Советское экономическое чудо: миф или реальность?

nhytr000019

Ханин, Григорий Исаакович - профессор, доктор экономических наук, г. Новосибирск.
"Свободная мысль". 2003. №9 (3 октября 2003 г)
- таблицы находятся здесь.
Советское экономическое чудо: миф или реальность?
ХОТЯ УЖЕ ПЕРЕД ВОЙНОЙ экономика СССР была в высокой степени милитаризована, увеличение в несколько раз производства основных видов военной техники в июле — августе 1941 года стало крупнейшим хозяйственным достижением военного периода. И это несмотря на быструю оккупацию значительной части европейской территории страны. Другим хозяйственным достижением была в целом успешная эвакуация нескольких тысяч крупных предприятий, в том числе оборонных, с многомиллионным промышленным персоналом, в восточные районы и, что еще более важно, налаживание там в кратчайшие сроки массового выпуска военной и другой продукции. При этом производительность труда на эвакуированных предприятиях по сравнению с довоенным уровнем выросла1, хотя качественный состав работающих резко ухудшился в связи со значительным увеличением доли женщин, детей и недавних крестьян, а питание и другие бытовые условия ухудшились катастрофически. В это же время производительность труда в гражданском секторе, по расчетам М. Харрисона, упала примерно на 30 процентов, что объясняется трудностями с обеспечением предприятий гражданской промышленности сырьем и ухудшением состояния производственных фондов.
В целом тенденции в изменении организации военной промышленности в период войны в США, Германии и СССР очень похожи. По подсчетам М. Харрисона, приведенным на конференции в Варвике (Великобритания посвященной военной экономике Второй мировой войны, в 1943 году производительность труда в советской военной промышленности оказалась выше, чем в Германии и Великобритании, и уступала только производительности труда в военной промышленности США.
Столь разнородное движение производительности труда в военном и гражданском секторах наблюдалось уже в предвоенный период, когда за 1938—1940 годы в военной промышленности при ее росте почти в 3 раза численность занятых в ней возросла, по моим расчетам, лишь примерно на 50 процентов, что означало увеличение производительности труда в 2 раза. Такое разнонаправленное изменение производительности труда, помимо разной обеспеченности этих секторов кадрами, сырьем, оборудованием и условиями жизни занятых, определялось значительным ростом масштабов производства, что позволяло, особенно в машиностроении, использовать более совершенную организацию производства (например поточные линии) и экономить на условно-постоянной занятости управленческого и обслуживающего персонала. В то же время в гражданских отраслях по той же причине происходили обратные процессы, приводящие к падению производительности труда.
Я провел самостоятельный расчет относительного уровня производительности труда в военной промышленности основных воюющих государств (кроме Италии и Японии). В основу расчетов положены оценки объемов военного производства, сделанные известным немецким экономистом Р. Вагенфюром, и данные различных источников2 о численности занятых в военной промышленности отдельных стран. Данные относятся к 1943 году, который для всех воюющих государств, кроме Германии, стал годом максимума военного производства.
Расчет дает поразительные результаты. Производительность труда в военной промышленности СССР оказывается более чем вдвое выше, чем в Великобритании и Германии, и лишь незначительно ниже, чем в США. В то же время в целом по промышленности СССР отставал перед войной от США по производительности труда в 4—5 раз, а по сравнению с Англией и Германией — более чем в 2 раза. Очевидно, что технический уровень и особенно квалификация рабочих и ИТР в СССР были значительно ниже, чем в самых высокоразвитых странах капиталистического мира. Наименее правдоподобными выглядят показатели по Германии. По-видимому, в исходных числах имеется серьезная ошибка. Согласно альтернативным данным, в военной промышленности Германии в 1943 году было занято всего 2,68 миллиона человек3, что означало бы почти втрое большую производительность труда (так что такая оценка численности явно занижена). Наконец, имеются цифры о численности работавших на вермахт по всей промышленности в целом (6,6 миллиона человек) и в том числе в машиностроении (3,6 миллиона)4. Здравый смысл подсказывает, что истинная величина для Германии находится в пределах 5—6 миллионов человек. Хотя численность ее населения была больше, чем в Англии, в 1943 году Германия почти не использовала в промышленности женскую рабочую силу, но зато активно задействовала иностранцев (военнопленных и угнанных на работы в Германию). Разрыв в 1,5 раза по производительности труда между СССР и Германией подтверждается и данными по авиационной промышленности, хотя в них занижено число занятых в этой отрасли в Германии (к чему мы вернемся ниже).
Для проверки обоснованности приведенных оценок в таблице 2 сопоставлены трудоемкость выпуска однородных видов продукции в США и СССР в годы войны5. Как видим, соотношение трудоемкости выпуска ближайших по мощности бомбардировщиков («ИЛ-4» и «В-25») между СССР и США составляло 1,25; порядок величин тот же, что и в таблице 1. Примерно одинаковыми были в этих странах и размеры сокращения трудоемкости выпуска военной продукции (вдвое) за годы войны.
Вызывает сомнение соотношение производительности труда в промышленности Германии и Англии, с одной стороны, и США, с другой: оно несколько меньше, чем в целом по обрабатывающей промышленности этих стран перед Второй мировой войной (для Англии этот показатель составлял 44,7 процента, для Германии — 50 процентов)6.
Можно дать следующее объяснение результатам приведенных расчетов.
Во-первых, в военной промышленности СССР использовались самые качественные ресурсы: оборудование, рабочая сила, руководящий персонал. Разрыв между техническим и квалификационным уровнем военной и гражданской промышленности в СССР был значительно больше, чем в капиталистических странах. Вместе с тем уровень организационного и технического новаторства в советской военной промышленности оказался много выше. В военной промышленности СССР в период войны сформировался уникальный по качеству слой руководящих и научно-технических работников, а также рабочих. Неслучайно спустя многие десятилетия после войны при решении сложных производственных и научно-технических задач использовались кадры именно военно-промышленного комплекса (к несчастью для советской экономики, это были преимущественно задачи, возникавшие внутри самого ВПК и гораздо реже — в гражданских отраслях). В этом плане показателен описанный в романе Г. Николаевой «Битва в пути» конфликт между директором тракторного завода Вальганом и пришедшим из танковой промышленности новатором, главным инженером Бахиревым.
Вместе с тем следует учитывать и другие факторы. Качество продукции в СССР было заметно ниже, чем в других странах. Речь идет не о совершенстве отдельных моделей, а о качестве их серийного производства на предприятиях. Упреки в адрес руководителей авиационной промышленности периода войны (переросшие в репрессии) отнюдь не были необоснованными, хотя недостаточно реальными были и плановые задания.
Во-вторых, фактическая продолжительность рабочего дня в советской промышленности была выше, чем в промышленности западных стран, и эта разница не улавливается при расчете производительности труда на одного человека, а не на человеко-час. Поэтому, кстати, разрыв с США по трудоемкости больше, чем при расчете на одного человека. Наконец, следует иметь в виду, что пик германского военного производства пришелся уже на 1944 год, когда производительность труда в германской военной промышленности выросла более чем на 20 процентов по сравнению с предыдущим годом, — при том, что именно в 1944-м начались массовые бомбардировки военных предприятий и городов Германии. Весь период войны вплоть до 1944 года производительность труда в военной промышленности Германии не росла в отличие от других воевавших стран, в том числе и СССР (где она возросла вдвое хотя исходный уровень объема производства везде был примерно одинаковым. Огромные достижения военной промышленности СССР в годы войны оставались недооцененными в силу отсутствия их удовлетворительного сравнения с промышленностью других воевавших стран.
Сразу после войны в СССР много писалось о необходимости использования опыта военной промышленности в гражданском секторе, но делалось в этом направлении очень немногое, и даже послевоенная конверсия носила весьма ограниченный характер. Достижения военной промышленности СССР тем более поразительны, что они касались одной из самых сложных в техническом и организационном отношении отраслей экономики — машиностроения, в которой СССР всегда наиболее сильно отставал по производительности труда.
О недооценке опыта руководителей военной промышленности говорит тот факт, что они были очень слабо представлены в высшем звене советской экономики (предсовмина, его первые заместители, руководители центральных экономических ведомств). Среди редких исключений можно назвать назначение Д. Ф. Устинова председателем СНХ СССР (1963—1965) и В. А. Малышева — председателем Государственного комитета по новой технике (1947—1950 и 1955—1957).
С сопоставительными оценками производительности труда в военной промышленности связана проблема, требующая дополнительного изучения. Дело в том, что в число занятых в военной промышленности в моем расчете включен весь производственный персонал соответствующих военно-промышленных наркоматов (а весьма значительная часть непромышленного персонала, включая занятых в строительстве и в НИОКР, сюда, видимо, не попала). Между тем выпуском военной продукции занимались и предприятия гражданских наркоматов. И может возникнуть вопрос: не преувеличивается ли в силу последнего обстоятельства производительность труда в советской военной промышленности?
Такая проблема занимала и М. Харрисона. Индекс военного производства СССР в период войны, полученный им, неожиданно оказался значительно выше данных ЦСУ СССР. Одну из причин этого Харрисон видел как раз в расхождении индекса продукции военно-промышленных наркоматов (кроме танковой) и всей военной продукции, которое, согласно ЦСУ, составило соответственно 251 процент по ведомственному принципу и 312 процентов — по товарному7. Такие данные говорят о том, что военная часть продукции гражданских наркоматов росла в период войны быстрее, чем продукция военных наркоматов. Это выглядит весьма правдоподобно, поскольку в годы войны во многих гражданских отраслях, особенно в машиностроении, выпуск гражданской продукции был сведен к минимуму, в то время как военные отрасли были достаточно загружены выпуском своей профильной продукции еще до войны. Многие гражданские предприятия с началом войны оказались подчинены военно-промышленным наркоматам, но немалое их число оставалось и в ведении гражданских наркоматов, производя в то же время военную продукцию. Прямые данные о роли гражданских предприятий в выпуске военной продукции известны лишь по одному ведомству — Наркомату боеприпасов. В 1944 году у этого наркомата было 128 предприятий, тогда как в целом к выпуску боеприпасов были в той или иной степени8 привлечены 1124 предприятия.
И все же есть основания предположить, что доля участия гражданских наркоматов в выпуске военной техники и боеприпасов была невелика, что видно из сравнения численности занятых в военной промышленности с численностью занятых в машиностроении в годы войны (за исключением выпуска боеприпасов, военная промышленность безусловно относилась к машиностроению): эти данные практически идентичны9. Таким образом, учет военной продукции, выпускаемой гражданской промышленностью, лишь в небольшой степени способен скорректировать результаты моего расчета. Но этот вопрос все же требует дополнительного прояснения.
Другая проблема, которая также требует прояснения, — это отраслевая разбивка занятости в промышленности западных стран. Статистикам известны трудности распределения продукции по отраслям промышленности. Не вдаваясь в статистические тонкости, отмечу, что при отнесении продукции к той или иной отрасли по принципу преимущественного выпуска продукции (скорее всего так и было в западных странах) к данной отрасли относилась и численность работников, занятых выпуском гражданской продукции. Но хотя степень милитаризации советской промышленности была беспрецедентна, к 1943 году преимущественно на оборону работали и машиностроение, и химическая промышленность всех воюющих стран.
Обе такие поправки, возможно, изменят полученное соотношение не в пользу советской промышленности, но я не думаю, чтобы корректировка оказалась значительной.
Вместе с тем эффективность советской военной промышленности достигалась и сопровождалась низкой эффективностью сельского хозяйства и распределения продукции, особенно предметов потребления. Уже в июле — августе 1941 года продовольственное положение стало очень тяжелым, а зимой 1941 года во многих районах страны разразился подлинный голод. Очевидно, что это было следствием очень плохой системы распределения, огромных транспортных трудностей и т. д. В период войны сельскохозяйственное производство значительно снизилось и не обеспечивало ни потребностей населения в продуктах питания, ни потребностей легкой и пищевой промышленности в сырье. Сокращение сельскохозяйственного производства объяснялось тем, что людские и материальные ресурсы для военных целей поставляла прежде всего деревня, откуда мобилизовывалось мужское население и изымалась большая часть тракторов и автомобилей. Производство сельскохозяйственных машин и удобрений было практически прекращено. Из-за нехватки сельскохозяйственного сырья и рабочей силы пришлось в несколько раз сократить производство продукции легкой и пищевой промышленности.
По аналогичным причинам сократилось и производство во многих других невоенных отраслях гражданской промышленности. Значительно снизилась и эффективность производства в этом секторе экономики вследствие ухудшения качественного состава кадров и снабжения этих отраслей сырьем и оборудованием.
Промежуточное положение между военной и гражданской промышленностью занимал железнодорожный транспорт. Он имел военно-стратегическое значение и поэтому получил приоритет в материальном снабжении и обеспечении рабочей силой. Однако путейское ведомство потеряло значительную часть сети железных дорог и часть подвижного состава. Ухудшился и качественный состав железнодорожников — место ушедших на фронт заняли женщины и подростки. В результате качественные показатели работы железнодорожного транспорта в период войны заметно ухудшились. Многие исследователи и мемуаристы объясняют эти неудачи железнодорожного транспорта малокомпетентным руководством одного из непрофессиональных наркомов предвоенного времени — Л. Кагановича. В годы войны его дважды снимали с поста наркома путей сообщения, и оба раза это сопровождалось улучшением работы железнодорожного транспорта.
Безусловной заслугой и даже подвигом железнодорожников было одновременное решение в начале войны трех задач: обеспечение военных перевозок, народнохозяйственных перевозок и эвакуации огромного количества грузов и миллионов людей. И все это в условиях, когда значительная часть железнодорожной сети подвергалась немецким бомбардировкам. Тем не менее в советской экономической литературе успехи железнодорожного транспорта в годы войны явно преувеличивались. Низкая его эффективность, частично вызванная объективными причинами, замалчивалась. Так, тот фундаментальный факт, что производительность труда на железнодорожном транспорте и в конце войны составляла лишь 56 процентов от предвоенного уровня, историки могли обнародовать, лишь глубоко упрятав его в примечания к основному тексту10.
Значительным достижением советской экономики стало начало крупномасштабного восстановления разрушенного хозяйства, к которому приступили еще в 1943 году. Часто повторяемые в научных исследованиях оценки военных разрушений, основанные на данных Чрезвычайной Комиссии по расследованию преступлений немецких захватчиков, значительно преувеличены. В качестве примера можно привести оценку потерь железнодорожного транспорта, согласно которой фашисты «взорвали и угнали в тыл около 16 тысяч паровозов и 428 тысяч вагонов»11, в то время как перед войной весь железнодорожный транспорт располагал всего 26 тысячами паровозов и 715 тысячами вагонов в двухосном исчислении12, из которых на оккупированной территории осталось лишь 15 процентов паровозов и 7,5 процента вагонов13. Таким образом, потери в подвижном составе преувеличены более чем в 4 раза. Тем не менее разрушения (значительная часть которых была произведена самими советскими властями при оставлении территорий) были действительно велики, и требовались огромные расходы для их восстановления. Найти финансовые и материальные ресурсы было тем труднее, что одновременно производились огромные военные расходы и было необходимо поддерживать функционирование уже действующих на неоккупированной территории предприятий. Но в отличие от царской России, где с середины Первой мировой войны шло сокращение производственного потенциала, в СССР он начал увеличиваться с 1943 года.
Одинаково далеки от правды как хвастливые заявления об огромных успехах советской экономики периода войны, опровергаемые безмерными лишениями населения и значительной зависимостью экономики от поставок по ленд-лизу (в целом, эффективность советской экономики военного времени была низкой и намного уступала западной так и утверждения о ее провале, крахе, опровергаемые фактами успешного обеспечения основных нужд фронта военной техникой и ее высоким техническим совершенством.
В любом случае эффективность советской хозяйственной сферы была намного выше, чем сферы собственно военной. Победа была достигнута ценой потерь, в несколько раз больших, чем у Германии, и при огромном превосходстве в живой силе и технике. Неэффективность советских вооруженных сил обусловила их огромную потребность в людях и технике. В итоге ресурсов хватало в основном для развития военного сектора экономики, где сосредоточились лучшие силы, и было совершенно недостаточно для экономики гражданской, которая обеспечивалась по остаточному принципу.
Стоит, кстати, обратить внимание на заметную разницу в возрастном и образовательном уровнях между руководящими кадрами армии и промышленности. Если высшим руководителям промышленности было по 30—40 лет и они имели, как правило, высшее образование, то в армии их возраст колебался между 40 и 50 годами и многие из них полноценного военного образования не имели. Такое различие способно вызвать удивление. В порядке гипотезы выскажу предположение, что Сталин считал невозможным доверить руководство вооруженными силами людям, не «нюхавшим пороха». А порох «нюхали» лишь участники Первой мировой и Гражданской войн, то есть как раз военные в возрасте от 40 и 50 лет.
По необходимости кратко рассмотрим изменения в управлении советской экономикой в этот период. Наиболее важным в этом отношении является создание нового органа управления экономикой — Государственного комитета обороны (ГКО обеспечивавшего более тесную увязку между военными операциями и развитием экономики. Между членами ГКО были распределены отдельные отрасли военной промышленности. Это не могло не приводить к известной дезорганизации экономики, ущемлению других отраслей. В целом, однако, этот чрезвычайный орган развития экономики себя, безусловно, оправдал. Полезную роль сыграл и Совет по эвакуации. Для более успешного развития отдельных отраслей военной промышленности были созданы новые наркоматы — танковой и минометной промышленности — в дополнение к уже существовавшим ранее четырем наркоматам оборонной промышленности.
Продолжался в этот период и начатый в третьей пятилетке процесс укрепления экономики, особенно промышленности, квалифицированными руководящими кадрами. Подавляющее большинство хозяйственных выдвиженцев третьей пятилетки хорошо показали себя в период войны и сохранили поэтому свое положение (в отличие от высших военачальников, которых Сталин очень часто менял в начале войны). Однако некоторые высшие хозяйственные руководители были заменены более квалифицированными и энергичными. Так, к концу войны был заменен нарком нефтяной промышленности: вместо бывшего партийного работника К. Седова им стал профессиональный нефтяник Н. К. Байбаков, имевший, несмотря на свою молодость, большой опыт работы. Нарком железнодорожного транспорта Л. Каганович к концу войны также был заменен профессиональным железнодорожником И. В. Ковалевым. Наркомом танковой промышленности в 1942 году был назначен (несмотря на свое еврейское происхождение, которое к этому времени уже являлось препятствием для должностного продвижения) хорошо себя показавший на посту директора Челябинского танкового завода (Танкограда) Л. Зальцман.
Биографическая справка (Григорий Исаакович Ханин)
Григорий Исаакович Ханин родился 11 июня 1937 года в Латвии. В 1955 году поступает в Ленинградский финансово-экономический институт, по окончании которого работает экономистом на промышленных предприятиях Риги. С 1962 по 1965 год - аспирант того же вуза. После аспирантуры Григорий Исаакович преподает в Новосибирском государственном университете, где является старшим преподавателем. С 1973 года - старший научный сотрудник Института систем управления Министерства приборостроения СССР в Новосибирске. В этот же год защищает кандидатскую диссертацию на тему: "Фондовые биржи капиталистических стран".
В 1979-1986 годы Г.И. Ханин - старший преподаватель Института повышения квалификации Министерства промышленности строительных материалов СССР в Искитиме (Новосибирская область). Позже (1986-1989) - старший научный сотрудник Тувинского комплексного отдела СО АН СССР в Кызыле (Тувинская АССР).
В девяностом году Григорий Исаакович становится профессором Новосибирского государственного университета, а в 91-м - научным сотрудником Института изучения экономики СССР и Восточной Европы в Стокгольме.
В 1992 году защищает докторскую диссертацию на тему: "Альтернативные оценки динамики деятельности производственных ячеек народного хозяйства". С этого же года становится деканом экономического факультета Сибирского Независимого Университета в Новосибирске. С 1998 года и до настоящего момента Григорий Исаакович - профессор Сибирского государственного университета Путей сообщений (г. Новосибирск).
Основные работы:
1. Роль фондовых бирж в капиталистической экономике. Известия АН СССР. Серия экономическая. N 5 1972 г.
2. Лукавая цифра. Новый мир. N 2 1997 г. (совместно с В. Селюниным).
3. Динамика экономического развития СССР. Новосибирск.1991 г.
4. Советский экономический рост: анализ западных оценок. Новосибирск.1993 г.
5. Суслов В., Ханин Г. Экономика России в 1990-1995 г.г.: альтернативная оценка. ЭКО N 11 1997 г.
6. Г.И.Ханин.50-е годы - десятилетие триумфа советской экономики. ЭКО.N11 2001 г.
7. Ханин Г.И., Полосова О.И., Иванченко Н.И. Промышленное производство России в 1996-1999 г.г.: альтернативная оценка. ЭКО.N 1 2002 г.

sever576

вот мне препод рассказывал как его мать в годы войны работала
трудиться приходилось чуть ли не 12 часов, хлеба минимум, истощение практически у всех и не все выживали
естественно, что КПД будет повыше, чем в штатах

TOXA

Обожаю экономистов. Это бедные люди, которые знают, что надо сделать для того, чтобы стать богатыми.

vodes5311

трудиться приходилось чуть ли не 12 часов, хлеба минимум, истощение практически у всех и не все выживали
естественно, что КПД будет повыше,
Вопрос как считать СССР всегда славился приписками.
Например, движение стахановцев - местами было просто убыточным - т.к. повышенные показатели получались за счет нарушения техники безопастности, ненормативных рабочих часов и.т.п. в итоге усталость и нарушенные техники делали свое дело - техника ломалась, рос процент брака, в ряде случаев гибли люди. Но это объявлялось происками врагов народа.

12457806

Например, движение стахановцев - местами было просто убыточным - т.к. повышенные показатели получались за счет нарушения техники безопастности, ненормативных рабочих часов и.т.п. в итоге усталость и нарушенные техники делали свое дело - техника ломалась, рос проце
Давно такого пиздобольства не слыхал.

gena137

+1. Налицо факт. Если немцы ничего не приписывали, в своей промышленности, а мы приписывали, то как объяснить тот факт, что мы задавили немецкую военную машину? Не нужно только говорить про эксплуатацию энтузиазма трудящихся, про массовый героизм и так далее. Это была не в последнюю очередь именно экономическая победа.

zxcvbn14

Это была не в последнюю очередь именно экономическая победа
Да ты гонишь Вон Ратмир гля как "убедительно" объяснил, что это все было "убыточно". И победа наверное была убыточной. И сидел бы сейчас наш любитель иностранный шмоток с баварским пивом и колбасками, да деды с бабками помешали "приписками" фашистов победили.

vodes5311

Ты настолько держишься за свои убеждения что в союзе было все замечательно?
Могу привезти конкретный пример. Есть, вернее был,конкретный завод. Занимался в т.ч. металообработкой. Как там достигались стахановские показатели?
Заготовка, по нормам, крепилась в станке с трех сторон и начинала вращаться. Стахановость достигалась тем, что заготовка крепилась не с трех сторон, а с двух. Кого то заломало крепить с трех сторон - вот и выдал он рац. предложение. Поначалу все держалось. Потом начались срывы заготовок и.т.п. Или к примеру, при работе по 12 часов ударного труда на станком люди получали травмы.
Или ОТК заставляли смотреть сквозь пальцы на небольшие дефекты, которые допускали при обработке уставшие люди, чтобы показатели не уронить. Все крупные косяки - сваливались на врагов народа. Полагаю, что подобное движение ударного труда, было так же не очень прибыльным и на других предприятиях, где требуется не просто сила и выносливость, а точность и аккуратность.

nhytr000019

Полагаю, что подобное движение ударного труда, было так же не очень прибыльным и на других предприятиях, где требуется не просто сила и выносливость, а точность и аккуратность.
+1
Это движение имело смысл на угледобыче, или лесоповале, но не в машиностроении. Я думаю, тех директоров, кто без оглядки бросился внедрять у себя стахановщину, хотя к тому не было никаких предпосылок, в конечном счете репрессировали.

zxcvbn14

Я думаю, тех директоров, кто без оглядки бросился внедрять у себя стахановщину, хотя к тому не было никаких предпосылок, в конечном счете репрессировали
Правильно полагаешь

12457806

Заготовка, по нормам, крепилась в станке с трех сторон и начинала вращаться. Стахановость достигалась тем, что заготовка крепилась не с трех сторон, а с двух. Кого то заломало крепить с трех сторон - вот и выдал он рац. предложение.
Ботай книги соцреалистов. Ты всерьез думаешь, что все фрезировщики были в СССР камикадзе?

picasso221

Хотя аргументы оппонентов не отличаются детальностью и обоснованностью, но твои еще и противоречивы.
Во-первых, стахановство и рационализация категории если и связанные, то явно не однозначно. Рационализация, вообще говоря, не обязательный спутник стахановства, иначе твой же аргумент об экстенсификации труда был бы бессмысленен - зачем больше работать и уставать, когда можно просто рационализировать (т.е. иногда и облегчить) процесс?
Во-вторых, также неоднозначно связаны усталость и производительность (куда входит и брак, и т.д.). Иначе бы не было смысла бороться за сокращение рабочего дня сначала до 12, а потом и до 8 часового, не было бы смысла в изматывающих конвеерах (как раз рационализация а ля Форд а производительность в СССР во время войны вообще должна была бы все время уменьшаться - все же работали на фоне хронической усталости (хронического стахановства? ) и со временем усталость только нарастала. Кстати, приписки в военное время дело, мягко говоря рискованное (более это характерно начиная с Хрущевских времен, когда пошла "массовая кукуруза").
Таким образом, ссылка на приписки просто обессмысливает обсуждение (нет объективных данных а вот намек, что если бы были только приписки, то и победы бы не было, не лишены смысла - ну не шапками же немецк. танки забрасывали? Да и были ли приписки при Берия?.... Вопрос же расчетов - поднятый в статье - намного более серьезен в вопросах сравнения производительности.

gena137

Неконкретны и некорректный пример хотя бы в силу опять же своей неконкретности. Что за заготовка? На каком станке ? Полнее нужно объективную сторону раскрывать. А то сказал что - то про что - то а про что - непонятно. Думаешь рабочий будет подвергать себя опасности сознательно ? Если в тех листе написано, что на токарном станке не нужно зажимать заготовку то рабочий посмотрит, скажет, что инженер долбаеб, и все равно ее зажмет. Так и здесь. Если рабочий из своего опыта понимает, что так можно сделать, он так сделает. Если понимает, что в результате ему оторвет пальцы или прошибет голову - он так не сделает.

picasso221

ответ тоже не менее "конкретен".
Из собственного опыта могу сказать, что рабочий несколько ограничен в "рационализации" (пусть даже путем "непослушания"). Если мастер по приказу того же главного инженера или нач. цеха соберет "зажиматели", то "все равно зажать" будет несколько трудновато.
По секрету скажу - очень часто даже без всяких рационализаций, а просто в силу отсутствия своевременного ремонта и т.п. рабочему приходится пренебрегать техникой безопасности. Да и многими нормами нормального труда.
Кроме того, именно для повышения производительности (за премию, отгулы и т.п.) рабочие частенько сами нарушают тех. без. (не зажимать быстрее, чем зажимать, да еще три раза за что и расплачиваются произв. травмами. Это или при попустительстве мастеров (типа ТБ подписали, а дальше как хотите) или даже при их матюках.
Вообще мне кажется, что на таких частных примерах рассматривать поднятую проблему несколько бессмысленно.

zxcvbn14

Вообще мне кажется, что на таких частных примерах рассматривать поднятую проблему несколько бессмысленно
Но для демошизы очень характерно. А высокой производительностью труда в ВОВ можно удивляться только будучи редким дауном. В 41-м кстати мы никаких экономических чудес не видим. А через годик поняли что стоит вопрос не смены власти а ВЫЖИВАНИЯ и понеслось...

gena137

Ты хотел конкретный ответ на неконкретынй вопрос ? Если у тебя спросят сколько у станка скоростей, что ты ответишь ?

shevaldina_ov

сынок, какой у тебя опыт работы?
скажи мне как слесарь слесарю.
а потом поговорим насчет "как надо" и "как есть" на самом деле.
и как у нас работяги работают.

shevaldina_ov

для особо одаренных повтрю ещё раз:
я интересуюсь про _личный опыт работы_ на предприятии.
среди тупого рабочего быдла, которое следуя децким представлениям
кроме как заливать шар и резать себе пальцы ничего делать то не умеет
и о ТБ никакого предсталения тоже не имеет.
а про то, что "папа" или "бабушка" сказала это ты своим друзьям
студентам на светких салонах будешь втирать.
в связи с этим, все твои аргументы записываються в разряд пиздабольства.
не знаю брода - не лезь в воду.

vodes5311

- Я где-то говорил про весь Союз ? - я говорил про конретный завод. Предположение, что подобное могло быть на других заводах - это просто мое предположение, которое по умолчанию спорно.
- "Приписки" выражались в победных рапортах о внедрении опыта Стаханова на заводе. КПД от подобного внедрения падал - общий эффект вырастал незначительно, за счет общего повышения времени работы при той же оплате труда.
- о соц. реализме. Похожий пример, со станком - нашел в соц. реалистической книге танкер Дербент. Там же кстати, рассказывается, как в нарушении норм, танкерами для нефти возили бензин. Что привело к сгоранию двух танкеров (упоминается в книге). Естественно, стоимость сгоревших танкеров на сс перевозимого топлива не относилась, что позволяло говорить об успешности такого предложения.
- победа в ВОВ - результат подвига всего советского народа, колосальных ресурсов страны, и помощи союзников.

antcatt77

Стахановское движение формировалось в виде двух направлений:
1. Изменение организации труда - в основном, через введение поточности и более узкой специализации.
2. погоня за рекордами.
первое направление было благом для экономики - потому тому, что опробованная стахановцами организация труда - вводилась повсеместно, что приводило к снижению издержек и общему росту производительности
гонка за рекордами - в первую очередь - имело пропагандный характер и часто экономического эффекта не давало, т.к. уже здесь ранее говорили - такая погоня за рекордами часто сопровождалась ухудшением качества, игнорированием тех. безопасности, переработками, выжиманием соков и т.д.
СССР, в первую очередь, раздувало как раз пропагандый характер и первого, и второго направления. так даже при оценке первого направления, например, часто "забывали" учитывать доп. рабочих, блогоприятность условий и т.д.
для справедливости, можно заметить, что не одна только СССР гналась за рекордами.
так, например, германская авиация в годы второй мировой применяла похожую схему - тоже выбирался отдельный ас, к нему прикреплялись 3-5 самолетов прикрытия. и далее по целям работал только лидер и соответственно и сбитые записывались только на него, а остальные самолеты занимались вспомогательными операциями: прикрытие, отсечение, загон и т.д.
В итоге, это как раз приводило к тому - что в Германии были асы - на счету которых было 200-300 сбитых, хотя асы других стран - имели на счету - всего лишь по 20-30 сбитых.
Сегодня не только из уст политиков, даже левого направления, не услышишь имени Стаханова и одноименного движения, но и в ученой среде пока четко не определились, что же это было в нашей истории? В чем его глубинная суть? Какие уроки современники могут извлечь из феномена под названием стахановское движение, охватывающее огромную страну из края в край в течение доброй половины столетия?
В том, что это был именно феномен, т.е. редкое, необычное и выдающееся явление, никто не сомневается. А вот в оценках его экономисты, историки и философы как отечественные, так и российские еще не пришли к единому мнению. Прослеживаются тут две основные тенденции. Одна группа ученых критически относится к "стахановщине", называя ее малоэффективной погоней за рекордами, другая, наоборот, рассматривает это как движение новаторов, искренне стремившихся, так сказать, снизу брать непосредственное участие в организации и управлении производством, что весьма актуально и сегодня.
Со сторонниками именно этой второй научной концепции я пообщался на днях и хотел бы предложить вниманию читателей короткое изложение беседы, которая, на мой взгляд, стоит самых серьезных размышлений. Это Петр Васильевич Добров и Александр Никитович Бут. Оба они доктора исторических наук, профессора Донецкого национального университета, имеют, естественно, много научных трудов, об одном из которых мы уже рассказывали на страницах газеты. Он называется "Економiчна контрреволюцiя в Українi в 20-30 роки XX столiття: вiд нових джерел до нового осмислення". Уже в нем авторы, на основе открывшихся архивных документов той поры, подвергли рабочие движения, связанные с именами Изотова, Стаханова, Кривоноса, Мазая, Паши Ангелиной и других, тщательному анализу и убедительно доказали, что это не что-то отжившее, ненужное и даже вредное, а, наоборот, достойное внимательного изучения, чтобы самым активным образом использовать в нем все лучшее и сегодня, хотя в совершенно других условиях. История ведь как наука - это, по словам английского философа Эдмунда Берка, союз между умершими, живыми и неродившимися. В новом труде "Стахановський рух: феномен радянської доби й уроки iсторiї", подготовленном, кстати, для научного форума, приуроченного 70-летию стахановского движения, который состоится на Луганщине, они продолжают и углубляют свою мысль.
В чем тут дело? Коротко и популярно тут так можно сказать. Стаханов, освоив совершенно новое для того времени орудие труда - отбойный молоток ОМ-5, серийно изготовляемый ленин-градским заводом "Пневматика", в самом деле поставил мировой рекорд угледобычи. Но для экономики в целом не он был важен, а то, что вместе с рекордом родилась совершенно новая технология, позволяющая в пять раз повысить производительность труда на шахтах. Ведь Алексей работал тогда не один. За ним два горняка крепили выработанное пространство в уступах. Таким образом, они втроем сработали за восьмерых, пройдя восемь уступов, в каждом из которых до этого работал отдельный углеруб. В дальнейшем, когда уступы начали удлинять, первоначальный стахановский рекорд легко перекрывали как сам Стаханов, так и его последователи Дюканов, Концедалов, тот же Изотов и многие другие. Но увеличение угледобычи меньшим количеством забойщиков тянуло за собой огромную проблему пересмотра всей технологии, начиная от подготовительных работ и кончая выдачей угля на-гора и далее. Поэтому не случайно, когда Сталин спросил у парторга К.Г. Петрова, что нужно, чтобы движение расширялось, тот просто ответил: "Дайте денег". Они были нужны не только для поощрения стахановцев, но и для технологического усовершенствования.
Понимали ли это тогдашние хозяйственники? Конечно, понимали. Инженер Н.И.Машуров, непосредственный организатор стахановского рекорда, в газете "Социалистический Донбасс" за 11 сентября 1935 года говорил не столько о нем, сколько о том, что сам рекоррд был возможен благодпря новой организации труда и управления. Понимал это тогдашний первый секретарь Сталинского (Донецкого) обкома парти, Саркис Саркисов, вскоре репрессированный и объявленный "врагом народа" именно за то, что более глубоко видел проблему. Понимал Серго Орджоникидзе, самоотверженно бравший под защиту грамотных инженеров и хозяйственников. Да и многие другие ученые-экономисты знали, что стоит за рекордами. Однако в той командно-административной системе для всех без исключения существовала незыблемая сталинская установка, произнесенная на первом Всесоюзном совещании стахановцев в ноябре 1935 года: "Стахановское движение...- это новый высший этап социалистического соревнования". И точка.
Ну а коль соревнование, то, значит, на первом месте - рекорды. Вокруг них и вся шумиха поднималась и в официальной печати, и в экономической науке и практике. Отсюда и пошла гулять "рекордомания", которая заглушала, а часто-густо и вообще сводила на нет истинную здоровую инициативу рабочих, новаторов производства, инженерно-технических кадров, искренне стремившихся по-хозяйски строить новую жизнь.
Повторюсь, я здесь очень поверхностно изложил суть научных споров сегодня. Но вокруг Стаханова и движения его имени нагромождено сейчас много всего разного. Якобы он был просто "винтиком" системы и рекорд его был "заказным", да и вообще он его сделал со зла, когда его исключили из кандидатов в партию, притом вообще без крепильщиков и без присутствия парторга Петрова. Был он темным безграмотным орловским мужиком, приехавшим в Донбасс зарабатывать на лошадь, никогда в жизни книг не читал, любил только баб да "закладывать за воротник".
Но во всей этой словесной чехарде для нас важны две вещи. Есть конкретный человек - Алексей Григорьевич Стаханов и есть движение, названное его именем. Его, Стаханова, исключительно трудолюбивого, порядочного, честного, смекалистого человека, та система действительно сломала и искалечила. Сталин властной рукой вырвал его из привычной рабочей среды, как рыбу из воды, преследуя чисто политические цели, "обласкал", так сказать, его. Хрущев, оторвав от семьи, выслал назад в Донбасс. Брежнев попытался исправить положение: "великодушно" наградил Героем Соцтруда в "свинячий слiд", как говорят в Украине, когда в прошлом истинный богатырь уже превратился в измотанного жизненными невзгодами старика, обложенного со всех сторон, как волк в загоне.
Движения, родившиеся из искренней души человека, поверившего в провозглашаемые идеалы, тоже из политических соображений, обезобразили пустопорожней "рекордоманией". И что теперь? Да отделить зерна от плевел, очистить истинное от наносного, - и все дела. "Стахановський рух - активна форма участi робiтничого класу, iнженерно-технiчних кадрiв у прогресивнiй органiзацiї працi i управлiннi виробництвом. Це - рух новаторiв i разом з iм’ям О. Стаханова заслуговує на добру пам’ять народу. Саме це випливає з досвiду феномена радянської доби", - пишут в упомянутом труде ученые. А не созвучны ли эти строго научные слова с приведенными в начале статьи легендами? Стучит стахановский чудо-молоток в нашу жизнь. Стучит!

shevaldina_ov

ребят, ну ё-маё... в самом то деле.
надергают ссылок по яндексу и как истину в первой инстации постят.
вы пообщайтесь с дедушками и бабушками с простыми, "теми самыми" стахановцами
пока они живы.
они много чего интересного могу рассказать, чего в книжках то не пишут и не писали.
а то скоро и они повымрут все, так и будете из яндекса помои хлебать да голову свою засирать
а потом на форумах высокоинтеллектуальные споры со слюнями развордить.
эти же статейки такие же как вы книжные дети после эконом фака и писали.
фарисейство сплошное.
тьфу.

antcatt77

можешь открыть советские пропагандисткие книжки по стахановскому движению - там видно те же самые направления - изменение организации труди и гонка за рекордами.

vsabitov

Трёх китов подвело под Архипелаг Руководство: котловку, бригаду и два начальства. А четвёртого и главного кита — тухту, подвели туземцы и сама жизнь.
Нужны для тухты напористые предприимчивые бригадиры, но еще нужней, еще важней — производственные начальники из заключённых. Десятников, нормировщиков, плановиков, экономистов, их было немало, потому что в тех дальних местах не настачишься вольных. Одни ээки на этих местах забывались, жесточели хуже вольных, топтали своего брата-арестанта и по трупам шли к собственной досрочке. Другие, напротив, сохраняли отчётливое сознание своей родины — Архипелага, и вносили разумную умеренность в управление производством, разумную долю тухты в отчётность. Это был риск для них: не риск получить новый срок, потому что сроки и так были нахомучены добрые и статья крепка, — но риск потерять своё место, разгневать начальство, попасть в худой этап — и так незаметно погибнуть. Тем славней их стойкость и ум, что они помогали выжить и своим братьям.
Таков был, например, Василий Григорьевич Власов, уже знакомый нам по Кадыйскому процессу. Весь долгий срок свой (он просидел девятнадцать лет без перерыва) он сберег ту же упрямую убежденность, с которой вел себя на суде, с которой высмеял Калинина и его помило'вку. Он все эти годы, когда и от голода сох, и тянул лямку общих работ, ощущал себя не козлом отпущения, а истым политическим и даже "революционером", как говорил в задушевных беседах. И когда благодаря своей природной острой хозяйственной хватке, заменявшей ему неоконченное экономическое образование, он занимал посты производственных придурков, — Власов не просто видел в этом оттяжку своей гибели, но и возможность всю телегу подправить так, чтоб ребятам тянуть было легче.
В 40-е годы на одной из Усть-Вымьских лесных командировок (УстьВымьЛаг отличался от общей схемы тем, что имел одно начальство: сам лагерь вел лесоповал, учитывал и отвечал за план перед МинЛесом) Власов совмещал должности нормировщика и плановика. Он был там голова всему, и зимой, чтобы поддержать работяг-повальщиков, приписывал их бригадам лишние кубометры. Одна зима была особенно суровой, от силы выполняли ребята на 60%, но получали как за 125%, и на повышенных пайках перестояли зиму, и работы ни на день не остановились. Однако, вывозка "поваленного" (на бумаге) леса сильно отставала, до начальника лагеря дошли недобрые слухи. В марте он послал в лес комиссию из десятников — и те обнаружили недостачу восьми тысяч кубометров леса! Разъяренный начальник вызвал Власова. Тот выслушал и сказал: "Дай им, начальник, всем по пять суток, они неряхи. Они поленились по лесу походить, там снег глубокий. Составь новую комиссию, я — председатель". Со своей толковой тройкой Власов, не выходя из кабинета, составил акт и "нашел" весь недостающий лес. На время начальник успокоился, но в мае схватился опять: леса-то вывозят мало, уже сверху спрашивают. Он призвал Власова. Власов, маленький, но всегда с петушиным задором, теперь и отпираться не стал: леса нет. "Так как же ты мог составить фальшивый акт, трам-та-ра-рам?!" "А что ж лучше было бы вам самому в тюрьму садиться? Ведь восемь тысяч кубов — это для вольного червонец, ну для чекиста — пять." Поматюгался начальник, но теперь уже поздно Власова наказывать: им держится. "Что же делать?" "А вот пусть совсем дороги развезёт." Развезло все пути, ни зимника, ни летника, и принес Власов начальнику подписывать и отправил дальше в Управление техническую подробно-обоснованную записку. Там докладывалось, что из-за весьма успешного повала леса минувшей зимой, восемь тысяч кубометров не поспели вывезти по санному пути. По болотистому же лесу вывезти их невозможно. Дальше приводился расчет стоимости лежневой дороги, если её строить, и доказывалось, что вывозка этих восьми тысяч будет сейчас стоить дороже их самих. А через год, пролежав лето и осень в болоте, они будут уже некондиционные, заказчик примет их только на дрова. Управление согласилось с грамотными доводами, которые не стыдно показать и всякой иной комиссии, — и списало восемь тысяч кубов.
Так стволы эти были свалены, съедены, списаны — и снова гордо стояли, зеленея хвоей. Впрочем, недорого заплатило и государство за эти мертвые кубометры: несколько сот лишних буханок черного, слипшегося, водою налитого хлеба. Сохраненная тысяча стволов да сотня жизней в прибыль не шла — этого добра на Архипелаге никогда не считали.
Наверное, не один Власов догадывался так мухлевать, потому что с 1947-го года на всех лесоповалах ввели новый порядок: комплексные звенья и комплексные бригады. Теперь лесорубы объединялись с возчиками в одно звено, и бригаде засчитывался не поваленный лес, а — вывезенный на катище, к берегу сплавной реки, к месту весеннего сплава.
И что же? Теперь тухта лопнула? Нисколько! Даже расцвела! — она расширилась вынужденно, и расширился круг рабочих, которые от нее кормились. Кому из читателей не скучно, давайте вникнем.
От катища по реке не могут сплавлять заключённые (кто ж их будет вдоль реки конвоировать? бдительность!). Поэтому на катище от лагерного сдатчика (от всех бригад) принимает лес представитель сплавной конторы, состоящей из вольных. Ну, вот он-то и проявят строгость? Ничего подобного. Лагерный сдатчик тухтит, сколько надо для лесоповальных бригад, и приёмщик сплавконторы на всё согласен.
А вот почему. Своих-то, вольных, рабочих сплавконторе тоже надо кормить, нормы тоже непосильны. Весь этот несуществующий приписанный лес сплавконтора записывает также и себе как сплавленный.
При генеральной запони, где собирается сплавленный со всех повальных участков лес, располагается биржа — то есть, выкатка из воды на берег. Этим опять занимаются заключённые, тот же УстьВымьЛаг (52 острова УстьВымьЛага разбросаны по территории 250х250 километров, вот какой у нас Архипелаг!) Сдатчик сплавконторы спокоен: лагерный приемщик теперь принимает от него обратно всю тухту: во 2-х, чтобы не подвести своего лагеря, который этот лес сдал на катище, а во 1-х, чтобы этой же тухтой накормить и своих заключённых, работающих на выкатке! (у них-то тоже нормы фантастические, им тоже горбушка нужна!). Тут уже приёмщику надо попотеть для общества: он должен не просто лес принять в объеме, но и реальный и тухтяной расписать по диаметрам бревен и длинам. Вот кто кормилец-то! (Власов и тут побывал.)
За биржею — лесозавод, он обрабатывает бревна в пилопродукцию. Рабочие — опять зэки. Бригады кормятся от объема обработанного ими круглого леса, и "лишний" тухтяной лес как нельзя кстати поднимает процент их выработки.
Дальше склад готовой продукции, и по государственным нормам он должен иметь 65% от принятого лесозаводом круглого леса. Так я 65% от тухты невидимо поступает на склад (и мифическая пилопродукция тоже расписывается по сортам: горбыля, деловой; толщина досок, обрезные, необрезные...) Штабеляющие. рабочие тоже подкармливаются этой тухтой.
Но что же дальше? Тухта уперлась в склад. Склад охраняется ВОХРой, бесконтрольных "потерь" быть не может. Кто и как теперь ответит за тухту?
Тут на помощь великому принципу тухты приходит другой великий принцип Архипелага: принцип резины, то есть всевозможных оттяжек. Так и числится тухта, так и переписывается из года в год. При инвентаризациях в этой дикой архипелажной глуши — все ведь свои, все понимают. Каждую досочку из-за счёта тоже руками не перебросишь. К счастью, сколько-то тухты каждый год "гибнет" от хранения, её списывают. Ну снимут одного-другого завскладом, перебросят работать нормировщиком. Так зато сколько же народу покормилось!
Стараются вот еще: грузя доски в вагоны для потребителей (а приёмщика нет, вагоны потом будут разбрасывать по разнарядкам) — грузить и тухту, то есть приписывать избыток (при этом кормятся и погрузочные бригады, отметим!). Железная дорога ставит пломбу, ей дела нет. Через сколько-то времени где-нибудь в Армавире или в Кривом Роге вскроют вагон и оприходуют фактическое получение. Если недогруз будет умеренный, то все эти разности объёмов соберутся в какую-то графу, и объяснять их будет уже Госплан. Если недогруз будет хамский — получатель пошлет УстьВымьЛагу рекламацию, — но рекламации эти движутся в миллионах других бумажек, где-то подшиваются, а со временем гаснут — они не могут противостоять людскому напору жить. (А послать вагон леса назад никакой Армавир не решится: хватай, что дают — на юге леса нет.)
Отметим, что и государство, МинЛес, серьёзно использует в своих народно-хозяйственных сводках эти тухтяные цифры поваленного и обработанного леса. Министерству они тоже приходятся кстати. [7]
Но, пожалуй, самое удивительное здесь вот что: казалось бы, из-за тухты на каждом этапе передвижки леса его должно не хватать. Однако, приёмщик биржи за летний сезон успевает столько приписать тухты на выкатке, что к осени у сплавконторы образуются в запонях избытки! — до них руки не дошли. На зиму же их так оставить нельзя, чтоб не пришлось весной звать самолёт на бомбёжку. И поэтому этот лишний, уже никому не нужный лес, поздней осенью спускают в Белое море!
Чудо? диво? Но это не в одном месте так. Вот и в Унжлаге на лесоскладах всегда оставался ЛИШНИЙ лес, так и не попавший в вагоны, и уже не числился он нигде!.. И после полного закрытия очередного склада на него еще много лет потом ездили с соседних ОЛПов за бесхозными сухими дровами и жгли в печах окорённую рудстойку, на которую столько страданий положено было при заготовке.
И всё это — затея как прожить, а вовсе не нажиться, а вовсе не — ограбить государство.
Нельзя государству быть таким слишком лютым — и толкать подданных на обман.
Так и принято говорить у заключённых: без тухты и аммонала не построили б канала.
Вот на всём том и стоит Архипелаг.

vsabitov

Однако государству не было экономического и организационного смысла делать эти лишние перемещения, кого-то из лагеря на фронт, а кого-то вместо него в лагерь. Определён был каждому свой круг жизни и смерти; при первом разборе попавший к козлищам, как козлище должен был и околеть. Иногда брали на фронт бытовиков с небольшими сроками, и не в штрафную, конечно, а в обычную действующую армию. Совсем не часто, но были случаи, когда брали и Пятьдесят Восьмую. Но вот Горшунова Владимира Сергеевича взяли в 43-м из лагеря на фронт, а к концу войны возвратили в лагерь же с надбавкой срока. Уж они меченые были, и оперуполномоченному в воинской части проще всего было мотать на них, чем на свеженьких.
Но и не вовсе пренебрегали лагерные власти этим порывом патриотизма. На лесоповале это не очень шло, а вот: "Дадим уголь сверх плана — это свет для Ленинграда!" "Поддержим гвардейцев минами!" — это забирало, рассказывают очевидцы. Арсений Фармаков, человек почтенный и темперамента уравновешенного, рассказывает, что лагерь их был увлечён работой для фронта; он собирался это и описать. Обижались зэки, когда не разрешали им собирать деньги на танковую колонну ("Джидинец"). [7]
А награды — общеизвестны, их объявили вскоре после войны: дезертирам, жуликам, ворам — амнистия, Пятьдесят Восьмую — в Особые лагеря.
И чем ближе к концу войны, тем жесточе и жесточе становился режим для Пятьдесят Восьмой. Далеко ли забираться — в Джидинские и Колымские лагеря? Под самой Москвой, почти в её черте, в Ховрине, был захудалый заводик Хозяйственного управления НКВД и при нём режимный лагерь, где командовал Мамулов — всевластный потому, что родной брат его был начальником секретариата у Берии. Этот Мамулов кого угодно забирал с Краснопресненской пересылки, а режим устанавливал в своём лагерьке такой, какой ему нравился. Например, свидания с родственниками (в подмосковных лагерях повсюду широко разрешенные) он давал через две сетки, как в тюрьме. И в общежитиях у него был такой же тюремный порядок: много ярких лампочек, не выключаемых на ночь, постоянное наблюдение за тем, как спят, чтобы в холодные ночи не накрывались телогрейками (таких будили в карцере у него был чистый цементный пол и больше ничего — тоже как в порядочной тюрьме. Но ни одно наказание, назначенное им, не приносило ему удовлетворения, если сверх того и перед этим он не выбивал крови из носа виновного. Еще были приняты в его лагере ночные набеги надзора (мужчин) в женский барак на 450 человек. Вбегали внезапно с диким гиканьем, с командой: "Вста-ать рядом с постелями!" Полуодетые женщины вскакивали, и надзиратели обыскивали их самих и их постели с мелочной тщательностью, необходимой для поиска иголки или любовной записки. За каждую находку давался карцер. Начальник отдела главного механика Шклиник в ночную смену ходил по цехам, согнувшись гориллой, и чуть замечал, кто начинает дремать, вздрогнет головой, прикроет глаза — с размаху метал в него железной болванкой, клещами, обрезком железа.
Таков был режим, завоеванный лагерниками Ховрина их работой для фронта: они всю войну выпускали мины. К этой работе заводик приспособил и наладил заключённый инженер (увы, его фамилии не могут вспомнить, но она не пропадёт, конечно он создал и конструкторское бюро. Сидел он по 58-й и принадлежал к той отвратительной для Мамулова породе людей, которая не поступается своими мнениями и убеждениями. И этого негодяя приходилось терпеть! Но у нас нет незаменимых! И когда производство уже достаточно завертелось, к этому инженеру как-то днём при конторских (да нарочно при них! — пусть все знают, пусть рассказывают! — вот мы и рассказываем) ворвались Мамулов с двумя подручными, таскали за бороду, бросали на пол, били сапогами в кровь — и отправили в Бутырки получать второй срок за политические высказывания.
Этот милый лагерёк находился в пятнадцати минутах электричкою от Ленинградского вокзала. Сторона не дальняя, да печальная.

shevaldina_ov

Много лет наблюдаю идиотов. У нас это нетрудно, идиоты повсюду. Особенно интересно наблюдать за ними при вдумчивом изучении истории через телевизор.
В исторический науке, как положено, наблюдается серьёзный прогресс. Изыскиваются новые способы и средства, разрабатываются и применяются свежие методики, ведутся архивные изыскания и раскопки. Кропотливо трудятся сотни тысяч специалистов, выдвигают гипотезы, ожесточённо дискутируют и спорят, пытаясь докопаться до истины.
А параллельно трудятся совсем другие специалисты "от истории", которых никакая истина не интересует в принципе. Они работают в другой области – в области оболванивания. Оболванивание – важнейший аспект современности. Средства, выделяемые на оболванивание, превосходят затраты на науку вообще, не только на историю.
Как оболванивают не сильно умных сограждан? Просто и без затей. Берётся некая историческая эпоха, например – советская. Далее из богатейшего множества событий сугубо тенденциозно отбираются события определённого толка. Например, про жуткие репрессии. Готовится подборка фактов, а следом - верная трактовка этих самых фактов. Без трактовки оглашать факты смысла нет. А уж как оттрактовать - дело привычное. Мастера данного жанра широко известны: Солженицын, Познер, Сванидзе, Резун и прочие. Далее из подборки стряпается книжонка или телепередача, о которых сообщается, что вот это и есть образ той самой эпохи.
Тут ведь что интересно? Количество событий того времени – безбрежный океан. Социальные преобразования носили планетарный характер. Горячо любимые репрессии составляют в этих процессах ничтожный процент. Но под умелым руководством специально обученных граждан формируется общественное мнение: эпоха была преступной! И далее будем мусолить годами и десятилетиями, чисто большевики со сказками о проклятом царизме. То есть каждый факт - он факт. А всё вместе - ложь.
Сколько угодно можно приводить в пример другие эпохи и другие страны, количество злодейств в которых было значительно выше. Нет, это не про то, эти эпохи преступными не были. А про некоторые другие страны мы даже и говорить не будем. Наш метод – напрочь замалчивать одно и яростно выпячивать другое.
Берём, к примеру, Великую Отечественную войну. Задаём идиоту вопрос: кто победил в войне? Идиот без промедления ответит: народ! Так ему рассказал Сванидзе в псевдоисторической передаче – с фотками Гитлера и цитатами из книг Радзинского. Идиоту невдомёк, что победило в той войне советское государство, устроенное определённым образом, коммунистическое руководство страны и лично Сталин – под руководством которого отважно сражался советский народ. Идиоту очевидно, что всё было наоборот: Сталин только вредил и мешал, а победили строго вопреки ему. Зачем идиоту факты? Идиоту факты ни к чему, идиоту эмоций погуще надо.
Подготовился ли Сталин к войне? Конечно, нет! - радостно кричит идиот. Индустриализация проводилась не для того, чтобы обороняться от рехнувшейся на фашизме и национализме Европы. Индустриализация была нужна для того, чтобы провести репрессии и уничтожить интеллигенцию! Да и вообще Сталин к войне не только не подготовился, он ещё и всех военных расстрелял! Плюс ему разведчик Рихард Зорге, работавший на СССР и Германию одновременно, про войну заранее рассказал! Я читал у Радзинского! Вопрос закрыт.
Предатель Резун услужливо сообщает идиоту несколько другие факты: Сталин не просто подготовился к войне, он подготовился отлично. Конечно! - радостно кричит идиот. Мы так и знали! Именно поэтому сраная совковая армия бежала до Москвы! Что вы, говорит, Резун, Сталин хотел напасть на Европу. Точно! - кричит идиот. Мы так и знали! Неудивительно, что бежали до Москвы!
Страной правило быдло и хамло! - кричит идиот. Идиоту невдомёк, что это быдло и хамьё - его дедушки и бабушки, папы и мамы. Это его родственников вынули из жопы и дали образование. Это его быдловатые предки построили институты, заводы и фабрики, в которых он, потомственное быдло, бесплатно учился.
Невдомёк идиоту, почему первую мировую войну динамично развивавшаяся Россия под руководством царя-батюшки просрала. Точно так же идиоту невдомёк, почему вторую мировую войну под руководством Сталина - выиграла. В голову насрано так богато, что объяснять смысла нет.
Какое идиоту дело до того, что идёт широкомасштабная фальсификация истории? Никакого дела нет. А государство – что? А ничего. Всё нормально, всё идёт по плану. Что идиоты, что государство начинают переживать только тогда, когда на Украине или в Прибалтике вдруг "выясняется", что русские свиньи испокон веков только гадили и ломали. Как же так?! - начинает визжать идиот. Да ведь это мы победили Германию! Это мы вас освободили от нацизма! Это не вы, идиоты. Это СССР. СССР, известно под чьим руководством.
Идиоты страшно переживают, когда в бывших республиках СССР "говорят неправду о России". Тут сразу надо поднять вой, особенно - на телевидении. А когда по тем же самым телеканалам срут сами себе на голову - всё нормально. Так и надо. Идиотам не нужна реальная история, в которой граждане СССР построили сверхдержаву и победили в самой страшной войне человечества. Идиотам нужен комплекс вины перед всеми на свете. Так идиотами проще управлять.
Когда-то давно определил для себя, что наступление демократии можно начать отсчитывать с момента появления карикатур на товарища Ленина. Карикатуры на Ленина появились, и демократия, соответственно, наступила. Немного на неё поглядев, определил для себя, что отрезвление и вразумление наступит тогда, когда поставят памятник товарищу Сталину.
Замечу, что ни горячим поклонником эпохи сталинизма, ни горячим поклонником личности Сталина не являюсь. Однако происходящее вокруг не перестаёт удивлять.
В общем, вразумление пока не наступило.
(c) Goblin

sever576

+ 1000000

shevaldina_ov

смайлик смягчает твое высказывания - можно списать на шутку.
хотя не плохо было бы его все же обосновать.
если по делу не чего сказать - лучше убери это из поста.
в дальнейшем попросил бы от таких эпитетов воздержаться.

antcatt77

Ты путаешь пропаганду и разбор полетов.
да, давайте мы все встанем, похлопает в ладоши, и скажем - Советское управление было самым лучшим, никаких проблем не было, все было идеальным.
и что дальше?
это во-первых никак не объяснит, почему так легко в 90-х получилось развернуть страну на 180 градусов,
а во-вторых - такой подобострастный подход никак не поможет строить дальнейшую жизнь.
полезнее как раз выделить, что было хорошо, что было плохо, какие ошибки были допушены, какие ошибки - систематичны, а какие - случайные и т.д.

zxcvbn14

чудо было бы если бы НЭП не свернули
А говорят думающие э-э... разными органами в сосайети не заходят
Так и вижу это чудо. 1941-й... Благостные селяне с двадцатью сортами колбасы встречают "цивилизованных европейцев". Те быстренько сортируют их кого сразу в крематорий кого погодить.
Войска вооруженные трехлинейками, шашками, редкими "максимами" и трехдюймовками отброшены за Урал...
Ляпота. Сиеста. Зато все 30-е сладко жрали, да мягко спали. Прям как сейчас.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: