с ираком связываем нефть, политику, а вот про наркоту забыли :)

Irina_Afanaseva

США занялись наркотиками в Ираке
 
Ирак становится столицей опийного мака. Если раньше эта страна была просто крупнейшим перевалочным пунктом для наркотрафика из Афганистана, то теперь Ирак имеет все шансы стать серьезным производителем наркотических средств. При этом, как бы ни пытались вторгнувшиеся в Ирак военные представить ситуацию так, будто производство наркотиков налаживается в первую очередь там, где сильно влияние экстремистов и террористов, на практике дело зачастую обстоит совсем по-другому. По словам экспертов, наркотики появляются в первую очередь там, где появляются американцы. А не те, кого они называют «террористами».
Основными районами Ирака, «зараженными» маковыми посевами, действительно оказались одни из самых проблемных регионов страны – это южные и юго-западные территории провинции Дияла, где американские отряды ведут военные действия против сил «Аль-Каиды», а также районы к югу от Багдада. В ситуации, когда местная инфраструктура полностью или частично разрушена, у местного населения не остается иных источников дохода, кроме как выращивать наркотические средства. Традиционное для этих районов выращивание риса такого дохода не приносит. А потому иракцы с энтузиазмом восприняли предложение афганских беженцев помочь им наладить производство наркотиков, сообщает «Аль-Джазира».
В Афганистане вообще подавляющая часть населения выживает за счет вовлеченности в наркобизнес. «Логика людей такова, что когда идет гражданская война, хороши все средства для выживания», – отметил в беседе с РБК daily эксперт портала «Афганистан.Ру» Дмитрий Верхотуров. Однако основная проблема состоит не в том, что бедным иракцам и афганцам не на что больше жить, кроме доходов от наркопроизводства. Вопрос в том, почему оккупационные силы, которые в последнее время регулярно отчитываются о том, что им удается держать ситуацию в Ираке и Афганистане «под контролем», закрывают на это глаза и не делают ровным счетом ничего для того, чтобы создать для местного населения альтернативные легальные источники заработка.
Если раньше аргумент США и их союзников по поводу того, что наркобизнес в этих странах целиком контролируется «террористами», и пока их влияние не будет подорвано, невозможно остановить наркотический хаос, мог удовлетворить неискушенных наблюдателей, то теперь он не срабатывает вообще. Худо-бедно, но ситуация в Ираке и Афганистане войсками иностранных сил все-таки контролируется, по крайней мере американское военное руководство регулярно рапортует об уничтожении боевиков «Аль-Каиды». В эти регионы вбухиваются огромные бюджетные средства, но проблемы бедности и безработицы практически никак не решаются. А ситуация с наркотиками в этих странах усугубляется еще больше. С момента вторжения войск коалиции в Афганистан в 2001 году производство наркотиков здесь возросло в несколько раз по сравнению с тем, что было при власти моджахедов. Теперь производством наркотиков занялись и в Ираке.
По мнению экспертов, американцы не только закрывают глаза на производство наркотиков местным населением. Они еще и негласно поддерживают этот очень прибыльный бизнес. «Аль-Каида» и исламисты в действительности борются с наркотиками круче генерала Черкесова», – сказал в беседе с РБК daily политолог Дмитрий Евстафьев. По словам президента компании экспертного консультирования «Неокон» Михаила Хазина, американцы прилагают все усилия для того, что наркобизнес в этих странах процветал. «Они проводят последовательную тактику разрушения местной инфраструктуры, провоцируя население на поиски нелегальных источников доходов. И торговля наркотиками «крышуется» со стороны ЦРУ», – уверен эксперт.
Однако одно дело «крышевать» наркотрафик из Ирака и Афганистана в интересах собственной национальной безопасности. И совсем другое – зарабатывать огромные средства, подсаживая на наркотическую иглу другие страны. В первую очередь, как ни странно, речь идет о тех государствах, на территории которых находятся американские военные – это тот же самый Ирак, куда потом наркотики переправляются в Боснию и Герцеговину, Германию, Испанию, Киргизию и так далее. Иными словами прямой маршрут транспортировки наркотиков практически совпадает с районами, где находятся американские военные базы. «Большая часть наркотиков из Афганистана вывозится именно воздушным путем. Есть сведения об американских военных, которые завязаны с транспортировкой наркотиков оттуда на военные базы США в других странах», – отметил Дмитрий Верхотуров.
Циркуляция наркотиков в мире между военными базами в США не поддается практически никакому контрою, утверждают эксперты. А потому стоит ли удивляться, что появляется все большее число недобросовестных попыток заработать на этом огромные деньги…
 
  
Источник: РБК
 
-------------------
скоро полюблю РБК :) не первый материал с таким подходом

Irina_Afanaseva

Сводки с маковых полей
28.01.08 00:02 ШОС и ситуация в Азии


Об авторе: Историк, экономист. Автор ряда работ по исследованию межнациональных конфликтов, экономической и военной истории.
Проблема производства наркотиков в Афганистане по-прежнему остается очень болезненной. Как показал последний отчет ООН о выращивании опия-сырца в стране, опубликованный в августе этого года, посевные площади под данной культурой достигли рекордных за всю национальную историю величин, а афганский опий занял практически монопольное положение на международном наркорынке.
В равной мере проблема афганского опия представляет огромную угрозу для других государств региона, в частности для России, которая является одной из целей среднеазиатского наркоэкспорта. По разным оценкам через территорию Таджикистана в Россию поступают десятки тонн афганских опиатов. Угроза достигла таких масштабов, что практически любой транспортный оборот с Афганистаном воспринимается в ее контексте. В частности недавняя сдача в эксплуатацию крупного моста через реку Пяндж вызвала самые пессимистические прогнозы касательно роста контрабанды наркотиков.
Естественно, что в данных условиях выращивание опия не является сугубо внутренним делом Афганистана, и в решении проблемы заинтересованы и сопредельные государства. В рамках данной статьи мы попытаемся рассмотреть историю проблемы и пути ее решения.
Вплоть до 1960-х годов 20-го века опиум в Афганистане употреблялся в качестве корма для скота, из его семян варили мыло, а из стеблей изготовляли красители. Употребление его в качестве дурманящего препарата осуществлялось почти исключительно в рамках самой общины. С развитием транспортной сети и внешнеэкономических связей стало возникать такое явление как легальный экспорт опия (пока сравнительно небольшой, 200-400 тонн в год преимущественно в Иран и Турцию.
В 1970-е по мере развития экономики страны начал развиваться и ее опийный сектор, дополнительный толчок к его расширению дала Апрельская революция, политическая нестабильность, провал аграрной реформы, начавшаяся гражданская война. Уничтожение посевов и мобилизации в армии воюющих сторон трудоспособного населения вынуждали крестьян искать наиболее рентабельные культуры, чтобы поддерживать собственное существование. Посевы опийного мака были в 40 раз прибыльней посевов хлопка, так что выбор был очевиден. Во многом развитию опийного бизнеса способствовала и позиция лидеров "моджахедов", которые, по мнению многих экспертов, использовали торговлю для финансирования борьбы против советских войск. Например, лидер Исламской партии Афганистана (ИПА) Гульбеддин Хекматиар по некоторым данным владел в 1992 году 11 лабораториями по переработке опийной смолы в героин, 4 из которых находились в Пакистане. В покровительстве наркобизнесу были замечены и ряд командиров из Исламского общества Афганистана под руководством Бурхануддина Раббани.
К 1986 году наркопосевы в стране составили 29 000 гектаров. В героин и морфий опий перерабатывался преимущественно на территории соседних стран, а затем наркотики через Турцию вывозились на европейские рынки, но территория СССР из-за сильной пограничной охраны все еще оставалось закрытой для нелегального экспорта.
Ситуация ухудшилась с распадом СССР, так как новые государства еще недостаточно окрепли, чтобы обеспечить полноценную охрану собственных границ. Положение усугубила гражданская война в Таджикистане, в результате которой страна, лишенная единого управления, на долгие годы стала перевалочным пунктом при вывозе наркотиков в Россию и страны Запада.
С приходом к власти движения "Талибан" афганский наркобизнес был взят под контроль властями и принял организованные формы. Кабульские и кандагарские финансисты стали выдавать кредит под обработку и выращивание опия, а участники наркорынка окончательно вышли из тени и стыли платить налог режиму и пользоваться его покровительством. Именно при талибах были разработаны методы маскировки героина под чай, сахар, изюм и организованы поставки семян высокоурожайных сортов опиумного мака с селекционных фабрик стран Западной Европы и Америки. Тогда же были созданы знаменитые "Слезы Аллаха", жидкий высококонцентрированный субстрат основания диацетилморфина (основания героина). По мнению многих аналитиков, в этот период экспорт наркотиков и отмывание наркотических денег осуществлялось с помощью союзников радикальных исламистов из международной сети "Аль-Каеда".
"Талибан" рассматривал наркоэкспорт как форму войны со странами Запада. Талибы считали, что наркотики употребляются именно гражданами западных стран. Однако, добиваясь международного признания своего режима, в 2000 году талибы изменили подход и объявили о запрете выращивания опия в стране. Отмена государственного кредитования вместе с массовыми репрессиями дали ощутимый эффект: в 2001-м площади занятые под выращивание опия сократились более чем в 10 раз, урожай - в 17 раз. Один из официальных представителей режима Амир Хаккани объявил, что выращивание опия в стране запрещено навсегда.
Однако последовавшее вторжение в страну иностранных войск лишь привело к возобновлению роста выращивания опия, который сегодня достиг астрономических величин, а Афганистан превратился в основного мирового экспортера опия (для сравнения его доля в общем производстве данной культуры составляла в 1990 году лишь 42%). Изменения количественных показателей связанных с наркопроизводством в стране представлена в таблице ниже.
Динамика развития наркобизнеса в Афганистане за 8 лет.
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007
Площадь, тыс. га 82 8 74 80 131 104 165 193
Производство, тыс. т. 3300 185 3400 3600 4200 4100 6100 8200
Доля в мировом производстве, % - - - 76 87 87 92 93
Доля населения вовлеченная в производство, % - - - 7 10 8,7 12,6 14,3
Доля от всей обрабатываемой площади, % - - - 1,6 2,9 2,3 3,65 4,27
Как мы видим афганское наркопроизводство не только стала основой всей мировой наркоторговли, но и вовлекло в свою деятельность весьма значительный процент населения страны. Как показывают опросы более половины крестьян выращивающих сегодня опий начали это делать после 2001 года, когда запрет введенный талибами стал неактуальным, тем более, что сами талибы фактически покровительствуют выращиванию опия на территориях, которые продолжают контролировать. Большинство крестьян, выращивающих данную культуру, в беседах с опросчиками ссылается на финансовые затруднения и заявляет о готовности прекратить преступный бизнес, если государство предоставит им альтернативные источники доходов. Однако объяснение "опийной проблемы" вызывает сильные сомнения у аналитиков ООН. По их данным главными центрами выращивания опия являются Кандагар и Гельманд, богатейшие и наиболее плодородные районы страны. В более бедных же областях Севера запрет на опий гораздо более эффективен. Сами афганцы считают, что в силу климатических особенностей урожай опия-сырца в северных провинциях меньше, чем на юге и юго-востоке страны, что делает его выращивание не таким выгодным.
Сейчас хорошим тоном считается писать о том, что наркоторговля в Афганистане имеет социальные причины и ее искоренению, в первую очередь, способствуют развитие путей сообщения и промышленности. Но тот же Кандагар можно поставить в пример многим другим районам страны в этом вопросе, хотя именно в его окрестностях выращиваются огромные массы опия.
На мой взгляд, причины опийного бума в стране скорей экономические нежели социальные. Они, если и не являются главной причиной, заставляющих крестьян делать выбор в пользу опия, то в значительной мере определяют фантастический рост производства последних лет.
Дело в том, что с точки зрения любого экономиста подобный рост посевных площадей, влекущий за собой рост перевозок и перерабатывающих мощностей, недостижим за счет только собственных средств участников рынка. Это является принципиально невозможным. Для достижения таких темпов роста любая отрасль нуждается во внешнем кредитовании. Государство, к счастью, отказалось от поддержки наркобизнеса, но неофициальный рынок все еще существует. Фактический любой крестьянин, пожелавший выращивать опий, может сравнительно легко получить аванс под будущий урожай, вместе с которым он получает гарантированный канал сбыта продукции. Именно с возможностью получить средства в счет будущего урожая 15% крестьян непосредственно связывают свое решение выращивать опий.
Ключевой момент в том, что, сколько бы мы не критиковали фактически открытую продажу наркотиков в США или России, там не происходит легальный оборот наркотического капитала. Если бы любой желающий в странах Запада мог попросить дать ему в кредит килограмм героина для реализации, ситуация с наркоманией там была бы действительно катастрофической. К счастью, для подобного кредитования заемщик должен быть включен в систему преступных отношений, чтобы знать, куда обратиться, и гарантировать соблюдение им договорных обязательств. Сегодня в Афганистане в эти отношения вовлечено, как уже отмечено выше, 14 процентов населения. Таким образом, через знакомых и соседей в нее теоретически может включиться любой гражданин, готовый преступить нормы морали и права.
Подобное разрастание сети наркобизнеса указывает на то, что ее участники мало опасаются репрессий. Действительно, их масштаб в Афганистане весьма ограничен, так в 2005 году за нарушения антинаркотического законодательства, несмотря на размах наркорынка, были арестованы лишь 715 человек. Судя по сообщениям СМИ, задержанию подвергаются лишь лица, участвующие в перевозке и переработке опия, случаи ареста непосредственных сельских производителей крайне редки.
Обычно борьба с выращиванием опия ограничивается лишь уничтожением посевов, силами губернаторских команд по уничтожению, но и их эффективность очень низка. Как показала проверка ООН, 63% операций по уничтожению опийных плантаций оставляют на полях нетронутый опийный мак. В большинстве случаев мероприятия по уничтожению являются фиктивными, или же по договору с общиной команда ликвидирует только указанную ей часть посевов. По всей видимости, в большинстве случаев речь идет об именно коррупции, а не о страхе перед угрозами талибов, ведь столкновения во время ликвидаций крайне редки.
Чем вызван подобный либерализм национальных и иностранных властей неясно. С одной стороны резкое сокращение посевов опия может усугубить недовольство крестьян и подтолкнуть их к поддержке талибов, хотя как показывает экономический анализ ООН угроза потрясений на Юге, который дает большую часть урожая опия, весьма сомнительна.
С другой стороны высказываются подозрения, что многие ответственные лица не заинтересованы в свертывании наркобизнеса, приносящий определенный доход лично им. Подобные подозрения высказываются не только в адрес местных чиновников, которые связаны с наркоторговлей через моджахедское прошлое, но и в отношении официальных лиц США. По мнению ряда аналитиков (например, канадского экономиста Майкла Хоссудовски) сама война в Афганистане была начата для того, чтобы не допустить прекращения производства наркотиков, использующегося как для финансирования американских спецслужб, так и для ослабления европейских стран.
Не думаю, что стоит в данной работе вступать в спор об оправданности подобных конспирологических построений, которые, кстати, имеют достаточно давнюю историю. Ясно одно, методы борьбы с наркобизнесом на территории Афганистана по тем или иным причинам оставляют желать лучшего. Без ужесточения репрессивной политики и выработки эффективных мер экономического противодействия выращиванию опия, нельзя надеется на ликвидацию и ослабление наркоугрозы соседним государствам и населению самого Афганистана.
Не хотелось бы, чтобы данная статья воспринималась как пропаганда исключительно репрессивных мер. "Зеленая программа" в Мьянме показывает, что вытеснение опия техническими культурами является достаточно эффективным в борьбе с наркорынком, но таким же обязательным условием борьбы является действительная "нелегальность" оборота наркотиков, при которой риск юридического преследования компенсирует их финансовую привлекательность. Отсутствие же полицейских значительно снижает эффективность любых социальных и экономических программ противодействия выращиванию опия.

Источник: Никита МЕНДКОВИЧ

http://www.afghanistan.ru/doc/9906.html

rkagan

а где Ирак?

kadour

боян

Irina_Afanaseva

в пути к тому состоянию что уже имеется в афгане

andysk

Как правильно пишется Ирак или Иран :grin:
Для справки- 1% пахотных земель планеты занят посевами опиумного мака. . .
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: