Отзывы о работе вахатвиком на севере

alterego

Так получилось, что я пошел учиться на геологоразведочный факультет, получив диплом и квалификацию горного–инженера начал искать свое место в этой жизни и волею судеб нашел ее в строительной геологии (читать как инженерно–геологических изысканиях в строительстве), ну и свой пост хотел бы посвятить одной из командировок на севере. Всякое конечно там было и плохое и хорошее, но плохое вспоминать не буду, расскажу в целом о том как происходил процесс подготовки, выезда и сама работа вахтавиком на севере, разбавляя всё это фотографиями.

… Самолет приземлился в аэропорту «Алыкель», погода встретила снегом, холодом и диким ветром который не редок для этих мест. Погрузившись в «рыжую вахтовку» со сломанной печкой мы двинулись в сторону г. Норильска. Кто не знает аэропорт расположен в 60км (+/–) на запад от Норильска. Алыкель, Каеркан, Талнах считаются сателлитами Норильска, они как бы сами по себе, но административно входят в состав г. Норильск.
Экспедиция пролегала по следующему маршруту из г. Красноярск в г. Норильск самолётом, далее в г. Дудинка и от туда на север вдоль реки Енисей в северном направлении на вездеходах около 150 км. В связи с непогодой, отсутствием полевого лагеря, неподготовленной техникой и различными другими неурядицами пришлось выжидать начало отъезда, ожидание заняло порядка 25 дней, жили на своей производственной базе в «промзоне» старого города. Она представляла собой огромное здание нутрии которого был гараж в котором стояла вся наша техника и склады с добром, ну и жилые отсеки, кухня, баня, бильярдная, раздевалка и тд. 25 дней шли долго….кто то пил водку до потери сознания, кто пил водку до потери сознания и готовил технику и к выезду в холодную снежную пустыню, я же зависал в ноутбуке и смотрел сериальчики с перерывами на завтрак, обед и ужин.
В один из дней бригада в составе 4–х человек на вездеходе ТРЭКол поехала на разведку в тундру, для приемки полевого лагеря который повагонно был привезен из г.Дудинка на место постоянной дислокации. По дороге в авто сломалась Вебаста (отопитель) и люди по дороге грелись портативной газовой плитой, да–да той самой туристической плиткой. По итогу после этой поездки один из экспедиционеров сильно простыл и был отправлен в Красноярск. Больше ничего примечательного в этом периоде не было, поэтому перейдем к следующим эпизодам.



Отъезд
Подошло время отъезда, лагерь стоит в тундре ждет своих обитателей, погода налаживается и нам дают команду на выезд. Первое что нужно было сделать это доставить на трале гусеничную технику из Норильска в г. Дудинка (это портовый город на р. Енисей), а дальше дорога пролегала на север вдоль р. Енисей расстоянием примерно 150 км… (как я уже упоминал выше).
Забегая вперед скажу что с первого раза уехать не получилось. В Дудинку мы приезжали несколько раз, первый раз привезли на трале несколько единиц гусеничной техники, топливо и оставили это добро на одной из производственных баз дружественной нам конторы. В следующий раз мы приехали на то же место через несколько дней и вот уже выезд, чемоданы и сумки сгружены в ТРЭКол, но из за сильных морозов солярка замерзла в одном из гусеничных тягачей и выезд не состоялся…. В следующий раз с топливом произошла примерно похожая история, но так как срок мобилизации уже сорван, заказчики в ярости, а календарный план работ никто не отменял, то пришлось ехать в неполном составе, продемонстрировав свое наличие на объекте, дабы снизить градус напряженности между исполнителем и заказчиком. Выехало нас четверо, 5 геодезистов уехавших неделей ранее уже ждали нас на объекте, жили они в лагере заказчиков на одной из буровых.

Дорога
Погрузив и проверив всё вещи в ТРЭКол, заехав в магазин и купив продуктов, по дороге подобрав человека который был принят по договору на должность дизелиста (в этот вечер он был пьян в гавно и заблевал всё до чего мог дотянуться головой, но в процессе совместной работы показал себя хорошим человеком и профессионалом своего дела). Проехав г. Дудинка на соседнем берегу наблюдаем огни п. Левинские пески, сотовая связь уже перестает работать и мы прощаемся с цивилизацией на неопределенный срок. Я ехал на месяц, как же я ошибался в своих ожиданиях скажу я Вам
Едем в ночь по снежной целине (дорог там нет), ориентируясь на навигатор… Запомнилось что было очень холодно на улице, и в тот вечер я второй раз в жизни увидел всполохи северного сияния, попытался его сфотографировать но с рук фото с выдержкой вышло не очень, я не настоящий фотограф, только учусь. Когда я собирался в это путешествие я знал что меня ждет северное сияние, поэтому купил за штатив, немного ниже я покажу свои попытки фотографии этого чуда природы, можно закидать помидорами.
В подробностях не помню но добрались мы часов за 8 (на улице была полярная ночь), сначала приехали отметились у начальника буровой т.к. он был представителем заказчика на месте, после поехали в свой комфортабельный пятизвездочный полевой лагерь (жили мы в вагон городке на подобие строительному, к моменту нашего приезда он уже был выставлен на специально расчищенной и подготовленной площадке примерно в центре месторождения, 4 жилых вагона, вагон–баня, дизельная, вагон со складом ГСМ), чуть позже приехал еще один вагон.
Лагерь был по середине между разведочными буровыми (ну теми самыми которые бурят глубокие километровые скважины под разведку и под добычу нефти) в 200–250 метрах от магистральной дороги, сами буровые были на расстоянии 3–4 км друг от друга.
Магистральная дорога представляла собой укатанный и утрамбованный снежный зимник. Делали его следующим образом трактор тащил за собой так называемую волокушу (зацементированную внутри трубу диаметром около 600–700 миллиметров и хрен его знает каким весом, я думаю около 2–3–х тонн), и при помощи нее сглаживал и трамбовал снег получая приемлемую для движения колесной техники поверхность.

Ночь
Добравшись до лагеря первое что мы начали делать это оживлять дизель–генератор для подачи электричества в жилые вагончики, но тут нас ждал облом, произошло то же что и с одним из наших вездеходов, от низких температур дизельное топливо превратилось в кисель и отказывалось течь форсунки, найдя где–то в одном из вагонов тепловую пушку с автономным питанием включили и на час зарыли ее в дизельной. Сами ушли в вездеход перекусить и ожидали пока этот агрегат создаст нужную температуру для оттайки, без преувеличения скажу «сердца» всего лагеря. Электричество дает освещение и тепло, т.к. отопление в вагонах было устроено при помощи масляных радиаторов работающих на электричестве.
После двух часов возни и плясок с бубном рядом с генератором, он завелся и дал свет с теплом, программа минимум была выполнена и мы отправились спать в покрытый инеем на стенах но медленно согревающийся вагон.
Для не имеющих представления как устроен быт в подобных жилищах, немного расскажу, как была организована планировка в нашем вагоне: внутреннее пространство поделено на 3 отсека, по краям жилые модуля с двухяусными кроватями, одним шкафом и масляным обогревателем, вход в центральном отсеке, который являлся раздевалкой, умывалкой, кухней и прихожей. Под конец моей командировки условия были суровые жили мы по 8 человек в вагоне, удовольствие весьма сомнительное скажу я Вам.

Утро…
Утро началось с подъема и с жутким недосыпом пошел к умывальнику для приведения себя в порядок…
Проснувшись, позавтракав и одевшись на улицу встретил коллег геодезистов приехавших раньше на неделю и живших на одной из близлежащих буровых. Мы принялись облагораживать наш полевой лагерь.
Первый день начался со стройки туалета типа «очко» высотой с двухэтажный дом, общитом внутри пленкой и с установленным обогревателем. Строение получилось весьма годное.
Еще в этот день установлено основание для спутниковой тарелки, был у нас там и интернет и телефон в общем доступе, но лавку быстро прикрыли. Как выяснилось мегабайты стоят дорого и минуты тоже, поэтому были выделены квоты и нужно было придерживаться их.

Больше всего удивило в то утро что там не было никакой и растительности, а в пасмурную погоду происходил забавный эффект – невозможно было определить линию горизонта, от чего мозг терял ориентацию в пространстве, наверное вы помните пост юзера — bootcher про «ебаное белое ничего», вот аналогичная ситуация это очень интересное ощущение скажу я Вам.

Работа
Исходя из генерального плана назначается определенное количество скважин под каждое сооружение, количество зависит от размера в плане, глубина зависит от типа фундамента и нагрузок на опору, глубины скважин в среднем 15–20–25м (так как там мерзлые грунты на которых применяется только свайный тип фундамента). Суть моей работы заключается в том что бы указать буровикам точку бурения и описать выбуренный грунт согласно ГОСТ в журнале, отобрать и упаковать пробы для грунтовой лаборатории.
В летний период это работа мечты (но только не в тундре, летом там комары сожрут), можно даже шашлычок пожарить или покупаться если рядом есть речка, но зимой за полярным кругом она была достаточно тяжелая, весь день работаешь продуваемый всем ветрами в тундре, а вечером сидя или лежа за ноутбуком ведутся так называемые камеральные работы и подготавливается полевая документация для отправки камеральной группе(тетеньки в офисе которые приводят полевые материалы в красивый технический отчет). Помимо геологии, производиться еще масса работ: топографические, экологические, гидрологические и тд и тп.

Трактор
Хотел бы поделиться одной из самых запомнившихся мне историй из этой командировки.
Одна из наших буровых установок была на колесном ходу поэтому для нее приходилось чистить подъездные пути к точкам бурения, ну и вот решив сэкономить на технике в аренду был взят трактор простоявший пару лет в тундре и на скорую руку отремонтированный для наших нужд, в комплекте с недоводителем.
Моя задача была показать где нужно расчистить, я эту информацию смотрел на ген.плане, потом переносил координаты в свой навигатор, а потом сидя в тракторе махал руками показывая куда нам ехать. Отъехав 50м от лагеря водитель трактора что то заерзал и начал стучать по приборной панели, потом остановив своего железного коня и взяв канистру пошел подливать в радиатор тосол (я думал что тосол), то что произошло дальше осталось огромным отпечатком на подкорке головного мозга и стало одной из моих любимых баек. Едем дальше, история повторяется, я не придаю значения происходящему, внезапно обращаю внимания на дымок из под капота и небольшие языки пламени, срочно эвакуируюсь из кабины, дальше история приобретает нешуточный оборот. Пламя разрастается, вот уже горе механик стоит на земле и пытается потушить снежком горящий трактор, но толку нет никакого….
Тушить поздно… что остается делать? Правильно! Фотографировать!
Трактор начинает полыхать и катарсисом всего этого пиздеца явился «ядерный взрыв» из радиатора. Горел трактор несколько часов…
Как мне объяснили позже водитель в радиатор заливал диз.топливо, по простому солярку. Зачем? Ответ прост тосол лить дорого и в труднодоступных местах его не купить, а соляру дешево и ее всегда в избытке… Так многие на северах делают.
Так вот и сгорело на работе это чудо инженерной мысли советских конструкторов, не доехав до места проведения работ, а через сутки началась трехдневная метель, после которой сгоревший 20ти тонный трактор пропал в тундре! В 150 км от ближайшего города, Карл! Но потом нашелся на одной из близлежащих буровых, предприимчивые трактористы подогнали кран и в метель сперли наш сгоревший кусок металла.

Метели
С метелями связаны разные воспоминания, почему то метель начниеться с потепления до –5 –10 градусов Цельсия, потом резко поднимаетья ветер от 12–20 метров в секунду и выше, и огромные кучи снежинок переносимых этим ветром. Метели начинались не то что бы внезапно, но один случай запомнился очень сильно.
Дело было так: К нам ехал топливозаправщик с диз. топливом (я наверное уже надоел с этим диз топливом, но самая ходовая и нужная штука в тундре, свет, тепло, можно на рыбу поменять у местных), по приказу начальника партии нужно было установить дорожный указатель что бы мы не караулили его, а водитель увидев понял куда ехать сливать груз. Местные краснодеревщики изготовили указатель из 2–х дерерянных брусков и фанеры на которой нетвердой рукой местных «малевичей и васнецовых» красной краской написали название нашей конторы. Вывеска выглядела весьма корявой и убогой, мало того она еще и развалилась в процессе монтажа, но рассказ не об этом.
Мой коллега подметил и сказал, –«Мой отей говорит, какова вывеска — такова и контора», мы посмеялись сели на снегоход и поехали к месту монтажа. Монтажом я называю подъехать и воткнуть в снег этот транспарант
Подъехав к магистральной дороге (напоминаю это всего лишь 150–200м от лагеря) установив табличку, сломав и отремонтировав ее мы сели на снегоход и поняли что начинается метель, вернее она уже началась, Самое жуткое что ты полностью дезориентирован, видно только на расстояние вытянутой руки. Благо в кармане лежит по какой то случайности взятый гармин, с его помощью которого мы выехали к лагерю. Перспектива заблудиться и замерзнуть в тундре не самая радостная, но всё обошлось.
Как то после нескольких метелей один из снегоходов задуло по крышу, ну и меня и одного чеувака заставили откапывать это добро, фоточка будет где–то в этом псоте
Из положительных моментов, в метель можно было отоспаться и отдохнуть, что конечно хорошо, потому что проводить работы в подобных условиях было невозможно, поэтому для меня это явление природы в разных оттенках. И всё по кругу, кто–то пьёт алкоголь до потери сознания, кто–то тупит в сериалы, кто–то тренеруется в кулинарном исскустве, а у кого то просыпался дар к резьбе по дереву.

Снегоходы
Одной из самых приятных деталей в этой поездке было то, что нам купили 5 снегоходов Polaris, я на таких никогда не ездил и было очень приятно накататься на такой технике до такого состояния когда на них смотреть не хочеться. Мы использовали их в качестве транспортных средств, как тягач для малогобаритной буровой установки, кроме того на них можно было охотиться и они использовались как средства доставки воды в лагерь.
Ну и тоже один из самых приятных моментов это отсутствие растительности в тундре, можно было разогнать снегоход до 80–100 км, я больше 80 не рискнул, прекрасно понимая что можно переломать всё что только можно.
В первые дни обустройства лагеря к нам приехал связист который устанавливал спутниковую тарелку, на нижней челюсти у него был небрежно приклеенный пластырь из под которого торчала как мне показалась кость. За кружечкой чая мы разговорились и он рассказал нам как после нового года сел со своим коллегой на примерно такой же «дурной» (читать – мощный) снегоход и решили они прокатиться, в итоге один переломал ноги, а Дима, тот самый который нам устанавливал связь поломал челюсть, в ответ на наше недоумение и вопрос,–«а чего в больницу не идешь?!» он ответил –«некогда болеть работы много», вот такие вот бывают случаи…

Северные сияния
К сожалению научиться снимать сияние правильно я не сумел, но сделал пару шагов в этом направлении, это тоже была одна из положительных сторон путешествия, вечерком вышел на улицу, а оно уже на небе готовое к съемке. Всё свелось просто к установке фотоаппарата на штатив и фотографированию в разных режимах на ручных настройках.

Рыба и мясо
Рыбы и мяса было в достатке, процесс приобретения обычно представлял собой обмен топлива (солярка, бензин) на рыбу и мясо. Рыба была вкусная, свежая и всегда в избытке. Там я впервые попробовал свежемороженую корюшку которая при жарке пахнет огурцами, когда меня сменили, ребята рассказывали что в лагерь привозили огромных осетров

Пьянство 80 уровня
В этой поездке я удивился тому насколько люди могут самоотверженно и с полнейшей самоотдачей предаваться алкголизму. Водка приезжала регулярно раз в пару недель, в объеме не меньше ящика за раза, а когда и по два. После приезда «рыжей вахтовки» жизнь в лагаере замерала не взирая на сроки и погодные условия, когда заканчивалась водка начинала бродить заботливо приготовленная заранее бражка и весь этот сумашедьший дом крутился бесконечной каруселью, драки и неадекватное поведение отдельных личностей стали нормой суровой реальности. Но были среди этих людей я бы назвал их эстэтами пьянства,

Эпилог
Накал страстей возростал, я чуть не сгорел в тракторе, я чуть не потерялся в метели, дальше на лагерь должен был упасть метеорит. Сумарно все это приключение продлилось 88 дней, но как я считаю всё пошло на пользу. Спасибо, за внимание у меня всё. Если интересно приложу дополнительно фоточек.

alterego

Работа на севере тяжела, но интересна





















sergey

Вообще пьянство буровиков это одна из самых больших жопоболей для геолога. Причём люди в возрасте по личному опыту обычно адекватнее себя ведут даже под мухой, молодые же идут вразнос за всю печаль. У меня была пара гавриков лет 20–25, умудрились за 3 дня пробухать все командировочные, стали просить в долг, не получили нихуя и начались обиды ежевечерние. Просто видел срывающийся в запой полевой народ, а это проёбы по срокам, которые и так ограниченны и перспективы опиздюливания от начальства. Один из этих перцев под синькой устроил скандал с продавщицей и охранником в вечернем магазине одного из Богом забытых уральских городков, охранник начал вызванивать кого–то из местных для поддержки, хорошо неподалёку находился, утащил горячего хлопца за шиворот от греха подальше...Про спокойную жизнь в командировках в целом приходилось часто забывать, много можно вспомнить

кекс

1) с бабами там никак, на соседней буровой было 2 мясистых поварихи советского разлива, наши товарищи всё порывались туда то в магазин, то помочь в магазине за каким то хером... В один из случаев некий Жэка обожравшись алкогольных напитков в состоянии близком к невменяемому попросил ключи от снегохода, мол к бабам поеду, ему их дали со словами "до первого косяка". Выходит наш бравый молодец заводит снегоход, прогревает, садиться на него и в мыслях уже представляет разврат. В итоге с пьяну включает заднюю передачу, дает газу заезжает задним ходом на сугроб, переворачивает коня на бок, незамедлительно у него забирают ключи, ну и всё потом он идет спать)) заебись прокатился к бабам... в другой случай с пьяну он навернулся со второй полки, стал десантником)
2) Сортир внутрях был обшит пленкой, не продувался. Кроме того там был установлен электрообогреватель и круглосуточное освещение. по меркам тундры очень годно получилось.
4) По всей видимости соляра загорелась от хрен его знает чего, но т.к. она была в охладительной системе, он была близка к температуре кипения, проела какой то патрубок или хрен его знает... расследование никто не проводил, всем было насрать. Как я описал выше в тексте через несколько дней трактор пропал, его украли))
5) Платили мало, обещали одно по итогу вышло совершенно иное, как тут посчитали, до скачка доллара вышло 60 т.р. за месяц. Я на этот счет не обламывать, для развития кругозора полезно побывать в таком месте, да и как я говорил бесплатное катание на снегоходах, фотографирование северного сияния, проживание в балке с зеком который с пьяну махал топором, ядерный взрыв из радиатора. В обычной жизни эти вещи в одном месте в короткий промежуток времени не встретишь. Потом интересно делиться подобными вещами и вспоминать за кружечкой глинтвейна укутавшись в плед

ekiff

У нас тоже баб практически не было — три–четыре поварихи. Ну и, соответственно, отношение к ним было несколько возвышенное — не для тела, а для души и скрашивания суровости будней. Тётки жили в том же бараке, где и столовая была, и душевые. В том же бараке и часть водителей жила — народ не самый благовоспитанный, но тем не менее — тётки чувствовали себя вполне вольготно и точно знали, что к ним никто не вломится на предмет поимения. Даже на ночь двери не запирали (впрочем, там никакие двери не запирали, ибо могли что–либо взять и забыть вернуть, но целенаправлено спиздить — никогда).
Так вот — если тётки чем–то кого–то обижали, или случалось им какое блюдо испортить, то мужики ночью прокрадывались и снимали входную дверь в их комнату. Бабы среди ночи просыпались от холода — коридор–то не отапливаемый и корячились ставя дверь на место — мужики все разом наикрепчайше засыпали и добудиться было невозможно.

А ещё такая история случилась — в начале девяностых на вахту занесло студентов какого–то ВУЗа на практику. И одного из студентов поставили работать в ночную смену. Это, так сказать, присказка.
Случился у одного из водителей день рождения. Самогонки нагнал он с друзьями, закуски приготовил. Ну и решил, что без женщины праздник не настоящий. И позвал повариху. А в их вахте поварихой была тётка размеров фантастических — что в высоту, что в ширину — одинаково. Но — Женщина. Пригласили.
Праздник удался, все повеселились, но главное украшение стола так самогоночкой угостилось, что спать залегло на кровати именинника. Все расходятся — завтра же на работу, а имениннику спать негде, ибо тётенька кровать всю заняла и рядом никак не пристроиться. Что делать? Решили пока гости все не разошлись отнести повариху на её законное лежбище.
Скатили её на одеяло, взялись четверо и понесли. Несли–несли — выдохлись...
А тут студент идёт: — Эй, братан, помоги!
Тот впрягается. И только он хватается за одеяло — повариха открывает глаза и пристально глядя на студента говорит: — Мужик, я тебя запомнила!
Пацан в ужасе — он же вообще мимо проходил — это раз. Ему же никто не рассказал, что дама на пьянке была исключительно украшением компании — это два.
Короче, с утра он уже стоял под дверью поварихи и ждал пробуждения. К обеду дождался и начал объяснять, что он не такой, он мимо проходил — а повариха вообще фиг поймёт, что это за пацан и мимо чего он проходил.
Весело было всем, кроме студента...

И ещё вспомнил — у нас завхоз долгое время выполнял ещё и обязанности уборщика (бытработника). Случалось, что затрахивался адово. Летом–то ещё ничего, а зимой — то вода где замёрзла, то ещё какая херня. А ещё и полы помыть надо. Короче, вытребовал он себе помощницу. Прислали молодуху лет тридцати. Мы с неё первое время ржали — вид она имела самый затравленный, передвигалась строго вдоль стен и была единственным на всю вахту человеком, который на ночь двери запирал! А мимо "красного уголка", где телевизор стоял, она просто пролетала на сверхзвуке.
Оказалось, ей перед вахтой какая–то добрая подруга нарассказывала всяких ужасов — типа, мужики порнухи насмотрятся и непременно устроят с ней сеанс группового секса — всей оголодавшей бригадой. Вот она и шугалась.
А потом ничего, поняла, что на неё никто кидаться не собирается — даже после просмотра порнухи самого адового свойства — с массовым совокуплением всех со всеми. Ну или секс у неё будет только в том случае, если она об этом кого–то сильно попросит.
Так что перед моим увольнением уже дверь она не запирала. Даже пару раз по причине жары оставляла открытой — мужики устраивали перед комнатой нехилую такую движуху, чтобы посмотреть на торчащую из–под одеяла задницу (обтянутую трусами, но всё–таки!)

Runa

у нас как то буровики и водители подкололи чувака, он варил макароны (перья), пролил их кипятком после варки, они его замотивировали продувать каждую макаронину, короче тот дул макароны минут 10 пока ему не сказали про то что это был прикол... лично не видел, тоже из разряда баек

морж

вахтовые приколы я могу вспоминать, наверное, неделю без остановки — был в моей жизни Год Большого Приключения. Сейчас в закромах поищу — есть уже набранные (что–то на "Лепре" уже было)

У бригады геофизиков мастером был солидный мужик предпенсионного возраста. Обычный его распорядок дня состоял из распоряжений, еды и сна. Спал он много и заваливался дрыхнуть в любую свободную минуту. Подчинённых его это дико бесило. И раз они решили над ним "подшутить" — когда он спал подпёрли дверь его комнаты, под окно подкатили бочку, плеснули в бочку нефти, подпалили, дождались пока нефть разгорится чадным пламенем и начали бегать по коридору с воплями "Пожар!", "Горим!", "Где огнетушитель, бля?" От всей этой движухи мастер проснулся, ломанулся в дверь — не открывается, к окну — там дым и языки огня. Как только мужики услышали в комнате шум — все замерли и следующие минут десять, давясь от смеха, слышали удары тела о стены. А потом в комнате стало тихо.
Кто–то кинулся убирать бочку, оставшиеся кинулись к мастеру — тот лежал без сознания с сердечным приступом...
Спать днём он после этого перестал.

Как–то произошло ЧП — загорелся и сгорел агрегат, прямо вот в головешки сгорел — хоть и тушили присутствующие на месте работ, и система пожаротушения на нём была. Вроде, и не виноват никто — а оформить всё надо: заставили народ объяснительные писать. Все написали, сдали мастеру и лежат они у него на столе — ждут прилёта начальства. А мужики у мастера собираются и читают эти объяснительные и хохмят.
Один из водителей написал: "В момент пожара находился в кабине, сидел облокотившись о руль и думал." И после слова "думал" ещё места много осталось — один умелец взял и приписал, подделав почерк, "о пизде": получилось "В момент пожара находился в кабине, сидел облокотившись о руль и думал о пизде."
Поржали и забыли.
Начальство потом объяснительные не читая сгребло и улетело. Шутка всплыла уже где–то в Москве что ли...

aleksandra

местные — это особая история. Как–то уже рассказывал тут:
У нас там жили ненцы и именно с ними связано моё самое сильное северное разочарование.
Как–то на нашу вахту выпали выборы — помните те, на которых были огромные простыни–бюллетени со всякой экзотикой типа "Партии любителей пива"? И с самого начала вахты старожилы стали рассказывать как на выборы приезжают ненцы на оленьей упряжке, а иногда даже на нескольких, в национальных костюмах и даже дают небольшой концерт!
В день выборов никто не работал — точно было неизвестно, когда приедет комиссия — все ждали и с самого утра торчали на крыльце.
Дождались — в районе обеда подъехала вахтовка, из неё вылезли два мужика в ватниках с переносной урной, за пол–часа провели выборы — всё. И никакой экзотики...
А ещё ненцы у меня лопату украли. На каждом кусте или в балке или в "Спутнике" (такой домик, в котором куча всяких задвижек для разных целей, к примеру, определённую скважину на замер дебита поставить) у нас хранилась лопата — снега выпадало немерено, приходилось каждый раз откапывать скважину чтоб до манометров добраться.
Так вот — прихожу как–то на самый дальний куст, который обслуживал, и вижу следы снегохода. Ну и ладно. В "Спутник" зашел — а лопаты нет. Спёрли. Или взяли и выкинули — попробуй в снегу найди. Пришлось топать на другой куст за лопатой...
Мужикам–старожилам пожалился — сказали, что вполне в духе туземцев. Одно время развлекались они тем, что подъезжали на снегоходе на безопасное расстояние и материли нефтяников. Впрочем, быстро поняли, что их корявые матерные конструкции кроме веселья ничего не вызывают. Тогда стали пакостить по мелочи на уровне шкодливых подростков — например бить манометры на скважинах.
Хотя нефтяники с туземцами никогда не конфликтовали, ну, разве что раз древнее кладбище ненецкое размыло и буровики нашли череп. Притащили его на буровую, нацепили на палку и напялили на череп подшлемник. Ненцы как–то это просекли и несколько раз пальнули по буровой из ружья — после чего череп отнесли на место и задобрили покойного бутылкой водки.

Иван

Нет конечно, нас было 30 человек в парти, может больше +заезжие. Статистику я не вел, но водку пило много людей, одно дело кто то это делал без меры, кто–то аккуратно, кто то постоянно, кто–то раз неделю, раз в пару недель. Лично я за время командировки выпивал раза два в Норильске пока шла подготовка к выезду и раза два в поле. Командировка длилась почти 3 месяца. Ну и в день вылета с Норильска домой... Были личности которые привозили пятилитровку спирта и в компании подельников уделывали ее в течении недели, а то и того меньше

sergey

кстати, одно из самых ярких впечатлений этого года — внезапное осознание, какой героический и адский период был в Западной Сибири во время геодезической разведки в 60–х годах. Обычно в археологии видишь довольно немного — раскопки или инвентаризация объекта привязаны к конкретной точке и местность вокруг видишь мало — на месте делов выше головы, как там обычно говорят. А тут я попал в разведку под Когалым и удалось посмотреть огромную территорию, за месяц мы объехали охрененный кусок, закладывая злоебучие шурфы по гривам среди местных болот (заебашили больше шестисот штук) и тут я внезапно охуел. В этих болотах разбросаны триангуляционные вышки, которые были нужны для картографирования — собранные из бревен, в глуши, где до сих пор охуеть можно от неудобства перемещения, несмотря на кое–какие коммуникации и песчаные насыпные дороги. Наш пативэн, переваливаясь по камазным колеям или тараня заброшенные дороги, по которым ездят разве что ханты, делал в день до ста км только в одну сторону, не считая петляния от точки к точке, плюс там, где не ездят колесами мы шли ногами, утопая то во мху, то в болоте. И все это время нам попадались эти самые вышки, вызывая восхищение и приводя в трепет — блядь, это же как надо было постараться, чтобы их понастроить, огромные, точно позиционированные, без тяжелой техники, бригадами геодезистов, заброшенных с вертолета. Короче, молодцы были эти ребята, за такое нужно ордена давать вместе с билетом на тропические острова с блэкджэком и шлюхами.

bigvo

ну, в европейской части все–таки подобные вещи проходят куда легче. А на севере Сибири сам же знаешь, зимой мороз такой, что бубенцы звенят и тракторные сцепки рвутся, а в теплое время вылазят насекомусы, из которых особенно выделяется блядское тупорылое уебище — мошка. Это и сейчас чуть–чуть неудобно.

Вот, теперь про мошку. Мошка — гнусная жопоротая срань, тупорылая настолько, что плюет на самые адские репеленты, даже на трижды злоебучий рефтамид, от которого слазит кожа и плавятся пластиковые части разных изделий вроде наушников или очков. Стоит лопнуть шву на штанах и эти пидры сразу же лезут в штанины, да вообще в любую дырку, гибнут там сотнями, но страстно рвутся к победе и многие успевают перед гибелью нажраться крови. Стучатся в глаза, лезут в рот и нос, в уши, объедают открытые участки кожи. Пиздить их нет смысла, на запах своих погибших героев, новая мошка летит тысячами. Фух, выплеснул.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: