Путинский неофеодализм в сравнении с царствованием Николая I

jenja333

Путинский неофеодализм в сравнении с царствованием Николая I.
Часть 1
Кое-кто недоумевает, когда я констатирую неофеодальную сущность путинского режима. Мол, у нас даже банки и акции есть, это же капитализм. А разве при царе не было поездок за рубеж, банковских счетов, частных газет и фабрик? И тем не менее нарождающаяся буржуазия волновалась и протестовала и в конце концов свершила, как и в других странах Запада и Востока, свою русскую буржуазно-демократическую революцию. Да, обретения её не закрепились, потому что не успел на Руси сформироваться прочный базис низовой субъектности, и нас повело через диктатуры пролетариата и закона и социалистической и суверенной демократии куда-то в сторону и в конце концов отбросило на полтора века назад, но ведь и китайская Синьхайская буржуазно-демократическая революция в 1911 году тоже так и не заимела под собой достаточной социальной базы и вынуждена была сначала уступить власть китайским «белогвардейцам», а затем в затяжной борьбе проиграла китайским «красногвардейцам» и лишь сейчас, чуть ли не через столетие, вывернула на путь модернизации и нормальности.
Феодализм отличается от капитализма не столько неуважением к частной собственности, сколько подавлением низовой субъектности и соответственно «культом личности» главы. И паразитированием правящего слоя, когда один мужик трёх генералов кормит. И вообще неэффективностью низового хозяйствования. Базисно – в производственных отношениях доминируют военно-феодальные (сеньор-вассал а производительные силы заимствуются в основном извне из-за отсутствия или торможения экономического самодвижения.
Сходства путинщины с царизмом устал перечислять. Но тут френд Владимир Васильевич Монахов [info]vvm1955 из Братска подсказал публицистические изыскания на эту тему своего соседа – Александра Кузьменкова. Посмотрел в Интернете – Кузьменков Александр Александрович родился в 1962 году, по образованию филолог, был монтером пути, рабочим черной и цветной металлургии, учителем, а сейчас – журналист. Опубликовал несколько рассказов в периодических изданиях Среднего Урала. С увлечением прочел его опубликованный год назад текст «Романов и путин спектакль по-русски». Эпиграф, как водится, стандартный – «Бывали хуже времена, Но не было подлей» (Некрасов Н.А.). Далее – суть:
«Глава I. САМ СЕБЕ РЕЖИССЕР
Кого только не сватали Путину в протагонисты! – и Наполеона (Павловский и Сталина (Радзинский и де Голля со Столыпиным (Саква и даже Шеварднадзе (Бушин). При этом отчего-то остался без внимания государь император Николай I Незабвенный. Совершенно напрасно: аналогий тут, как говна за баней. И главная из них – спектакулярность, в высшей степени свойственная и николаевской, и путинской эпохе. Поэтому все нижеследующее – развернутый комментарий россиянина к некоторым тезисам Ги Эрнеста Дебора, великого исследователя социальных шоу. Заранее предупреждаю: сенсаций не будет да и быть не может; речь пойдет о вещах общеизвестных. Впрочем, уголь, селитра и сера безобидны лишь по отдельности. Вместе они превращаются в порох.
УЗНАЕШЬ БРАТА КОЛЮ?
Все авторитарные режимы в чем-то похожи, поскольку набор политических сценариев в условиях единовластия ограничен. Но путинская Россия – удивительно точный слепок с России николаевской. Вот, пожалуйста, сравниваю экспромтом…
И при Романове, и при Путине экономика наша носила исключительно сырьевой характер (хотя иной она вообще никогда не была). Вся разница в статьях экспорта: тогда мы главным образом вывозили хлеб, сейчас – нефть. И подсели мы на это дело крепко, как наркот на иглу: чем дальше, тем больше. Если в 1805 экспорт зерна составлял 12,8 миллиона пудов, то в 1855 – 69,2 миллиона. Та же хуйня происходит на наших глазах: в первом полугодии 2004 Россия вывезла 101 миллион тонн нефти, а в первом полугодии 2005 – 115 миллионов.
И при Романове, и при Путине гражданское управление превратилось в военное. В николевские времена генералы руководили 41 губернией из 53. В первом составе путинских полпредов было лишь двое штатских. К власти в регионах мало-помалу приходят военные: Шпак, Громов, Шаманов и проч.
И при Романове, и при Путине отсутствовала внятная кадровая политика. Князь Вяземский писал: «Правительство… неохотно определяет людей по их склонностям, сочувствиям и умственным способностям. Оно полагает, что и тут человек не должен быть у себя, а все как-то пересажен, приставлен, привит наперекор природе и образованию». То же самое наблюдаем сейчас: директор мебельного магазина становится министром обороны, физик – председателем Центризбиркома и проч.
И Романов, и Путин были озабочены поисками национальной идеи. В николаевские времена таковой стала «официальная народность». Путин воскресил эту теорию после незначительного косметического ремонта.
И Романов, и Путин инициировали беспрецедентный рост управленческого аппарата. За 30 лет романовского правления количество чиновников возросло в 4,5 раза, за 7 лет путинского – в 1,7 раза.
И при Романове, и при Путине был отмечен столь же беспрецедентный рост коррупции. В николаевскую эпоху не брали взятки лишь 3 губернатора из 53. В 2005 оборот средств на российском рынке деловой коррупции в 2,66 раза превысил доходы федерального бюджета.
И Романову, и Путину в наследство досталась чеченская проблема. Правда, Романов воевал, чтоб ликвидировать непокорный анклав между метрополией и Закавказьем. Путин ведет войну во имя абстракций.
И Романов, и Путин продемонстрировали редкую нетерпимость к инакомыслию. Политэмигранты обеих эпох отчего-то оказывались в Лондоне: что Герцен с Огаревым, что Березовский с Закаевым.
Владимир Владимирович! Узнаете брата Колю?
Велик соблазн вослед Радзинскому потолковать о мистике истории, о реинкарнации политиков и прочих эзотерических материях. Но область иррационального – явно не моя епархия. По-моему, объяснения следует искать в личностных свойствах наших героев.
Николай Павлович с Владимиром Владимировичем – совершенно разные люди. Доминантой в характере Романова была эксплозивность: то Адлерберга отпиздит, то Аделунга искусает, то Норова отматерит. Путин обладает выраженными эпилептоидными чертами (умеренность и аккуратность) и, как говорят психологи, подвержен синдрому аффиляции (стремлению не выделяться). Отчего ж наши герои поступали одинаково?
Есть у них одна черта сходства – тяга к актерству. Романов, по словам мемуариста, «всегда умел провести наблюдателей, которые простодушно верили в его искренность, благородство, смелость, а ведь он только играл». Английский политолог Р. Саква, несмотря на явную ангажированность, все-таки отметил, что Путин еще в юности «прославился умением рассказывать небылицы, сохраняя при этом непроницаемый вид». И поди разбери, где лицо, а где личина!
Притворство было свойственно всем сыновьям Павла I. Пушкин сказал об Александре Павловиче: «В лице и в жизни арлекин». Столь же нелестно Тютчев характеризовал Николая Павловича: «Ты был не царь, а лицедей». И тот, словно в подтверждение, сердечно лобызал Полежаева, насильно отданного в солдаты. Природное актерство Путина отшлифовала гэбуха. Газета «The Guardian» в 2000 писала: «На наш вопрос «Кто такой Владимир Путин?» можно с уверенностью получить ответ. Обнаруживается, что он – это две совершенно разных личности, слившиеся воедино». В самом деле, ну кто еще мог с интервалом в несколько дней открыть мемориальную доску в честь Андропова и возложить венок на могилу Сахарова?
Вовсе не диво, что оба лицедея сочли спектакль главной управленческой технологией. А все дальнейшие аналогии – закономерное следствие.
РЕФУТАЦИЯ МСЬЕ ДЕБОРА
Дебора нельзя не уважать, однако уважать не значит безоговорочно соглашаться. А посему позволю себе кое-какие замечания в его адрес.
Рассуждая об обществе спектакля, Дебор долбил, как ворона мерзлый хуй: «В обществах, достигших современного уровня развития производства, вся жизнь проявляется как огромное нагромождение спектаклей… Общество, основанное на современной промышленности, является зрелищным» и прочая, прочая, прочая. Видать, начитался мужик Маркса по самое не хочу – и жаль, право слово. В результате он признал главными компонентами спектакля сугубо современные экономические феномены, как-то: товарный фетишизм и отчуждение человека от результатов собственной деятельности.
«Мир, демонстрируемый спектаклем, существует и не существует одновременно. Он является миром товара, который господствует надо всем чувственно и непосредственно переживаемым… Спектакль – это стадия, на которой товару уже удалось добиться полной оккупации общественной жизни» (Г.Э. Дебор «Общество спектакля»).
«Рабочий представляет не самого себя, но независимую от себя рабочую силу. На его силе и зиждется производство вместе с его изобилием, однако результат труда возвращается к рабочему лишь в виде изобилия лишений. Вместе с потреблением отчужденных ранее продуктов, все время и пространство данного мира становятся ему чуждыми. Отныне он попадает в новый мир, чья территория точно очерчена спектаклем» (Там же).
Зело сомнительно. Насквозь спектакулярная Россия николаевских времен не ведала ни одного из факторов, способствующих превращению товара в силу, способную оккупировать социум: ни тебе индустриализации, ни разделения труда. Более того, пролетариат пребывал в зачаточном состоянии: к 1850 население Российской имерии составляло 68,5 миллиона человек, а в промышленности была занята 501 тысяча рабочих – менее процента. Стало быть, труд не являлся товаром, и результат его не мог быть отчужден. Со всеми, как говорится, вытекающими…
Сдается мне, что условия возникновения спектакля – не товарный фетишизм, но фетишизм вообще и не отчуждение продуктов труда, а отчуждение вообще. Не знаю, есть ли смысл разделять эти понятия: отчуждение, сиречь нарушение субъектно-объектных связей, неизбежно приводит к фетишизму, – доказано Марксом и подтверждено Фроммом:
«Собственная деятельность человека становится для него чуждой, противостоящей ему силой, которая угнетает его вместо того, чтобы он господствовал над ней» (К. Маркс «Немецкая идеология»).
«Человек тратит свою энергию и художественные способности на сооружение идола, а затем поклоняется этому идолу, представляющему собой не что иное, как результат его собственных человеческих усилий… Идол представляет в отчужденной форме его собственные жизненные силы» (Э. Фромм «Здоровое общество»).
Закономерный вывод: источником спектакля является не только экономика, но и любая хрень, которой человек позволяет властвовать над собой. В России, где всякая власть абсолютна (то есть, в высшей степени отчужденна спектакль не просто неизбежен, он вечен.
Еще немного теории. Дебор выделял три формы спектакля: концентрированную, распыленную и интегрированую.
Концентрированный спектакль есть господство идеологии, отвечающей требованиям диктатора. Идеология здесь обладает монополией на любой выбор – от пищи до музыки. Поэтому концентрированный спектакль утверждается насильственными методами.
Распыленный спектакль есть порождение товарного фетишизма, бесконечная борьба между товарами и навязывание человеку псевдопотребностей. Следствие может быть только одно: помещение товара в центр общественной жизни и всесторонняя ее фальсификация.
Интегрированный спектакль сочетает в себе черты концентрированного и распыленного. Эта форма спектакля навязывает не идеологию и не товар, а медийные образы. Власть здесь отходит в тень (поскольку ее не интересует ни определенная личность, ни определенная идеология а распыленность достигает своего максимума.
Я честно пытался сопоставить и николаевскую, и путинскую Россию с критериями Дебора. И пришел к выводам второй свежести: умом нас не объять и аршином не измерить. Эпоха Н.П. по большинству признаков является концентрированным спектаклем. С нынешними временами не все так просто: здесь есть элементы и концентрированного спектакля (авторитарная власть и мощная бюрократия и распыленного (товарный фетишизм и интегрированого (непрерывное нагромождение образов). Может, есть смысл отказаться от четкой классификации? В конце концов, сказал же Уайльд: определить – значит, ограничить…
КАК ДЕЛАЮТСЯ ШОУ
Интерпретировать означает выдавать свое за чужое. Читая многочисленных интерпретаторов Дебора, нельзя не заметить, что каждый излагает не столько концепцию спектакля, сколько свои взгляды на нее, отыскивая в теории зрелища милые себе черты. Я не исключение: выше мудей не прыгнешь. Потому мое перечисление основных черт спектакля носит крайне субъективный характер. Оправдания ради скажу, что действовал с оглядкой на реалии нашего богоспасаемого отечества.
По-моему, основными слагаемыми спектакля (русского, во всяком случае) являются следующие: наличие авторитарной или тоталитарной власти; мифологизация лидера; наличие развитой бюрократии; примат идеологии над реальностью; уничтожение исторического знания; формирование паралогического мышления; укрепление репрессивного аппарата; пассивность зрителей.
Начало перманентного русского спектакля следует искать в языческой древности:
«Когда славяне видят человека подвижного и сведущего в делах, то говорят: этому человеку приличествует служить Богу; посему берут его, кладут ему на шею веревку и вешают его на дереве, пока он не распадется на части» (А. ибн Фадлан «Записка»).
Отцы хавали кислый виноград, а дети до сих пор просраться не могут. Шутки пращуров с генофондом не прошли даром: умная и компетентная власть в России – не правило, а исключение. Ванька-дурак в венце и бармах Мономаха – знамо дело, фольклорный образ; да что есть фольклор, как не метафорически представленный концентрат опыта? Наивно было бы думать, что Николай Павлович и Владимир Владимирович выпадают из общего ряда. Их оценка собственной компетентности, право слово, дорогого стоит – кто за язык тянул?
Романов опрометчиво сознавался:
«Я этого вопросов государственного управления не знаю, да и откуда мне знать с моим убогим образованием? В 18 лет я поступил на службу и с тех пор – прощай, ученье!.. С тех пор как я нахожусь на нынешнем посту... я очень мало читаю...» (Цит. по: М. Рахматуллин «Император Николай I и его царствование»).
Путин неосторожно откровенничал:
«Я не очень хорошо учился в университете, потому что я пил много пива» (Цит. по: В. Шендерович «Монолог с властью») .
Грех, по отечественным меркам, невелик: мы все учились понемногу. Профессионализм государственного деятеля измеряется профессионализмом его команды. Правоту товарища Кобы еще никто не опроверг: кадры решают все. А с кадрами у обоих наших героев – как раз охуенные проблемы…
Скажем, А. Бенкендорф, шеф жандармов и начальник III Отделения, по свидетельству барона Корфа, «имел самое поверхностное образование, ничему не учился, ничего не читал и даже никакой грамоты не знал порядочно». Герцен подтверждал: являться к Александру Христофоровичу на прием было бесполезно, поскольку тот «слушал просителя ласково и ничего не понимая». Столь же даровит был министр финансов Ф. Вронченко. Если до Федора Павловича Россия не знала бюджетного дефицита, то через два года его хозяйствования (1845-1847) нехватка казенных средств составила 45 014 912 рублей, а к 1850 возросла до 83 569 850 рублей. Генерал Ермолов резюмировал:
«Вот если перед кем колени преклоню, то пред Незабвенным: ведь можно же было когда-либо ошибиться, нет, он всегда как раз попадал на неспособного человека, когда призывал его на какое-нибудь место». (Цит. по: А. Бернштейн «Империя фасадов»).
Случайные кадровые промахи? Хуй там: система. Для иллюстрации – эпизод, описанный С. Соловьевым:
«Посещает император одно военное училище; директор представляет ему воспитанника, оказывающего необыкновенные способности, следящего за современной войной, по своим соображениям верно подсказывающего исход событий. Что же отвечает император:
«...мне таких не нужно, без него есть кому думать и заниматься этим; мне нужны вот такие...» – и выдвигает из толпы дюжего малого, огромный кусок мяса без всякой жизни и мысли на лице и последнего по успехам» («Записки»).
«Мне нужны не умники, а верноподданные», – любил говаривать государь император. За полтораста лет ни хера-то в России не поменялось. Об умственных способностях нынешних верноподанных позволяют судить их собственные высказывания.
С. Миронов, спикер Совета Федерации:
«С точки зрения правого и левого, для нас совершенно очевидно – мы вертикально вверх, к звездам, к солнцу, а не на этой плоской шкале устарелых политических догм» (Цит. по: В. Шендерович «Монолог с властью»).
С. Дарькин, губернатор Приморского края:
«Владимир Владимирович Путин – это первый наш президент, который был избран… путем… добровольное избрание… то есть Борис Николаевич Ельцин, так сказать, самовольно, то есть он самостоятельно оставил свой пост, и мы избрали нового президента» (Цит. по: В. Шендерович «Монолог с властью»).
IQ, блядь, изо всех щелей прет… Ежели кому этого покажется мало, дарю еще один пример до кучи: в 2005 пресс-служба волгоградского губернатора Н. Максюты разослала в городские и областные газеты текст обращения, в котором губернатор сердечно поздравил жителей области «с очередной годовщиной разгрома советских войск под Сталинградом». Я охуеваю в этом зверинце! Тормозухой они вместо водки похмеляются, что ли?
Надо быть не просто дураком, а законченным имбециллом, чтоб хоть отчасти не сознавать собственной глупости и ничтожества. В то же время вечно жить с комплексом неполноценности нельзя: крышу сорвет. Человеческая психика сама себя охраняет от подобного рода эксцессов, включая защитный механизм компенсации, и дурак начинает срочно искать способы самоутверждения, дабы успехи с лихвой покрыли тупость. Но реальная деятельность дурака обречена на провал. В чем он может быть успешен, так это в имитации деятельности, иными словами, – в спектакле. Потому дебильная российская власть во все века продуцировала большей частью зрелища.
Наши герои в этом преуспели. Результативная деятельность им обоим в высшей степени чужда. М. Нессельроде, жена николаевского министра иностранных дел, писала об императоре: «Что за странный этот правитель! Он вспахивает свое обширное государство и никакими плодоносными семенами его не засевает». Современный публицист Н. Гульбинский характеризовал путинскую эпоху как PR на руинах жизни: «Пиар подменяет политику, пиар подменяет гражданское общество, скоро он подменит жизнь. Мы умрем, но нам будет казаться, что мы продолжаем жить – придумают и такие PR-технологии».
Раз уж к слову пришлось, потолкуем про PR:
«Спектакль – это непрерывное рассуждение, ода существующего порядка о самом себе, его хвалебный монолог. Это автопортрет власти в эпоху тоталитарного управления условиями существования» (Г.Э. Дебор «Общество спектакля»).
Поклонение власти – своего рода ритуальная практика. Анекдот заключается в том, что ни эксплозивный психопат Романов, ни безликий эпилептоид Путин (кликуха «Моль» говорит сама за себя) поклонения не заслуживают. Обоснованием ритуальной практики, как утверждали функционалисты, в этом случае становится миф. Легенд о себе, любимых наши герои наплодили до хуя и больше.
Пуще всего оба претендовали на роль спасителей отечества. Много усилий на это не требуется, достаточно выстроить так называемый «треугольник Карпмана»: Спаситель – Преследователь – Жертва. Эта манипулятивная игра проста до неприличия. Спаситель (Николай I, Путин) показывает Жертве (подданным до чего же ей херово жилось под властью Преследователя (Александра I, Ельцина а дальше все как по маслу. Собственно, Николаю Павловичу с Владимиром Владимировичем и трудиться-то особо не пришлось. И Александр Благословенный, и ЕБН оставили по себе не самую лучшую память. Первый шарахался от либерализма к мистике, от мистики к казарменным порядкам; второй устроил шоковую терапию (точнее, шок без терапии проворовался, загнал страну в долговую кабалу и кончил дефолтом. Чтоб на их фоне прослыть superstar, достаточно послать в манду наиболее одиозных фаворитов предшественника. Романов проделал это с Аракчеевым, Руничем и Магницким, а Путин – с Березовским, Чубайсом и Немцовым. И комплиментов за это огребли – как с куста.
«Нет, я не льстец, когда царю
Хвалу свободную слагаю:
Я смело чувства выражаю,
Языком сердца говорю.
Его я просто полюбил:
Он бодро, честно правит нами;
Россию вдруг он оживил
Войной, надеждами, трудами»
(А. Пушкин «Друзьям») .
«Путин волею судеб возглавил восстание народа в защиту своего достоинства… Путин быстро почистит нашу замшелую родину от жадных присосок, кровососок, от нелюди и нечисти… Путь России сейчас ясен – с нами Путин!» (О. Осетинский «Вставай, страна огромная!»).
Не менее важен миф о правопреемстве, то бишь отождествление действующей власти со значимой фигурой прошлого, по типу «Сталин – это Ленин сегодня». Государь император, не мудрствуя лукаво, назначил себя непосредственным преемником Петра I. И тут без Пушкина не обошлось:
«В надежде славы и добра
Гляжу вперед я без боязни:
Начало славных дел Петра
Мрачили мятежи и казни…
То академик, то герой,
То мореплаватель, то плотник,
Он всеобъемлющей душой
На троне вечный был работник.
Семейным сходством будь же горд;
Во всем будь пращуру подобен:
Как он, неутомим и тверд,
И памятью, как он, незлобен»
(«Стансы»).
Позже вдрызг разочарованный Александр Сергеич выдал убийственную характеристику самодержца: «beaucoup de praporchik en lui et un peu du Pierre le Grand» – «в нем слишком много от прапорщика и слишком мало от Петра Великого». Да поздно пить боржоми… С подачи первого пиита России (умел же Незабвенный выбрать себе пиараста!) байка про вечного работника на троне пошла гулять по рукам. Фрейлина А. Тютчева, особа разумная, и та не обошлась без сладких соплей:
«Николай Павлович проводил за работой восемнадцать часов в сутки... трудился до поздней ночи, вставал на заре... ничем не жертвовал ради удовольствия и всем ради долга и принимал на себя больше труда и забот, чем последний поденщик из его подданных» (Цит. по: М. Рахматуллин «Император Николай I и его царствование»).
Сходство с Петром подтверждают многочисленные мемуаристы: и спал-то государь на тощем сенном тюфяке, укрывшись шинелью, и аудиенции-то назначал на семь часов утра… Впрочем, есть и другие свидетельства. Вот как описывала монарший распорядок дня еще одна придворная дама, А. Смирнова-Россет:
«В девятом часу после гулянья он пьет кофе, потом в десятом сходит к императрице, там занимается, в час или в час с половиной опять навещает ее, всех детей, больших и малых, и гуляет. В четыре часа садится кушать, в шесть гуляет, в семь пьет чай со всей семьей, опять занимается, в десятого половина сходит в собрание, ужинает, гуляет в одиннадцать, около двенадцати ложится почивать. Почивает с императрицей в одной кровати» (Цит. по: Г. Чулков «Николай I»).
Как видим, ни петровским аскетизмом, ни непосильными трудами на благо отечества тут и не пахнет. Кстати, о трудах: а можно ли считать таковыми многочасовые обсуждения покроя и цвета мундиров? или распределение новобранцев по полкам: в Семеновский – красивых, в Измайловский – смуглых, в Павловский – курносых, в Литовский – рябых? Beaucoup de praporchik en lui, что тут еще скажешь.
А у господина президента с правопреемством не заладилось. После робкой попытки отождествить себя со Сталиным, Путин угодил под перекрестный огонь: либералы принялись мочить его за тоталитарность, патриоты – за несоответствие идеалу. Ну да свято место не бывает пусто: верноподанные, минуя земных владык, обратились к Царю Небесному и присным его.
«Бог наконец послал нам человека, который принял на себя тяжкое бремя трудных решений!» (О. Осетинский «Вставай, страна огромная!»).
«Мне кажется, что у Путина есть мистический опыт...У него есть коммуникация с Господом Богом, грубо говоря» (А. Проханов, интервью «Русскому журналу»).
Кульминацией этой бредовой затеи вполне может служить недавнее представление:
«Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в Муроме освятил точную копию меча Ильи Муромца. Клинок станет очередным дорогим подарком Владимиру Путину. «Он ковался почти шесть месяцев из булатной стали, один в один как был у Ильи Муромца. Так что мы надеемся, что после благословения патриарха он пригодится нашему Верховному главнокомандующему», – сказал Сергей Степашин, председатель Счeтной палаты России… Освящение меча проходило на частице мощей святого Ильи Муромца, доставленной из Киево-Печерской лавры» («Вести.Ru»).
Эх, бля! То не красно солнце вышло из туч, выезжал удал-добрый молодец, Володимир-свет стольнопитерский со своим кладенцом харалужныим: раззудись, плечо, размахнись, рука!
В сказке можно покататься на луне и по радуге промчаться на коне. А потому перетирать тему мифотворчества можно до мозолей на языке: и как Н.П. на Неве спасал утопающих (подробности в «Северной пчеле» и как В.В. в Дрездене в одиночку защищал здание КГБ от погромщиков (подробности в программе «Время»). Стало быть, самое время обобщить сказанное: мифологизированная фигура правителя есть не что иное, как персонифицированный образ спектакулярного блага, гарант тоталитарной сплоченности общества.
«Самодержец в этой стране всегда почитается всемогущим и никогда не выходит из моды» (А. де Кюстин «Россия в 1839 году»).
Выбор невелик: принять эту дутую фигуру как героя или исчезнуть. Прискорбно!
Сам по себе спектакулярный лидер мало что значит: короля играет свита. Зрелище невозможно без наличия в обществе развитой бюрократии:
«Концентрированный спектакль как технология государственной власти присущ бюрократическому капитализму» (Г.Э. Дебор «Общество спектакля»).
Впрочем, Дебор не отрицал, что спектакль может возникнуть и в государстве со смешанной экономикой. А потому акцент в словосочетании «бюрократический капитализм» явно приходится на первое слово…
В начале XIX века население Российской Империи равнялось приблизительно 40 миллионам. Бюрократов Александр I Благословенный особо не плодил: всего-то 16 тысяч, то бишь 0,04 процента. Чего, увы, не скажешь о его братце. К середине века число поданных Его Императорского Величества возросло до 68,5 миллиона, чиновников же стало 74 тысячи – 0,1 процента. Однако все это, право, – детский лепет по сравнению с нынешними пропорциями. Число управленцев при Путине увеличивалось в среднем на 50 тысяч в год: пресловутая «вертикаль власти» настойчиво требовала своего. При этом доля федеральных чиновников составила 52,5 процента. По сообщению Росстата, только в 2005 число госслужащих возросло на 10,9 процента. Общее количество работников органов власти всех уровней достигло 1,462 миллиона человек .
А это, чтоб вы так знали, – уже 1 процент от населения РФ.
Однако и сие не предел. В марте 2007, на встрече с самарскими студентами Жириновский назвал новую цифру: 2 миллиона. Николай Павлович отдыхает!
«Россией управляет класс чиновников. Из недр своих канцелярий эти невидимые деспоты, эти пигмеи-тираны безнаказанно угнетают страну и, как это ни парадоксально звучит, самодержец всероссийский часто замечает, что он вовсе не так всесилен, как говорят, и с удивлением, в котором он боится сам себе признаться, видит, что власть его имеет предел. Этот предел положен ему бюрократией, силой страшной повсюду, потому что злоупотребление ею именуется любовью к порядку, но особенно страшной в России» (А. де Кюстин «Россия в 1839 году»).
Язвительный маркиз обладал умом живым, но поверхностным, а потому не заметил главного: в России конфликт верховной власти и канцеляристов – борьба нанайских мальчиков. В условиях монархии бюрократия есть эманация власти, в условиях республики власть есть эманация бюрократии (вспомните, как всплыл из административного болота неприметный клерк по фамилии Путин). Новейшая чиновничья мода носить часы на правой руке, a la президент, более чем красноречива: любой столоначальник вполне правомерно отождествляет себя с верховной властью. Оттого все наши административные реформы носят характер зрелища, ничем не угрожают бюрократии и проходят под ее дружные аплодисменты: нас реформируют, а мы мужаем!
В 1841 была предпринята попытка реорганизовать Министерство финансов. О результатах можно прочесть в докладной записке генерал-адъютанта Кутузова на высочайшее имя:
«Из одного департамента Министерства финансов вдруг выросло три департамента, несколько канцелярий, полсотни палат, сотни окружных управлений, так что вместо ста двадцати прежних управлений явилось более 1 500» (Цит. по: Б. Тарасов «Рыцарь самодержавия»).
В 2002 Владимир Владимирович подписал Указ № 1336 «О федеральной программе «Реформирование государственной службы Российской Федерации (2003-2005 годы)». Аналитики из Высшей Школы Экономики сочли ключевыми условиями реформы следующие:
«Формирование кадрового ядра эффективных, компетентных чиновников…, адекватное обеспечение государственных функций ресурсами: кадровыми, финансовыми, материально-техническими, информационными, модернизация всего спектра управленческих и административных процессов» (Доклад ГУ-ВШЭ «Насущные задачи реформы исполнительной власти»).
Пять лет минуло, но административный воз и ныне там: качественных изменений не видать, одни количественные (см. выше). Судя по всему, не зря опасались эксперты из ВШЭ, что реформа перейдет «в перманентно незавершенное состояние». Впрочем, иные сценарии изначально были исключены. И авторитарный лидер, и чиновники суть не только порождения спектакля, но и вечные его источники, а потому эффективность и компетентность им в хуй не стучали.
Нет понятия более антонимичного спектаклю, нежели реальность.
«Спектакль – это идеология par excellence, так как во всей своей полноте он проявляет и очерчивает сущность всех идеологических систем, заключающуюся в оскудении, подчинении и отрицании реальной жизни» (Г.Э. Дебор «Общество спектакля»).
Отрицание реальности толкало наших героев на такие демарши, что только диву даешься. Летом 1830 французы поперли Карла Х Бурбона к ебеней матери и провозгласили королем герцога Луи-Филиппа Орлеанского. Реакция Николая Павловича более чем озадачила современников. Император отдал военному губернатору Кронштадта приказ: все французские корабли, сменившие белый флаг Бурбонов на триколор, должны сей же час покинуть гавань. Вновь прибывшие под трехцветным флагом суда велено было расстреливать из пушек. С понтом, Филиппок от этого перестал существовать…
Каков поп, таков и приход: господа верноподанные обеих эпох особой вменяемостью не отличались. Так, III Отделение сочло дворян-бородачей неблагонадежными: «в Европе борода есть отпечаток принадлежности к какому-либо злонамеренному политическому обществу… борода является принадлежностью баррикадных героев». Министр внутренних дел Л. Перовский весной 1849 года разослал по градам и весям соответствующий циркуляр: «Государю неугодно, чтобы русские дворяне носили бороды, ибо с некоторого времени из всех губерний получаются известия, что число бород очень умножилось». Одновременно дефицит бюджета приближался к 80 миллионам рублей, а подушная подать (главный источник госдоходов) была собрана лишь в пятой части губерний…
В 2002-2003 Госдума наша только тем и занималась, что гнобила со всей дури голубых: сначала Г. Райков потребовал вернуть в Уголовный Кодекс 122-ю статью УК РСФСР, потом А. Чуев предложил ввести для пидеров запреты на профессию. В то же самое время в ДТП ежегодно гибло 30 тысяч человек – в два раза больше, чем за 10 лет афганской войны …
А хули вы хотели? В театре абсурда «Гамлета» не увидишь.
http://skurlatov.livejournal.com

jenja333

Путинский неофеодализм в сравнении с царствованием Николая I.
Часть 2
Признателен Александру Кузьменкову из Братска за проделанную большую и нужную работу - сравнение реалий двух эпох, николаевской и путинской, разделенных более чем полутора веками. Давно хотел сам исполнить гражданский долг историка и сделать эту работу, она напрашивалась, ведь всё познается в сравнении и нет ничего нового под Солнцем, и путинщина тоже, но Александр Александрович опередил и 27 июня 2007 года разместил вполне удовлетворяющий меня текст «Романов и путин спектакль по-русски», методологически опираясь при этом на концепцию известного современного французского обществоведа Ги-Эрнеста Дибора о "спектакулярном обществе":
«Едем дальше. Спектакулярное общество всеми силами стремится заменить факт идеологемой. Поэтому власть в социуме такого рода превращается в контроль над информационными потоками.
Николаевская цензура стала притчей во языцех. И, право, не без оснований. Министр народного просвещения А. Шишков на первом же своем докладе у государя получил от него предписание составить новый цензурный устав вместо действующего. Так возник цензурный устав 1826 года, получивший прозвище «чугунного». Он состоял из 230 параграфов и отличался отменной жесткостью: один из цензоров пошутил, что с точки зрения устава и «Отче наш» выглядит якобинством. Но правовая конкретика херово уживается с произволом. Потому в 1828 был принят новый устав, где не было столь подробной детализации недозволенного, – тем выше становилась персональная ответственность цензора за публикацию. То-то ребятишки жопу рвали, выискивая крамолу на пустом месте!
«Какой-то стихотворец говорил о небесных глазах своей любезной. Цензор велел ему, вопреки просодии, поставить вместо небесных – голубые, – ибо слово небо приемлется иногда в смысле Высшего Промысла! В славной балладе Жуковского назначается свидание накануне Иванова дня; цензор нашел, что в такой великий праздник грешить неприлично, и никак не желал пропустить баллады» (А. Пушкин «Путешествие из Москвы в Петербург», черновой вариант главы «О цензуре»).
Но и этого венценосцу показалось мало. В том же 1828 при Министерстве народного просвещения было учреждено Главное управление цензуры, в ведение которого входил общий надзор за деятельностью цензурных учреждений. Вместе с тем право цензуры было пожаловано III Отделению, Министерству внутренних дел, Ведомству путей сообщения, Комиссии по постройке Исаакиевского собора и даже Главному управлению государственного коннозаводства (ему-то на хуя?). Информация, поступающая в печать, проходила на редкость тщательную фильтрацию: во второй половине 1830-х было введено «параллельное цензурование», при котором каждое издание читалось двумя цензорами раздельно. В 1848, после Февральской революции во Франции ситуация еще раз ужесточилась: под председательством адмирала А. Меньшикова был создан временный секретный комитет для тотальной ревизии русской периодики. На смену временному комитету пришел постоянный (и тоже секретный) под председательством Д. Бутурлина, который работал вплоть до 1855. Эта контора штудировала все издания, напечатанные с разрешения цензуры. Но современной периодикой дело не ограничилось. По словам М. Погодина, цензуре подверглись классики – Кантемир, Державин, Карамзин, Крылов; под запрет попали сочинения Платона, Эсхила, Тацита.
Преданья старины глубокой… Впрочем, и новое есть хорошо забытое старое. Оказавшись в кресле президента, Владимир Владимирович первым делом озаботился ситуацией на информационном фронте. Уже в июне 2000 славный наш Совбез под председательством не менее славного С. Иванова принял «Доктрину информационной безопасности», каковую господин президент подписал два месяца спустя. Этот документ допускает, что российские СМИ могут представлять угрозу национальной безопасности посредством публикации «неверных или искаженных сведений». Медоточивый Р. Саква, и тот не выдержал:
«Она «Доктрина информационной безопасности» представляла собой комбинацию тривиальных, злобных, параноидальных и бессмысленных положений и являлась наихудшим примером путинского неосоветизма» («Путин: выбор России»).
В первом же своем обращении к Федеральному Собранию 8 июля 2000 года Путин процитировал эту маляву, сказав, что многие телекомпании и газеты занимаются «массовой дезинформацией», выступая в качестве «средства борьбы с государством».
Политика господина президента в области mass-media уже тогда стала предельно ясна. Прямой цензуры Владимир Владимирович не вводил. Не думаю, что 29-я статья Основного Закона этому как-то мешает: Конституцию нынешний режим давным-давно поставил раком. Но и без цензуры нет недостатка в способах заткнуть хавальник несогласным журналюгам. Инциденты с НТВ и ТВС кого хошь научат фильтровать базар, а пресс-службы всех мастей потчуют «четвертую власть» тщательно просеянной информацией.
В октябре 2005 международная организация «Репортеры без границ» опубликовала рейтинг свободы СМИ. Россия заняла в этом рейтинге 138-е место из 167 возможных. Есть, кстати, дивная перспектива и вовсе опуститься ниже плинтуса. Осенью 2006 Общественная палата известила о подготовке так называемой «Хартии журналиста». Председатель думского комитета по информационной политике В. Комиссаров в этой связи оперировал до боли знакомыми штампами: «Говорить, что свобода должна быть без границ, – опасная игра. Не стоит лелеять и пестовать тех, кто разламывает Россию изнутри». О каком разломе речь, можно уяснить по предполагаемым срокам принятия «Хартии» – конец 2007. Как раз к парламентским и президентским выборам.
Что при Романове, что при Путине – одни таблоиды процветают. Тираж «Северной пчелы» временами превышал 10 тысяч экземпляров (цифра для XIX века внушительная «Комсомольская правда» достигла и вовсе запредельных показателей: 3 миллиона с лихуем. Оно и понятно: шедевры Булгарина и Асламовой не претендуют на разрушение идеологем…
Спектакль есть вечное настоящее. Потому, кроме существующих реалий, ему враждебны и исторические: там кроется слишком много нежелательных аналогий. Людьми, лишенными исторической памяти, не в пример легче манипулировать. «Уничтожить историческое знание как таковое – вот в чем заключалась главная задача господства спектакля» (Г.Э. Дебор «Комментарии к обществу спектакля»).
Принято считать, что исторического знания нас лишили большевики – ей-Богу, сущая хуйня. Россия этим знанием практически никогда не обладала. Отечественную историю не переписывал только ленивый. Ко времени Николая I ее, болезную фальсифицировали как минимум четырежды: сперва этим занялась Русская православная церковь, чтобы прикрыть свою обосранную задницу; затем – Романовы, чтобы подтвердить свою легитимность; после них – Миллер, чтобы утвердить норманнскую теорию; а потом – Карамзин, чтоб доказать «необходимость самовластья и прелести кнута». Как тут не вспомнить максиму Гегеля: история есть политика, обращенная вспять? Но в наше время история искажается даже без намека на политическую целесообразность, ради самого искажения. В ход идет все: домыслы Разумовского, вымыслы Фоменко и Носовского – нам, татарам одна хуй, лишь бы от правды подальше. Давеча вот заместитель генерального прокурора Колесников делился с парламентом ценнейшей информацией: изначально Коран был написан на скифском языке, да и землю пахать англичане научились у скифов… Оценили репризу?
Думаете, герои наши остались в стороне? Хрен по деревне, два по селу. И государь император, и господин президент, как умели, приложили руку к фальсификации русской истории.
«Господу подвластно только будущее, император же способен изменять прошедшее!» (А. де Кюстин «Россия в 1839 году»).
В 1836, послушав оперу «Жизнь за царя», Николай Павлович пожелал, чтоб история Ивана Сусанина попала в школьные учебники – до того по душе пришелся монарху костромской, куды не на хуй, патриот. Более того, в 1851 Сусанину поставили памятник. Едва ли не одновременно с тем Н. Костомаров доказал, что история эта – чистой воды легенда. Ивана сына Осипова замочили по пьянке казаки-мародеры. После зять его Богдан Сабинин пронюхал, что царь-батюшка оделяет деньгами пострадавших от поганых ляхов, и сочинил соответствующую мелодраму. Новой династии нужна была своя мифология, и Михаил Феодорович пожаловал челобитчикам деревню Коробово и освобождение от податей на вечные времена. Да присовокупил к наградам грамоту: «Иван, ведая про нас, великого государя, где мы в те поры были, терпя от тех польских и литовских людей немерные пытки, про нас, великого государя, тем польским и литовским людем, где мы в те поры были, не сказал, и польские и литовские люди замучили его до смерти». И кого в итоге чтим, PR-героя?
В 2002 Владимир Владимирович объявил День защитника отечества выходным и тем самым лишний раз подчеркнул значимость 23 февраля. Однако 23 февраля 1918 года красные матросы во главе с товарищем Дыбенко получили от немцев таких пиздюлей, что рвали когти из-под Пскова до самой Гатчины, где отбили у железнодорожников цистерну спирта и нажрались с горя. Псков был сдан. Дыбенко угодил в ревтрибунал, где его обвинили в херовом руководстве войсками (а хули еще ждать от бывшего прапорщика? в потворстве пьянству и необоснованных расстрелах. Немцы выкатили большевикам крутую предъяву: отторжение Польши, Прибалтики и части Закавказья, превращение Украины в германский протекторат и выплату аж 6 миллиардов марок контрибуции. На заседании ЦК РСДРП (б) Ленин не допустил даже прений по вопросу. В протоколе говорится: «Тов. Ленин считает, что политика революционной фразы окончена. Если эта политика будет продолжаться, то он выходит из правительства и из ЦК». Ультиматум подействовал: ЦК большинством голосов принял кабальные условия германского командования. Ебена мать, что празднуем-то, капитуляцию?
Историческая наука, к несчастью, была и остается достоянием немногих, а школьный курс истории благополучно забывается при получении аттестата. Единственным источником знаний о прошлом у нас стал синематограф (спектакулярная культура всегда визуальна). Кино само по себе не страшно. Беда в том, что практически любая современная лента на историческую тему – такая высокопробная хуйня, что барон Мюнхгаузен от зависти в гробу ворочается.
Взять хоть сериал «Печорин» (режиссер А. Котт, «Арк-фильм», 2006): господа офицеры в конце 1830-х вооружены драгунскими шашками образца 1881/1909 года (отчасти даже солдатскими, без гарды). Подчиненные называют полковника «превосходительством», хотя этак именовали генерал-майоров и генерал-лейтенантов; полковнику же полагался титул «высокоблагородие». Ебаный насрать, в лом было толкового консультанта найти?!
Ну да это цветочки рядом с новейшей экранизацией васильевской повести «А зори здесь тихие» (режиссер Мао Вэйнин, «First Field Studio», 2006). Вот уж, бля буду, бред беременного матроса! Старшина Васков во время финской кампании геройствует в гимнастерке, на земле при этом – ни снежинки. Каково? Война с Финляндией, чтоб вы так знали, началась 30 ноября 1939 года, а закончилась 12 апреля 1940. Всю войну зима на дворе была, еб в гробину вашу мать! Дальше – больше: Рита Осянина с женихом приходят расписываться в ЗАГС, как явствует из таблички на дверях, – «Областной ЗАГС г. Тверь». Блядь, да не было на карте СССР такого города – Тверь! Был город Калинин, сто хуев вам в рот и якорь в жопу! Я понимаю, что хунвейбинам реалии российской истории – до сраки дверца. Но кто бы объяснил, на хера эту откровенную поебень тащить на российский (!) государственный (!) телеканал? Хотя и так ясно…
Пришел на ум Пушкин: «Калмыки не имеют ни дворянства, ни истории. Дикость, подлость и невежество не уважают прошедшего, пресмыкаясь перед одним настоящим».
Калмыков Александр Сергеевич обхезал совершенно незаслуженно. Покойный Ю. Сенкевич в одной из своих передач рассказывал, что любой друг степей знает, к какому субэтносу принадлежит, – к бузавам, торгоутам или дербетам; более того, – наизусть помнит свою родословную до десятого колена. Кто из русских может этим похвастаться? Прошлое в России скрыто под такой густой ретушью, что его черты неразличимы. Этот прискорбный факт без малого 200 лет назад отметил Чаадаев:
«Мы живем одним настоящим в самых тесных его пределах, без прошедшего и будущего… Что такое жизнь человека, говорит Цицерон, если память о прошлых событиях не связывает настоящего с прошедшим! Мы же, придя в мир, подобно незаконным детям, без наследства, без связи с людьми, жившими на земле раньше нас, мы не храним в наших сердцах ничего из тех уроков, которые предшествовали нашему собственному существованию… Наши воспоминания не идут дальше вчерашнего дня; мы, так сказать, чужды самим себе» («Философические письма. Письмо первое»).
В итоге имеем то, что имеем: вечное настоящее. Политика тотального забвения ежедень оборачивается самым натуральным маразмом.
Один из самых ярких примеров беспамятства – дикая и пошлая эклектика российской государственной символики. На гербе у нас имперский орел; на дензнаках – республиканский, керенских времен, лишенный царских регалий; геральдическую неразбериху сопровождает сталинский гимн, в очередной раз переписанный проституирующим Михалковым: «Предками данная мудрость народная…»
Какие, на хуй, предки? – от них только имена и уцелели. Патриарху Алексию II приписывают высказывание: «Путин – Владимир Святой наших дней». Se non e vero, e ben” trovato! – дивный образчик отечественного исторического дилетантства. Сравнение с братоубийцей, что силком выебал полоцкую княжну Рогнеду «пред отцем и матерью», – тот еще комплимент, век воли не видать!
Над патриаршим приколом можно посмеяться. Но в большинстве случаев нашим компатриотам с их злокачественной амнезией не до смеха. Валентину Соловьеву помните? Если нет, то напомню: эта ушлая баба в 90-е почем зря разводила лохов под вывеской фирмы «Властилина», за что целую пятилетку давила шконарь. Откинувшись по УДО, мадама опять принялась фармазонить и за считанные месяцы успела кинуть на бабки аж 5 тысяч человек. И это более чем закономерно: история наказывает за невыученные уроки.
Спектакль не оставляет места ни анализу, ни рефлексии: нехай слон думает, у него калган большой!
«Уничтожить логику было одной из основных задач новой господствующей системы» (Г.Э. Дебор «Комментарии к обществу спектакля»).
Проделать это не сложнее, чем сесть на толчок, надо постоянно подбрасывать подданным жвачку для мозгов, каковая всегда в избытке. Вот хоть high life, к примеру. В 1829 Пушкин иронизировал: 10 лет назад в моде были политическая экономия и строгость нравов, а нынче французский кадриль заменил Адама Смита. В 2006 ВЦИОМ выяснил, что пугачево-киркоровским разводом россияне интересуются втрое чаще, нежели переходом к выборам по партийным спискам. Пипл за милую душу хавает главный национальный проект – поголовную дебилизацию.
Результатом разрушения аналитических способностей становится паралогическое мышление, которое основано на непреднамеренных логических ошибках, – одним словом, умение моржовый хуй за мясо не считать. Дабы сказанное не выглядело абстракцией, процитирую питерского борзописца Ю. Андреева:
«Нас жмут, хотят в порошок стереть? Хорошо, значит есть великолепная возможность закалить волю, изострить разум в борьбе с враждебными обстоятельствами!.. Подорожали самые необходимые продукты питания? Замечательно! У нас есть возможность развить такие внутренние возможности , благодаря которым значительную часть нашего рациона составит самая чистая из всех энергетических субстанций – разлитая в мире энергия прана… Вздулись цены на табак и алкоголь? Великолепно! Это указание самой жизни прекратить самоотравление наркопродуктами» («Что человеку надо»).
В психиатрии подобный образ мыслей называется бредовой интерпретацией. Правящая в обществе спектакля элита культивирует откровенную патологию, ибо власти паралогизм более чем выгоден. Еще Бакунин подметил чисто русский парадокс: враждебное отношение к государству у нас мирно уживается с верой в доброго царя. Эта бредовая антиномия благополучно дожила до наших дней. Опрос, проведенный «Левада-центром» осенью 2006, показал, что 70 процентов респондентов поддерживают политику Путина и ровно столько же считают чиновников федерального уровня наиболее коррумпированными. Да-а уж…
Имея под рукой ту же «Северную пчелу» или Останкинскую башню, устроить подобную разруху в головах просто, как два пальца уссать. Но вот ведь парадокс: власть, насаждая шизофрению, сама рано или поздно ею заражается.
В 1830, во время эпидемии холеры два контрабандиста нарушили карантинный режим, и граф Пален потребовал для них смертной казни. Императорская резолюция гласила:
«Виновных прогнать сквозь строй тысячу раз двенадцать раз. Слава Богу, смертной казни у нас не бывало, и не мне ее вводить» (Цит. по: А. Бернштейн «Империя фасадов»).
Для того, чтоб подохнуть во время экзекуции, не надо было 12 тысяч шпицрутенов, – и трех за глаза хватало…
В 2003, во время «прямой линии» с Путиным, физик из Дубны задал президенту вопрос: «утечка мозгов» продолжается, не пора ли обратить внимание на науку? Ответ, без преувеличения, потрясает:
«Значит, наше образование, наша наука способны выдавать очень качественный, конкурентоспособный на мировом рынке кадров продукт» (Цит. по: В. Бушин «Ваши речи пахнут ладаном»).
Но нет предела совершенству. Феноменальную логику продемонстрировал в 2005 тогдашний чеченский президент А. Алханов:
«Мы констатируем… изменение к лучшему криминогенной обстановки, ситуации в борьбе с преступностью. Статистика по похищениям людей за полтора года впервые пошла на рост. Почти наполовину выросли факты грабежей. Но в целом ситуация стабильная. Правоохранительные органы успешно справляются с задачами» (Цит. по: В. Шендерович «Монолог с властью»).
Особо добавить к этому нечего. Разве что повторить вслед за Гойей: сон разума рождает чудовищ.
Дабы оградить великодержавную бутафорию от посягательств, нужен крепкий репрессивный аппарат. Это понимали все отечественные самодержцы, от Ивана Грозного до Путина.
«Там, где господствует концентрированный спектакль, также господствует полиция» (Г.Э. Дебор «Общество спектакля»).
Николай Павлович, оказавшись у власти, первым делом принялся изучать воззрения декабристов – и извлек из взглядов Пестеля сугубую для себя пользу: тот предполагал установить в России десятилетнюю диктатуру и довести численность полиции до 133 тысяч человек. В результате 25 июня 1826 император отдал распоряжение об учреждении Корпуса жандармов и преобразовании Особой канцелярии Министерства внутренних дел в III Отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Возглавил контору А. Бенкендорф, которому высочайше было поручено «утирать слезы обиженных и наказывать виновных». На первое монаршье пожелание Александр Христофорович положил с прибором, зато второе выполнил в точности. Правда, масштабный прожект Пестеля не был осуществлен. Штат III Отделения состоял из 16 человек, а жандармов в России насчитывалось 4,5 тысячи – в 30 раз меньше, чем мечталось мятежному полковнику. Ну да воевали-то ребятишки по-суворовски: не числом, а умением.
«Сфера деятельности новообразованного органа тайной полиции охватывала практически все стороны жизни страны, ничто не могло пройти мимо бдительного ока шефа жандармов и самого императора, любившего, как он признавался, доносы, но презиравшего доносчиков» (М. Рахматуллин «Император Николай I и его царствование»).
Чиновникам III Отделения для приличия прочли курс лекций по праву. Но контора графа Бенкендорфа не особо стесняла себя законами. Лучшее тому свидетельство – эпиграмма тех лет:
У Цепного моста видел я потеху:
Черт, держась за пузо, помирал со смеху...
«Батюшки... нет мочи!» – говорил лукавый, –
«В Третьем отделеньи изучают право?!
Право... на бесправьи?! Эдак скоро, братцы,
Мне за богословье надо приниматься.
Мудрый японец Басё говаривал: «Ищи то, что искали древние, но не ходи по следам древних». Вероятно, Владимир Владимирович знаком с этой истиной, – дзюдоист, все-таки. А если и не знаком, то следует ей интуитивно. Его метода укрепления репрессивного аппарата – явное know-how: врастание гэбухи в госорганы. Добравшись до кормила, он первым делом потащил за собой славных андроповских соколов во главе с Ивановым и Черкесовым (оба и по сю пору состоят при солидных портфелях). «По некоторым оценкам, почти 40% высоких назначений в первые дни его президентства пришлись на выходцев из КГБ, и эта тенденция продолжала сохраняться» (Р. Саква «Путин: выбор России»).
К нашему берегу не щепка, так говно. Возникла цепная реакция: чекисты принялись оккупировать региональные и местные органы власти. Губернатор Воронежа, президент Ингушетии, мэры Дивногорска и Братска и иные прочие… имена их ты, Господи, веси. Волей-неволей вспомнишь Пушкина: «Шпионы подобны букве «ъ». Они нужны в некоторых только случаях, но и тут можно без них обойтиться, а они привыкли всюду соваться». Но электорат, вскормленный совдеповским мифом о чистых руках и горячем сердце, был в поросячьем восторге.
Ситуация развивалась по Стивену Кингу: чем дальше, тем страшнее.
Численность милиции к 2002 возросла до 2 миллионов. Прикинем пропорцию (прошу прощения за сюрреализм с дробями): на 100 россиян при Николае Павловиче приходилось 0,006 жандарма, при Владимире Владимировиче – 1,4 мента. Количественным ростом дело не ограничилось. В 2005 МВД издало внутренний приказ, закрепляющий за милицией «право применения спецсредств в чрезвычайных обстоятельствах». По мнению экспертов, этот приказ фактически узаконил право расстреливать мирные демонстрации.
Функции политической полиции нежданно-негаданно получили фискальные органы. В феврале 2005 представительницы Союза комитетов солдатских матерей имели неосторожность встретиться в Лондоне с А. Закаевым. За этим последовала проверка налоговой инспекции. В том же самом 2005 Г. Каспаров собрался в Кемеровскую область. Местный хан, солнцеликий Амангельды Гумер-улы Тулеев – да продлит Аллах его дни! – тут же посулил бизнесменам, которые окажут содействие оппозиционеру, «очень плотное знакомство с налоговой полицией».
По оценке бывшего путинского советника А. Иларионова, в 2007 число выходцев из ФСБ на ключевых государственных должностях достигло 77 процентов. А на вышке маячит очумелый чекист…
Истинные размеры преференций, полученных охранкой в последние годы, разумеется, тайна за семью печатями. О положении дел позволяет судить один-единственный факт. В 2001 господин президент вернул ФСБ право, отнятое Горбачевым у КГБ в 1988: пользоваться доказательствами, полученными из анонимных источников. На практике это означает, что путинский НКВД, подстать сталинскому, в шесть секунд слепит любую чернуху, – заебешься потом отмазываться.
В 2005 В. Устинов, вопреки своему прокурорскому амплуа, заделался адвокатом дьявола:
«Если в обществе уничтожены понятия греха и стыда, то порядок в нем может поддерживаться только полицейский» (Цит. по: В Шендерович «Монолог с властью»).
Вот и я говорю: пойти сухари посушить, что ли, – из-за разницы во взглядах на грех и стыд…
А что ж народ? Народ, как водится, безмолвствует: нам кто ни поп, тот и батька.
«Отношение, которого спектакль к себе требует, есть в основе своей пассивное приятие; впрочем, он его уже добился, ему никто и не думал возражать – да и как мог возразить, если спектакль обладает монополией на видимость!» (Г.Э. Дебор «Общество спектакля»).
PR в России больше, чем PR. Оттого власть, не жалея глотки, впаривает подданным казенный оптимизм. Сравните-ка два высказывания (первое принадлежит Бенкендорфу, второе – Путину):
«Прошлое России удивительно, настоящее более чем великолепно, будущее выше всего, что может себе представить воображение».
«Ситуация в стране стабильная и будет улучшаться».
Вы можете смеяться, но фуфло канает: трудно ждать другой реакции от человека с отшибленной памятью и увечной логикой. Жаль, не было во времена Николая Павловича социологов, и рейтингов никто не высчитывал. Да и без того понятно, что монарх пользовался непререкаемым авторитетом. В 1831, во время холерного бунта на Сенной площади он осадил толпу недовольных одной-единственной фразой: «Молитесь и не шумите больше!» Питерцы повалились на колени с криком: «Согрешили, окаянные!» Мемуарист подвел итоги:
«Личность Николая Первого в широкой среде обывателей не только не вызывала злобы, но была предметом благоговения» (В. Маклаков «Воспоминания»).
С Владимиром Владимировичем не в пример проще: нам о его рейтингах докладывают регулярно. Как правило, от 37 до 50 процентов опрошенных оценивают деятельность господина президента высоко и от 36 до 48 считают ее удовлетворительной.
С хуя ли загуляли, господа компатриоты? Не видали вы добра от Романова, не видите и от Путина.
В 1841 генерал-адъютант Кутузов, объехав три губернии, докладывал государю императору:
«Положение крестьян не только не улучшилось, но бедность их достигла высочайшей степени» (Цит. по: Б. Тарасов «Рыцарь самодержавия»).
Вот что любопытно: николаевская Россия была бедной (бедными были 80 процентов дворян и, соответственно, примерно столько же крепостных но не нищей. Французский экономист Моро-Кристоф насчитал в европейской части страны чуть больше процента неимущих. Про нас этого не скажешь. Совместное исследование «ROMIR monitoring» и Института общественного проектирования (2005) показало: 8 процентам населения не хватает денег на еду . Британец Д. Дундас, прокатившись по Российской Империи, утверждал: «Русский крестьянин может разбогатеть обыкновенным усердием и бережливостью» – надо признать, что оброчным мужикам это действительно иногда удавалось. Мы такой возможности лишены, ибо труд перестал быть гарантией заработка.
В марте 2007 Росстат в очередной раз констатировал: суммарная задолженность по заработной плате составила 4 миллиарда 863 миллиона рублей и увеличилась по сравнению с февралем на 60 миллионов рублей (на 1,3 процента); при этом федеральный бюджет задолжал работникам 125 миллионов рублей, бюджеты субъектов РФ – 65 миллионов, местные бюджеты – 227 миллионов . В кармане ни копейки, вся жопа в малофейке, – жить стало лучше, жить стало веселее! В упомянутом исследовании говорится: «предпосылок к социальному взрыву нет, поскольку россияне адаптировались к новым условиям жизни». Зря брехал Бонапарт, что перевороты совершаются брюхом… Паситесь, мирные народы, еб вашу мать через коромысло! Но зарубите на носу: не волков стригут, а овец.
Спектакль требует аплодисментов, и зритель покорно аплодирует. Но гони природу в дверь, она влетит в окно.
«Что бы ни говорили эти покорные подданные, что бы они ни делали, восторг их остается принужденным: это – любовь стада к пастуху, который кормит его, чтобы зарезать» (А. де Кюстин «Россия в 1839 году»).
От мазохизма добра не жди. Генерал-адъютант Кутузов в трех губерниях не услышал ни одного радостного голоса: «Печать уныния и скорби отражается на всех лицах». Для сравнения: по данным Института Сербского, прирост депрессий в России в последнее время составляет от 3 до 5 процентов ежегодно.
Ко всему-то подлец человек привыкает! А потому оппозиции не было при Романове, нет и при Путине. Воля ваша, но не могу я признать диссидентами ни братьев Критских со товарищи, ни Петрашевского - III Отделение от великого ума прописало им цугундер, а советский Агитпроп соорудил из них героев. Последовательных вольнодумцев николаевской эпохи можно пересчитать по пальцам одной руки: Ситников да Герцен с Огаревым. История повторяется: дрессированный Касьянов и прикормленный Проханов – та еще оппозиция. Диссиденты из них, как из залупы долото. Есть в природе Лимонов с Каспаровым и Билуновым, – да поди разбери, кто из них на содержании у ФСБ. Писал же Дебор в своих «Комментариях», что в обществе спектакля исключено появление звезды, не интегрированной в зрелище…
Контрабанду, как известно, делают на Малой Арнаутской. Равным образом, большая часть нынешней крамолы изготовлена если не в Кремле, то на Лубянке. Судить об этом позволяет участь оппозиционной телекомпании «Рен ТВ». В конце 2006 крупным акционером «Рен ТВ» стало ООО «Аброс» – предприятие, подконтрольное приятелю президента Ю. Ковальчуку. Председателем совета директоров холдинга «Рен ТВ» тут же была избрана директриса «Аброса» Л. Совершаева – в недавнем прошлом заместитель полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе. Тем не менее, содержание общественно-политических программ не меняется. На хера Владимиру Владимировичу пестовать инакомыслие? Еlementary, my dear Watson! Третий закон Ньютона гласит: всякое действие вызывает равное по силе противодействие. Стало быть, надо лишний раз плеснуть масла в огонь, чтобы потом иметь все основания для массированных зачисток. Ментовской беспредел в Благовещенске, Бежецке и Красноярске на этом фоне покажется детским садом, – вот тогда и настанет на земли мир, а во человецех благоволение. Дай-то Бог, чтоб я ошибся.
Раковая опухоль спектакля непрерывно растет. Метастазы ее поражают все без исключения социальные институты, от юстиции до медицины. Противостоять этому прогрессирующему блядству можно единственным способом: «Поиски критической истины о спектакле просто обязаны стать истинной критикой» (Г.Э. Дебор «Общество спектакля»). Чем, стало быть, и займемся. Иного не дано.
Глава II. СЕГОДНЯ И ЕЖЕДНЕВНО!..
Мне хотелось выявить сходство двух спектаклей, николаевского и путинского. Поэтому, говоря о практике зрелища, я намеренно не касаюсь сугубо современных шоу, как-то: партийное строительство, выборы, монетизация льгот, национальные проекты, борьба с олигархами и проч. Но и без того найдется о чем потолковать. Вы хочете песен? – их есть у меня…
ЗАКОН ДИКТАТУРЫ
Авторитарную власть хлебом не корми, дай попиздеть насчет правопорядка: тем вернее сойдет с рук откровенное самодурство. Потому водевиль «Укрепление законности» навечно прописался в репертуаре российского политического театра.
«Всякая мысль к утверждению силы законов… всегда принята будет Нами с благоволением» (Высочайший манифест от 13 июля 1826).
«Диктатура закона – единственный вид диктатуры, которой мы должны подчиняться» (В. Путин, цит. по: Р. Саква «Путин: выбор России»).
И Романов, и Путин немало потрудились, ремонтируя фасад отечественной законности. Уже 26 января 1826 Николай Павлович распорядился создать в составе Собственной Его Императорского Величества канцелярии II отделение. Новое учреждение ведало составлением «Полного собрания законов Российской империи» и «Свода законов Российской империи»; непосредственными исполнителями этой задачи стали член Государственного совета М. Сперанский и профессор права М. Балугьянский. Мужики оказались сущими трудоголиками: через три года было готово 45-томное «Полное собрание законов», куда вошли свыше 30 тысяч законодательных актов, начиная от «Соборного уложения 1649 года». Еще через два года вышел в свет 15-томный «Свод законов» – собрание действующих законодательных актов, расположенных в тематическом порядке. Владимир Владимирович также немало порадел о законотворчестве. При нем были приняты II часть Налогового Кодекса, III часть Гражданского Кодекса, Уголовно-процессуальный Кодекс, Трудовой Кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, Бюджетный Кодекс и Жилищный Кодекс, не говоря уж о законах и подзаконных актах, коим несть числа.
Но авторитарная власть общается с подданными на метаязыке (определение см. у А. Пиза который надо понимать с точностью до наоборот. Если вам раскидывают чернуху насчет правопорядка, то будьте благонадежны, – его под шумок подменят произволом. Первый же параграф николаевского «Свода законов» гласил: «Император Российский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной власти не только за страх, но и на совесть сам Бог повелевает». Путин, вестимо, подобных правовых норм не вводил, да и на хуй они нужны? Россия – страна азиатская, адат у нас не в пример сильнее шариата, и единственным непререкаемым законом здесь была и остается прихоть самодержца.
К примеру, при расследовании дела декабристов выяснилось, что в заговоре намертво увяз Сперанский (да-да, тот самый): мятежники прочили ему место во Временном революционном правительстве. Улики были столь значительны, что члены следственной комиссии сочли нужным испросить высочайшего разрешения на арест. Тем не менее, Николай Павлович без тени сомнения отказал: «Нет! Член Государственного совета! Это выйдет скандал! Да и против него нет достаточных улик» . В результате Сперанский не только остался на свободе, но и судил декабристов (блядь, и не стремно же было!).
Не менее показательный случай произошел с графом Клейнмихелем: как-то раз государев любимец насмерть забил станционного смотрителя за то, что на почтовой станции не оказалось свободных лошадей. Когда об этом доложили императору, тот приказал убийце позаботиться семье погибшего, и только.
В 1832 в России была введена уголовная ответственность за мужеложство: лишение всех прав состояния и ссылка в Сибирь сроком до 5 лет. И свет, и двор прекрасно знали, что барон Геккерн регулярно прочищает духовку своему приемышу Дантесу. Но никто и пальцем не пошевелил, чтоб упечь пра-ативного Жоржика в солнечный Нерчинск.
Цензор Никитенко, глядя на сии, а такожде иные паскудства, с горя едва всю волосню на сраке не вырвал: «Нам пришлось удостовериться в горькой истине, что на земле русской нет и тени законности» («Дневник»).
На все законотворчество путинских времен тоже можно положить с прибором: единственным реальным источником права в стране является воля президента и присных его.
Взять хоть президентский закон о назначении губернаторов. Мало того, что он противоречил 3-й и 32-й статьям Конституции; он курочил всю систему взаимодействия органов государственной власти. Госдума, тем не менее, рассмотрела его в считанные недели, будто речь шла о ценах на гондоны: 29 октября 2004 закон был принят в первом чтении, 1 декабря – во втором и 3 декабря – в третьем. Пять дней спустя Совет Федерации единодушно его одобрил. В декабре 2005 за дело взялся Конституционный суд, и в воздухе запахло откровенной комедией. Дело в том, что в 1996 губернатор Алтайского края был избран не всенародно, а депутатами Законодательного собрания, и тогда Конституционный суд признал эти выборы незаконными, поскольку там отсутствовало прямое волеизъявление избирателей. Однако в легитимности президентской инициативы никто из судей не усомнился. Председатель Конституционного суда В. Зорькин заявил: «По мере развития общества правовые позиции Конституционного суда могут уточняться». Та еще логика: я не блядь, я честная давалка… Верно написал Петр I в одном из артикулов: «не держися правил, яко стенки, бо есть правила, а есть и случаи». В переводе на разговорный русский сие значит: вовремя подъебнуть – тоже искусство!
Желаете еще? Да ради Бога. На заре туманной юности Владимир Владимирович имел неосторожность заявить: «Существует золотое правило, основной принцип любой демократической системы. Он именуется презумпцией невиновности» (Цит. по: Р. Саква «Путин: выбор России»). Тем не менее, в 2005 президент (ах, да он ли это был?!) внес в Госдуму законопроект, отменяющий презумпцию невиновности налогоплательщиков. В.В. предложил похерить в 108-й статье НК фразу о том, что виновность в совершении налоговых правонарушений должна быть установлена решением суда. Как следствие, с 1 января 2006 фискальные органы получали право взыскивать штрафы в бесспорном порядке, при полном отсуствии каких-либо судебных процедур: сами, сами комиссары, сами председатели! Надо ли говорить, что и эта противоправная хрень была принята без сучка и задоринки?
Узнаете стиль работы? – «повиноваться верховной власти не за страх, а за совесть сам Бог повелевает…»
/Окончание следует/
http://skurlatov.livejournal.com

RUS2009

Граждане, резюмируйте свои простыни!

jenja333

Резюме: ближайшим историческим аналогом правления В.В. Путина
является царствование Николая I Романова. Данный тезис автор статьи
доказывает многочисленными примерами из статистики и жизни общества.

RUS2009

Резюме: ближайшим историческим аналогом правления В.В. Путина
является царствование Николая I Романова.
Это хорошо или плохо?)

RUS2009

Пробежался глазами по диагонали. Рассказ о том, как всё в России плохо. Из нового: теперь Пу сравнили еще и с Николаем 1

Seka

Совершенно напрасно: аналогий тут, как говна за баней. И главная из них – спектакулярность, в высшей степени свойственная и николаевской, и путинской эпохе.

Основная мысль словами автора :smirk:

geva

Кто знает, что такое "спектакулярность"? Я так понял, это нечто вроде "зрелищность"

jenja333

Кто знает, что такое "спектакулярность"?
В данном контексте - превращение государственной политики в хорошо срежиссированный
спектакль, что позволяет отвлечь внимание "зрителей" от негативных фактов и явных
злоупотреблений.

Kraft1

Пробежался глазами по диагонали. Рассказ о том, как всё в России плохо.
когда бежался, буквы различал?

igor1009

Читал, много думал, таки не понял, Вы за Путина или против России? :grin:

Kraft1

много думал
ещё один бегун-многодумец

igor1009

А Ви каво имели ввиду?

jozef

упс, спутал =)

jenja333

А где Распутин, товарищи? Или какой нить ещё шизик при "императоре"?
При Николае I, напомню, Распутина не было. Был Бенкендорф.

Seka

Труд - кладезь цитат :smirk:
Доминантой в характере Романова была эксплозивность: то Адлерберга отпиздит, то Аделунга искусает, то Норова отматерит. Путин обладает выраженными эпилептоидными чертами (умеренность и аккуратность) и, как говорят психологи, подвержен синдрому аффиляции (стремлению не выделяться)

Зело сомнительно. Насквозь спектакулярная Россия николаевских времен не ведала ни одного из факторов, способствующих превращению товара в силу, способную оккупировать социум: ни тебе индустриализации, ни разделения труда.

illegal

II и I путаешь

RUS2009

когда бежался, буквы различал?
Поясни

jenja333

Окончание.
Заканчиваю размещать опубликованный в июне 2007 года, то есть в преддверии развязанной кампании по оставлению Путина на «третий срок» и соответственно вакханалии культа личности «национального лидера» - текст Александра Кузьменкова из Братска «Романов и путин спектакль по-русски»:
"Не диво, что правосудие в отечестве нашем осуществляется через жопу кувырком. Намеренно не говорю о том, как сел Ходор, как остался на воле Потанин. Лучше посмотрим на негромкие провинциальные дела в одном лишь 2006. Ей-Богу, поводов для размышления тут ничуть не меньше.
Ивановский журналист В. Рахманьков опубликовал в интернет-газете «Курсив» статью «Путин как фаллический символ России». Прокуратура в спешном порядке возбудила дело по 319-й статье УК «Оскорбление представителя власти». Гражданин прокурор, загляните на досуге в Комментарий к УК! Там, к вашему сведению, сказано, что квалифицирующий признак оскорбления – нецензурность: «Оскорбление как преступление должно быть выражено в неприличной, т.е. циничной форме, глубоко противоречащей правилам поведения, принятым в обществе». «Фаллический символ» – это вам не «еб твою мать», где ж тут неприличие-то?
Газета «Саратовский репортер» напечатала материал о том, что банковский счет вице-спикера Госдумы В. Володина превышает официальные доходы парламентария. Согласно статье 140-й УПК, подобная публикация является основанием для возбуждения уголовного дела. Оно и было возбуждено. Вы думали, в отношении Володина? – святая простота! Хуй там, это журналисту С. Михайлову навесили 183-ю статью УК «Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну».
Бывший мэр Пятигорска И. Тарасов угробил в ДТП пять человек, после сунул трем родственникам погибших по миллиону (Клейнмихель number two! и суд прекратил дело «в связи с примирением сторон». Граждане судьи, да откройте вы наконец 20-ю статью УПК! – примирение сторон возможно лишь в делах частного обвинения, как-то: умышленное причинение легкого вреда здоровью, побои, клевета и оскорбление…
Ставропольский судья А. Яблочкин вынес 81 заведомо неправосудное решение и получил (в полном соответствии с 305-й статьей УК) два года. Но условно. Но два. Но условно…
Вернемся, однако ж, к нашим героям. Вот любопытно, угадаете ли, про кого из них это писано?
«Он лишь нагромоздил вокруг своей бесконтрольной власти груду колоссальных злоупотреблений, тем более пагубных, что извне они прикрывались официальной законностью и что ни общественное мнение, ни частная инициатива не имели на права на них указывать, ни возможности с ними бороться» .
Гнилой базар про диктатуру закона – всего лишь ширма для закона диктатуры. Иных законов в обществе спектакля нет да и быть не может.
СКОВАННЫЕ ОДНОЙ ЦЕПЬЮ
Самодержец в России никогда не выходит из моды. Но светлый этот образ ежедень поганят чиновники: воруют, блядины дети! Оттого с нашей политической сцены никогда не сойдет оперетка «Борьба с коррупцией».
Власть и бюрократия в обществе спектакля скованы одной цепью и связаны одной целью. Потому ни Романов, ни Путин всерьез не посягали на традицию кормления от государственной должности. Борьба с коррупцией в обе эпохи выглядела на редкость театрально. Н.П. велел сорвать с флигель-адъютанта Дадиани аксельбанты и законопатил его в крепость за злоупотребления в Грузии. В.В. отдал под суд «оборотней в погонах» – генерала Ганеева со товарищи. Ребятишкам, ясен хрен, просто не повезло: их назначили козлами отпущения. Но это никак не задело фундамента коррупционных процессов – круговой поруки и взаимного амнистирования. Ибо наша власть, ебись она насквозь, неосознанно или сознательно следует заповеди бывшего парагвайского диктатора Стресснера: «Надо поощрять коррупцию: коррупция рождает сопричастность, а сопричастность рождает преданность».
В николаевской России безоговорочным принципом назначения на высшие должности была родственная протекция. Барон Корф писал:
«Все председатели департаментов в Государственном совете были в родстве между собою. Князь Васильчиков, председатель общего собрания самого Госсовета, граф Левашов, председатель департамента законов и исправляющий ту же должность в департаменте дел Царства Польского, были женаты на родных сестрах… В департаменте военном состоял председателем граф Толстой, их дядя, и, наконец, в департаменте гражданском занимал эту должность Кушников, также близкий их родственник» (Цит. по: В. Балязин «Неофициальная история России. Отец и сын: Николай I – Александр II»).
Те же самые принципы исповедует наша нынешняя верхушка. Вице-президент «Газпромбанка» – С. Иванов, заместитель гендиректора Дальневосточного морского пароходства – П. Фрадков, вице-президент «Внешторгбанка» – С. Матвиенко, советник председателя совета директоров «Роснефти» – А. Патрушев. Вам что-нибудь говорят эти фамилии?
Судя по отчетам III Отделения, взятки при Николае Павловиче не брали лишь 3 губернатора из 53. Даже во время Крымской кампании провиантским чиновникам не в падлу было пиздить харчи у действующей армии – кому война, а кому мать родна.
Современные исследования рынка российской коррупции рисуют еще более впечатляющую картину. По оценке фонда «ИНДЕМ», в 2001 объем рынка деловой коррупции был на треть меньше доходной части федерального бюджета, а в 2005 превысил доходы федерального бюджета в 2,66 раза. В рейтинге Всемирного банка развития по признаку контроля над коррупцией Россия заняла на редкость почетное 151-е место – по соседству с Нигером, Замбией и Угандой.
И при Романове, и при Путине крупный коррупционер максимально приближен к власти, а потому безнаказан.
Николаевская железная дорога, выстроенная под началом графа Клейнмихеля, обошлась казне в 64 миллиона рублей, то бишь в три раза дороже, чем в Европе. Когда императора спросили, какова истинная стоимость магистрали, он лишь вздохнул: «Про то знают двое: Бог да Клейнмихель». Но и Клейнмихель, говорит мемуарист, «все же стоил государству меньше, чем Чернышев военный министр и Орлов начальник III Отделения, преемник Бенкендорфа, которые служили ширмою для организации воров, расплодившихся под их кровом изумительно и развивших свою наглость до уродливости».
В феврале 2005 открылась новая библиотека МГУ, которую безвозмездно возвела фирма «Интеко». Благородное столичное правительство совершило широкий ответный жест и разрешило «Интеко» застроить жилыми домами добрый кусок университетской территории. Библиотека обошлась фирме в 50 миллионов зеленью, а чистая прибыль от продажи квартир, по оценкам экспертов, должна была составить около 200 миллионов тою же валютой. А знаете ли вы, кто у нас мэр Москвы? – правильно, Лужков. А знаете ли, кто возглавляет «Интеко»? – да супружница его, Батурина. А знаете ли, кто ленточку разрезал? – президент Путин. Тот самый, что при всяком удобном случае грозит коррупционерам августейшим перстом:
«В наши планы не входит передача страны в распоряжение неэффективной коррумпированной бюрократии» (Обращение к Федеральному Собранию, 18 апреля 2005).
«Деньги и власть должны быть разъединены. Хотите зарабатывать деньги – идите в бизнес. Хотите служить государству – живите на зарплату» (Цит. по: В. Шендерович «Плавленые сырки и другая пища для ума»).
Но дальше надрывного пафоса дело не идет: какой дурак, скажите на милость, станет рубить сук, на котором сидит? Намедни вот Общественная палата предложила крутую антикоррупционную меру: показывать по TV честных прокуроров и судей. Полный, блядь, пиздец! Чиновный васька тем временем слушает да ест:
«Устойчивые связки управленческих команд в бизнесе и органах власти меняют форму, лидерство нередко переходит от бизнесменов к чиновникам, но эти связки по-прежнему реализуют частные интересы за счет общественных. «Пожарные» действия 2000-2003 гг. не привели к коренному изменению ситуации в системе исполнительной власти. Негативные тенденции в ней сохраняются и воспроизводятся, в ряде случаев втягивая в систему «старых отношений» новых людей, пришедших в аппарат после 1999 года» (Доклад ГУ-ВШЭ «Насущные задачи реформы исполнительной власти»).
Чтоб окончательно исчерпать тему, расскажу две прелюбопытные байки, обе про золотые часы.
Немецкий художник Ф. Крюгер писал портрет Николая Павловича. Портрет Его Величеству приглянулся, и государь распорядился наградить живописца золотыми часами с бриллиантами. Крюгер, тем не менее, получил от чиновников дворцового ведомства часы без малейшего намека на брюлики. Самодержец, узнав об этом, лишь вздохнул: «Видите, как меня обкрадывают! Но если бы я захотел по закону наказать всех воров моей империи, для этого мало было бы и всей Сибири».
В феврале 2005 журнал «Русский Newsweek» сообщил о том, что самые дорогие часы среди отечественных политиков носит В.В. Его десницу украшает хронометр «Patek Philippe» из белого золота. Стоят путинские котлы 60 штук баксов, – а это размер годовой зарплаты президента.
Feel the difference, как говорится в рекламе…
ПОТЕШНОЕ ВОЙСКО
Любой диктатор до самозабвения влюблен в армию. Ну где еще, скажите на милость, найдешь столь полное воплощение авторитарных идеалов: четкую иерархию, строгую субординацию, беспрекословное подчинение? Оттого в России вечен фарс «Несокрушимая и легендарная».
И Романов, и Путин тратили на армию бешеные деньги. В 1852 военные расходы составили более 100 миллионов рублей (32 процента бюджетных средств). Для сравнения: на образование было потрачено 2 миллиона (1 процент). В бюджете 2007 расходы на армию составляют 822 миллиарда рублей (15 процентов). И опять же сравним: образованию досталось 278 миллиардов (5 процентов).
Странное дело: астрономический военный бюджет у наших героев уходил бесследно, как в прорву. Теоретически эти деньги были потрачены на укрепление боеспособности. А практически?
При Николае Павловиче боевую подготовку заменила строевая – маршировка в три темпа, на прусский манер. В 1841 генерал-адъютант Кутузов докладывал Его Величеству: «Явилась мысль пересоздать человека. Требуют, чтобы солдат шагал в полтора аршина, когда Бог ему создал ноги шагать в аршин... после всех вытяжек и растяжек солдат идет в казармы, как разбитая на ноги лошадь...» А боеспособность этого потешного войска выглядела комично. Лейб-гвардейцы Преображенского полка демонстрировали умопомрачительную точность стрельбы: на дистанции в 200 шагов из 200 пуль, выпущенных по мишени размером в квадратную сажень (2,1х2,1 м в цель попадали лишь 20.
Примером современной боеспособности может служить конфуз группы «Альфа» в 2004: доблестный спецназ 17 часов кряду штурмовал дом, где засел лидер дагестанского джамаата «Дженет» Р. Макашарипов. В результате дом расхерачили выстрелами из танка, да зря старались: ваххабит, гад такой, ушел от справедливого возмездия в сортире. Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваша слава? И это, прошу заметить, «Альфа» – элитное подразделение. Впору цитировать классика: если сливки таковы, то что же молоко?
В 2005 председатель Центральной военно-врачебной комиссии генерал-майор В. Куликов заявил, что ежегодно в армию попадает около полутора тысяч новобранцев, не подлежащих призыву по медицинским основаниям (в основном с психическими заболеваниями). Это, если угодно, общая тенденция. А вот частный случай: с 9 по 16 декабря 2006 в Свердловской области в принудительном порядке на призывные пункты было доставлено 160 человек. И.о. облвоенкома А. Клешнин так характеризовал своих рекрутов: «Эти люди, как правило, живут на кладбищах, без определенного места жительства, либо наркоманы, либо имеют судимость не погашенную». Помилуй Бог, откуда ж боеспособности-то взяться при таком призывном контингенте? Некоторое время назад принято было уповать на контрактную службу. Мечты, мечты, где ваша сладость?! В январе 2007 среднероссийская зарплата составляла 11 тысяч рублей, а жалованье основной массы контрактников – от 6 до 8 тысяч. Ну и кто, скажите на милость, пойдет служить за такие бабки? Те же самые люмпены, что на гражданке выше говновоза не поднимались.
О том, в какой бордель наши герои превратили армию, позволяют судить небоевые потери. Судя по одному из отчетов 1835 года, от болезней умирал каждый двадцатый солдат. В 2005 агентство «Интерфакс» обнародовало не менее прискорбную цифирь: в 2000-2004 небоевые потери Вооруженных сил РФ составили около 11 тысяч человек. Это ж надо постараться: за 5 лет мирной жизни угробить столько же народа, сколько за 10 лет афганской войны! В феврале 2006 Минобороны развернуло PR-кампанию под лозунгом «В армии служить не страшно!» Ясен хуй, не страшно! Как вспомнишь безногого солдата Сычева или сумасшедшего матроса Паткина, – мужество и отвага аж из ноздрей хлещут!
Нынешняя власть, будучи не в силах одолеть армейский геморрой собственноручно, прибегла к помощи небесной канцелярии. В том же феврале 2006 Главная военная прокуратура разродилась законопроектом о полковых священниках, которые должны войти в штат Вооруженных сил, получив воинские звания. Вот она, панацея для нашего полудохлого воинства – архангел Михаил на пару с Георгием-победоносцем!
Главный закон спектакля – визуальность. О чем Н.П. и В.В. от души радели, так это о внешнем виде личного состава. На полках императорского кабинета громоздилась хуева уйма солдатиков из папье-маше, наряженных в униформу различных полков. Государь, уединившись в этой декорации с графом Клейнмихелем, часами обсуждал с ним выпушку-погончики-петлички. Господин президент в мае 2005 подписал Указ № 531 о разработке новой формы и знаков различия. Российская армия получила камуфляж единого образца, 9 новых нарукавных знаков и проч. От кирзачей отказываться при этом не стали: ногу трут, зато дешевы.
Напоследок еще раз вспомним генерал-адъютанта Кутузова: «Огромнейшая армия есть выражение не силы, а бессилия государства. И для чего эта громадная армия, когда она… можно сказать, съедает благосостояние государства без пользы и славы?» (Цит. по: Г. Чулков «Николай I»).
А хуй его знает, ваше высокопревосходительство. Конец николаевскому военному спектаклю положила Крымская кампания. Наш Севастополь, судя по всему, еще впереди. Вот тогда, блядь, и выпьем с горя – и за десант, и за спецназ. Под дружный вой рясофорных замполитов: «Со святыми упокой…»
АМОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС
Спектакулярное общество не было бы таковым, коли не формировало бы своей, мягко говоря, специфической этики. Посему мы без малого два века наблюдаем буффонаду «За чистоту нравов».
В 1825 Полежаев написал поэму «Сашка», где воспел раблезианские загулы московского студенчества: «Летите, грусти и печали, к ебеней матери в пизду! Давно, давно мы не ебали в таком возвышенном кругу!» Год спустя жандармский полковник Бибиков (кстати, родственник Бенкендорфа) подсунул государю императору донос «О Московском университете» и присовокупил к оному список «Сашки» как пример морального растления юношества. В наказание венценосец тут же определил пиита в Бутырский полк. Командованию было предписано «иметь его под самым строгим надзором и о поведении ежемесячно доносить начальнику Главного штаба».
В 1828 некий штабс-капитан вздумал читать своим дворовым пушкинскую «Гавриилиаду»: «Досталась я в один и тот же день лукавому, архангелу и Богу». Крепостные тут же настучали на барина куда положено. Началось следствие, которое сулило Александру Сергеевичу скорую встречу с лицейскими друзьями во глубине сибирских руд. На допросах Пушкин отмазывался, как умел: отрицал свое авторство и валил все на покойного князя Горчакова. Николай Павлович, однако ж, сумел развести стихотворца на чистуху. Но тут же (очевидно, памятуя «Стансы») простил ему покушение на невинность Богоматери.
Странное дело: образцово-показательное благонравие николаевской эпохи мирно уживалось с самым что ни на есть отвязанным промискуитетом. Скажем, ответственность за проституцию при Незабвенном существовала лишь на бумаге, – даром что «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» 1846 года содержало 8 статей, карающих торговлю телом, и 5 статей, карающих сводничество. В 1844 были разработаны правила поведения для бордельного персонала, а в 1848 сексуальных тружениц и de jure освободили от наказания «за непотребство». Как позже выразился Н. Страхов, «духовная непристойность строго и сурово осуждалась, телесная же непристойность не подлежала оценке». Парадокс!
Этот самый парадокс благополучно здравствует и по сей день. В 2002 роман В. Сорокина «Голубое сало» показался члену движения «Идущие вместе» А. Магунянцу порнухой. Паренек ничтоже сумняшеся накатал маляву в прокуратуру, требуя привлечь похабника к ответу по статье 242-й УК РФ («Незаконное распространение порнографии»). Путинюгенд не поленился отпечатать цитатник Сорокина и спалить тираж возле Большого театра. В поле ветер, в жопе дым, – хорошо быть молодым!
Когда в 2007 полиция Куршавеля помешала норильскому нуворишу Прохорову культурно отдыхать с гаремом моделей, грянула истерика равной силы. Но не адекватного содержания. По кремлевской отмашке дрессированные журналисты в один голос завыли об антироссийском демарше злобных французьев. Хотя, воля ваша, сложно вообразить что-то более антироссийское, чем купецкие вояжи по европам с эскадроном блядей ебучих…
Впрочем, что это я? – все вокруг да около, а о героях наших ни слова.
Похождения Его Величества были притчей во языцех. Секретарь Анатоля Демидова писал:
«Царь – самодержец в своих любовных историях, как и в остальных своих поступках: если он отличает женщину на прогулке, в театре, в свете, он говорит одно слово дежурному адъютанту. Особа, привлекшая внимание божества, попадает под надзор. Предупреждают супруга, если она замужем, родителей, если она девушка, – о чести, которая им выпала. Нет примеров, чтобы это отличие было принято иначе, как с изъявлением почтительнейшей признательности» (Цит. по: М. Рахматуллин «Император Николай I глазами современников»).
Господину президенту злые языки приписывают амуры с двумя гламурными дивами – Оксаной Федоровой (Мисс Ментура) и Ксенией Собчак (Мисс Содом-2). Ну да все то подлые наветы и мерзкие поклепы. В противном случае не завидовал бы В.В. половым хулиганствам своего израильского коллеги Кацава:
«Очень мощный мужик! Десять женщин изнасиловал! Я никогда не ожидал от него! Он нас всех удивил! Мы все ему завидуем!» (Цит. по: В. Шендерович «Плавленые сырки и другая пища для ума»).
Ну очень нравственная реплика! Я милого узнаю по походке: духовная непристойность нам не мила, как и полтораста лет назад, зато на телесную не налюбуемся. Как прикажете объяснить этот казус? Ларчик открывается просто, достаточно вспомнить Огарева: «Поэзия гражданских стремлений и похабщина... связаны больше, чем кажется. В сущности, они ветви одного дерева, и в каждой неприличной эпиграмме вы найдете политическую пощечину» («Предисловие к «Русской потаенной литературе»).
Позволь человеку говорить, как он хочет, и он неизбежно начнет говорить то, что хочет. Что до остального, то логика властей восходит к старинному анекдоту: пусть ебется, лишь бы не курил. Вот вам и все хитросплетения спектакулярной морали.
ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ ИДЕИ
Принц Сетоку, основатель японской государственности, писал: «У каждого есть душа, и у каждой души – свои стремления…» Кабы и наши герои мыслили так же! Но это исключено: спектакль устанавливает монополию на истину; ежели ходить – так строем; ежели петь – так хором. Идеологемы – тот цемент, который скрепляет общество спектакля. Потому в отечественном политтеатре никогда не устареет скетч «Национальная идея».
И Романов, и Путин замесили национальную идею на дрожжах так называемой духовности. Причины этого весьма убедительно изложил вечный дежурный по духless’у С. Минаев:
«Когда лохам идеологию переименовывают в духовность, им становится легче ее употреблять. Вприкуску с пустым чаем» («Media sapiens»).
Национальную идею николаевской эпохи сформулировал тогдашний министр народного просвещения граф Уваров: православие, самодержавие, народность:
«Исконно и глубоко привязанный к церкви отцов своих, русский искони взирал на нее как на залог счастья общественного и семейственного. Без любви к вере предков народ, как и частный человек, должен погибнуть… Самодержавие составляет главное условие политического существования России. Русский колосс упирается на нем, как на краеугольном камне своего величия... Относительно народности все затруднение заключалось в соглашении древних и новых понятий; но народность не заставляет идти назад или останавливаться; она не требует неподвижности в идеях... Довольно, если мы сохраним неприкосновенным святилище наших народных понятий; если примем их за основную мысль правительства» (Цит. по: Б. Тарасов «Рыцарь самодержавия»).
Теория официальной народности была более чем спекулятивна, поскольку все ее части противоречили друг другу.
Противоречие «православие – самодержавие». Православие есть христианская конфессия. А христианство, как доказал Фромм, возникло из ненависти иудейского люмпен-пролетариата к патерналистской власти. Собственно, это и без Фромма понятно, – достаточно перечитать притчу о втором искушении Спасителя: «И сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне и я, кому хочу, даю ее» (Лука 4:6).
Противоречие «православие – народность». Синонимия понятий «русский» и «православный» – байка для недоумков с ампутированной исторической памятью. Народ-богоносец существовал лишь в воображении Достоевского. Дабы избежать избитых цитат из письма Белинского к Гоголю, приведу выдержку из церковного журнала начала ХХ века (и это после повальной евангелизации!): «Наш простолюдин объят непроглядною тьмою религиозного невежества, он порою ничего не понимает ни в исповедуемой вере, ни в совершающемся перед ним богослужении» («Церковный голос», 1906, № 46).
Противоречие «самодержавие – народность». Благонамеренные и безропотные подданные, знамо дело, – идеал любого монарха. Подданные Николая Павловича безропотно принимали самодержавные спектакли. Но их идеал, основанный на коллективном земледелии и посконной деревенской демократии, был далек от благонамеренности: «Квазиабсолютная автономия, общинное самоуправление и вследствие того решительно враждебное отношение общины к государству» (М. Бакунин «Государственность и анархия»).
Концы с концами у графа Уварова явно не сходились – но кого ебет чужое горе? Теория официальной народности была руководством к действию вплоть до воцарения Александра II. При нем страна, слава Богу, нашла себе занятия посерьезнее. А там явился Победоносцев – и опять понеслась пизда по кочкам…
Show must go on! Путин с успехом продолжил начатое Романовым. Справедливости ради скажу, что идеологическая проблема досталась Владимиру Владимировичу по наследству. Это ЕБН, духовной жаждою томим (не все же водку жрать! страстно возжелал национальной идеи. Отдельные ревнители правовой культуры настаивали, что подобные хотелки противоречат 13-й статье Конституции, да опять же: кого ебет чужое горе? Машина была запущена. В путинском окружении толковых идеологов нет. Триада дилетанта Суркова – свобода, благосостояние, справедливость – не проканала, потому как духовности, любезной плебсу, там не видать. Невелика беда: на хуя изобретать велосипед, коли таковой изобретен полтора века назад? Официальную народность малость подкрасили, подклеили и поволокли этот гроб повапленный на свет Божий. Так состоялось второе пришествие уваровской выдумки. Правда, самодержавие теперь носит имя суверенной демократии, православие обозвали русской духовностью, а народность – русской идентичностью.
К чести графа Сергея Семеновича, он хотя бы потрудился истолковать каждую из частей своей триады. В наше время этим никто не озаботился, – я ж говорю, что говно в Кремле идеологи. Все три компонента путинской национальной идеи в высшей степени загадочны. Остается чесать репу и повторять: чё ты имела в виду?
Суверенная демократия – тайна за семью печатями. При некотором напряжении ума можно предположить, что это вроде как демократия, однако с изрядной примесью крепостного права. Но это лишь гипотеза. Обращались любопытные за разъяснениями к Суркову, да тот отбрехался: дескать, мы тут не филологией занимаемся. Обращались и к самому В.В. Тот сказал, что понятия «суверенитет» и «демократия» вообще принадлежат к разным сферам. Тут бы эту непонятку и похерить. Ан нет, в 2006 «Единая Россия» сделала ее центральным пунктом своей программы, а Грызлов, дай Бог ему здоровья, заявил, что суверенная демократия – понятие безальтернативное и принимать его должно как аксиому.
Русская духовность тоже в высшей степени туманна. Гипотетически можно предположить, что под ней следует подразумевать православие. Так опять же: чье? православие старообрядца Аввакума, реформатора Никона или обновленца Введенского? И как прикажете имплантировать православные идеалы в постиндустриальное сознание? Темна вода во облацех…
Русская идентичность самую малость яснее. Но каковы ее критерии? – антропометрия? культура? язык? Кстати, уж кому бы языковая идентичность не повредила, так это ее чиновным проповедникам. А то эти бивисы и батхеды вместо родной речи изъясняются на какой-то заебистой фене. Премьер-министр М. Фрадков: «Мы намерены будировать этот вопрос». Заместитель председателя комитета Госдумы по финансовым рынкам А. Аксаков: «В стране остро стоит проблема засилья англицизмами». Заместитель председателя комитета Госдумы по конституционному законодательству А. Москалец: «У нас есть другие объемы, которые решают свои вопросы». Врачу, исцелися сам!
(Замечу в скобках: может статься, я и не прав в своей оценке кремлевских идеологов. Может, пустопорожность путинских идеологем – скорее умысел, чем недомыслие. Еще раз вспомним Уайльда: определить – значит ограничить. То есть, задать такую область значений определяемого, которая в дальнейшем не меняется. Аморфные понятия, – слова-амебы, сказал бы Кожинов, – дают дивную возможность постоянно наполнять их новым, сообразно конъюнктуре, содержанием. Вечное настоящее, бля!)
Мертворожденная официальная народность при Романове была спектаклем. При Путине это спектакль в квадрате: поди туда не знаю куда, принеси то не знаю что. Впрочем, результаты в обоих случаях одни и те же.
В 1834 государь император предписал дамам, являющимся ко двору, иметь на голове кокошники или повойники. В 2005 советник белгородского губернатора П. Беспаленко ввел в областных дискотеках обязательную квоту русских народных песен.
В 1830 Пушкин написал «Сказку о попе и работнике его Балде». Наученный горьким опытом с «Гаврилиадой», А.С. предпочел затырить сказку подальше. Она была опубликована лишь в 1840, да и то с купюрами Жуковского: «Жил-был купец Кузьма Остолоп по прозванью осиновый лоб…» В 2006 епископ Воркутинский и Сыктывкарский Питирим потребовал от главы республики Коми запретить постановку оперы Шостаковича «Балда» по сказке Пушкина: она, мол, дискредитирует образ священнослужителя. Работа над спектаклем была прекращена. Комическое (от слова «коми») министерство культуры даже не сочло нужным оплатить работу режиссера.
Николай Павлович рад был подменить правосудие православием. «По-моему, лучшая теория права – добрая нравственность, а она должна быть в сердце, а не в этих отвлеченностях, и иметь своим основанием религию», – говаривал Его Величество. В январе 2005 патриарх Алексий II заявил: «Мне отрадно констатировать, что за последние годы между прокуратурой РФ и Московской патриархией сложились добрые, конструктивные отношения». Два месяца спустя столичный суд признал организаторов выставки «Осторожно, религия!» Ю. Самодурова и Л. Василовскую виновными в разжигании религиозной и национальной розни, поскольку «большинство русских считают себя православными». В 2006 в Иванове начался судебный процесс по делу В. Рахманькова («Путин как фаллический символ» – помните?). Эксперт Белова, выступая на процессе, заявила, что выполнила лингвистический анализ публикации «исключительно с точки зрения православного мировосприятия».
В 1850 министром просвещения стал князь Ширинский-Шихматов, – тот самый, что подавал на высочайшее имя записки: «дабы впредь все положения и выводы науки были основываемы не на умствованиях, а на религиозных истинах, в связи с богословием». Новоиспеченный министр тут же претворил свои теории в практику. В университетский курс вошли история церкви и богословие, лекции по философии и государственному праву были запрещены, а преподавание логики и психологии было поручено преподавателям богословия.
В 2002 вышел в свет учебник А. Бородиной «Основы православной культуры». Тогдашний министр образования В. Филиппов рекомендовал его школам более чем настоятельно. К рекомендациям министра прислушались в Краснодарском крае, Удмуртии, Самарской, Калужской, Смоленской, Курской, Воронежской, Свердловской областях. В 2006 депутат Госдумы А. Крутов предложил узаконить эту самодеятельность: «Преподавание религиозно-познавательных, религиоведческих и религиозно-философских дисциплин, не сопровождающееся совершением религиозных обрядов и имеющее историко-культурный, информационный характер, может входить в учебную программу государственных образовательных учреждений».
Можно навязать мировоззрение, но не мироощущение. А потому спектакулярной идеологии рано или поздно приходит кердык. И, Марксу вопреки, под обломками надстройки гибнет базис. Чем обернулось крушение монархической национальной идеи, мы знаем. Крах социалистической идеи видели воочию. Остается гадать, каковы будут потери на сей раз.
НАГРАЖДЕНИЕ НЕПРИЧАСТНЫХ
Когда стране нужны герои, пизда рожает дураков. Героев при этом создают из подручных материалов, как из говна конфетку. Поэтому на российской политической сцене никогда не прекратится комедия «Чины и ордена».
В 1826 Николай Павлович по случаю коронации возвел в княжеское достоинство графиню Ливен и пожаловал ей титул «ваша светлость», тем самым уравняв ее с Меньшиковым, Потемкиным и Кутузовым-Смоленским. Заслуги этой неприметной особы состояли в том, что она цесаревнам сопли утирала да учила девчонок политесу.
Граф Клейнмихель был взыскан монаршьею милостию еще пуще: генерал от инфантерии, генерал-адъютант, главнокомандующий путями сообщения, председатель Особого комитета по составлению описания формы и вооружения и прочая, прочая, прочая. Реально же Петр Андреевич отличился тем, что выдавал августейших выблядков за своих. Как только Его Величество брюхатил очередную пассию, графиня Клеопатра Петровна пихала себе под подол подушку. Этаким вот образом император настрогал Клейнмихелю 5 сыновей да 3 дочек. Особо Петр Андреевич услужил государю, когда подложил ему в постель свою племянницу Вареньку Нелидову.
Реестр нынешних игрушечных орденоносцев бесконечен, поэтому ограничусь тремя кавалерами ордена «За заслуги перед Отечеством». Согласно статуту, этим орденом «награждаются граждане за особо выдающиеся заслуги перед государством, связанные с развитием российской государственности, достижениями в труде, укреплением мира, дружбы и сотрудничества между народами, за значительный вклад в дело защиты Отечества». Для полноты картины скажу, что орденский девиз – «Польза, честь и слава». Бля, слова-то какие!.. Дела впечатляют ничуть не меньше.
В 2005 кавалером ордена стал глава «Лукойла» В. Алекперов. Нефтяной магнат в поте лица укреплял мир, дружбу и сотрудничество между народами, продавая американцам из «ConocoPhillips» акции «Лукойла».
В том же году ордена удостоилась еще одна персона из нефтяных конюшен – первый вице-президент «Роснефти» Н. Борисенко. В президентском указе по этому поводу говорится: «За заслуги в развитии нефтяной и газовой промышленности и многолетний добросовестный труд». Заслуги в развитии отрасли, по-видимому, состояли в том, что господин вице-президент от имени несуществующей лавки «Байкалфинансгруп» купил для В.В. наследство Ходора – «Юганскнефтегаз».
Годом позже ту же цацку получил В. Жириновский. Ей-Богу, не знаю, как господин вице-спикер развивал российскую государственность, – то ли мордобоями в парламенте, то ли призывами вымыть сапоги в Индийском океане, то ли законопроектами о многоженстве… Вот вам, ебена мать, и польза, и честь, и слава в одном флаконе.
А хули вы хотели? Каковы сани, таковы и сами.
ЭПИЛОГ
Вопроса «Кто виноват?» для меня не существует. Всяк народ достоин своего правителя. А потому, господа компатриоты, благоволите принять на свой счет слова государя Петра I Алексеевича, единственного вменяемого российского самодержца:
«Распроебалины вы хуевые, зело разъебанные до требухи пиздодыры вселенской хуеглоты, промудохуеблядские пиздопроебины, архиерейские залупы, блудоебливые афедроны, вавилонския блудницы выблядки, ебливой суки выпердежи, пиздорванцы охуелые, крешенные шматиной лейб-гвардейского полка, ебанные ежом косматым против шерсти, широкопиздой матери козлоебень!» («Малый петровский загиб»).
Честь имею кланяться. Извините, что без скандала обошлось".

Kraft1

Ну вкратце ты хуйней собственного изготовления попытался срезюмировать, отчего создалось впечатление, что ты не умеешь читать.

RUS2009

Ну вкратце ты хуйней собственного изготовления попытался срезюмировать, отчего создалось впечатление, что ты не умеешь читать.
Ну срезюмируй ты. Посмотрим как выглядит нехуйня.

Suveren

И при Романове, и при Путине экономика наша носила исключительно сырьевой характер (хотя иной она вообще никогда не была). Вся разница в статьях экспорта: тогда мы главным образом вывозили хлеб, сейчас – нефть. И подсели мы на это дело крепко, как наркот на иглу: чем дальше, тем больше. Если в 1805 экспорт зерна составлял 12,8 миллиона пудов, то в 1855 – 69,2 миллиона. Та же хуйня происходит на наших глазах: в первом полугодии 2004 Россия вывезла 101 миллион тонн нефти, а в первом полугодии 2005 – 115 миллионов.

Есть некоторая разница. Зерно растёт раз в год а нефть как бы не вырастает обратно когда её выкачали.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: