понятно, погибнет в огне; но ведь вместе с ним погибнет и весь мой груз! К чертовой матери полетят обязательства поставки, груз не просто не придет вовремя - он не придет НИКОГДА!
Ни грузоотправитель, ни хозяин фуры - работодатель водителя - не могут платить ему "за риск", так как этот риск включает в себя не только жизнь работника, но и сохранность груза и самой фуры. Факт тот, что никто - ни заказчик, ни работодатель - не заинтересованы в том, чтобы дальнобойщик рисковал; им этот риск совершенно ни к чему. Для них груз и сама фура стоят гораздо дороже жизни работника.
Поэтому "за риск" никто не платит; "по умолчанию" обеими сторонами риск понимается как исключительно личная ответственность работника, его "страх и риск". Да и как это будет выглядеть - спросит нас хозяин фуры, - что, "я тебе заплачу, чтобы ты рискнул чужим грузом и моей фурой"?!
Мы опять приходим к тому же вопросу: почему же на риск идет работник? Идет, понимая, что ему НИКТО не будет его риск компенсировать? Более того - ЗНАЯ, что если "не повезет", то на 99% его риск будет интерпретирован работодателем как его же вина?
Планы и риски
Отчего же люди рискуют, причем – рискуют массово? На фокус-группах я специально просил рабочих рассказать мне о причинах тех или иных несчастных случаев. Официальная интерпретация мне уже была известна: «неосторожность», «халатность», «безрассудство», «нежелание рабочего соблюдать требования ТБ». Однако в подавляющем большинстве более подробный анализ с участием рабочих показывал иное: жертва нарушала, потому что хотела выполнить ПЛАН.
Напряженность плановых заданий на российских заводах постоянно растет, невзирая на все «оптимизации». Причем – не только персонала: на заводах нынче «оптимизируют» всё. К примеру – количество плановых ремонтов оборудования (ремонтируют реже, следовательно – оборудование меньше простаивает). Или – закупают новые мощные агрегаты, не оплачивая постпродажное обслуживание. Тоже экономия! А ремонтировать заморские машины будут заводские умельцы из подручных материалов – правда, если их тоже раньше не «оптимизируют».
Повсеместно продлеваются сроки эксплуатации оборудования, и никакой государственный Ростехнадзор не в состоянии с этим справиться. По бумагам, к примеру, некий станок или конвейер уже лет 5 назад выработал уже второй срок эксплуатации – однако ему «продлевают» этот срок еще лет на 10, да заодно повышают для него норму выработки. Это не какой-то Кафка – это ФАКТЫ. Говорить с рабочими очень интересно – после них любой Беккет не удивит, покажется МХАТом… Рабочие знают – они на этих агрегатах 50х, 60х, а то и 40-х годов выпуска работают, «дают план».
Как это влияет на безопасность труда? Естественно, самым пагубным образом. Чем «древнее» станок или агрегат, тем чаще он выходит из строя, тем чаще его надо «подлатывать» - однако времени на ремонты нет! Оборудование должно работать, «давать план». Поэтому опытные рабочие изловчаются ремонтировать капризную технику «на ходу», не выключая – или же умудряясь втискиваться с ремонтом в узкие технологические перерывы. О том, чем чреваты попытки копаться в невыключенных центнерах и тоннах металла, написано в методичках по ТБ и показано в учебных фильмах…
Не лучше становится ситуация и тогда, когда поступает новая техника. Рабочие уже знают и редко радуются новым поставкам. Они знают, что новая импортная техника стоит дорого, и, значит, с ее появлением план резко увеличат – ведь деньги надо «отбивать». Причем скорее всего – план увеличат непропорционально ее возможностям, а еще больше: новая техника станет работать сразу «на износ», форсированно – и, соответственно, возрастет опасность для тех, кто работает рядом с ней.
Слушая рабочих, я пришел к выводу, что рискуют они вовсе не потому, что у них «бурлит адреналин», не потому, что они этого хотят; самое поразительное – они рискуют, потому что осознают это как свою должностную обязанность. Корпорации воздействуют на них двусмысленно: с одной стороны, они повсюду развешивают плакаты с правилами ТБ, показывают учебные фильмы и проводят инструктажи – но с другой стороны, всем строем всей РЕАЛЬНОЙ организации труда они доказывают работнику другое: что главное для работника – это ПЛАН, и что ради этого он ДОЛЖЕН идти на риск.
Лучше всего сказал об этом один бригадир. Когда я спросил, чем же, все-таки, отличается «опытный» работник от «молодого», от «зеленого новичка», он ответил, пожав плечами: «Опытный, квалифицированный работник – это такой, который может делать свою работу опасным образом». Вот так! Молодой, новичок – он будет работать «по правилам», поскольку по-другому никак не умеет; и он сделает работу, но будет делать ее ДОЛГО, и, следовательно, неэффективно; а старый, опытный работник – он сделает «по понятиям», пусть неправильно, но БЫСТРО, то есть, опять-таки, эффективно.
Что значит в данном случае эффективность? Да все тот же ПЛАН, количественные показатели. Тот, кто работает быстро, произведет больше единиц продукции за заданное время. Работать «по правилам», в том числе и по правилам ТБ, неэффективно, потому что ВРЕМЯ. Таковы и есть на сегодня правила – Правила Российского Производства. Надо
а) минимизировать издержки (на персонал, на ремонт, на обновление, на закупки) – и таким образом резко повысить уровень эксплуатации всего имеющегося в наличии, и персонала, и «железа».
б) максимизировать «выпуск», то есть выполнить и перевыполнить плановые задания.
Отсюда и повышение риска: если и кадровый состав, и оборудование работают в буквальном смысле «на износ» - сбои и аварии в таком режиме не просто неизбежны, они запрограммированы. Их не может не быть. Они и есть.
Взрывы на «Распадской»
И вот теперь давайте вернемся к самому, пожалуй, жуткой в новейшей российской истории производственной катастрофе – взрывам на шахте «Распадская» в Кемеровской области, когда погибло более сотни шахтеров, а сама шахта вышла из строя практически полностью на неопределенный срок.
Почему не сработала сигнализация об опасных концентрациях метана, так и не последовало внятного ответа от официальных структур. Однако наиболее распространенная версия – что все-таки шахтеры там что-то «подкручивали», потому что при жестко сдельной оплате труда им было крайне невыгодно при каждой «тревоге» подниматься на поверхность.
Я говорил с шахтерами и горными инженерами (не оттуда, с другими шахтерами и инженерами) о «Распадской». Их мнение таково: да, рабочие вполне могли заклеивать скотчем или еще чем датчики уровня метана, которые есть во всех «стволах» и штреках. Другое дело, что те же шахтеры подняли на смех идею, будто бы такой простой способ достаточен, чтобы обмануть автоматику. Все на шахте знают: данные со всех датчиков выводятся «наверх»: все заклеить невозможно, а заклеивание некоторых, «чтобы не мешали», станет сразу же заметно диспетчерам в здании шахтоуправления.
Другими словами, «игры» с датчиками были возможны только в одном случае: если бы руководство, по крайней мере – средний инженерно-технический персонал «было в курсе» этих игр и дало на них свое негласное «добро». Почему? Да все по той же причине: нужен план, необходимо обеспечить непрерывность производства, уголь «на гора» должен поступать постоянно, без сбоев. Шахтер-ГРОЗ (горный рабочий очистного забоя) шел, безусловно, на огромный риск – но он не мог обеспечить себе его самостоятельно; ему разрешила СИСТЕМА, просто потому, что она так устроена и «наверху» - то есть нацелена прежде всего на обеспечения плана добычи угля.
Так что, правы коммунисты?
И вот тут мы подходим, пожалуй, к самому главному – тому, ради чего я и пишу этот пост. До этого момента, соглашусь, я не говорил ничего особо нового. Все, о чем я веду речь, в рамках привычного всем в России «левого» дискурса – о закабаленных людях труда, о буржуях-кровопийцах и т.д. Та же «Распадская» - это, как считается, чуть ли не исконно-посконная «территория коммунистов», их база, ключевая тема, с которой их не собьешь и откуда они могут пачками извлекать свои лозунги. С их объяснениями согласится любой средний российский читатель, даже если он «в целом» коммунистам не очень сочувствует.
Как объяснят взрыв коммунисты? Ну, конечно же, дело тут в том, что «таков капитализм». «Вы этого хотели – вы это получили». Безусловно, «буржуям сто раз наплевать на простых людей». Да, «они отправили на смерть сотню шахтеров, оставили сиротами их детей и вдовами их жен – а почему? Да потому что им наплевать на жизни рабочих (как и учили нас Маркс-Энгельс-Ленин им главное – прибыль!» Разве нет?
Конечно, буржуи и олигархи – владельцы «Распадской» - проигнорировали соображения безопасности – им ведь важен только план, этот их проклятый уголь, за который они, поди, уже получили в предоплату свои кровавые доллары или там евро! Миллионы – что по сравнению с ними сотня простых русских людей?! Такие риторические вопросы – при полном сочувствии аудитории – коммунист может задавать часами. Горе огромно, катастрофа ужасающа, сотни семей действительно лишились кормильцев… И виновато, безусловно, в том числе и руководство шахты. С чем тут спорить?
Можно лишь обратить внимание на одно бесспорное обстоятельство. А именно – на то, что некий неведомый управленец, группа управленцев или сам хозяин, решившие рискнуть жизнями шахтеров «ради своего гребаного бабла» - как раз бабла-то и не получили. Мы можем легко допустить, что некто «пошел на сознательный риск» ради сохранения непрерывности добычи угля – но несомненный факт, что в итоге добыча угля все ж таки прервалась. Причем – на неопределенный срок.
Буржуи со значками доллара вместо зрачков, толкнувшие несчастных шахтеров на риск и страшную гибель – да, это очень понятный и похожий на правду образ. Но – за исключением одной детали: полного краха. Шахта не просто встала: при взрывах погибло новейшее оборудование на десятки миллионов долларов, оказались сорваны долгосрочные договоры о поставках кокса с ведущими металлургическими комбинатами России и зарубежных стран, «курица, несущая золотые яйца» - то есть сама шахта, ценнейший актив – получила почти смертельный удар…
Миллиардные неустойки, угроза банкротства, необходимость вести дорогостоящие спасательные и поисковые работы, необходимость новых миллиардных вложений в восстановление шахты – вот итог «риска ради непрерывности добычи». И что самое должно быть печальное для «буржуя» - никакой непрерывности!
Система, заставлявшая шахтеров идти на риск «ради плана», закономерно привела к краху – и плана прежде всего. Выходит, что наш гипотетический «буржуй» не только крайне жесток, но и крайне при этом глуп?
Обратная сторона риска
Самое главное, что под этим дамокловым мечом Катастрофы работают сегодня большинство производственных предприятий. Да иначе при «работе на износ» и не может быть. Мы начали с того, что долго бились над вопросом – что же заставляет рисковать работника? Однако, по всей видимости, куда важнее вопрос другой: что же заставляет ТАК рисковать предпринимателя?
Все те факторы «оптимизации», о которых мы говорили выше – это ведь факторы риска еще и ХОЗЯИНА. Не стоит думать, будто бы «Распадская» - какое-то исключение. На грани взрыва, обрушения, пробоя сегодня – масса заводов, электростанций и так далее. Мы можем допустить, наученные марксистско-ленинской идеологией, что «буржуям-капиталистам на людей плевать». Но почему им плевать также на КАПИТАЛ? Чем объясняется такое дикое легкомыслие?
Я не знаю точного ответа, могу предложить лишь несколько гипотез.
Первый вариант, «народный». Собственностью в РФ владеют в основном – через подставных лиц или напрямую – бандиты. Версия на вид примитивная, но я бы не стал ее отвергать с порога. На самом деле очевидно, что уровень проникновения криминала в собственность должен быть очень глубок – просто потому, что в насквозь коррумпированном государстве с мафией бороться некому, и «серое» владение «заводами и пароходами» распространяется беспрепятственно.
В чем – теоретически рассуждая – должна быть основная особенность «бандитского владения»? Тем, что оно не персонифицировано, бандит не рассчитывает и не стремится к легализации владения, и его интересует в основном «кэш». То есть – та самая интенсификация СЕГОДНЯ, без особых планов на будущее. Почему бы бандиту не выжать предприятие досуха? Я не вижу причин.
Второй - политэкономический. Чрезвычайно низкий – практически для всех в РФ – «горизонт планирования». Даже вполне себе законные собственники предприятий сегодня не могут быть уверены в том, что будут владеть своей собственностью и завтра. При разгуле рейдерства и полной деградации судов кто может поручиться за сохранность собственности? Никто. Оттого люди стараются планировать на короткие сроки, стараются извлечь максимум прибыли уже сегодня. Очевидно, что сверхэксплуатация, стремление убрать все издержки сразу и выжать из железа и рабочих максимум – отсюда.
Наконец, третья гипотеза чуть более сложная. Причина многих описанных перекосов – в «вертикализации собственности». Огромные холдинги, поглотившие десятки и сотни предприятий по всей России, просто не в состоянии «чувствовать риски». Опасаясь воровства и мошенничества со стороны «провинциалов», сегодня владельцы холдингов концентрируют в своих руках – то есть фактически в руках московских клерков-экономистов – практически все нити управления производством. Такой «экономический» подход ведет к тому, что клерк из московского управления, который по должности «старше» любого директора «провинциального комбината», просто не в состоянии услышать тикание часового механизма стремительного износа, который он же и запускает своими оптимизациями и «напряженными планами».
Грубо говоря, если некий котел грозит взорваться в Пензе, в московском офисе этого не заметят никогда – до тех пор, пока он действительно не взорвется. А до тех пор – люди в Пензе будут смотреть на этот котел каждый день с нарастающим ужасом, не имея никаких ресурсов что-то с ним сделать. Тут спасает только одно – классический русский пофигизм…
Собственность у нас в стране не защищена. Система управления страной выстроена в корне неправильно, слишком много централизации. Если бы не это – дикие, уродливые, фактически неуправляемые холдинги не могли бы возникнуть, а бандиты не имели бы в стране столько власти…
А пока все так, как сейчас – работники по всей стране привыкают к мысли, что работа – не только тяжкий труд, но и постоянный риск. Работа слесарем или токарем в России сродни работе артистом цирка. Российский цирк, бессмысленный и беспощадный.

kukuev

По идее, сокращение персонала надо было бы компенсировать какими-то иными мерами, заменяющими сокращенных работников - автоматизацией там, или какой-то революционно более эффективной организацией труда оставшихся...
Вот вместо того, чтобы пиздеть, взял бы и построил православно-державно-правильный бизнес!

frostenrus

Азимка, тебя что, на мехмате статистике не научили? Чо за сопли ты притащил? :confused:

MAKAR-61

Вася, а у тебя быдлокодеры падают в голодные обмороки? Это не сопли, а художественное и достаточно яркое описание текущей ситуации, с некоторым вполне правдоподобным анализом. Все о чем написано выше можно пересказать(и многократно пересказывали) сухим языком цифр.

iloser

Все о чем написано выше можно пересказать(и многократно пересказывали) сухим языком цифр.
Поддержу No, неплохо бы всё это поддержать сухим языком цифр.

zulya67

Мне нравился "Русский транзит" с Сидихиным.

MAKAR-61

В последние годы в России смертность на шахтах в среднем втрое выше, чем в США, а в некоторые годы превышала американскую более чем в шесть раз, притом что количество занятых в угольной промышленности в обеих странах почти одинаково (133 400 в Америке и 164 800 человек в России, по данным за 2009 год).
http://www.forbes.ru/ekonomika/vlast/49740-5-shagov-k-bezopa...
что нагуглил за полминуты

frostenrus

А прочитать то что нагуглил осилил? Где там статистика что с 90-х травмоопасность повысилась? Она и была в 3 раза выше. И давай по остальным пунктам статистику, не стесняйся.

MAKAR-61

Я опубликовал текст, который мне понравился и который коррелирует с моими личными наблюдениями(общением с разного рода людьми). Искать дополнительные аргументы, я не нанимался. Не согласен? Считаешь, что не можешь пройти мимо и обязан заявить об этом? Велком, опровергни. Приведи статистику которая не оставляет камня на камне от этой статьи.

frostenrus

>Велком, опровергни.
Ну ты еще руслана опровергать предложи.

elenakozl

Где там статистика что с 90-х травмоопасность повысилась? Она и была в 3 раза выше.
А с чего она должна была повыситься после 90-ых? Совки у нас тоже людей не жалели.

darkhammer1

В начале намек даже не на "с 90-х", а на "с начала 00-х". Вот когда произошел переход от нерисковой к рисковой экономике:
Прошло чуть больше 10 лет, но сериал уже устарел. Дело в том, что нынче дальнобойщики почти не ездят парами - "невыгодно".

Подразумевается, что где-то в 2006 было норм, а сейчас в 2016 не норм.
Дальше не читал, может там еще примеры есть.

Ancifa

Совки у нас тоже людей не жалели.
а когда жалели? при царе?

elenakozl

Никогда не жалели. Рашка всегда была говном.

Brodnik

Главная проблема нашей экономики — слишком много людей. Было бы 50 млн, было бы заебись всем жить.

elenakozl

Было бы 50 млн
немцев. :smirk:

roof_loger

Когда дальнобойщик вместо 10 часов за рулем проводит за ним все 20 ч
А с тахографами что? не работают?

zulya67

Формирование региональной стратегии развития рисоводства :На материалах Краснодарского края тема диссертации и автореферата по ВАК 08.00.05, кандидат экономических наук Лысенко, Юрий Анатольевич
Рис является одной из древнейших сельскохозяйственных культур и основным продуктом питания более трети населения планеты. В настоящее время посевы риса имеются в 112 странах на площади 147 млн. га с годовым производством зерна свыше 500 млн.т. Спрос на рис на мировом рынке растет и по прогнозу ФАО к 2020 г. на 2.3% превысит спрос на пшеницу, а ожидаемое производство риса в объеме 750 млн т не сможет полностью удовлетворить этот спрос. В России площадь посевов составляет более 150 тыс.га, а основные районы рисосеяния сосредоточены на юге страны и в Приморье. В самые последние годы после периода спада наметилась, начиная с 1997, положительная тенденция роста годовых валовых сборов риса, приближаясь к объему 600 тыс.т.
Ведущим производителем риса в стране является Краснодарский край, где сосредоточено свыше 80 % валового сбора в России (84,5 % в 2002 г.). Здесь в 70.80 годы в бассейне Кубани был создан рисоводческий комплекс. При его проектировании и строительстве использовались лучшие достижения мировой и отечественной мелиоративной науки и практики. Под рисовые оросительные системы отводились земли, непригодные для богарного земледелия: засоленные, подтопляемые, заболоченные. Достоинства Краснодарского рисоводческого комплекса России признаны в мире. В странах СНГ, ряде европейских стран используются инженерные "рисовые карты-чеки Краснодарского типа". Во многих странах рис возделывается по технологиям, запатентованными российскими специалистами.
Вместе с тем в рисоводческом комплексе России накопился ряд нерешенных проблем, обусловленных, с одной стороны, общим системным кризисом АПК страны, а с другой - особенностями экономики переходного периода. В решении этих проблем значительную роль призвано сыграть научное обеспечение принятия решений по восстановлению и дальнейшему развитию рисоводства в нашей стране, по повышению эффективности функционирования комплекса в целом, а также его отдельных системообразующих блоков. Анализ сложившегося состояния показывает, что среди равных по значимости проблем повышения эффективности рисоводства особую актуальность имеет научное обоснование программы государственной поддержки рисоводства и освоение оптимальных севооборотов. Это объясняется насущной потребностью практики и логикой развития аграрной науки. Наукой и практикой доказано, что высокие и устойчивые урожаи риса можно получить только при наличии государственной поддержки в условиях научно обоснованных севооборотов. Кроме того, введение и освоение оптимальных севооборотов - основа сохранения и повышения плодородия почвы, равномерного и эффективного использования производственных ресурсов. Учитывая то обстоятельство, что на протяжении ряда лет исследованию этих проблемы не уделялось должного внимания, а ранее полученные результаты нуждаются в уточнении применительно к новым условиям хозяйствования, автор поставил перед собой следующую цель.
Цель и задачи исследования. На основе современных теоретических представлений об экономике рисоводства в переходный период и углубленного изучения практики, обосновать долгосрочную стратегию его развития в Краснодарском крае, включая оптимизацию севооборотов.
Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи: сформулировать основные принципы формирования стратегии развития рисоводческой отрасли; обосновать методические подходы проведения сравнительного анализа различных вариантов стратегии в региональном АПК; выявить тенденции и перспективы развития рисоводства в современных условиях; построить модели выбора наиболее эффективной стратегии развития рисоводства и оптимизации севооборотов с учетом природно-хозяйственных условий Краснодарского края; провести оценку различных севооборотов в рисоводстве при помощи модельных расчетов применительно к условиям региона; оценить экономическую эффективность стратегии развития рисоводства в Краснодарском крае; разработать предложения и практические рекомендации по реализации стратегии развития рисоводства в Краснодарском крае.
Объект исследования - рисоводческий комплекс Краснодарского края. Информационной базой являются экономико-статистические материалы о функционировании АПК Госкомстата России, Краснодарского краевого комитета государственной статистики, региональных органов управления АПК, нормативно-справочные материалы, отчеты научно-исследовательских институтов.
Теоретической и методологической основой исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых, законодательные и нормативные акты Российской Федерации по вопросам экономики АПК, программные и прогнозные разработки государственных органов власти и АПК Российской Федерации, институтов Российской академии сельскохозяйственных наук (ВНИИГиМ, ВНИИ риса, ВНИИЭСХ, ВНИЭТУСХ, КГАУ, ВНИПТИМЭСХ, МСХА им. К.А.Тимирязева и др.).
Научная новизна проведенного исследования заключается в следующем:
- раскрыты и уточнены теоретические положения по развитию рисоводства в современных условиях, предусматривающие принципы формирования и выбора наиболее эффективных вариантов стратегии развития отрасли;
- выявлены предпосылки развития рисоводства в Краснодарском крае на основе оценки экономической эффективности вариантов стратегии;
- предложена динамическая модель оптимизации севооборотов, с учетом фактора времени и неравноценности разновременных затрат и результатов при оценке сравнительной эффективности вариантов;
- разработана Программа развития рисоводческой отрасли региона на основе экспериментов и модельных расчетов;
- даны практические рекомендации по реализации стратегии развития рисоводства, включая модель оптимизации использования севооборотов в рисоводстве.
Практическая значимость и апробация результатов исследования. Основные научные положения диссертационного исследования были доложены на Международной научно-практической конференции "Проблемы эффективного функционирования АПК в условиях новых форм власти и хозяйствования" (г. Харьков, Украина, 2001 г.) и на Четвёртой региональной научно-практической конференции молодых ученых Краснодарского края "Научное обеспечение агропромышленного комплекса" (г. Краснодар, КГАУ, 2002 г.).
Предложения автора использованы Комитетом по рисоводству при Администрации Краснодарского края при разработке "Программы развития рисоводства в Краснодарском крае на 2003-2005 гг." Научные результаты по обоснованию мер, направленных на укрепление экономики рисоводства Краснодарского края, включены в рекомендации ГНУ ВНИИГиМ по долгосрочной стратегии развития и размещения мелиорации в регионах страны.
По теме диссертации опубликовано 7 научных работ, общим объёмом 2 п.л.
Диссертационное исследование выполнено в соответствии с тематическим планом научно-исследовательских работ ГНУ ВНИИГиМ РАСХН по заданию 12.01.01. "Разработать основные направления развития мелиораций в Российской Федерации, обеспечивающие продовольственную безопасность страны, рациональное природопользование и охрану окружающей среды".
Структура диссертационной работы. Диссертационная работа содержит введение, три главы, выводы и предложения. Она изложена на 129 страницах текста, содержит 16 таблиц, 10 рисунков, список использованной литературы.
Заключение диссертации по теме "Экономика и управление народным хозяйством (по отраслям и сферам деятельности в т. ч.: теория управления экономическими системами; макроэкономика; экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами; управление инновациями; региональная экономика; логистика; экономика труда; экономика народонаселения и демография; экономика природопользования; землеустройство и др. )", Лысенко, Юрий Анатольевич
ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ
1. Несмотря на то, что в последние годы после периода спада наметилась тенденция роста годовых валовых сборов риса, можно констатировать, что в рисоводческом комплексе России за годы переходного периода накопился ряд нерешенных проблем. Оросительные системы края находятся в неудовлетворительном техническом состоянии. Уменьшение объемов эксплуатационных работ повсеместно вызвало ухудшение мелиоративного состояния рисовых земель. В настоящее время лишь 60,1% площади находятся в хорошем состоянии, 19,3% - в удовлетворительном, а 20,6% в неудовлетворительном состоянии по засолению почв и высокому уровню стояния грунтовых вод. Из-за ухудшения экономической ситуации и крайней нехватки техники хозяйства вынуждены идти на нарушение севооборотов, когда рис по рису сеют 3-4 года. По той же причине на агромелиоративных полях не выполняются необходимые работы, и такие поля являются рассадниками сорняков.
2. Перевод орошаемых земель в богарные и отказ в связи с этим от рисоводства приводят к снижению эффективности использования земельного фонда до такого уровня, что в перспективе практически любая альтернатива сохранению и развитию рисоводства в Низовьях Кубани, бесперспективна. В то же время рисоводство в Краснодарском крае имеет большие резервы для наращивания и повышения эффективности производства в условиях адаптации к рынку.
3. В результате проведенных исследований уточнен ряд теоретических положений по повышению экономической эффективности развития рисоводства, в том числе сформулированы принципы формирования и выбора наиболее эффективных вариантов стратегии развития этой отрасли.
4. Построена динамическая модель оптимизации севооборотов, которая обеспечивает учет фактора времени и неравноценность разновременных затрат и результатов при оценке сравнительной эффективности вариантов. Рост современных информационно-технологических возможностей в АПК позволяет осуществлять квалифицированный мониторинг севооборотного участка и по мере уточнения данных и производственной необходимости ежегодно выполнять многовариантные расчеты для внесения уточнений и исправлений с целью повышения эффективности севооборотов. С организационной точки зрения такие расчеты на первом этапе можно выполнять силами специально созданной сервисной службы.
5. Результаты оригинальных численных экспериментов и модельных расчетов экономической эффективности, выполненные для рисоводческой отрасли Краснодарского края, и практические рекомендации по формированию и реализации стратегии развития рисоводства, нашли свое отражение в принятой Законодательным Собранием Краснодарского края Программе развития рисоводства на 20032005 годы. Расчеты по оптимизации севооборотов дают основание принять: для Левобережья лучшей является третья схема: многолетние травы -25,0 %, рис - 37,5 %, пар занятый - 12,5 %, озимая пшеница - 25,0 %, промежуточные посевы - 37,5 %; наличие озимой пшеницы в этом севообороте и зимующих промежуточных посевов после озимой пшеницы на сидерат и раннеспелых сортов риса дает возможность снизить норму внесения удобрений и сократить другие затраты; для Междуречья лучшей является четвертая схема: многолетние травы - 25,0 %, рис - 37,5 %, озимая пшеница - 25,0 %, пар занятый - 12,5 %, наличие террас, менее плодородных почв безусловно отразилось на соотношении затрат и результатов в пользу этой схемы; для Правобережья лучшей является шестая схема: рис - 57 %, зернобобовая смесь с последующим подсевом многолетних трав - 14,3 %, многолетние травы -14,3 %, чистый пар - 7,2 %, пар занятый - 7,2 %, промежуточные культуры - 25 %; наличие в севообороте зернобобовой смеси и многолетних трав, а также чистого пара обеспечивает относительно высокие урожаи риса на почвах, обладающих недостаточно высоким плодородием. При этом произойдет прирост продукции за счет увеличения площади посевов риса до 110 - 116 тыс. га и повышения урожайности риса до 50 ц/га.
6. Практическая реализация предложенных мероприятий будет способствовать сохранению и развитию крупнейшего на Юге России рисоводческого комплекса, обеспечивающего ежегодный сбор не менее 75 % зерна риса в стране, эффективному использованию рисовых оросительных систем, повышению плодородия почв, обеспечению трудовой занятости населения рисосеющих районов Краснодарского края и улучшению их жизненного уровня, предотвращению подтопления и затопления земель и населённых пунктов Низовий Кубани, в которых проживает около 550 тыс. человек.

zulya67

Повышение эффективности интенсификации производства риса в Китае тема диссертации и автореферата по ВАК 08.00.14, кандидат экономических наук Сунь Хаожан
Одной из наиболее распространенных зерновых культур является рис. В настоящее время его зерно служит основным продуктом питания для более чем двух третей населения Земли. Рис ф играет настолько важную роль в культуре, экономике и продовольственном обеспечении многих стран, что их политика в основном направлена на производство достаточного его количества для того, чтобы избежать зависимости от импортных поставок, объем которых весьма ограничен. Несмотря на то, что по объемам мирового производства рис занимает второе место среди зерновых культур, лишь 4 % его валовых сборов идет на экспорт, в то время как пшеницы - около 18 %.
Учитывая значение риса в жизни человечества и актуальность увеличения его валовых сборов 2004 г. решением Генеральной Ассамблеи ООН был ф объявлен Международным годом риса. Как заявила Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) интенсификация производства риса с использованием устойчивых с экономической и экологической точки зрения методов играет важнейшую роль в обеспечении продовольственной безопасности, особенно, в странах Азии и Африки.
Крупнейшим производителем риса в мире является Китай. Учитывая рост населения Китая, государственная политика этой страны всегда была направлена на увеличение объемов производства риса для удовлетворения растущего ^ внутреннего потребления. Максимальный валовой сбор риса в Китае был достигнут в 1997 г. - 202, 8 млн. т. Однако, затем его производство стало снижаться, составив в 2003 г. 162, 3 млн. т. Если в среднем за 1996-2000 гг. в стране собирали 198,1 млн. т риса (34 % от мирового производства то в 2001-2002 гг. только 176,2 млн. т (30 % от мирового производства что ниже достигнутого уровня на 11,1 %.
В среднем в 2001-2004 гг. доля Китая составила почти 30 % от мирового производства. В связи с этим многими учеными выражаются опасения, что вскоре рисовое хозяйство страны не сможет обеспечить своих жителей, и Китай в перспективе может из экспортера риса превратиться в его импортера. Между тем, по оценкам ряда экспертов, мировые цены на рис с 1998 г. выросли почти ф на треть, и не исключено, что эта тенденция будет продолжаться. Все это свидетельствует о том, что в Китае явно назрела необходимость повышения валовых сборов риса на тех же площадях.
Это обусловливает необходимость внедрения ряда интенсивных факторов производства зерна, которые бы способствовали развитию интенсификации отрасли не только в кратко-, но и в средне- и в долгосрочной перспективе, и были бы адекватными сложившимся природно-экономическим условиям Китая. Здесь особенно важен дифференцированный и научно-обоснованный подход к решению данного вопроса в зависимости от возможностей и особенностей этой щ страны.
Состояние изученности проблемы. Основные направления теоретического исследования проблемы интенсификации, ее роли в сельскохозяйственном производстве, уровне и методах государственного воздействия на этот процесс стали предметом исследования целого ряда ученых и практических работников. Имеется масса научных работ, выявляющих различные стороны этой актуальной и важной проблемы для экономики многих стран. Значительное место вопросам интенсификации сельского хозяйства отведено в работах россий-% ских ученых экономистов-аграрников: Беляева A.B., Брянских Е.П., Буздалова
А.Н., Добрынина В.А., Гатаулина A.M., Дунаева П.П., Емельянова A.M. Ефимова В.П., Карнауховой Е.С., Коваленко Н.Я., Коровкина В.П., Котова Г.Г., Оболенского И.П., Сергеева С.С., Синюкова М.И., Суслова И.Ф., Хлебутина Е.Б., Шепотько JI.A. и других.
Большой научный интерес в исследовании вопросов развития зерновой отрасли, интенсификации производства зерна и повышения эффективности этихпроцессов представляют труды российских ученых-экономистов, таких как Алтухов А.И., Белозерцев А.Г., Боев В.Р., Вермель Д.Ф., Жигалов А.Н., Казаков Е.Д., Ковырялов Ю.П., Кочетков А.И., Рябова Т.Ф., Стрелков Е.В., Толмачев A.B. Необходимо отметить и китайских ученых, занимающихся отмеченными <Ц выше проблемами - Юань Лун Пин (Yuan L.P. Пенг Ку Лиин (Pang Q.L. Key
Дин Хо (Xu D.H. Тан Зи Хин (Tan Z.H. Хуанг Ю Мин (Huang Y.M. Лу Ляо Сей (Lu L.S. Лин Юань Фей (Lin Y.F.) и многих других.
Следует особо подчеркнуть, что проблема интенсификации производства сельскохозяйственной продукции и, в том числе, риса активно разрабатывается не только российскими и китайскими учеными, но и специалистами других стран. Так, в англоязычной литературе по рассматриваемой проблеме в тех или иных словосочетаниях употребляются понятия intensification - интенсификация, intensity — интенсивность, efficiency of an intensification - эффективность ф интенсификации, level of intensity - уровень интенсивности. В период 2002
2004 гг. усилиями ФАО было издано несколько крупных публикаций, в которых представлены мнения авторитетных ученых разных стран мира по проблеме современного состояния и перспектив производства риса, в том числе с учетом его повышения на основе углубления интенсификации и более широкого применения интенсивных методов ведения рисового хозяйства.
Однако ряд теоретических и методологических вопросов по развитию и повышению эффективности интенсификации производства риса в условиях по-^ стоянного совершенствования интенсивных факторов требует более глубоких исследований, тем более, когда затрагиваются проблемы их возможного применения в определенных природно-экономических условиях конкретной страны и ее регионов. Актуальность отмеченных проблем при их недостаточной проработке применительно к особенностям и специфике рисового хозяйства Китая определили выбор темы диссертационной работы.
Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является разработка предложений по повышению эффективности интенсификации производства риса в Китае. Для достижения данной цели были поставлены и решены следующие задачи:
- обобщить теоретические и методические основы интенсификации сельскохозяйственного производства;
- выявить влияние природно-экономических условий на эффективность функционирования рисового хозяйства в Китае;
- дать экономическую оценку современного состояния развития мирового рисового хозяйства;
- определить роль производства риса в решении продовольственной проблемы в Китае;
- обосновать основные пути развития интенсификации производства риса в стране и повышения его эффективности;
- обосновать мероприятия по развитию кооперации в сфере производства риса;
- разработать предложения по совершенствованию государственной поддержки и регулирования производства риса в КНР.
Предметом исследования является зерновое хозяйство, современное состояние производства риса и уровень его интенсификации в Китае.
Объект исследования - хозяйствующие субъекты - производители риса. Теоретической и методологической основой исследования послужили труды классиков экономической науки, работы китайских и зарубежных ученых по данной проблеме, аграрная политика КНР в отношении национального производства риса.
В процессе выполнения диссертационной работы использовались различные методы экономического исследования: монографический, аналитический, экономико-статистический, расчетно-конструктивный, абстрактно-логический, графический.
Информационной базой исследования послужили данные Министерства сельского хозяйства КНР, статистика ФАО (Food and agricultural organization); справочные материалы, исследования и публикации Китайского национального научно-исследовательского института риса, Китайской академии рыболовных наук; специализированных периодических изданий; нормативно-правовые документы, проекты и программы развития сельского хозяйства Китая, а также личные наблюдения диссертанта.
Научная новизна работы. В диссертации сформулированы и обозначены следующие положения, содержащие элементы новизны:
- классифицированы теоретические и методические вопросы интенсификации производства зерна;
- предложены специфические показатели, отражающие эффективность интенсификации производства риса с учетом современных тенденций развития рисового хозяйства Китая;
- обоснованы объективная необходимость интенсификации производства риса и повышение ее эффективности в целях развития национальной экономики стран азиатского региона;
- оценены современное состояние производства зерна и развития рисового хозяйства в Китае, эффективность интенсификации производства риса на отраслевом уровне и в конкретном сельскохозяйственном предприятии;
- выявлены основные перспективные факторы интенсификации производства риса в Китае;
- разработаны предложения по развитию кооперации мелкотоварных производителей зерна в области семеноводства, обслуживания техникой, защиты растений и орошения;
- предложены параметры развития рисового хозяйства в Китае с учетом расширения внедрения и применения гибридного риса;
- обоснована необходимость и разработаны направления государственного регулирования процесса интенсификации производства риса на основе экономических методов.
Это вносит определенный вклад в углубление и совершенствование теоретических и практических аспектов интенсификации производства риса, развития и повышения эффективности этого процесса применительно к Китаю в целом и его отдельным зонам выращивания риса, что необходимо в современный период для развития рисового хозяйства в стране.
Практическая значимость работы. Использование предложений и рекомендаций по развитию интенсификации рисового хозяйства, системному применению выявленных резервов и факторов повышения интенсивности производства риса как в крупнотоварных, так и в мелкотоварных хозяйствующих субъектах аграрного сектора Китая, совершенствованию стимулирования этих процессов со стороны государства будет способствовать более рациональному и оптимальному расходованию ограниченных природно-экономических ресурсов, увеличению валовых сборов риса в стране и росту экономической эффективности его производства.
Результаты теоретических и научно-методических исследований по развитию кооперации мелкотоварных производителей в рисовом хозяйстве в области семеноводства, обслуживания техникой, использования биологической защиты растений, орошения; оценке состояния производства зерновых и уровня современного развития рисового хозяйства в Китае; совершенствования интенсивных технологий выращивания риса с учетом энерго- и ресурсосбережения, биологизации и адаптивном земледелии могут быть использованы сельскохозяйственными организациями и личными хозяйствами населения страны и других юго-восточных государств, научными учреждениями КНР при изучении данной проблемы, а также в учебном процессе при подготовке специалистов аграрного профиля как российских - при изучении курса «Мировая экономика», так и китайских.
Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации получили положительную оценку на международной научно-практической конференции ученых России и Украины в 2005 г., международной научной конференции молодых ученых «Молодые ученые - аграрной науке», посвященной 140-летию Российского государственного аграрного университета -МСХА им. К. А. Тимирязева в 2005 г.
По материалам исследования опубликовано 1 статья общим объемом 0,24 печатных листа.
Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, выводов и предложений, библиографического списка, включающего 129 источников информации (в том числе 34 иностранных и китайских, а также информационные сайты Internet приложений. Ее содержание изложено на 171 странице, включая 27 таблиц, 18 рисунков, 3 приложения.
Заключение диссертации по теме "Мировая экономика", Сунь Хаожан
ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ
Изучение теоретических положений и практического опыта по рассматриваемой проблеме китайского, российского, прочих стран; рекомендаций ФАО, исследование сложившегося уровня развития зернового и рисового хозяйств в Китае и в других Юго-Восточных странах; анализ современного состояния, перспектив и основных направлений повышения интенсификации производства риса в различных природно-экономических зонах КНР позволяют автору сделать следующие выводы и предложения:
1. Интенсификация - это объективный процесс эволюции процесса общественного производства. В сельском хозяйстве до определенного этапа развития этой отрасли процесс интенсификации протекал в примитивной форме и носил случайный, несистемный характер, выражаясь лишь в слабом развитии технологий возделывания сельскохозяйственных культур или обработки различных материалов, в результате чего снижались затраты труда на производство единицы продукции. При этом прирост производства осуществляется преимущественно за счет расширения использования природных ресурсов, то есть за счет экстенсивного пути развития. Постепенно, все возрастающая численность населения с существенно увеличившимися потребностями при слабом уровне развитии техники и технологий начало испытывать все большие трудности в получении адекватной массы продукции с ограниченных земельных и прочих природных ресурсов, что привело к возникновению объективной необходимости теоретического осмысления интенсификации и ее целенаправленного и системного применения в практике хозяйствования. В настоящее время этот процесс принимает все более осмысленный характер и непосредственно влияет на решение продовольственной проблемы в мире и его регионах.
2. В настоящее время зерновое производство - важнейшая отрасль экономики Китая, призванная обеспечить продовольствием самое многочисленное население в мире. Несмотря на то, что страна в абсолютном плане богата пашней, пастбищами, лесами, которые по площадям занимают одно из первых мест в мире, огромное население сводит к минимуму показатель этих природных благ на душу населения. На сегодняшний день практически освоены все пригодные для использования в сельском хозяйстве земли, террасированы даже сравнительно крутые склоны в тех районах, где позволяют условия увлажнения, то есть фактически резервов для расширения пашни практически не осталось. Все это свидетельствует о том, что зерновое хозяйство Китая будет развиваться в условиях ограниченности земельных ресурсов.
3. Проведенное исследование современного состояния зернового и рисового хозяйства в Китае показывает, что зерновая отрасль находятся в постоянном развитии. Структурные и количественные изменения в производстве зерновых за 1961-2004 гг. свидетельствуют об увеличении валовых сборов и доли кукурузы, в том время как другие зерновые культуры, кроме пшеницы и риса, существенно утратили свои позиции. Производство пшеницы и риса также выросло за анализируемый период, однако в 2001-2004 гг. в результате действия ряда неблагоприятных факторов их валовые сборы довольно сильно сократились по сравнению с 1996-2000 гг. Несмотря на это, в настоящее время, как и раньше, рисовое хозяйство Китая в целом обеспечивает национальные потребности населения страны в продовольственном рисе. Однако, в перспективе, во избежание возможных негативных последствий, необходимо приложить все усилия для увеличения производства риса на тех же площадях, что невозможно без использования современных методов интенсификации отрасли.
4. Современные рисовые системы могут представлять собой эффективный пример биоразнообразия и возможности получения разных видов продукции с одной и той же площади, что определяет специфику и процессов интенсификации производства риса. Выращивание последнего прекрасно совмещается с другими видами деятельности в области сельскохозяйственного производства, например как разведением рыбы или уток на насыщенных водой рисовых полях, так кормлением домашнего скота рисовой соломкой. В свою очередь утки и рыбы питаются водорослями и мелкими водными организмами, которые негативно сказываются на уровне урожайности рисовой культуры, а домашний скот используется для подготовки почвы, уборки и перевозки урожая, дает органические удобрения. Рис также произрастает вместе с овощами и фруктовыми деревьями, например бананами и кокосовым орехом. На рисовых полях имеется большое количество естественных врагов, которые уничтожают вредных для человека насекомых и сельскохозяйственных вредителей. Таким образом, рисовые системы открывают широкие возможности для диверсифицированного сельского хозяйства, улучшения питания и увеличения потенциального дохода производителей.
5. Одним из факторов интенсификации производства риса в Китае и повышения эффективности этого процесса можно считать использование совместного искусственного выращивания рыбы и риса, или так называемую технологию культивирования рыбы на рисовых полях. Искусственное разведение рыбы на полях риса может заметно увеличить производство зерна этой культуры. Исследования показали, что на площадях выращивания риса, где было правильно осуществлено культивирование рыбы, рис становится лучше, его стебель выше, метелка больше и гуще, норма проращивания семян выше и норма пустых зерен ниже. Увеличение урожая по различным исследованиям составляет от 4 % до 15 %.
6. В Китае в современный период примерно 28,5 млн. га уборочных площадей риса, из них примерно 25 млн. га в той или иной мере можно использовать для искусственного разведения рыбы. Следует отметить, что в этой стране в настоящее время, по мнению авторитетных источников, одновременное выращивание риса и рыбы используется всего на 4 % всех орошаемых земель (1,2 млн. га). По нашему мнению, если к 2015 г. на 20 млн. га уборочных площадей рыбы будет произведено в среднем 30 кг с 1 му (450 кг с 1 га - при потенциале 2252250 кг на 1 га то производство этого вида продукции с областей возделывания риса может составить 6 млн. т. Учитывая, что населения Китая, по нашим прогнозам, к указанному периоду составит 1431,1 млн. чел., то производство рыбы составит 4,2 кг в год на 1 человека.
7. В настоящее время в Китае продолжается работа по разработке и внедрению новых районированных сортов и гибридов риса, в том числе так называемого «суперриса» - высокоурожайного гибрида риса, который был включен в государственную научно-техническую программу «863». Урожайность последнего достигает 120 ц/га. В будущем наращивании потенциала урожайности новых видов семян в сочетании с применением биотехнологии будет достигнуто дальнейшее развитие. Как ожидают ученые, к 2010 году гибридный супер-рис на масштабных показательных участках будет давать урожай свыше 135 центнеров с га. Однако, как показывает практика, если в области создания новых сортов риса в Китае сложилась относительно благоприятная ситуация, то в деле их популяризации и распространения наблюдаются негативные моменты, требующие научно обоснованных решений.
8. Для того, чтобы в Китае к 2015 г. стабильно производить 248 млн. т. зерна риса, необходимо повысить его урожайность и увеличить площади посевов. Следует отметить, что в настоящее время развитие производства риса должно стать приоритетным направлением в деятельности всех структур административных, финансовых и хозяйственных органов и ведомств Китая. Для непрерывного поддержания оптимальной пропорциональности производства и потребления риса необходимо создание таких условий для развития рисового хозяйства, которые были бы достаточными для преодоления последствий, связанных с негативными погодными условиями, изменчивостью конъюнктуры мирового рынка. Особый урон рисовому хозяйству наносит переход китайских сельских производителей от тысячелетних традиций выращивания риса к культивированию овощей и фруктов. К тому же, почвы стремительно закисляются и теряют плодородие, растет процент растений, пораженных болезнями и вредителями, загрязняются грунтовые воды. Стремительная урбанизация также играет свою роль в снижении производства риса: города потребляют огромные количества воды в ущерб рисовым полям. Это вызывает необходимость в разработке адекватных способов повышения эффективности интенсификации отрасли, в том числе с учетом биологически активных методов возделывания риса, а также совершенствования стимулирования крестьян к производству этой важнейшей для национальной экономики культуры за счет ряда наукоемких отраслей.
9. На современном этапе в Китае на первое место выдвигаются вопросы разработки и внедрения прогрессивных технологий возделывания зерновых и прочих культур, обеспечивающих получение максимальной урожайности при минимальных затратах, воспроизводства почвенного плодородия, обеспечения надежной защиты от эрозии почв. В целях снижения материально-денежных затрат в производстве и обеспечения конкурентоспособности зерна риса на мировом рынке научным учреждениям Китае необходимо подготовить и предложить производству новые технологии возделывания риса, основанные на принципах энерго- и ресурсосбережения, биологизации и адаптивном земледелии. Устойчивое развитие производства риса требует не только генетических усовершенствований для повышения урожайности гибридного риса, но и более совершенных способов сбора урожая, сокращения операций после сбора урожая и разработки комплексных систем производства. Это также определяет необходимость развития национального потенциала рисоводства путем проведения профессиональной подготовки крестьян-производителей, улучшения обмена информацией о новых разработках и передачи современных технологий на места с постоянным мониторингом правильности и эффективности их использования.
10. В целях развития интенсификации производства риса в Китае необходимо развивать крупнотоварный сектор производства, основанный, прежде всего, на принципах кооперации мелких производителей. Кооперация может идти по различным вопросам функционирования рисового хозяйства в горизонтальном и в вертикальном направлении, охватывать как полный воспроизводственный цикл от поставщиков материальных ресурсов до розничной торговли готовыми изделиями, так и отдельные части этого цикла, например, интеграционные образования зернопроизводителей с поставщиками материальных ресурсов или зернопроизводителей с крупными потребителями зерна. Ее формы могут быть разнообразными. Однако, основной и стержнеобразующей их частью должны быть непосредственные производители риса - крестьянские хозяйства. Подобные кооперативные и интеграционные образования будут способствовать снижению управленческих затрат, выработке единой производственной и ценовой политике, целенаправленному и консолидированному поиску рынков сбыта, концентрации и направлению финансовых ресурсов в необходимых целях, распространению передового опыта и различной информации. В их рамках можно эффективнее решать проблемы внедрения новых научно-технических разработок, технологий, техники.
11.Исследование опыта многих стран мира, прежде всего экономически развитых, показывает, что государство с целью развития национальных зерновых хозяйств всегда активно стимулировало его интенсификацию и оказывало непосредственное влияние на темпы этого процесса. Методы и формы государственного воздействия отличались в разных странах в зависимости от совокупности природно-экономических условий, и, в том числе, от той политики, которое национальное правительство осуществляло применительно к собственному производителю, но более-менее в настоящее время (хотя и не всегда) в соответствие с требованиями Всемирной торговой организацией. Как свидетельствует практика, среди развитых стран наблюдается тенденция усиления влияния государства в зерновой отрасли с ухудшением природно-климатических условий страны. Между тем, их опыт, и, в последнее время, и опыт Китая доказывает, что государство должно развивать интенсификацию преимущественно не административными, а экономическими методами, тем более в соответствие с требованиями ВТО (что не всегда выполняется другими странами, тогда как Китай держит свои обязательства). При этом процесс интенсификации должен развиваться в условиях законов рынка, так как именно тогда возможно рациональное и оптимальное распределение и использование имеющихся ограниченных ресурсов, то есть достижение максимальной интенсивности хозяйственной деятельности.

TOXA

Во многом так и есть, замечу лишь то, что затыкать мокрой тряпкой сигнализаторы метана всегда было обычной практикой на шахтах, ибо с пласта метан прет иногда в ломовых количествах, поэтому в лаве, если шахта метановая, он всегда превышен при разработке, и вентиляция часто не справляется, хоть там и до 5 -10 метров в секунду вытяжка молотит.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: