Зачем нужны епископы

ert

Вначале было слово, и, судя по тому, как дальше развивались события, слово было непечатным. Потом люди научились записывать непечатные слова в книги и нет бы этим и ограничиться, они стали читать эти книги жопой, за что их впоследствии неоднократно упрекал Господь наш Иисус Христос, быстро забаненый за то, что пиздел на главной будучи нечётником. Забанив Господа, люди сели в кружок и пригорюнились: чувак–то дело говорил, читать и думать головой, а не задницей, действительно профитней! Ну и открыли, значит, свой клуб памяти невинно убиенного Христа. А в память о тех трагических событиях постановили: себя называть христианами, а жопу афедроном. Окружающим идея за неимением вменяемых альтернатив быстро понравилась, и народ толпами повалил в новую иудейскую секту. Хайп стоял такой, что со временем все они перестали умещаться за одним столом и были вынуждены открыть несколько отдельных филиалов со своим паникадилом и Христовыми невестами. А чтобы совсем искоренить в людях дурную привычку срать во время чтения, христиане придумали епископов, попов и диаконов, которые, значица, и должны были следить за правильностью приёма духовной пищи и бытовой гигиеной в отсутствие отцов–основателей. В общем, на бумаге всё выходило вполне себе гладко и не предвещало беды. Шли годы…

Наступили наши дни. Сегодняшний епископ (он же – владыка, архиерей, митрополит или патриарх, различия между этими терминами не так существенны, как может показаться) – это главный церковный бугор, которому непрерывно несут деньги все остальные участники этого организованного мракобесия. Чтобы сделать нового епископа, нужно взять двух уже действующих и создать им специальные условия для размножения, в простонародье именуемые хиротонией. После недолгой хиротонии и продолжительного банкета, стоимость которого намного превосходит стоимость среднестатистического поповского Лексуса, патриарх лично кусает новорожденного самодура в мозг, а остальные сановные пидорасы снабжают его ценными советами, которые вкратце сводится к тому, что основные враги епископата – это попы, которых надо ебать на опережение, пока они не зажрались и не стали самодостаточными, а потом отпускают того с миром править в своё удовольствие какой–нибудь новой епархией. Ещё десять лет тому назад этих епархий было в несколько раз меньше, но с приходом Кирюхи на смену в общем–то неплохому и тихому Алексию Второму, их количество резко возросло. Основной лейтмотив: епископы везут в Москву намного больше денег, чем попы, поэтому надо увеличить количество епархий и нарукополагать как можно больше архиереев, чтобы Табачному Патриарху было чем отделывать свою резиденцию. Кстати, из тех же самых соображений епископы благословляют своих подчинённых попов строить как можно больше храмов – ведь каждый настоятель ежемесячно отвозит в епархию пухлые пачки епархиальных взносов, не считая почти таких же пухлых и регулярных конвертиков лично правящему архиерею просто за то, что он такой пиздатый (естественно, всё это происходит под всякими надуманными предлогами типа подарка на именины или годовщину взятия Бастилии). Владыку не ебёт, что умножение культовых заведений не умножает пропорционально количество верующих, денег он всё равно будет требовать с каждого объекта так, будто все заново построенные церкви ежедневно заполняются хомячками под самую завязку, как на Пасху в Иерусалиме. Кому–то что–то не нравится? Пошли нахуй из Церкви, вашего мнения никто не спрашивал – епископ имеет право выкинуть на мороз любого неугодного работника, а если будете плохо себя вести, то он и вас, мирян, от Причастия отлучит. Знаете, что это такое, быть отлучённым от Причастия? Уууу!!! Лучше вам не знать.

Вкратце бухгалтерия такая: прихожане привычно несут свои деньги торгующим в храме, на эти деньги настоятель оплачивает церковные свет, воду и газ, выплачивает зарплату себе, пономарям и уборщицам, а оставшиеся 80% презренных бумажек везёт любимому владыке в епархию, чтоб те в храме почём зря не валялись. Полученные со всех настоятелей и благочинных деньги владыка бережно укладывает в чемодан и после бурной ночи с юным пономарём везёт чемодан в Москву, потому что Патриарх у нас очень строгий и громко ругается, если владыки чересчур сильно скрипят своими юными пономарями по кровати. Кстати, пономари, то есть, помощники, у владык называются иподьяконами, а то опять скажете, поп не настоящий, раз в таких элементарных вещах путается. Но мы отвлеклись. В общем, если вовремя рассыпать перед Патриархом много–много денег, то он остановится как вкопанный, и не успокоится, пока не пересчитает их все, а Владыки за это время успевают наскоро закидаться Софринскими товарами для епархиального склада и уехать из опасного места обратно к себе домой, чтобы в тишине и спокойствии своих лакшери резиденций привычно скрипеть кроватью и закусывать молдавский кагор благородным сыром Дор–Блю.

Ну так вот. Само собой, вышеописанная ситуация мало похожа на идеальную, но она ушла корнями в такие седомудые века, что никому даже и в голову не приходит, что можно вести себя как–то иначе. Без епископов нельзя – они апостольские преемники, и если всем им надавать подсрачников и выгнать работать операторами четырёхкоординатных ЧПУ–станков на завод, некому будет рукополагать новых батюшек, а без батюшек некому будет причащать народ, а без Причастия… Вы знаете, что бывает человеку без Причастия? Уууу!

Поэтому своих епископов мы тихо и бессильно ненавидим. Разумеется, мы поминаем их на ектеньях (иногда даже чаще Христа), это своеобразная проверка на лояльность – если кто–то заметит, что при возглашении имени дорогого (пиздец, какого дорогого!) Патриарха или своего Архиепископа ты немного смущаешься, об этом сразу же будет донесено куда следует. Разумеется, мы ежемесячно отвозим им в епархию деньги в пухлых конвертах и смиренно выслушиваем жалобы владык на то, как им, владыкам, трудно без наших конвертов живётся. Разумеется, мы почти никогда не разговариваем друг с другом, потому что хуй его знает, когда твоему собеседнику ёбнет в голову моча попиариться перед папой за твой счёт. Потому что стоит епископу просто шевельнуть своей левой пяткой, и поедешь ты служить из процветающего города Норильск в отцветшую ещё при Брежневе деревню Висючие Писюны, нести свет христовой истины тем, кто до сих пор не смог сбежать оттуда из–за бездорожья и болезни Альцгеймера. Мы живём в постоянном страхе за своё жильё, свои семьи, и если бы не Причастие… Ууууу!...
А бороться с нами бессмысленно. Где есть двое епископов, там неизбежно произойдёт хиротония третьего. Где есть поп, там неизбежно возникнет приход. Потому что среди нас практически нет людей с хорошим образованием, они давно к нам не ходят, а вера, помноженная на невежество, неизбежно рождает твердолобый фанатизм. Фанатика можно только убить, переделать его невозможно. Конечно, есть надежда на то, что в современном, переполненном информацией обществе, наша внутренняя грязь наконец–то переполнит хранилища и неудержимой фекальной речкой потечёт по воскрилиям архиерейских одежд из экранов телевизора и радиодинамиков. Тогда–то народ наконец поумнеет, снова начнёт читать книги головой, а не жопой, и станет нести деньги в книжные магазины, а не церкви. А храмы… Что, храмы? Где двое или трое соберутся во имя неплохого, в общем–то, чувака по имени Иисус, там тебе и храм. Наливай, закусывай, вспомни со своим другом о том, чему он учил – вот слава Богу, вот и причастились. Потому что жопа – она и есть жопа, хоть афедроном её назови, хоть пигидием. Греховного в ней нет ничего, как и в платной подписке на Порнохабе. Но читать ей книги лучше всё–таки не надо. Особенно божественные.